Бытие 15 глава 2 стих

Стих 1
Стих 3

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-3

Давайте также рассмотрим, какой награды он требует от Господа. Он не просит богатства, как алчный человек, ни долгой жизни, как тот, кто боится смерти, ни силы, - но просит достойного наследника своих трудов. Что Ты дашь мне? - сказано. Я остаюсь бездетным, и далее: потому что Ты не дал мне потомства, домочадец мой будет наследник мой. Поэтому пусть люди учатся не презирать брак и не сочетаются с неравными, чтобы не рождать таких детей, которых не смогут иметь наследниками; или, если их не заботит приличие, хотя бы из соображения передачи наследства должны стремиться к достойному браку.

Источник

Об Аврааме, Cl. 0127,1.3.19.515.10
*** Святому и пророческому уму свойственна великая забота о вечном потомстве. Ведь Авраам пожелал рождения мудрости и наследия веры. Поэтому он говорит: что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным. Он желал потомства Церкви, он просил не рабского наследования, но свободного, не по плоти, но по благодати1 .

Источник

Об Аврааме, Cl.0127,2.8.48.601.15

Примечания

  • 1 Сопоставление данного комментария Амвросия с предшествующим иллюстрирует разницу между двумя частями (книгами) его трактата Об Аврааме. Первая книга содержит толкования буквальные и назидательные, в то время как вторая -духовные и аллегорические.

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-2

Не радует Аврама обещанная ему великая награда. Если, думает он, она будет состоять в увеличении моего богатства, она будет для меня излишнею. «Что ми даси?» С меня довольно того, что имею. Что мне дашь такого, в чем бы я имел нужду? Нет, не в богатстве я нуждаюсь, а детей желал бы иметь; но видно мне их не дождаться: «аз же отпущаюся» – отойду из этой жизни – «безчаден», – видно умру без детей.

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-3

Там, где у нас написано «...и сын рабыни моей [по имени] Мазек», в еврейском тексте – uben mesech bethi (בֵּיתִ֔י מֶ֣שֶׁק וּבֶן־), что Акила перевёл: ὁ υἱὸς τοῦ ποτίζοντος οἰκίαν μου, то есть «сын дающего питие моему дому», а Феодотион – καὶ υἱὸϛ τοῦ ἐπὶ τῆς οἰκίας μου, то есть «сын того, кто над моим домом». То, что он говорит, означает следующее: «Я умираю бездетным. И сын моего распорядителя (или управляющего моим хозяйством), который всем заведует и распределяет пищу в моей семье (и зовут его Дамаскин Елиезер), – он будет моим наследником». Кроме того, Елиезер означает «Бог – помощник мой». Утверждает, что в связи с данным происшествием был основан и назван Дамаск.

Источник

Еврейские вопросы на Книгу Бытия

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-2

В самом деле, смотри, что говорит патриарх, ободренный такими словами: «Авраам сказал: Владыка Господи! что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным». Когда Господь обещал ему награду, и награду великую, очень великую, тогда он, обнаружив скорбь своей души и постоянно томившее его уныние по причине бесплодия, сказал: Господи, что такое Ты мне дашь? Вот я уже достиг глубокой старости, и «остаюсь» бездетным? Смотри, как еще в древности любомудрствовал праведник, называя исход из здешней жизни «отпущением». Подлинно те, кто со тщанием подвизается в добродетели, когда переселяются из здешней жизни, то, поистине, как бы отпускаются на свободу от злостраданий и от уз: для живущих добродетельно смерть именно есть переход от худшего к лучшему, от жизни временной к не перестающей, бессмертной и нескончаемой. «Я», говорит, «остаюсь бездетным».

Источник

Беседы (гомилии) на Бытие, 36

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-2

Ибо сопряжена была с ним и была сожительницею ему блаженая Сарра (а имя ее толкуется: «начальствующая», жена отличавшаяся красотою и бывшая весьма благообразною: так свидетельствует о ней и Священное Писание. За нею следовала по сожительству с ним бывшая как бы во втором и незаконном с ним браке домочадица, то есть Агарь (ее имя толкуется: «пришельствие»). Но Сарра, еще не зачинавшая законных чад, оплакивала свое бездетство. Агарь же родила Исмаила [свт. Кирилл помещает эту историю раньше описываемых событий]. При таком положении дел по истории, Бог сказал Аврааму, говоря: «Я твой щит; награда твоя весьма велика. Аврам сказал: Владыка Господи! что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска». Примечай точность речи. Что ми, говорит, даси, Владыко? Понимаешь ли, как говорит, что он совершенно не нуждается ни в каких земных приобретениях, но даже, если бы он сделался обладателем и еще большего, то не считал бы, говорит, этого приятным, если не будет иметь законного наследника, родившегося от брака с свободною, сына по истине. Смотри, как он стремится к ясному познанию о полезном, влекомый к тому природою, а не писанными законами. Ибо хотя и был у божественного Авраама сын, разумею Исмаила, однако он именовал себя бездетным. Так природа знала, и очень ясно, что вообще по справедливости не может быть именуем сыном тот, кто родился от прелюбодейных и незаконных брачных уз; ибо он «не дадут корней в глубину», как написано (3 А плодородное множество нечестивых не принесет пользы, и прелюбодейные отрасли не дадут корней в глубину и не достигнут незыблемого основания;Прем. 4:3). А что, если бы и родился у кого-либо когда-нибудь сын от служанки, то это дело во всяком случае бесполезное и пустое, и не может быть так приятно, как если бы он был от свободной, на это указал он еще, говоря: «распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска». То есть останется для меня последним утешением рожденный от крови домочадицы. Ибо Дамаск значит «утешение». Но он вменится также и в заступничество и помощь от Бога. Ибо это значит «Елиезер». Это подобно тому, как если бы он ясно говорил: вместо крови законной и любви к законному, утешением крови и заступничеством от Бога как бы по необходимости будет домочадец мой; он же будет и наследником моим. Так «что Ты дашь мне?» Если я не буду иметь законного преемника, то во всяком случае и непременно будет под гнетом позора твой Авраам, Владыко. Ибо бездетный означает лишенного детей истинных и рожденных от свободной.

Источник

Глафиры, или объяснения избранных мест из Пятикнижия Моисея. На Бытие. Об Аврааме и обетовании относительно Исаака, и о том, что чрез них предызображено было таинство веры

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-2

Наследование слугой. В тех случаях, когда у главы дома не было наследника мужского пола, он имел законное право признать наследником слугу, о чем подробно говорится в *старовавилонском тексте из *Ларсы. Скорее всего, к этому обращались как к последнему средству, так как подобный акт означал передачу собственности человеку (и его роду), который прежде был слугой или рабом и не имел родственных отношений с завещателем. Слова бездетного Аврама о том, что он назначил Елиезера из Дамаска своим наследником, свидетельствуют о крушении его надежд, хотя неясно, действительно ли он усыновил Елиезера, или только собирался прибегнуть к этому как к последнему средству.

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-2

что Ты дашь мне? В этом вопросе крик души Аврама. Ему не нужны ни богатство, ни слава, а единственное, чего он искренне хочет сына, у него нет. Происхождение Божиего народа не было обычным. Подобно тому, как Адам и Ной были основателями падшего рода человеческого, Аврам стал отцом нового рода, символически воскрешенного из мертвых (17,5).

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-2

Аврам сказал: Владыка Господи! Данное обращение в еврейском тексте выражено словами: «Адонаи-Иегова» (следуя после «Адонаи», «Иегова» в еврейском произносится уже не с гласными первого имени, а с гласными имени «Элогим»); это первый в Библии пример подобного, но довольно, впрочем, редкого сочетания двух величаний Бога (8 Он сказал: Владыка Господи! по чему мне узнать, что я буду владеть ею?Быт. 15:8, ср. 24 Владыко Господи, Ты начал показывать рабу Твоему величие Твое [и силу Твою,] и крепкую руку Твою [и высокую мышцу]; ибо какой бог есть на небе, или на земле, который мог бы делать такие дела, как Твои, и с могуществом таким, как Твое?Втор. 3:24, 26 и молился я Господу и сказал: Владыка Господи, [Царь богов,] не погубляй народа Твоего и удела Твоего, который Ты избавил величием [крепости] Твоей, который вывел Ты из Египта рукою сильною [и мышцею Твоею высокою];Втор. 9:26), из которых первое указывает на Бога, как верховного судью (dan – судить), а второе – как на промыслителя и искупителя. И это еще одно доказательство совершенно неправильного толкования слов Иегова, Элогим, Адонаи: эти слова используются для почтительного акцента Величия и Славы Творца. В данном случае, если следовать еврейскому тексту, фраза может иметь следующее значение: «Аврам сказал: о Промыслительный и Милосердный Судья!» Это следует и из контекста вышеприведенных ссылок на Священное Писание, и находится в прямой связи со следующей частью стиха, так как у евреев бездетность считалась наказанием за грехи, и Аврам совершенно был вправе величать Господа Судьей. что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным; «Когда Господь обещал Авраму награду, и награду великую, очень великую, тогда он, обнаружив скорбь своей души и постоянно томившее его уныние по причине бесчадия, сказал: Господи, что такое Ты дашь мне? Ведь я уже достиг глубокой старости и отпускаюсь бесчаден» (Иоанн Златоуст). распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска. В славянской Библии эта фраза начинается несколько иначе, словами: «сын же Масек домачадицы моея», в зависимости от чего меняется и самый смысл ее. Такая разность объясняется тем, что стоящее в еврейском тексте первое слово этой фразы – «Бен-Мешек» LXX поняли и перевели в смысле собственного имени – «сын Масек»; тогда как правильный перевод этих слов дает идею «управителя, распорядителя домом или имуществом» (гебраизм: «сын владения», так же, как и «человек владения», означает просто лицо, чем-либо владеющее или распоряжающееся). Самое имя «Елиезер» означает того, «кому помогает Бог»; по месту же своего происхождения он называется жителем Дамаска.

Толкование на группу стихов: Быт: 15: 2-2

Что ты дашь мне? я бездетен. Услышав обещание награды весьма великой, Аврам хочет как бы разрешить тотчас Бога от обещания Его, избирая из многого единое и малое. Он показывает, что, быв исполнен даров Божиих, он не знает, чего желать или надеяться: что ты дашь мне? и потом присовокупляет, что ему недостает только того, кому бы мог сообщить и оставить в наследие дары Божии: я бездетен. За домом моим смотрит этот Элиезер. Мысль сих слов или есть та, что вместо сына, который долженствовал бы блюсти отеческий дом как свое наследие, Аврам принужден вверить свое домоводство рабу иноплеменному; или оная здесь еще не окончена и дополняется последующими словами: будет моим наследником. <...> Элиезер достопримечателен в истории Аврама как первый, хотя только мнимый, его наследник. В сем качестве он стоит в некотором соответствии с Измаилом и Исааком, коих личные принадлежности толико знаменательны. Поелику же Исаак, по иносказательному изложению апостола Павла (22 Ибо написано: Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной.23 Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию.24 В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь,25 ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве;26 а вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам.27 Ибо написано: возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа.28 Мы, братия, дети обетования по Исааку.Гал. 4:22-28) изобразует собою жизнь новозаветную, духовно–свободную, как чистый плод веры, а Измаил — ветхозаветную, нравственно–работную, как плод смешения веры с законом, то по соответствию, в лице Элиезера можно находить образование жизни естественноблагоустроенной и того отношения, какое имеет она к истинному пути совершенства. После некоторых опытов самоотвержения, после некоторых побед над плотию и миром, которых плоды питомец веры одесятствует Богу яко помощнику и обращает во благо ближних, чувствует он иногда себя в таком состоянии недоумения и неизвестности, что колеблется между страхом осуждения и надеждою мздовоздаяния. Утомясь тем, что после нескольких испытаний и очищений духовное неплодство его продолжается, он покушается унизить понятие благодатных обетований до состояния природы, в котором еще находится, вместо того чтобы стараться возвысить свое состояние к чистому понятию духовных обетований. Он опирается на естественные добродетели человеколюбия и милосердия, дабы на них основать все право наследия вечного. Если сие делается не из самолюбия и высокого мнения о своих делах, но из простоты, сознания своего бессилия и неведения высшего пути совершенства, и если человек еще старается между тем приближаться к Богу молитвою, то благодать открывает ему, что внешние добродетели естественные, как порождения плоти и крови, не могут наследовать царствия Божия, но что оно предоставлено внутреннему возрожденному человеку. Тот, кто приемлет сие с чистою верою, вступает на путь оправдания. По той мере, как он утверждается в завете веры и упования на Бога, открывается ему, что и возрожденному человеку предстоять будут новые искушения, изгнания, утеснения, непрестанные кресты, до самого входа в отечество небесное.