yandex

Библия - Откровение ап. Иоанна Богослова Глава 20 Стих 1

Стих 15
Стих 2

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Вслед за поражением антихриста св. Иоанн увидел Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Здесь рассказывает о низвержении дьявола, бывшем во время страданий Владыки, когда его, считавшего себя сильным, связал всемогущий Христос, Бог наш, и, избавив от власти его нас — его добычу, — осудил ввергнуть в бездну. Это видно из того, что демоны просили Его не посылать их в бездну. А что он был связан, об этом свидетельствует уничтожение идолослужения, разрушение идольских капищ, оскудение жертвенных кровей и всемирное распространение и познание Божественной воли.

Источник

Комментарий на Откровение. MTS 1, Sup 1:215.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

В данном случае нам надлежит сугубо умолять Господа, чтобы не согласиться с заблуждением относительно числа тысяча, числа многих лет, и не поддержать ошибку собственным отклонением от истины. Но хранит нашу веру Он Сам, Который называется Верным и Истинным. Сам Господь сказал в начале этой книги: Я есмь Первый и Последний, и живый, хотя был мертв, и имею ключи ада и смерти (Откр. 1:17-18). Он говорит, что несет служение, так что может открыть кладезь бездны. Большая цепь - это нерасторжимые узы Божественного установления, которые Он в руках, то есть деятельно и действительно, держит.

Источник

Трактат на Откровение. CCSL 107:77.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Обобщая сказанное от начала, Иоанн излагает его полнее: Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны и пойдет в погибель (Откр. 17:8). Таким образом, Господь, наделенный властью Отца, нисшел во плоти, чтобы сразиться с князем мира и, связав его, освободить его пленников.

Источник

Изложение Откровения. Cl. 1363, 3.20.191.12.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Под связанием диавола и заключением его в бездну разумеется здесь низложение его власти, совершившееся через пришествие Иисуса Христа на землю и Его спасительные страдания за род человеческий. Евангелист Иоанн прямо говорит, что Иисус Христос явился в мир разрушить дела диавола (см. 1 Ин. 3:5). И Сам Господь говорил об этом: Ныне суд миру сему, ныне князь мира сего изгнан будет вон (Ин. 12:31).

И действительно, связание и обессиление диавола во время земной жизни Христа Спасителя было очевидно. Нечистые духи трепетали перед одним словом Христа, повиновались и ученикам о Имени Его (см. Лк. 10:17) и вообще всем христианам по их вере в Сына Божия.

Исторически это выразилось в падении язычества и распространении христианства. Тысяча лет есть время от вочеловечения Господа до пришествия антихриста.


Источник

«Последняя година мира и Церкви Христовой на земле. На основании учения Священного Писания и творений святых отец». Сост. Бородин П.М. М.: Изд. И.А. Морозова, 1890.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

У этого текста есть два толкования. В древней Церкви некоторые думали, что после антихриста наступит тысячелетнее царство праведников на земле, плотское царство, некая земная подготовка к вечности. Эти предположения были жестко осуждены Церковью. Второе, более верное толкование звучит так: есть некое Царство Божие, царство мучеников, и начало его было положено в тот момент, когда сатана был связан (в момент сошествия Христа во ад). И лишь в самом конце времен он будет освобожден — во время правления на земле антихриста. Господь связал сатану, чтобы не дать ему обольщать народы, причем связан он не какими-то внешними силами, а проповедью апостолов и кровью мучеников. Человек, который страдает ради Христа, сражается за имя Христа, действительно обуздывает силы зла. А кровь мучеников в буквальном смысле тушит идольские жертвенники. Сила сатаны ограничена, потому что он сотворенное существо и для поддержания своего существования ему нужно постоянно питаться злом человека, страстями, как и было сказано еще в Книге Бытия: «За то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей» (Быт. 3:14). Особенно излюбленной его пищей стала жестокость — сатана выдумал человеческие жертвоприношения, жертвы животных. А когда мученик умирает за имя Христа, он умирает не один — вместе с ним сражается Христос, и в результате кровь мученика тушит пламя сатаны и обессиливает его. И диавол не может уже властвовать над людьми. Святитель Андрей Кесарийский пишет: «Здесь говорится о бывшем во время страданий Господа низвержении диавола, когда его, почитавшего себя сильным, всемогущий Христос, Бог наш, связал, избавил нас от его власти и осудил его на ввержение в бездну. Это видно и из того, что бесы Его просили не посылать их в бездну. О связании диавола свидетельствует и прекращение идолослужения, разрушение языческих капищ, прекращение кровавых жертв и распространение по всему миру познания воли Божией. Великий Ириней свидетельствует, что в пришествие Христа диавол впервые узнал, что он осужден в бездну и геенну. Поэтому я думаю, что под вышесказанным нужно понимать осуждение диавола Христом. Тем, что сему осуждению служит Ангел, показывается, что диавол не может сопротивляться Богу, ибо он слабее даже Ангела. <…>Тысячу лет лучше считать не за определенное количество лет — тысячу, но или вообще за множество лет, или за число совершенное, ибо так считаются и те тысячи, о которых говорит Давид: слово, еже заповеда в тысящи родов (Пс. 104:8). Это число означает вообще многие годы, чтобы во всем мире было проповедано Евангелие и укоренились семена благочестия, но может означать и просто совершенное число, потому что, оставив в них подзаконную жизнь, мы призваны в мужа совершенна в меру возраста исполнения Христова (Еф. 4:13). Таким образом, тысяча лет — это время от воплощения Христа до пришествия антихриста. Верно ли то, как мы понимаем, или тысяча лет есть десять раз по сто лет, как думают некоторые, или еще меньше, — это известно лишь Богу, Который Один знает, до каких пор для нас полезно Его долготерпение и продолжение нашей жизни. А по окончании этого времени антихрист возмутит всю вселенную, по действию Велиара изливая на людей его ядовитую злобу, потому что он знает о неизбежности своего наказания». «После же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Откр. 20:3). Здесь речь идет об освобождении диавола при антихристе, когда сатана будет без ограничений обольщать все народы по воле Бога. Почему по воле Бога? Для того чтобы выявить, что на самом деле происходит в сердцах людей, и кто останется со Христом, а кто Его не примет.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

20-я глава, в последовательности и порядке повествований Апокалипсиса, напоминает нам те главы, которые мы признавали как бы вставочными по отношению к предшествовавшим или даже отступлением назад (гл. 6, 12, 17-я), и пожалуй, еще в большей степени, чем те. И совершенно прав прот. Орлов, когда он говорит, что «видения двадцатой главы нужно рассматривать не в связи с предыдущею главой, но в связи с общим содержанием Апокалипсиса как откровения истории Церкви до начала вечного царства». В двадцатой главе Откровение возвращается снова к началу истории христианской Церкви на земле. Мы снова встречаемся с диаволом, снова видим его в отношении к Церкви Христовой, но только по отношению к другой стороне той изначальной войны, уже со стороны победоносной борьбы христиан против их исконного врага.

И в данном случае нам представляется наилучшим толкование свт. Андрея Кесарийского, которое мы и приведем дословно. «Здесь (в стихах 1-3) рассказывает (Иоанн) о низвержении диавола, бывшем во время страданий Владыки, когда его, считавшего себя сильным, связал Всемогущий Христос, Бог наш (ср.: Мф. 12:29), и, избавив от власти его нас - его добычу, осудил ввергнуть его в бездну. Сие видно из того, что бесы просили Его не посылать в бездну. А что он связан, о сем свидетельствует уничтожение идолослужения, разрушение идольских капищ, оскудение жертвенных кровей и всемирное распространение и познание Божественной воли. Великий Ириней говорил, что в Пришествие Христово диавол в первый раз узнал, что он осужден в бездну и в геенну огненную. Посему под сказанным выше можно, думаю, разуметь осуждение Христом диавола» Андрей Кесарийский, 166, 169. . Затем, св. Андрей не согласен с теми, которые под ангелом, связывающим сатану, разумеют Самого Иисуса Христа, но видит здесь лишь посланного Им ангела. И в самом деле, странно бы было, после ряда упоминания об ангелах сильных, с обозначением их славы, здесь встретить простое наименование ангел в приложении к Самому Богочеловеку. Конечно, повеление связать его исходило от Спасителя, и, может быть, раздалось оно в том самом совершилось, которое услышалось в нашем мире со креста перед смертью Господа. Но исполнителем повеления был только ангел, и св. Андрей видит особенный смысл в том, что был именно рядовой, так сказать, ангел. Ибо, говорит он, «представляя ангела служащим сему осуждению, показывает (Иоанн), что по силе диавол менее даже служебных сил и напрасно потому восставал против власти Владеющего всем. Ужем (цепью), продолжает он, для разумения нашего назвал действие, связующее и удерживающее силу его. Тысячу лет благоразумнее понимать не как таковое именно количество лет, но считать их или за многие годы, или за число совершенное; ибо многими только по количеству, но не удесятеренными сотнями считаются и те тысячи, о которых сказал Давид: Слово, еже заповеда в тысящи родов (Пс. 104:8). Многие годы может означать сие число, дабы Евангелие было проповедано во всем Мире и укоренились в нем семена благочестия; может означать и совершенное число, потому что, оставивши в них детскую, подзаконную жизнь, мы призваны в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова (Еф. 4:13). Итак, тысячей лет называется время от воплощения до пришествия антихристова».

Добавим несколько к сказанному относительно понимания этой апокалиптической тысячи лет, на которую связан сатана, ввиду склонности многих понимать ее точно и буквально (например, у древних хилиастов и наших адвентистов). Первая странность у понимающих так заключается в том, что почти все они понимают тысячу лет буквально, а вот дни (например, в ii-й главе или во 2-й главе), а равно полседмины и седмину Данииловы принимают в смысле переносном, считая там дни за годы. Произвол этот тем более поразителен, что о месяцах этих и годах нигде в слове Божием не сказано, что считать их нужно не в точном, а в каком-то другом смысле. А вот о тысяче лет именно, как известно, ап. Петр определенно написал: У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день (2 Пет. 3:8), как и Моисей в псалме своем сказал: Пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, и даже меньше - как стража в ночи (Пс. 89:5). А ведь в понимании слова Божия считаться мы, конечно, должны прежде всего с Божиим счетом, тем более - в том, о чем идет речь здесь и что всякий должен признать несомненными путями и судьбами Божиими. И еще: когда читаем мы в Ветхом Завете, что Господь карает за преступления до третьего и четвертого рода, а милость Свою сохраняет до тысячи родов (см.: Исх. 34:7), то неужели должны мы и тут тысячу признавать буквальной?! Ведь тогда родов тысяча должна считаться минимум в 20 тыс. лет или и того больше...

Преимущество православного понимания тысячелетия связанности сатаны и соединенных с этим неразрывно понятий о блаженном тысячелетнем царстве со Христом и о первом воскресении настолько очевидно и убедительно, что нам нужно лишь отстранить здесь одно попутное недоумение, из- за которого отказываются некоторые принять это понимание, даже и при всем том, что не могут не видеть несостоятельности понимания противоположного, хилиастического, о котором речь будет дальше. В самом деле, как нам признать, что сатана связан и удерживается в своем действовании уже со времени воплощения Христова, когда на наших глазах так много, можно сказать, осязательных проявлений злой и грехотворческой силы его, когда не только зреет, но и как будто прямо процветает мрачное царство его?! И потому-то даже наш осторожный еп. Петр отказывается отнести период связанности сатаны к данному времени, склоняясь сам к смягченному и облагороженному хилиазму.

Но в том-то и беда, как отмечали мы уже в начале, что у нас постоянно хотят понимать и рассматривать все как-то вне истории и живой, подлинной жизни, хотят, чтобы происходило все, так сказать, сразу - радикально, круто и в то же время - внешне поражающе и эффектно. А с другой стороны, не учитывают вовсе, что дело идет все о том же человеке, с столь различными свойствами его, и прежде всего - с коренным фактом свободы его воли, а равно и данными естественного его развития. Думают близоруко: раз связан будет сатана, все его действие прекратится сполна и разом, не только как непосредственное, но и как опосредствованное, так что зло и грех из обихода мира исчезнут до конца. Однако уже с детских лет знаем мы, что источником и путем соблазна для людей должны мы признавать не только диавола, но и свою собственную, грехом поврежденную природу, обозначаемую вслед за ап. Павлом термином плоть, а также и мир, т.е. эту, окружающую нас, человеческую греховную среду. Но ведь никто не скажет, что и эти два источника соблазнов «связаны». Да, связан сатана, но не «связан» сам человек - и вообще, и в своем отношении к соблазнам и соблазнителю. Жизнь же постоянно показывает нам, как человек сам, так сказать, поддается сатане, даже свободно подлаживается к нему и, как говорится, тянет его руку. Тем более не связан на злое окружающий нас мир, который прямо во зле лежит, по слову апостола (1 Ин. 5:19).

Возьмем такое сравнение: жизнь общечеловеческая - это как бы огромнейшее, текущее по всем направлениям русло, переполненное до краев струями человеческих личностей и обществ и еще более богатым и разнообразным содержанием деятельности их и жизни. Но это и тот самый, во зле лежащий, мир, и князь мира сего - диавол (Ин. 12:31). До Христа Спасителя князь сей действовал в мире свободно и непреодолимо, и вырваться из железных оков греха его никто не мог. Боговоплощением он связывается и внедряется в бездну. Он знает своего Победителя, как знают об этой победе и все родившиеся водою и Духом, все уверовавшие сердцем во Христа и с той поры необозримой вереницею побеждающие его, ибо сия есть победа, победившая мир, вера наша (1 Ин. 5:4), как удостоверяет нас опять-таки тот же апостол Иоанн Богослов. Так прошла сквозь это русло как бы плотина, и открылось по ней как бы новое русло - для чистой уже воды, и отгороженным и заслоненным для верующих стало непосредственное давление диавола. Но ведь воды, текшие в том старом, Адамовом, русле, сами по себе остались те же самые; наследственный, а за ним всякий к сердцу прилипший грех все по-прежнему тянет чад своих и в дальнейшие падения и пороки, даже до степени смертного греха; взобравшийся на холмы диавольские Вавилон нечестия растет и развивается, как и все живущее в этом мире. Вот только насильственно, против воли человека, не может уже действовать на человека диавол. И в то же время каждому дана возможность и бороться против него, и победить его. И при этом одним из отличий дней наших стало явление, крайне характерное в данном отношении и в то же время совсем мало замечаемое и осмысливаемое людьми: то, что люди прямо уже отказываются признать бытие диавола, и именно по тому самому, что не видят его, не ощущают действия, этого насильственного давления его. Не есть ли это доказательство связанности диавола, стеснения злой свободы его, того стеснения, по которому бесы не могли войти даже в свиней в присутствии Христа без разрешения Его?! А с другой стороны, и победа над ним, как все в христианской жизни: она и дана уже во Христе и чрез Христа; но она и устанавливается, и созидается подвигом и усилием каждого верующего, ибо сила у диавола не отнята, воспитание же воли человеческой в добре должно идти путем победы, путем активного преодоления зла, т.е. опять-таки путем свободной борьбы против диавола.

И было бы прямо странно, если бы от древнего мира, вконец испорченного, как бы разъеденного грехом, сразу и каким-то внешним чудом вышел как-то сам собой лучший, нравственно чистый мир. Каждый христианин знает, что это - только задача, только светлый идеал будущего, к которому мы не только должны и можем стремиться (как к другим идеалам), но и его достигать, ибо это идеал жизненный, идеал реальнейшей истины, которого достигнуть возможно, для каждого посильно, но только не своими силами и средствами, которые так ничтожны, а одною лишь силою Христовою. И вот именно Апокалипсис и говорит, что в этой «победе» и заключается и самый смысл жизни человеческой.

В земные дни Иисуса Христа два раза было, что корабль Его и апостолов охватывала буря, а однажды - даже заливала как будто до полной гибели его. Это, несомненно, и действительное историческое событие, и образ истории последующей жизни Церкви, которой Кормчий - Христос. А бури, бушующие, чтоб потопить его, это не только внешние гонения и злоба, не только и треволнения ересей. Это - и вообще тайфуны - бури распахивающихся врат адовых, которые Церкви, сказано нам, не одолеют, но волнами грязного моря хотят залитьи загрязнить самый корабль, со всеми находящимися в нем, не только потопить его. И многие из нас, и много, действительно грязнятся. Но корабль Христов не только крепок и цел, но и чист - ибо именно за чистоту его, за эту Непорочную Невесту - Церковь Свою и пострадал, и пролил Господь чистейшую Кровь Свою, да освятит ю, очистив банею водною в глаголе (во всем, что делается таинством крещения); да представит ю Себе славну Церковь, не имущу скверны, или порока, или нечто от таковых, но да есть свята и непорочна (Еф. 5:26-27). И нужно совсем не верить в Церковь и в правду апостольских этих слов о ней, чтобы серьезно сомневаться вслед за этими маловерами: да подлинно ли уже и теперь связан сатана? Если б не был связан, не была бы, не могла бы быть Церковь таковой, как сказано о ней у ап. Павла. А раз она такова есть и всегда будет, то до очевидного ясно, что действительно, уже в Своем Первом пришествии связал сатану Господь и не дает ему свободы против нее, хотя и живет она в условиях унаследованного грешного мира. А отсюда само собой (implicite) вытекает и то, что нет никакого иного Пришествия перед вторым, как измыслили древние и новые хилиасты, а есть одно первое, ибо промежуточное третье не только, как увидим, выдумано и неправдоподобно, но и не нужно.

Из частных подробностей приведенных трех первых стихов 20-й главы, добавим что слово бездна, как объяснял еще блаж. Августин, есть «особенное, свойственное злым духам, состояние и положение связанности и стесненности, в которой они находятся в своей злой деятельности по отношению к людям».

Для сатаны бездна является как бы некоторой темницей, в которой он был не только заключен, но и запечатан. «Печать эта означает твердость охраны и указывает на то, что запечатание ею не может быть вскрыто без воли и желания того, кто ее положил» (Орлов).


Источник

Димитрий (Вознесенский) архиеп. Апокалипсис в перспективе ХХ-го века. М.: ПСТГУ, 2009.- С. 291-297

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

είδον aor. ind. act. от όράω видеть, καταβαίνονταpraes. act.part, от каταβαίνω спускаться, нисходить, έχοντα praes. act. part, от έχω иметь, κλείς ключ. Ключ символизирует власть над местом (см. Отк. 1:18; 3:7). άβυσσος 012) бездонная яма, пропасть (см. 9:1). Пропасть противопоставляется озеру (19:20); запертая темница, глубокая и мрачная, противопоставлена открытому и неглубокому огненному пруду (Swete). άλυσις цепь.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Тысячелетнее царство Многие еврейские тексты рисуют картину промежуточного царства между настоящим царством и грядущим царством вечности. (С самых первых веков истории Церкви не умолкают споры по поводу периода между двумя царствами, изображенного в Откровении. Как воспринимать описанный здесь период — буквально или фигурально? И если здесь заключен иносказательный смысл, то как его понимать? Три основные точки зрения представлены амилленаристами, премилленаристами и постмилленаристами. Амилленаристы, к которым причисляют Августина, Кальвина и Лютера, отождествляют тысячелетнее царствование Христа с веком Церкви. Премилленаристы, среди которым выделяются Ириней, Иустин Мученик и Исаак Ньютон, считают, что тысячелетнее царство наступит после второго пришествия Христа. Постмилленаристы, и среди них Джордж Уайтфилд, Джонатан Эдварде и Чарлз Финни, ожидали наступления тысячелетнего царства перед вторым пришествием Христа эта последняя точка зрения сегодня разделяется немногими. Те, кто воспринимает тысячелетний период в некотором смысле как будущий, обычно считают, что он возвещает неизбежность конца времен что можно предположить и по 1:3. Построение текста здесь 19:20; 20:4,10 позволяет воспринимать этот отрезок времени как будущий период, но некоторые исследователи считают,что такое прочтение не согласуется с другими библейскими текстами, и обращаются к другим частям Откровения, где выявляется цикличная структура повествования. Наш комментарий основывается на повествовательной модели книги. Все приверженцы указанных взглядов на тысячелетнее царство для обоснования своей позиции могут использовать как аргумент существование промежуточных царств во многих древних апокалипсисах.) В Отк. 20 и далее особым образом обнаруживается связь с последними главами книги Иезекииля: гл. 37 — воскрешение Израиля, гл. 38, 39 — война с Гогом и Магогом и гл. 40—48 — храм в Новом Иерусалиме. О драконе (змее) см. в коммент. к Отк. 12:3,9. Во многих ранних еврейских текстах говорится о нечестивых ангелах, которых связывают (имеется в виду цепями) и заточают в темницу до определенного момента времени, обычно до дня суда (в частности, в 1 Енох.; ср.: Тов., "Книга Юбилеев и 3авет Соломона). Многие еврейские тексты описывают промежуточный временной интервал между настоящим и грядущим веками; в некоторых из них это век мессианского мира, но в других — век последних испытаний и страданий, который назван «родовыми муками мессианской эры». Продолжительность этого последнего периода варьируется в тех древних еврейских текстах, которые допускают его существование, начиная от сорока лет — жизни трех поколений, до четырехсот лет, и кончая самыми разнообразными оценками, в том числе «неделями» или библейскими юбилейными годами. В ряде иудейских преданий история подразделяется на семь периодов, по тысяче лет каждый, последний из них описывается как век мира. (На эти представления иудаизма могла оказать влияние цифра Платона в тысячу лет между жизнью и реинкарнацией — как промежуточное состояние в загробной жизни у греков, однако это маловероятно. Ср. также с птицей феникс из греческой мифологии, о которой спорили раввины. "Апокалиптичес-кая тенденция разделения истории на века в сочетании с такой круглой цифрой, как тысяча лет «столетний» — в Ис. 65:20, и особенно иудейское толкование семи дней в Быт. 1 в свете Пс. 89:5, представляются достаточным основанием для объяснения продолжительности этого периода с позиций иудаизма.)

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Так, что п сокрушении язычества крестом Христовым в древней римской империи, отнята у дьявола на неопределенное время власть и возможность развращать и губить народы с прежнею легкостью и свободою. Что действительно речь идет здесь о связании дьявола по низложении римского язычества, видно из непосредственной связи слов тайновидца с предыдущим видением, изображающим падение римского язычества (Откр. 18, 19). Так как это падение случилось не внезапно, а постепенно, то и трудно определить с положительной точностью откуда именно следует считать окончательное падение язычества; а посему одни толкователи назначают этому событию более ранний срок, а другие более поздний.

Но во всяком случае с наступлением этого события власть и царствование сатаны над людьми сократилось и ограничилось, хотя и не совершенно прекратилось. Но апокалипсические выражения о сковании дьявола, низвержении его в бездну и положении на нем печати, указывают именно только на сокращение дьявольской власти, и притом сравнительно с прежним временем, а не совершенное ее уничтожение, точно так же, как и данная дьяволу свобода не означает его безграничной власти. Таковое толкование апокалипсических слов о связании дьявола находит свое оправдание и в истории: ибо действительно после падения язычества никогда не бывало такого времени, чтобы христианство терпело всеобщее гонение; не восставали никогда и такие властители, которые домогались бы исторгнуть христианство там, где стало оно уже твердой ногой; равным образом никогда уже не восстановлялся идольский культ с его мерзостями. Но нельзя сказать и того, чтобы сатана совершенно бездействовал, ибо вера христианская по местам, даже в самых христианских обществах, была не редко злословима и гонима и искажаема ересями, мир ее возмущаем был войнами; так что вместо грубого идольского культа появилось утонченное, можно сказать, язычество.

За сим следует другой уже вопрос: на какой срок ограничена таким образом сатанинская власть? На неопределенное время!.. Хотя в Апокалипсисе и говорится о тысяче годов, но это округленное число, по употреблению в Апокалипсисе, взято лишь для выражения длинноты периода связания дьявола, долженствующего продолжиться до самой кончины мира; а время сей кончины, как известно, никогда и никому не будет известно (Мф. 24:36; Мк. 13:32; Деян. 1:7). Только пред самым уже наступлением ее возвращена будет дьяволу, и то на малое время, его прежняя широкая власть и свобода (Откр. 20:7).

И видех престолы, и седящия на них, и суд дан бысть им (Откр. 20:4) и проч. Что изображает сия картина? Она символически рисует наступившее царство веры христианской после связания сатаны на 1000 лет и ниспровержения язычества. Восприявшие суд и воссевшие на престолах суть все достигшие спасения христиане, ибо всем им дано обетование царства и славы Христовой (1 Фес. 2:12). Но в сем лике св. тайновидец выделяет в особенности святых мучеников, так как они самую жизнь свою предали за Иисуса Христа.


Источник

Послания апостольские и Апокалипсис. Истолковательное обозрение, составленное протоиереем Михаилом Херасковым. Владимир-на-Клязьме, 1907.С.. 506-508

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

-10 Ангел, сошедший с неба, сковал сатану на тысячу лет. Замученные за веру свидетели (ст. 4) оживают и царствуют со Христом. После тысячи лет сатана вновь освобожден; он собирает народы на брань, в итоге он будет низвержен окончательно (ст. 10). См. Введение: Трудности истолкования.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Теперь проследим, какой воспринимает конец мятеж одного из высших архангелов: мятеж, начатый на небе и законченный на земле, при сочувствии множества падших ангелов и падших человеков, мятеж создания против Создателя своего. Из-за чего? Из-за суетного желания архангела поставить свое имя на место имени Божия, выше звезд вознести престол свой и уподобиться Вышнему. Чем увлек он силы небесные? Должно быть обещанием полной свободы, равенства, братства... Чем обольстил род человеческий? Обещанием познаний и божеского всеведения. С полным успехом успевал и действовал сатана на земле, доколе не простер руки своей на Самого Господа славы, пришедшего спасти Крестом и погребением Своим падший род человеческий от прелести диавола. Тогда, по справедливости, наступает для него постепенное развенчивание и сокращение пределов его деятельности в искоренении христианства на земле. Для окончательного истребления христиан было придумано им возбуждение магометанского фанатизма аравитян в XIII веке по Р. Х. И вот только тогда, быть может, в VIII веке пробил час действительного заключения диавола, т.е. полного лишения личной свободы на целую тысячу лет. Это предварительное наказание вполне соответствует величеству милосердия Божия, ибо прежде огненной муки Господь дает злому рабу время одуматься и исправиться. Освобождается он на малое (сравнительно) время, которое и должно показать – исправился ли лукавый? Мы знаем, что не только не исправился, но стал опять прельщать народы ложью, начав с поднятия своего фальшивого знамени свободы, равенства и братства в 1770 году, во Франции, как стране, наиболее влияющей на нравы и образ мыслей других народов. В начале 19 столетия тайна беззакония диавола чуть было не совершилась, ибо в лице Наполеона явился уже восстановитель Римской империи, и сатана повел его через Москву, направляясь, быть может, на Иерусалим, ведя с ним много царей и народов; на св. град еще не пришло время. Ограничился лукавый поруганием святынь и алтарей Московских, и затем занялся подготовлением великого Вавилона к наступательным планам мобилизации, когда ударит удобный час. Когда он ударит – никто не знает, но всякий истинно верующий и теперь уже сознает и чует, что страшный час этот приближается. О предварительном заключении сатаны на целую тысячу лет Тайнозритель так говорит в Откровении: «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет, после же сего ему должно быть освобожденным на малое время». И что же? Тот самый дракон, которого связывает неизвестный Ангел, по освобождении из заключения покушается еще раз на Владыку царей земных и Господа славы, дерзает поднять народы, как пыль столбом, чтобы вести их на брань с Агнцем. Пророк Иезекииль издалека провидел это, когда пророчествовал и говорил о нем от имени Божия: «От тщеславия твоего ты погубил мудрость твою: за то Я повергну тебя на землю, пред царями отдам тебя на позор» (Иез. 28:17). Только необъятным тщеславием можно объяснить покушение на бесполезное дело: собрать всех прельщенных ангелов и человеков воедино, чтобы окончательно попрать и унизить святыни Иерусалима и блеснуть еще, хотя бы в последний раз, могуществом силы и множеством рабов своих. Смотрите, полюбуйтесь, сколько успел я привлечь на свою сторону рабов Бога небесного! Вот единственный результат тайны беззакония того, некогда блаженного существа, о котором говорит пророк от Лица Божия: «ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты» (Иез. 28:12). Тот же пророк вещает: «Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней (т. е. ангелов). Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония; и я низвергнул тебя, как нечистого, с горы Божией, изгнал тебя, херувим осеняющий, из среды огнистых камней» (Иез. 28:14–16).

Что совершилось на земле в период освобождения сатаны в то малое время, когда диавол опять выступил прельщать народы?

Новые действия его начались в 16 столетии с распространения печатной лжи и клеветы на Господа в период так называемых энциклопедистов. Пресса, излюбленное орудие его, стала победоносно увлекать и бесповоротно побеждать христианское общество. Вот почему угодно было Судии земли открыть тогда же предварительный суд. Христианский мир, оставляя покорность слову истины, возвещаемому св. Церковью, с любовью приклонил ухо свое к слышанию всякой лжи на Бога, Создателя и Спасителя своего. По праведному суду Агнца, совместно с призванными к суду над миром Апостолами и Пророками, прогрессирующий во зле мир осуждается на подчинение великому Вавилону, как представителю лжи и вражды на истину. Это и есть снятие первой печати с книги судеб того малого времени, на которое освобожден сатана (об этом см. подробнее в I части, беседа 3). Вместе с тем озверелый мир, оставляющий Бога, предоставляется на произвол князю власти воздушной, господствующему в сынах противления. Сами люди как бы соскучились по зверской железной руке его, и сами устремились к революционному царству его, основанному на железе, огне и крови. В этом надобно усматривать снятие второй печати с книги судеб мира, ибо со второй печати князю мира предоставляется взять мир с земли и водворить на ней свой великий меч (см. часть I).

Третий период суда Божия по снятии третьей печати ознаменовывается необычайной дороговизной жизни, период, который мир начинает переживать с половины 19 столетия.

Затем впереди идет развитие голода, повальных болезней, междоусобий, кровопролитий пока только на четвертой части земли при снятии четвертой печати (о чем подробнее говорится в начале этой, т.е. 2-й части). Далее надвигается период последней всемирной проповеди Евангелия уже при снятии пятой печати; тогда наступит период мученичества проповедников Христовых.


Источник

Начало и конец нашего земного мира (под именем о. Иоанна Сергиева (Кронштадтского). Ч.2. С. 73-77

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

По нашему разумению, Ангел, сходящий с неба - это Господь Иисус Христос, Который назван у Исаии Ангелом великого совета и Который, посетив область смертных, как сильнейший возжелал связать сильного, чтобы сделать бывших ранее сосудами гнева сосудами Его милости, что Он осуществил свершением, которое прежде пообещал, провозгласив: как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного (Мф. 12:29), то есть дьявола. Ключ бездны есть глубина Божественных судов, ибо суды Божии - бездна великая (Пс. 35:7). Конечно, одному Ему известно, кто из множества грешников будет назван в полном числе избранных.

Источник

Комментарий на Откровение. Сl. 0873, 5.20.4.

Толкование на группу стихов: Откр: 20: 1-1

Видения двадцатой главы нужно рассматривать не в связи с предыдущею главою, но в связи с общим содержанием Апокалипсиса как откровения истории Церкви до начала вечного царства. В двадцатой главе откровение возвращается снова к началу истории Христианской Церкви на земле. Мы снова встречаемся с диаволом, снова видим его в его отношении к Христианской Церкви, хотя и в отношении, рассматриваемом с другой стороны, – со стороны победоносной борьбы христиан против их исконного врага. Некоторые толкователи под Ангелом, сходящим с неба, видят Самого Иисуса Христа, но большинство считает его за обыкновенного Ангела, как вестника и исполнителя Бож. воли. И это тем более справедливо, что тайнозритель не придал ему никаких атрибутов славы и величия. Этому Ангелу в исполнении его миссии предоставляется только связать диавола и заключить его в темницу, бездну.