yandex

Евангелие от Матфея 12 глава 47 стих

Стих 46
Стих 48

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-21

Когда Господь обнажил таким образом козни фарисеев и обнаружил пред всеми расположения злого их сердца; Ему сказали, что мать Его и братья желают с Ним видеться, но не могут придти к Нему по причине тесноты народа. Фарисеи сами же уверили их, что Он в исступлении (21 И, услышав, ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя.Мк. 3:21), и, опасаясь более грозных упреков, а с другой стороны желая указанием на мать Его и братию, между которыми еще были неверующие, народу указать, как несообразны с их мнением об Иисусе, как о Мессии, известность Его происхождения, бедность Его родственников, самое неверие некоторых из них, – нарочно расположили их теперь идти к дому, где находился Иисус. Пресвятая дева пошла единственно по влечению материнской любви к Сыну своему, – тем более, что это было после некоторой разлуки с Ним. Братия пошли с ней, чтобы взять Его домой. Но господь отразил сие коварное ухищрение врагов своих. Что указывать Мне на мать и братию? У Сына человеческого есть мать и братия. Для Мессии вот эти слушающие и верующие, которые приемлют и носят в себе слово жизни, они для Него и мать, и братия.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 121++

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-48

От Иоанна мы узнаем, что еще не уверовали в Него братья Его (5 Ибо и братья Его не веровали в Него.Ин. 7:5). У Марка же слышим нечто большее: что они пытались взять Его, словно Он был вне Себя (21 И, услышав, ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя.Мк. 3:21). Из-за этого намерения Господь не упомянул их как родственников, но обратился к слушающим Его и к ним применил все те слова, что обозначают родство, поскольку они присоединились к Нему, проявив послушание, близкое к тому, которое явил Он Сам. Но даже если порой Спаситель и вступал с Марией в некие противоречия, как это предрек Симеон, сказав: и тебе самой [оружие пройдет] душу (35 и Тебе Самой оружие пройдет душу, - да откроются помышления многих сердец.Лк. 2:35), и она оказывалась перед тем, что было предсказано, то во время Своих крестных мук Господь заботливо вспомнил о ней и вверил ее Своему возлюбленному ученику (27 Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.Ин. 19:27).

Источник

Фрагменты 75. TLG 2074.037, 75.1-10.

Толкование на группу стихов: Лк: 12: 19-28

Если пришествие ко Христу Матери и братьев было во время и при обстоятельствах, указываемых евв. Матфеем и Марком, то целое событие можно представить так: прежде нежели известие о пришествии ко Христу Матери и братьев дошло до Него, оно разносилось по окружавшей Его толпе, переходя от одного к другому, и когда оно достигло ушей одной впечатлительной и пылкой жены, которая при том, быть может, или была бездетна или несчастлива своими детьми,—у ней невольно вырвалось из груди это воззвание: .как счастлива Та, Которая родила и воспитала Тебя!.. Это было по окончании обличения клеветы фарисеев, будто Иисус изгоняет бесов силою веельзевула (как это изображается у ев. Луки 11, 27 — 28). После того И. Христос отвечает требовавшим от Него знамения, получает весть о пришествии к Нему Матери и братьев и в ответь на это указывает на Своих верующих учеников, признавая их Матерью и братьями Своими, т. е. таковыми, с которыми у Него более близкое духовное родство, нежели с телесными родственниками, если последние пе суть в то же время Его верные ученики.

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 175

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 47-47

Можно привести другие примеры, кроме 1 В один из тех дней, когда Он учил народ в храме и благовествовал, приступили первосвященники и книжники со старейшинами,Лк. 20:1, где случилось так, что почти все "хорошие" рукописи содержат ошибку, а правильное чтение сохранилось лишь в "плохих" свидетелях. Так, в 47 И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою.Мф 12:47 лучшие александрийские свидетели (В, К*)> совпадающие с представителями западной группы (ff 1, k, Syr 8• 0), виновны в утрате целого стиха. Стих 47 заканчивается тем же словом, что и 4б, и взгляд переписчиков случайно перескакивал с конца одного на конец другого стиха.

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-47

Приход к Иисусу матери его и так называемых братьев

В это время Матерь и так называемые братья Иисуса, пришедшие, чтобы взять Его, не могли из-за толпы пробраться к Нему, стояли вне дома и просили сказать о них Иисусу. Исполняя эту просьбу, некто сказал Ему: вот, Матерь Твоя и братья твои стоят вне, желая говорить с Тобою .

По сказанию Евангелиста Иоанна, мнимые братья Иисуса не веровали в Него (5 Ибо и братья Его не веровали в Него.Ин. 7:5); Христос знал это, знал также цель прихода их и потому отверг их желание говорить с Ним. Но Матерь Его, Пресвятая Дева Мария, не разделяла их мнений; Она веровала в Него как Сына Божия, и пошла теперь к Нему не для того, чтобы воспрепятствовать Ему исполнять волю Отца Его, но для того, чтобы только удостовериться — действительно ли Ему угрожает такая опасность, о которой говорят Его мнимые братья.

Источник

Толкование Евангелия. Глава 18

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 47-47

Они послали звать Его, как говорит Марк (31 И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его.Мк. 3:31), или же звали, стоя вне дома. Братьями Его называет сыновей Иосифа, потому что отцу их была обручена Мать Спасителя.

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 47-47

Тогда некто изведает Спасителя, что Его матерь и братья стоят возле дома, спрашивая о Нем. Мне кажется, что этот, возвещающий Господу, делает это не случайно и не просто; но он замышляет козни против Спасителя, чтобы испытать, не предпочтет ли Он плоть и кровь духовному делу.

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-47

Братья И. Христа, это — или братья двоюродные, т. е. дети Клеопы и Марии, сестры Нресв. Богородицы, или же, что вероятнее, названные братья, т. е. дети Иосифа, обручника Богородицы, от умершей жены его (чит. объясн. 25 и не знал Ее. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус.Мф. 1:25. Мих.). Что побудило Матерь Господа и Его братьев придти к Нему? Митрополит Филарет так говорит об этом: „Они предприняли сие путешествие из Назарета в Капернаум, где в настоящее время находился Господь, по доброму побуждению, потому что почитали Его находящимся в опасности: так как враги Его оглашали Его то неистовым, вышедшим из себя (лишившимся здраваго разума), то действующим чрез князя бесовскаго, и умышляли погубить Его. Вне стояху (стояли вне дома), потому что было трудно пробраться в самый дом по причине множества народа.

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 49. С.120

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-47

То самое, о чем я говорил прежде, т. е. что без добродетели все бесполезно, весьма ясно открывается и теперь. Я говорил, что и возраст, и пол, и пустынножительство, и тому подобное бесполезны, когда нет доброго расположения. А теперь мы узнаем еще более: без добродетели нет никакой пользы и Христа носить во чреве и родить этот дивный плод. Это особенно видно из приведенных слов. Еще Ему глаголющу к народом, говорит евангелист, рече некий Ему, яко мати Твоя и братия Твоя ищут Тебя. А Христос отвечает: кто ... мати Моя, и кто братия Моя? Это говорит Он не потому, чтобы стыдился Матери Своей, или отвергал родившую Его (если бы Он стыдился, то и не прошел бы сквозь утробу ее); но желал этим показать, что от того нет ей никакой пользы, если она не исполнит всего должного. В самом деле, поступок ее происходил от излишней ревности к правам своим. Ей хотелось показать народу свою власть над Сыном, о Котором она еще не думала высоко; а потому и приступила не во время. Итак смотри, какая неосмотрительность со стороны ее и братьев! Им надлежало бы войти и слушать вместе с народом, или, если не хотели этого сделать, дожидаться окончания беседы, и потом уже подойти. Но они зовут его вон, и притом при всех, обнаруживая чрез это излишнюю ревность к правам своим и желание показать, что они с большою властью повелевают Им. Об этом самом и евангелист с укоризною говорит. Еще ... ему глаголющу к народом, говорит он, намекая на это. Ужели не было другого времени? — как бы так говорит он. Ужели нельзя было поговорить наедине? Да о чем и говорить хотели? Если об истинном учении, то им надлежало предложить об этом явно и говорить при всех, чтобы и другие получили пользу; если же о своих делах, то не должны были так настаивать. Если Христос не позволил ученику Своему пойти и похоронить отца, чтобы последование его за Христом не пресекалось, то тем более не должно было прерывать беседы Его с народом для дел неважных. Отсюда ясно, что они делали это по одному тщеславию, на что и Иоанн указывая, говорил, что ни братия Его вероваху в Него (Ин. VII, 5). Он же передает и неблагоразумные слова их, говоря, как они звали Его в Иерусалим для того единственно, чтобы Его знамениями самим прославиться: аще сия твориши, говорят они, яви себе мирови: никтоже бо втайне творит что, и ищет сам яве быти (ст. 4). И сам Христос тогда упрекал их в этом, осуждая плотские их помышления. Когда они, в виду худого мнения о Христе иудеев, говоривших: не Сей ли есть тектонов Сын, Егоже мы вемы отца и матерь, и братия его не в нас ли суть (Мф. XIII, 55, 56; Мк. VI, 3)? — желая скрыть низость Его рода, вызывали Его явить знамения, — тогда Он противится им, и тем хочет исцелить болезнь их. Итак, если бы он захотел отречься от Матери Своей, то отрекся бы от нее тогда, когда поносили Его иудеи. Напротив, Он так заботится о ней, что и на самом кресте препоручает ее возлюбленнейшему ученику и проявляет о ней великую заботливость. Но теперь Он не делает того из предусмотрительной любви к ней и братьям. Так как они думали о Нем как о простом человеке, и тщеславились, то Он исторгает этот недуг, не оскорбляя впрочем их, но исправляя. Но ты обращай внимание не на одни только слова, заключающие в себе легкий упрек, но и на неуместную смелость братьев, на которую они отважились, и на того, кто упрекал (это был не простой человек, но Единородный Сын Божий), и с каким намерением упрекал. Он не хотел оскорбить их, но избавить их от мучительной страсти, мало-помалу привесть их к правильному о Себе понятию и убедить, что Он не Сын только Матери Своей, но и Господь. И ты увидишь, что этот упрек и Ему весьма приличен, и полезен Матери, и вместе с тем весьма кроток.

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 47-47

είπεν aor. ind. act. от λέγω говорить, έστήκασιν perf. ind. act. от ίστημι, см. ст. 46.

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-47

О братьях Иисуса см. коммент. на. 13:55. Они стоят перед домом, из этого мы узнаем, что Иисус в это время учил в каком‑то доме. Семья Иисуса снаружи, а ученики находятся внутри. Это имеет и символическое значение. Для тех, кто снаружи, учение Иисуса остается загадкой, а тем, кто внутри, открыты тайны Царства Небес (13:11). Близкие Иисуса пока что снаружи, лишь после Его смерти и воскресения они поверят в Него, а некоторые, как, например, Иаков, займут ведущее положение в Церкви Иерусалима. Матфей опустил ту часть рассказа Марка, в которой родственники Иисуса пришли, чтобы забрать Его, считая, что Он одержим бесом, то есть сошел с ума. Некоторые комментаторы обращают внимание на то, что ни разу не упомянут отец, и делают из этого вывод, что Иосиф к этому времени уже умер. Но см. также. 23:9.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 280

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 47-47

И некто сказал Ему, может быть один из тех же фарисеев, обрадованный возможностью прервать Его горькие для них обличения: Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою, хотят о чём-то говорить с Тобой.

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-50

Господь указал этими словами на то, что настоящее родство состоит не в единстве крови и плоти, но в единстве духа. Об этом и Его ответ на возглас женщины блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие, блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его (27 Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!28 А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.Лк. 11:27-28).

Ответ же Христа сказавшему о просьбе Матери святитель Иоанн Златоуст объясняет следующим образом: «поступок Ее происходил от излишней ревности к правам своим. Ей хотелось показать народу свою власть над Сыном, о Котором Она еще не думала высоко; а потому и приступила не вовремя» (Беседы на Евангелие от Матфея. 44. 1).

Источник

А.И. Осипов. Жизнь с Евангелием. Комментарии к Евангелию от Матфея. М.: 2019. - С. 143

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 47-47

Кто-то сказал Господу: се Мати Твоя и братия Твоя вне стоят, хотяще глаголати Тебе. В это время проповедь Иисуса Христа не была еще окончена.

Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга вторая, испр. и доп. События Евангельской истории, происходившие преимущественно в Галилее./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -255, [1] с - С. 90

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 47-47

И НЕКТО СКАЗАЛ ЕМУ, может быть один из тех же фарисеев, обрадованный возможностью прервать Его горькие для них обличения: ВОТ МАТЕРЬ ТВОЯ И БРАТЬЯ ТВОИ СТОЯТ ВНЕ, ЖЕЛАЯ ГОВОРИТЬ С ТОБОЮ, хотят о чем-то говорить с Тобою. "Смотри, - замечает святитель Златоуст, - им надлежало бы, если не хотели и не могли войти, дожидаться окончания беседы. Но они зовут Его выйти, и притом при всех, желая показать, что они с большой властью повелевают Им. На это и евангелист намекает словами: Когда же Он еще говорил к народу. Евангелист как бы так говорил: неужели не было другого времени? Да и о чем говорить хотели? Если о своих делах, то не должны были так настаивать.

Толкование на группу стихов: Мф: 12: 46-50

45. Как понимать «Кто Матерь Моя? и кто братья Мои?»? Ведь многие сделали из этого повод для преткновения. Нет ничего удивительного, если человек с нестойким разумом преткнется там, откуда для многих сияет спасение и польза. Но удивительно то, что умный свет не отказывается озарять познанием даже добровольно незрячих и не пренебрегает тем, чтобы руководствовать их к созерцанию истины. Ведь и Господь и Спаситель наш стал для погибающих камнем преткновения и отвергнутым камнем, который положили во главу угла« (ср. 7 Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна,8 о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены.9 Но вы - род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет;1 Пет. 2:7-9), не будучи им Сам, но показавшись таковым заблуждающимся. Вот и здесь Он сказал: «Кто Матерь Моя», не отрекаясь от Матери, как хочется беззаконному мнению злочестивых, – и не уничижая Родившую Его произнес эти слова Спаситель – ибо разве Он, Который в несовершеннолетнем возрасте, еще узнаваемый по закону природы, подчинялся Матери и во всем соблюдал преимущественные права Родительницы – разве, придя в совершенство возраста, Он стал бы относиться к Матери с меньшим уважением и благодарностью? Итак, это высказывание не отрекающегося от Матери, но выражающего какую-то другую мысль – ибо разве последовательно и непротиворечиво было бы, если бы Он не удостоил признать Матерью и на словах лишил родства с Собою Ту, от Которой удостоил появиться на свет во плоти по человеколюбию, и из Чьих непорочных кровей благоволил устроить Себе смертный образ, чтобы облечься в него, предсоздав, и предустановив, и преддаровав родство на деле и по истине? А если Он собирался отказаться от Нее (о, вздорный язык!), зачем Он вообще с самого начала сроднился с Ней? Зачем принял тот облик, чей образ считал поруганием? Ведь и до этого добрался осмелевший язык. Но их безумие может быть обличено таким образом и многими другими доводами. Однако возможно, кто-то, мысля нечто недалекое от познания Евангелия, скажет, что Спаситель изрек эти слова не к умалению чести Своей Матери и уж тем более не в отрицание прирожденного родства и любви – совсем нет – но что, воздавая родительнице подобающие почести, Он, однако, предпочитал заботе о Ней спасение человеков и ведущее к этой цели поучение. Ведь ради них и Мать, и рождение, и неуничижаемое уничижение из лона Отчего, и обитание и пребывание среди людей, и добровольный крест, и смерть вместе со злодеями, а потом и погребение, и воскресение. Можно было бы попытаться подкрепить это мнение и тем, что Иисус и не мог поступить иначе, кроме как именно с такой последовательностью выстраивать цепь промысла. Ведь наряду с другими спасительными наставлениями Спаситель учил не предпочитать отца, мать или жену Его душеполезному поучению и приверженности к Нему. Ибо, говорит Он, кто не оставит отца и матери и так далее, «не достоин Меня» (37 Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;Мф. 10:37), то есть тот, кто не предпочтет Мое спасительное увещание и назидание и любовь ко Мне, отпадет от бесконечных благ и от блаженства, которым вечно наслаждаются предпочитавшие Мои законы и Божественную любовь родственным узам. Представляя же легкость и удободостижимость этой заповеди, Спаситель Сам первый исполняет ее, и предпочитает научение слушателей приятности общения с Матерью, только что не говоря: “Как Я, уча вас и занимаясь вашим спасением, поставил на второе место заботу о Матери, предпочтя спасать вас, так и вам надлежит променять всякое происходящее от телесных уз родство и сострадание на ваше собственное спасение и соблюдение и сохранение Моих поучений и законов”. По той же причине Он не дал позволения просившемуся уйти на погребение отца (см. 21 Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.22 Но Иисус сказал ему: иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов.Мф. 8:21-22; 59 А другому сказал: следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.60 Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие.Лк. 9:59-60), не как предлог, чтобы презирать отца (ни в коем случае!) и тем более при похоронах, или отрицать родство и надругаться над любовью, но как всегдашнее увещание предпочитать спасение души всякой телесной связи и склонности. Вот это кто-либо, как уже говорилось, быть может, изложил бы, думая тем не лишить Мать преимущественной чести, но стараясь равным образом соблюсти ее и сохранить подобающее уважение и почтение, хотя прием сравнения проясняет тот способ, каким сравниваемое низводится на более низкую ступень, но не избавляет от принижения. Мне же известно, что некоторые из блаженных наших Отцов, которых я часто и во многом с восхищением одобряю, но за это мнение не похвалил бы, ради опровержения злочестивого воззрения дошли до следующей мысли: поскольку Мать Иисусова, претерпев нечто человеческое и превознесшись пустым самомнением, как это свойственно женской природе, гордилась Сыном и искала объявить открыто и широко о Своей радости, что Она стала Матерью такого Сына, и потому пришла, когда Он учил, чтобы, когда Его прославляли бы за учение, прославиться вместе с Ним и разделить похвалы, – поэтому и Спаситель, очищавший и других от душевных страстей, желая избавить и Свою Мать от таких изъянов, произнес слова, имевшие смысл прещения: «Кто Матерь Моя и кто братья Мои?» Но те, кому такое пришло в голову, высказали это. Исследование же истины прежде всего не видит, чтобы Мать обнаруживала что-либо подобное и имела горделивое самомнение. Ведь Она не подошла к Нему без предупреждения, когда Он учил, и не появилась посреди собрания, и не прервала поучительное слово, и не сказала ничего заносчивого или хвастливого, но всеблагоговейно стоя снаружи, лишь известила о Своем прибытии, или даже об этом не известила словом, но мудро считала, что лицезрение донесет весть. Разве это [свойственно] честолюбиво желающей прославиться, ищущей гордиться и превозноситься величием Сына? Да что другое сделал бы и слуга, если бы нужда заставила его прийти к господину? Поэтому слово Иисуса, обращенное к Матери, не есть прещение или какой-то способ исправить изъян порицанием – ибо нигде не было никакого изъяна, – это слово пресекало упомянутые насмешки иудеев. Ибо так как злобные и неблагодарные иудеи для оклеветания и поругания Спасителя говорили то: «Не плотников ли Он сын?» то: И Мать и братья Его не« между нами ли»? (55 не плотников ли Он сын? не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда?56 и сестры Его не все ли между нами? откуда же у Него всё это?Мф. 13:55-56), и снова: «Но мы знаем Его, откуда Он» (27 Но мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он.Ин. 7:27), и в то время, пока Он учил и рассказывал толпе о спасении души, тоже завидовали Ему, и недоброжелательствовали, и распалялись на клевету, а предлога для клеветы никакого не было, они прибегли к обычной брани, и вновь выставили Мать и братьев в хулу и уничижение, словно бы говоря: “Кого Ты учишь? И кем Себя считаешь? Разве Ты не Сын бедной женщины, и братья Твои, живущие трудом рук своих, чем-то от Тебя отличаются? Вот они стоят снаружи и ищут Тебя – оставь поучения и беги к родственникам, веди такую же жизнь, как и они, и не притязай на наставническое достоинство”. Посему, когда они так по своему обычаю злословили, Спаситель, противопоставив им великодушный и кроткий ответ, сказал: “Я настолько далек от того, чтобы стыдиться Своей Матери и братьев, что не только не отвращаюсь от Той, Кого дала Мне в род­ство природа, и от тех, кого – [общее] мнение1, и не считаю их позором или укором, но и всех, кого вы здесь видите, слушателей священных и спасительных слов, не полагаю недостойным именовать отцами и братьями, лишь бы они творили волю Отца, даже если упомянутая родственная любовь не подкрепляется ни природой, ни мнением. Итак, «кто Мать Моя и братья Мои»? Зачем ты превращаешь эти звания в укор и ругательство? Я настолько чужд того, чтобы стыдиться их, что предпочел и истинных учеников связать с Собою этими званиями и отношениями”. И отсюда можно видеть, что произнесенные Им слова не только не содержали никакой неблагодарности или пренебрежения к Матери, но и доставляли Ей величайшую и подобающую честь – ибо Он в такой степени уделяет Ей уважение, почести и по праву полагающуюся любовь, что и исполняющих Отчую волю и восшедших на эту высоту добродетели возводит в материнское отношение и звание как в некое великое и исключительное достоинство славы, из-за чего и именование “брать­ев” ныне пользуется почетом. Ибо как могло быть, чтобы в качестве венца и вершины благ Он присвоил и даровал наследникам Царствия Небесного именно то отношение, которое Он решил (если решил) отвергнуть, и то звание, которое счел справедливым (если счел) перечеркнуть? Посему, я думаю, становится совершенно очевидным, как уже и говорилось, что слова «Кто Мать Моя» и последующие не только не несут никакого поругания любви и уважения к Матери, но и выражают подобающую Ей от всех славу и хваление. Таким же образом для неразумных обратится в противоположный измышляемому ими смысл, и будет приведено к благочестивому и подлинному богомудрию и высказывание «Что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой» (4 Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой.Ин. 2:4). Ибо если кто-нибудь тщательно исследует, по какому поводу это было сказано, и Божественная благодать будет содействовать и помогать исследованию, то обнаружится, что эти слова скорее воздают Матери славу и честь, нежели несут вообще какое бы то ни было пренебрежение. Ведь в чудесах у Матери с Сыном не было ничего общего – потому что именно Божеству свойственно чудотворить Самому по Себе, а человеческой природе – уже не самой по себе, но из-за воспринявшего ее Слова. Впрочем, и там, где у Матери с Сыном нет ничего общего, посмотри, как Он представляет преизбыток чести даже в различии: ведь когда Мать просит Его сотворить чудо, Он, указав, что это у Него не общее с Нею, и прибавив, что еще не пришло время совершать знамения, показал, что уважение и почтение к Матери преодолевает и своевременность, и отличие силы. Так что это высказывание столь далеко от того, чтобы наносить ущерб материнской славе, что и многократно увеличивает последнюю. Ибо посчитать, что она важнее своевременности и преодолевает законы последовательности чудес, а также исполнить предложенное – во сколько крат большую честь и уважение представляет это, чем если бы ничего не было высказано и показано? Ибо в том, что Он произносил и делал, Он явлен словно бы говорящим следующее: “Общность природы не влечет за собой общности в чудотворении («что Мне и Тебе, Жено?»), и время не подходит для Божественных деяний; однако чтобы Ты и те, кого нужда привела видеть и слышать, узнали, что Я соблюдаю без перемены Твои материнские права, и что Я Сам есмь положивший детям в закон воздавать почтение матери, а вернее, что Я ставлю уважение, послушание и славу Твою превыше созерцаемой в естестве последовательности и удобства времени, вот, Я, полагая Твою просьбу более важной, чем эти вещи, претворяю воду в вино”. Ибо здесь «что Мне и Тебе?» сказано не в том же смысле, что и в ответе просившему Его рассудить дело об отцовском наследстве. Ведь там Он, сказав: “Что Мне и тебе? И кто поставил Меня начальником и судьей над вами?2, делом подтвердил словесный отказ и не захотел стать судьей низменного спора и вещественной выгоды, но за отрицанием на словах последовал отпор на деле – здесь же, использовав тот же оборот речи, Он не отверг материнское пожелание чуда и не оставил просьбу без внимания, но, показав различие Божественных деяний при общности природы, исполнил прошение, ясно представляя, как многократно сказано, что любовь к Матери и слава Ее значат для Него больше, чем удобство времени и особенности чудотворения.

Примечания

Источник

Амфилохии, 45