yandex

Евангелие от Марка 1 глава 27 стих

Стих 26
Стих 28

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-27

И нечистым духам отдает повеления. Начиная с этого места, Христос во множестве эпизодов вновь и вновь выступает как чудотворец и экзорцист. Чудотворение выступает как будничный, повсед{стр. 227}невный фон движущегося вперед евангельского повествования; это столь же характерно для Мк, как и для других Евангелий. Древние и средневековые читатели не имели с эпизодами чудес никаких затруднений: если христиане с благоговением видели в них «знамения» богочеловеческого достоинства Христа, то антихристианские полемисты, будь то язычники, будь то евреи, тоже не сомневались в чудотворстве Иисуса, но трактовали его как тривиальную магию, γοητεία, компрометирующую того, кто ей занимается (ср. ниже к. 3:22). Сама по себе фигура тавматурга, по обстоятельствам воспринимаемая позитивно или негативно, была для всех привычной. Ситуация изменилась в эпоху Просвещения: с одной стороны, новоевропейская наука вынесла вердикт о невозможности чудес, с другой стороны, деятельность тавматурга стала противоречить рационалистически понимаемому образу Христа как Учителя морали (Лессинг и др.). После ряда компромиссных попыток минимализировать элемент чудесного, толкуя укрощение бури (35 Вечером того дня сказал им: переправимся на ту сторону.36 И они, отпустив народ, взяли Его с собою, как Он был в лодке; с Ним были и другие лодки.37 И поднялась великая буря; волны били в лодку, так что она уже наполнялась водою.38 А Он спал на корме на возглавии. Его будят и говорят Ему: Учитель! неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?39 И, встав, Он запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань. И ветер утих, и сделалась великая тишина.40 И сказал им: что вы так боязливы? как у вас нет веры?41 И убоялись страхом великим и говорили между собою: кто же Сей, что и ветер и море повинуются Ему?Мк. 4:35-41) — как переход лодки в безветренную зону, насыщение толпы в пустыне (1 В те дни, когда собралось весьма много народа и нечего было им есть, Иисус, призвав учеников Своих, сказал им:2 жаль Мне народа, что уже три дня находятся при Мне, и нечего им есть.3 Если неевшими отпущу их в домы их, ослабеют в дороге, ибо некоторые из них пришли издалека.4 Ученики Его отвечали Ему: откуда мог бы кто взять здесь в пустыне хлебов, чтобы накормить их?5 И спросил их: сколько у вас хлебов? Они сказали: семь.6 Тогда велел народу возлечь на землю; и, взяв семь хлебов и воздав благодарение, преломил и дал ученикам Своим, чтобы они раздали; и они раздали народу.7 Было у них и немного рыбок: благословив, Он велел раздать и их.8 И ели, и насытились; и набрали оставшихся кусков семь корзин.9 Евших же было около четырех тысяч. И отпустил их.Мк. 8:1-9) — как результат вызванного проповедью Христа гуманного порыва имущих поделиться запасами с неимущими, и т. п., радикальное решение было предложено Д. Ф. Штраусом: евангельские рассказы о чудесах переносились из области воспоминаний о происшествиях в область аллегоризирующей мифологии, привнесенной для передачи тех или иных теологических тенденций. Позднее на службу этой схеме были привлечены аналогии с образами тавматургов из эллинистической литературы и народной словесностью; одно время пользовалось популярностью сомнительное в историко-литературной плоскости понятие «аретологического жанра». Mutatis mutandis такой подход сохраняет всемирную влиятельность и до сих пор, особенно на уровне, так сказать, школьном (ср., например, Н. Conzelmann, Α. Lindemann, Arbeitsbuch zun Neuen Testament, 9. Aufl., Tubingen, 1988, S. 84–90). Здесь не место заниматься обсуждением проблемы чуда в общебогословском или религиоведческом контексте. Ограничимся некоторыми источниковедческими констатациями. Прежде всего, необходимо отчетливо дифференцировать рассказы об отдельных чудесах — и сообщения о постоянной целительской {стр. 228} деятельности, составляющей, так сказать, будни лица, признаваемого современниками за тавматурга. Очевидно, что первые дают несравнимо больший простор для вымысла, чем вторые; даже враждебно настроенный носитель живой памяти о том или ином лице не может убедительно поручиться, что некоего происшествия, якобы случившегося в отсутствие этого, так сказать, свидетеля обвинения, не было вовсе, — но память о том, имел или нет такой-то современник репутацию чудотворца, сохраняет все общество, и здесь свободная инвенция повествователя немыслима. Не только новая, но и новейшая история знает хорошо документированные сообщения о таких каждодневных тавматургах — скажем, Иоанне Кронштадтском у русских православных, Падре Пио у католиков; атеист может вынести сколь угодно суровый вердикт о легковерии людей, приходивших к ним со своими нуждами, но никому не придет в голову предположить, будто версия об их чудотворстве возникла позднее в порядке украшающей мифологизации их образов. Однако в Евангелиях, особенно у Синоптиков, включая Мк, настоящей темой, как правило, служит именно регулярное чудотворение (ср., например, 1:32-34: «А ввечеру, когда зашло солнце, к Нему стали приносить всех больных и одержимых, и весь город собрался у дверей. И Он исцелил многих больных, страдавших разнообразными недугами…»); это непрерывный фон повествования, так что интерес повествователя концентрируется по большей части вовсе и не на чуде как таковом, а на таких его «акциденциях», как, скажем, табуированное субботнее время, запрет исцеленному рассказывать об исцелении и нарушение этого запрета и т. д. Далее, с точки зрения собственно литературной постоянное чудотворение, в отличие от чуда, — неблагоприятная, невыгодная тема, принуждающая к утомительным повторам, к суховатой краткости и т. п.; для стратегии приведения читателя к эмоциям умиления такое не подходит. (Заметим, что самый термин, слишком недифференцированно употребляемый в немецкоязычной научной литературе, — «Wundergeschichte», «история о чуде» — подходя, скажем, к рассказу о воскрешении Лазаря, 1 Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее.2 Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими.3 Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен.4 Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий.5 Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря.6 Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился.7 После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею.8 Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?9 Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего;10 а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним.11 Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его.12 Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет.13 Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном.14 Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер;15 и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему.16 Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним.17 Иисус, придя, нашел, что он уже четыре дня в гробе.18 Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати;19 и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их.20 Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома.21 Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.22 Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог.23 Иисус говорит ей: воскреснет брат твой.24 Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день.25 Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет.26 И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?27 Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир.28 Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя.29 Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему.30 Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа.31 Иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла на гроб - плакать там.32 Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.33 Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился34 и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри.35 Иисус прослезился.36 Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его.37 А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?38 Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней.39 Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе.40 Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?41 Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня.42 Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.43 Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.44 И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.Ин. 11:1-44, решительно не подходит к изображению повседневных чудес, столь характерных для Мк). И наконец, не следует забывать, что и ранее времен Про{стр. 229}свещения тавматургия была опасной темой, вызывающей у читателя достаточно амбивалентные эмоции, вполне способной не улучшить, а ухудшить отношение читателя или слушателя ко Христу как σημείον άντιλεγόμίνον «знамению пререкаемому» (34 И благословил их Симеон и сказал Марии, Матери Его: се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, -Лк. 2:34). Мы уже отмечали выше, что антихристианская полемика и со стороны иудеев, и со стороны язычников с самого начала не отрицает, а заостряет в образе Христа именно черты тавматурга. У этого факта — по меньшей мере две стороны. Во-1-х, если уже иудей из диалога Юстина Мученика, возникшего в сер. II в. на основе палестинских впечатлений автора, нападает на Иисуса именно как на мага, если эта тема дружно подхватывается и в Талмуде, и в других традициях еврейской письменности, не так легко усмотреть здесь вторичное отражение читательского впечатления от Евангелий, а не память народа (в те времена куда более устойчивую, чем в наше). Во-2-х, если скептический адепт греко-римской культуры склонен в то время был относиться κ тривиализованному ежедневностью типу чудотворца-целителя с непочтительным любопытством, легко переходившим в досаду (как наш современник — κ «хилеру», κ мастеру «парапсихологических» занятий), то набожный иудей чурался опасности черной магии, нарушающей запрет Торы: «Нет волшебства в Иакове и нет ворожбы в Израиле!» (23 нет волшебства в Иакове и нет ворожбы в Израиле. В свое время скажут об Иакове и об Израиле: вот что творит Бог!Чис. 23:23); «К волшебникам не ходите» (31 Не обращайтесь к вызывающим мертвых, и к волшебникам не ходите, и не доводите себя до осквернения от них. Я Господь, Бог ваш.Лев. 19:31). По всем этим причинам восходящая к Штраусу парадигма, вполне объяснимая из определенной мировоззренческой констелляции (грубо говоря, из «социального заказа»), должна быть признана слишком мало соответствующей тому, что мы находим в самой эмпирии текста.

Источник

Сергей Аверинцев. Собрание сочинений. / Переводы. Евангелия. Книга Иова. Псалмы. К.: Дух і літера, 2005. - С. 226-229

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-28

Оба Евангелиста (Марк и Лука) подчеркивают то чрезвычайно сильное впечатление, которое произвело на всех это исцеление бесноватого.

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-27

Ничего подобного не видели раньше находившиеся в синагоге, и потому напал на всех ужас (36 И напал на всех ужас, и рассуждали между собою: что это значит, что Он со властью и силою повелевает нечистым духам, и они выходят?Лк. 4:36).

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 9 - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 157

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-27

Итак, в глазах современников Иисуса демоны были теми темными и разрушительными силами, от которых не застрахован ни один человек, и от действия которых человек, которого это действие коснулось, не может избавиться собственными силами. Хотя мнения о происхождении этих злых существ были самыми разными, ни у иудеев, ни у язычников не было никакого сомнения в их сверхъестественной силе и власти. И поэтому сообщения об экзорцизмах Иисуса были воистину Евангелием не только для иудеев, но и для язычников. А это важно для Марка, который пишет в Риме. Теперь мы лучше поймем, что означало для первых читателей Евангелия от Марка, когда они первое, что слышали о Слове Иисуса (а ведь Его Слово – единственное основание их существования как Церкви), это: «Он и духам нечистым повелевает, и они повинуются Ему!». Для них это означало: Там, где громко звучит Слово Иисуса, не могут устоять никакие темные силы. А ведь мы ощущаем их в нашей жизни, не зная подчас, откуда они взялись, и не имея собственных сил им противостоять, от них освободиться.

Источник

Беседы на Евангелие от Марка, прочитанные на радио «Град Петров»

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-27

И ужасошася (ужаснулись) вси, якоже стязатися им к себи, глаголющим (так что друг друга спрашивали): что есть cиe (что это?) Ужаснулись и друг друга спрашивали, – потому что видели чудо изгнания беса одним словом Христовым, безо всяких заклинаний, одной собственной Его властью. Что это за новое учение и пр. Видя явление необычайной новой силы И. Христа над бесами, свидетели чуда заключали, что обладающий этой новой силой обладает и новым Божественным учением, имеет и новое Божественное откровение, которое и свидетельствует как истинное новыми, совершаемыми Божией силой, необычайными делами или чудесами.

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Марка. М.: 1900. Зач. 4. - С. 20

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 25-27

Как не видеть здесь Творца мира духов и мира вещественного? Слова Господня беспрекословно слушается злой демон и нехотя оставляет человека. Нельзя было не ужасаться и не дивиться при виде такого чуда, нельзя было не благоговеть пред Чудотворцем. Люди в первый раз видят такого нового Учителя-Чудотворца, Который со властию повелевает самым духам нечистым, которые так много мучили тогда людей и которых силы никто не мог одолеть. И я, Господи, ужасаюсь и дивлюсь делам Твоим и лобызаю воскрилия Твоих священных риз.

Источник

Дневник. Том 2. Чтение Нового Завета. Евангелие от Марка.

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-27

έθαμβήθησαν aor. ind. pass, от θαμβέω быть пораженным, изумленным (Taylor), ώστε используется с inf. и асс. для ввода прид. результата, συζητεΐν praes. act. inf. от συζητέω задавать вопросы, обсуждать, καινή новый, в качественном отношении, в отличие от временного (Cranfield). επιτάσσει praes. act. ind. от επιτάσσω велеть, ύπακούουσιν praes. ind. act. от υπακούω повиноваться.

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-28

Реакция зрителей очень сильная, увиденное вызвало у них ужас. Вряд ли его можно объяснить тем, что жители Капернаума впервые в жизни присутствовали при изгнании беса. В то время экзорцисты тоже были, и многие из них успешно справлялись с бесами. Что-то другое поразило их, не только Его сила и манера говорить. Недаром их слова были о новом учении. Марк, описывая реакцию людей на учение или поведение Иисуса, будет очень часто употреблять слова, передающие высшую степень удивления: «изумились, оцепенели, ужаснулись». Страх, пусть и неосознанный, говорил о встрече с Божественным, ведь все изгнания и исцеления, совершенные Иисусом, свидетельствовали о прорыве Царства Бога в этот мир (ср. 28 Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие.Мф. 12:28; 20 Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие.Лк. 11:20).

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Марка. Комментарий. М.: 2002. - С. 44

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 23-29

Затем Спаситель отправился в самый Капернаум и там начал в обширных размерах проявлять Свою проповедническую и благотворительную деятельность. Как и в Назарете, Он прежде всего направился в синагогу, где и поучал народ, во множестве собравшийся послушать великаго проповедника. Проповедь на этот раз нарушена была не бурным ропотом собрания, а одним несчастным, который, одержимый силою злобы, не в состоянии был вынести присутствия Сына Божия, пришедшаго ниспровергнуть царство злобы (23 В синагоге их был человек, одержимый духом нечистым, и вскричал:24 оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий.25 Но Иисус запретил ему, говоря: замолчи и выйди из него.26 Тогда дух нечистый, сотрясши его и вскричав громким голосом, вышел из него.27 И все ужаснулись, так что друг друга спрашивали: что это? что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает со властью, и они повинуются Ему?28 И скоро разошлась о Нем молва по всей окрестности в Галилее.Мк. 1:23-28, 31 И пришел в Капернаум, город Галилейский, и учил их в дни субботние.32 И дивились учению Его, ибо слово Его было со властью.33 Был в синагоге человек, имевший нечистого духа бесовского, и он закричал громким голосом:34 оставь; что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас; знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий.35 Иисус запретил ему, сказав: замолчи и выйди из него. И бес, повергнув его посреди синагоги, вышел из него, нимало не повредив ему.36 И напал на всех ужас, и рассуждали между собою: что это значит, что Он со властью и силою повелевает нечистым духам, и они выходят?37 И разнесся слух о Нем по всем окрестным местам.Лк. 4:31-37). Среди безмолвной тишины собрания, всецело поглощеннаго потоком божестненнаго благовестия, вдруг раздался пронзительный крик несчастнаго, который начал изступленно кричать: «Оставь; что тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас; знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий». Подобные несчастные люди, одержимые нечистыми духами, в древности не пользовались никакими приютами, и их болезнь считалась неизлечимой. Но Христос хотел открыто показать, что Он пришел спасти погибших. Он обернулся к беснующемуся страдальцу и, признавая в нем раба нечистаго духа, обратился к духу с строгим повелением: «замолчи и выйди из него». Сила Божественнаго повеления была непреодолима. Бесноватый упал на землю, в страшных судорогах крича и корчась. Но все это скоро прошло. Человек встал здоровым; все в нем показывало, что он освободился от подавлявшей его силы, и теперь был в своем здравом разсудке. Никогда прежде не совершалось такого великаго и поразительнаго чуда, и все присутствовавшие разошлись по домам с чувством неописаннаго изумления.

Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 230-231

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-27

«Ужаснулись»: изгнание злого духа привело свидетелей этого события в ужас и недоумение. Они видели явное чудо: одним словом, без всяких заклинаний, одной своей властью Господь изгнал демона, — это было нечто новое для них, конечно неожиданное и ужасное по страху перед этой всемогущей силой над темной силой темного духа. — «Что это?» Естественное выражение удивления. — «Что это за новое учение» и пр.? По явлению необычайной и новой для них силы над духом нечистым, свидетели чуда заключали, что обладающий этой силой обладает и новым учением, имеет и новое откровение, которое и свидетельствуется, как истинное, новыми необычайными делами или чудесами.

Толкование на группу стихов: Мк: 1: 27-27

Слова очевидцев происшествия по лучшему чтению (Воленберга) должны быть переданы так: "Что это? Учение новое – со властью! И духам нечистым повелевает Он и они повинуются Ему". (В русском же переводе "повелевание" нечистыми духами ставится в зависимость от "учения" Христова, а такое объяснение не имеет никакой опоры...). Иудеи, таким образом недоумевали, с одной стороны, о характере нового учения, какое им предлагал Христос, а с другой, – о самом факте изгнания беса, так как Христос совершил это дело без всяких приготовлений, между тем как иудейские заклинатели совершали опыты изгнания демонов посредством различных довольно продолжительных заклинаний и манипуляций.