yandex

Библия - Евангелие от Луки Глава 3 Стих 28

Стих 27
Стих 29

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 28-28

1) Цель родословия Иисуса Христа как у Матфея, так и у Луки есть та, чтобы человеческим происхождением Иисуса Христа показать в нем истиннаго обетованнаго Мессию, Спасителя мира. Но тогда как Матфей, писавший свое Евангелие для христиан из иудеев, довольствуется проведением родословия И. Христа от Авраама, праотца еврейскаго народа, которому первому дано было обетование, что именно из его рода произойдет Мессия, Лука возводит это родословие до Адама и даже Самого Бога, показывая тем в Иисусе Христе Спасителя ие только иудеев, но и всех потомков Адама—всего человечества (3:38).

2) Евангелист Матфей ведет родословие Иисуса Христа по нисходящей линии, Лука по восходящей. Первый показывает отношение членов родословия между собою через глагол εγέννησε; последний—через простое последование одного имени за другим с прибавлением к каждому члена του. Но как „родил» у ев. Матфея, так и член τοΰ у ев. Луки не непременно означает отношение между собою членов родословия, как отца к сыну, пли сына к отцу, а иногда только как предка к потомку,— показывает только происхождение одного члена родословия от другого. У ев. Матфея это открывается в тех местах, где он делает пропуски в родословии, а у ев. Луки в 38 стихе, где он отношение между Адамом и Богом показывает чрез тот же член του.

3) Евангелист Матфей делит все родословие на три отделения и в каждом из них перечисляет 14 родов, чрез что образуется три четыренадесятицы. Думают, что это евангелист делает с целию или облегчить запоминание, или же возбудить внимание читателя и привлечь его к тщательному разсмотрению происхождения Господа. Но что для этой цели евангелист делит родословие не более и не менее, а именно на три отделения, это он делает, думать можно, потому, что и история народа Божия от Авраама до Христа само собою делится на три периода: период патриархальный, с переходным временем судей,

период царей и период смутнаго времени от плена вавилонскаго до явления Христа. А что в каждом периоде евангелист исчисляет именно 14 родов, для этого нельзя указать прямых исторических оснований. Думают, что основанием для соблюдения именно этого числа в родословии послужило для евангелиста то, что 14 заключает в себе 2 седмерицы, а 7, равно как и 3, у евреев было число священное.

4) Быть может именно для соблюдении этого числа евавге- лист пропускает в родословии некоторых членов. Пропуски эти несомненно находятся собственно в 8 стихе, где между Иорамом и Озиею опущены цари: Охозия, Иоас, Амасия (1 Пар. 3:11, 22, 2. Пар. 21:17, 22, 1, 11, 24, 27, 26. 1) и в 11 стихе, где в большей части и более авторитетных кодексов нет между Иосиею и Иехониею Иоакима (2 Пар. 36:4), а после Иехонии не упомянут Седекия. Но опять спрашивается, почему именно эти, а не иныя лица, евангелист исключает из родословия, желая соблюсти число 14? Основание для этого евангелист должен был находить в истории этнх самых лиц; вероятно, он считал их недостойными быть исчисленными в ряду наследников престола Давидова и предков Господа. Некоторые толкователи обращают внимание на то, что Хорам, отец перваго из опущенных царей— Охозии был женат на дочери Ахава, израильскаго царя, и Иезавели, его жены—-язычницы (2 Пар. 21:6.), вследствие чего и потомство, происходившее от него, было полуязыческое. А между тем женитьба на язычнице была строго воспрещена законом (Втор. 7 гл.), так как это опасно было для веры и благочестия народа Божия. Иорам, действительно, и не избег этой опасности: он ходил путем царей израильских, как поступал дом Ахавов (2 Пар. 21:6. 12 и д.). Поэтому потомство Иорама евангелист считает достойным истребить из памяти истории и собственно до четвертаго рода, согласно с тем, что всякое нечестие и особенно идолопоклонство Бог угрожал карать до четвертаго рода (Исх. 20:5). Однакоже не хотел Господь погубить дома Давидова ради завета, который заключил с Давидом, и потому, что обещал дать ему светильник н сыновьям его на все времена (2 Пар. 21:7). Поэтому и евангелист, начиная с Озии, исчисляет в родословии потомков Иорама. Другие же толкователи в истории каждаго из полуязыческих потомков Иорама, опущенных из родословия, находят основания к непризнанию за ними прав наследства на престоле Давидовом. Так, Охозия носил только имя царя, всеми же дедами в царстве заправляла мать его—Гофолия (2 Пар. 22:3), которая по смерти его и царствовала в течение 6 лет (12, ст. 23. 1). Что касается Иоаса, то он делает угодное в очах Господних во все дни Иодая, священника (2 Пар. 24:2), Но по смерти Иодая пришли князья Иудейские и поклонились царю, тогда царь стал слушаться их (17 ст. и д.). Амасия недолго был верен Богу истинному; скоро он уклонился к идолопоклонству и потому пророк предвозвещал ему истребление (2 Пар. 25:15—16). Сын его Озия был точно также не без греха, но он под колец жизни раскаялся (2 Пар. 26 гл.). Что касается Иоакима, то он сделался царем иудейским не по избранию народному и не по прямому наследству, а поставлен был царем египетским (2 Пар. 36:4). Точно также Седекия поставлен был в цари Иудейские Навуходоносором, царем вавилонским (2 Пар. 36:10 ст.); кроме того, он был брат Иехонии, и, следовательно, не представлял собою особаго посредствующаго члена в родословии.

5) Самый счет членов родословия ев. Матфей ведет таким образом: четырнадцать родов от Авраама до Давида включительно; потом четырнадцать родов от Соломона до Иехонии («до переселения в Вавилон») включительно; отсюда нужно полагать, что и третья четыренадесятнца исчисляется таким же образом, то-есть начинается Салафиилем и продолжается до Христа включительно. Но в таком случае в последней четыренадесятице четырнадцать членов будет только с Мариею, пменно: 1) Салафиил; 1) Зоровавель; 3) Авиуд; 4) Елиаким; 5) Азор; 6) Садок; 7) Ахим; 8) Елиуд; 9) Елеазар; 10) Матфан; 11) Иаков; 12) Иосиф; 13) Мария; 14) Христос. Этою переменою в конце родословия обычнаго, употребляемаго им в предыдущем, способа перечисления предков евангелистов ясно показывает, что лишь одна Мария стоит в непосредственном отношении ко Хрясту, как Матерь Его, н что Иосиф, муж ея, не имел участия в Его рождении; не сказал евангелист: „Иаков же роди Иосифа, Иосиф же, муж Марии, роди Иисуса „глаголемаго Христа", как бы следовало ожидать ПО предыдущему, а говорит: Иаков же роди Иосифа, мужа Марии, из нея же родися Иисус, глаголемый Христос (ст. 16). Обращают также внимание на то, что тогда как евангелист везде употреблял глагол γεννάω в действительной форме—έγέννησε, говоря же о рождении Христа, он употребил страдательную форму глагола: εγεννήβη.

6) Родословие у ев. Матфея имеет еще следующую особенность: обычно он везде указывает только мужских потомков и притом старших в роде; однакоже, в некоторых случаях, он делает замечание и о женах, от которых родились известные члены родословия, и 6 братьях известнаго родоначальника. Что касается вопроса, почему или для чего евангелист вводит в родословие жен, то к решению его ведет то наблюдение, что упоминаемыя здесь жены были или язычницы по происхождению (Рахав, Руфь ст. 5), или женщины „злонравныя", по выражению златоуста (Рахав, Фамарь, Вирсавия, ст. 3, 5, 6). Поэтому в указании на таких жен в родословия Христа нельзя не видеть намерения евангелиста обличить фарисейское сомнение современных иудеев, вследствие котораго они происхождение по плоти от Авраама и исполнение закона Моисеева считали единственно достаточным и необходимым условием для вступления в царство Мессии; примером упоминаемых в родословии жен евангелист показывает, что, кроне правды законной, правды дед, есть еще правда веры и покаяния, и она-то и делает людей наследниками царствия Божия. О братьях родоначальников евангелист упоминает два paзa. Иаков родил Иуду и братьев его (ст. 2), Иосия родил Иехонию и братьев его, пред переселением в Вавилон (ст. 11). Слово „братья можно понимать в обширнейшем смысле—родственники, соотечественники. Можно думать, что евангелист упоминает о братьях Иуды с целию показать, что к числу членов народа Божия принадлежат все, происшедшие от Иакова. Равным образом π упоминание о братьях Иехонии, с именем котораго связывается воспоминание о переселении в Вавилон, показывает, что участи плена подвергся весь народ Божий, все потомки Авраама.

12. Со стороны содержания родословия у Матфея и Луки различаются тем, что первый от Давида ведет его чрез Соломона (1:6), а последний — чрез Нафана (3:31), и отсюда они перечисляют различных предков Иисуса. Но посредине встречаются два одинаковыя имени: Салафииля и Заровавеля (Мф. 1:12 Лк. 3:27), после которых снова идут различныя имена- до Иосифа. В этом последнем родословии соединяются, но Матфей отцом Иосифа показывает Иакова (1:16), а Лука—Илии (3:23). К соглашению этих разностей двух родословий Иисуса Христа сделано много предположений. Из щих более доверия заслуживают два:

а) Предполагают, что ев. Матфей, как писавший свое Евангелие для христиан из иудеев, для которых имеет значение только происхождение по мужской линии (отсюда: Авраам роди Исаака и пр.), дает родословие Иосифа и чрез него показывает законное происхождение Иис. Христа из рода Давидова. Евангелист же Лука пишет свое Евангелие с целию удовлетворить общехристианским интересам и родословием Христа указывает в Нем Спасителя всего человеческаго рода, а потому он перечисляет действительных Его предков, т. е., предков Марии, Которая, следовательно, точно также произошла из рода Давидова, как и Иосиф, но только чрез Наеана. По этому предположению выражение ев. Луки (3:23): и был (Иисус), как думали, сын Иосифов, Илиев и т. д., нужно понимать и читать так: и был (как думали, сып Иосифов) сын (т.-е. потомок) Илиев, Матфанов и пр. Мария по обычаю опускается из родословия и первым членом его ставится отец ея—Илий 1. Это будет, следовательно, родословие Илия, отца Марии, как у Матфея дано родословие Иосифа, мужа Марии. Правда, древнее церковное предание отца Богоматери называет Иоакимом. Но можно предположить, что он носил два имени—Иоакима и Илия. Что касается одинаковых в обоих родословиях имен Салафииля и Зоровавеля, то для разсматриваемаго предложения безразлично, принимать ли здесь одинаковость только имен при различии лиц, или же принимать, что этимн именами как у Матфея, так и у Луки обозначены одни и те же лица; в последнем случае будет, что Соломонова и Нафанова ветви царственнаго рода Давидова в своем продолжении соединялись на некоторое время в одну (по закону ужичества) и что как Иосиф, так и Мария, оба произошли от известнаго Зоровавеля, — первый чрез сына его Авиуда (Мф. 1:13), последняя чрез другого его сына Рисая (Лк. 3:27)2.

б) Второе предположение принимает, что как Матфей, так и Лука дают родословие Иосифа. Различие же между пими объясняют ветхозаветным законом ужичества, по которому со вдовою умершаго бездетным обязан был вступить в брак ближайший родственник его для возстановления семени, и дети от сего брака усыновлялись умершему, как бы они были его дети. Такой закон мог давать одному и тому же лицу двух отцов: по рождению и по усыновлению (Втор. 25:5 и д. Руф. 4:4—5, ср. Мф. 22:24 и д.). Таким образом, когда поколение царственных лиц после Давида, исчисленных ев. Матфеем между предками И. Христа, прекращалось со смертию Иехонии царя, который умер, не оставя после себя детей (4 Цар. 24:15. Иер. 22:30), то со вдовою его вступил в супружество Нирий, сын Милхия, из поколения Давида чрез Нафана (Лк. 3:27. 28). От этого брака родился Салафииль, который, по праву ужичества, был сын Иехонии (1 Пар. 3:17), а по рождению был сын Нирия. За Салафиилеы у обоих евангелистов следует Зоровавель 3. Но от Зоровавеля евангелисты опять ведут родословие чрез различных его детей: первый чрез Авиуда, другой чрез Рисая, опять на том же основании,—потому что в дальнейших поколениях было прекращение рода смертию предка от одного поколения и возстановление рода чрез его родственника из другого поколения. Таким же образом произошло и то, что Иосиф имеет двух отцов-Иакова и Илию. При этом можно еще заметить, что по преданию (Цер. Ист. Евс. 1:7) отцом Иосифа по рождению был, как показывает Матфей, Иаков.

7) Во всяком случае, несомненно, что, по крайней мере, ев. Матфей дает родословие Иосифа. Если так, то каким образом ото родословие доказывает происхождение И. Христа из рода Давидова, когда Иосиф не был Его действительным отцом? Для всякаго иудея, а также и для евангелиста Матфея важно было не действительное плотское происхождение человека, а законное, — не то, от кого он по плоти действительно родился, а то, кому он по закону наследник. И евангелист родословием И. Христа доказывает прежде всего Его заковныя права ва престол Давидов, а таковыя права Ему давал Иосиф, не будучи Ему действительным отцом, а лишь усыновив Его себе.

8) Против происхождения Марии из рода Давидова, невидимому, говорить то, что Она была родственницею Елисаветы, жены из рода Ааронова (Лк. 1:30, 5). Но закон, не позволявший дочерям одного колена чрез брак переходить в другое, касался только дщерей наследственных, имевших по наследству удел в земле (Чис. 36 гл.). Значит, в прежних поколениях между предками Елисаветы и Марии, происходивших из разных колен, могло начаться родство. Могло, напр., быть, что Мария отца имела из рода Давидова, а мать из рода Ааронова.

9) Что касается, наконец, вопроса: откуда евангелисты могли заимствовать длинный ряд имен предков Иисуса, живших после плена Вавилонскаго, то можно указать много примеров того, как Иудеи, несмотря на плен, тщательно сохраняли записи родословныя (см. Лк. 2:36, Деян. 4:36. Флп. 3:5). Иначе и не могло быть: эти записи для каждаго были документом его принадлежности к спасаемому народу Божию; оне же имели великое значение и в отношении к владению поземельной собственностию, равно как и привилегиям некоторых колен (1 Езд. 2:59, 62).


Примечания

    *1 Впрочем, другие толкователи находят возможным держаться разсматриваемаго взгляда на родословие у Луки, как на родословие отца Марии, принимая обицепризнаваемую конструкцию указаннаго выражения ев- Луки ὢν ὡς ἐνομίζετο υἱός Ἰωσὴφ τοῦ Ἠλὶ При этом предполагается, что Мария была дочь наследственная (Числ. 27 гл.). Иосиф, принявши в свое владение вместе с Мариею ея наследственный удел, доставшийся ей от ея отца Илия, тень самым усыновляется последнему. Поэтому первым членом родословия будет Иосиф; но член τού (του Ηλι) будет указывать в нем сына Илия не по рождению, а по закону,—во усыновлению. К принятию предположения, что Мария была дочь наследственная, препятствий никаких нет: история не сохранила нам никаких известий, чтобы у Богоматери были братья.

    *2 В 1 Пар. 3,19—20 перечисляются дети Зоровавеля и между ними нет указанных у евангелистов имен. Но мы не знаем, всех ли детей Зоровавеля обозначил в указанном месте ветхозаветный св. историк, а также и того, не носили ли некоторые из упонянутых ин два имени.

    *3 Зоровавель был сыном не Салафииля но рождению, а брата его Федаии, который, должно-быть, был возстановителем семени Салафииля (1 Пар. 3:17-19). 


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 64-69

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 28-28

  В следующем периоде от плена до Давида Лука перечисляет девятнад­цать родов (3:28—31). У Матфея за это время опять только четырнадцать. Но нам известно уже, что он опускает в этом периоде трех царей; следова­тельно, число девятнадцать у Луки служит новым подтверждением осо­бенной полноты и точности его родословия.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 28-28

Восемнадцать имен известны только из Евангелия, но не из независимых источников, хотя все они считаются потомками Давида по линии его сына Натана (слав. Нафан). Это его третий сын (2 Цар. 5:14; 1 Пар. 3:5). Вместо Натана у Матфея стоит Соломон, по линии которого идет престолонаследие. Возможно, имя изменено потому, что, согласно пророчеству Иеремии, потомки Соломона больше никогда не будут править Израилем (22:28-30; 36:30-31). Давид – знаменитый царь, прославленный как своим могуществом, так и благочестием. Из его рода, согласно пророчествам, произойдет Помазанник. Но у Луки тема Давида, прообраза Иисуса, почти не выражена.

От Давида до Авраама имена в двух родословных практически совпадают, хотя у Матфея отсутствуют Админ и Арни. Эти имена хорошо известны из Библии (см. 1 Пар. 1:34-2:15).


Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Луки. Комментарий. М.: 2004. С. 101

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 28-28

«Начиная» свое служение: то есть в то время, как принял крещение, чем и началось торжественное Его служение. — «Лет тридцати»: собственно около тридцати (ὡσεὶ), по смыслу выражения — или несколько более тридцати или несколько менее того. По более точным хронологическим соображениям надобно полагать, что Ему было несколько более 30 лет (см. прим. к ст. Лк. 3:1). «Как думали»: «как полагали Иудеи, а на самом деле Он не был сыном Иосифа» (Евф. 3игаб.). — «Сын Иосифов, Илиев» и пр.: при сравнении родословия Христова по Евангелию от Луки с таковым же родословием по Евангелию от Матфея (Мф. 1:1-16), представляется немало разностей, объяснение которых издревле несколько затрудняло толкователей и вызвало несколько мнений. Главное различие их в следующем: 1) по родословию Евангелия Матфеева, отец Иосифа обрученника Иаков (ст. Мф. 1:16) по родословию Евангелия от Луки — Илий (Лк. 3:23). 2) Cалафииль и Зоровавель по обоим родословиям имеют разных отцов и сыновей. По Матфею Салафииль — сын Иехонии (ст. Мф. 1:12), по Луке — сын Нирия (Лк. 3:27), по Матфею сын Зоровавеля — Авиуд (Мф. 1:13), по Луке — Рисай (Лк. 3:27). 3) По Матфею Иосиф обрученник — потомок Давида через Соломона (Мф. 1:6 и 7), по Луке — через Нафана (Лк. 3:31). 4) Имена их членов родословия от Давида до Салафииля (Мф. 1:7—12. Лк. 3:31—27) и от Зоровавеля до Иосифа (Мф. 1:13—16, Лк. 3:27—23), по обоим родословиям разные, и число членов неодинаково. Объяснения этих разностей были и есть следующие: 1) евангелист Матфей излагает родословие Иосифа обрученника, а ев. Лука — Девы Марии, так как и он и Она происходили от Давида, только по разным линиям. Но против этого прямые слова евангелиста Луки, показывающие, что и он ведет родословие, так же как и ев. Матфей, Иосифа (ст. 23). Притом, не было обычая вести родословные таблицы по женской линии, хотя и несомненно, что Мария происходила также из рода Давидова. 2) Предполагают, что лица обоих родословий одних и те же, только имена другие, так как у евреев было в обычае давать одному и тому же лицу несколько имен. — Это — догадка, несогласная ни с прямыми указаниями родословий на то, что одно из них ведется от Давида через Соломона, а другое — через Нафана, двух разных лиц, ни с числом членов того и другого родословия, из коих по одному таковых более (Лука), по другому менее (Матфей). 3) Самое вероятное объяснение этих разностей — объяснение законом ужичества, по которому брат или ближайший родственник умершего бездетным должен был взять его вдову и от нее продолжать род (ср. прим. к Мф. 1:12); рожденные таким образом дети имели как бы двух отцов: одного по плоти, другого по закону (умершего). Таким образом Салафииль называется у евангелиста Матфея сыном (по закону) Иехонии — бездетного, а ев. Лука называет отца его по плоти Нирия, который восстановил род бездетного Иехонии. — От усыновленного Салафиилю Зоровавеля родились Авиуд и Рисай, и евангелист Матфей ведет родословие по первому, а ев. Лука по второму, точно так же как первый ведет родословие от Давида чрез Соломона, а последний через Нафана, и по этим двум линиям — первый доводит родословие до Иакова, а последний до Илия, которые оба называются отцами Иосифа обрученника, что произошло так: Илий, сын Матфата, умер бездетным, Иаков, сын Матфата, его ближайший родственник, от его вдовы восстановил его род, родив Иосифа, который таким образом по плоти был сын Иакова, а по закону — Илии. Вот вкратце эта родословная в рассматриваемых пунктах:     Давид | Соломон----------------Нафан | | Иехония-----жена обоих-----Нирий (бездетный) (восстановивший род) | Салафииль | Зоровавель | Аиуд -----------Рисай | | Иаков----жена обоих------Илий (восстановивший род) (бездетный) | Иосиф обрученник     Такое объяснение разностей в родословиях ведет начало свое от писателя 2-го века Юлия Африканского, который слышал его оn остававшихся еще тогда в живых родственников Пресвятой Девы (Евсев. Церк. Ист. 1, 7). Это объяснение самое правдоподобное и принято было многими отцами и учителями Церкви. Два случая применения закона ужичества очень возможны во времена, тонкие для дома Давидова, — во время плена вавилонского и перед пришествием Христовым, когда род Давидов уже не царствовал в Иерусалиме.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 28-28

Благое намерение прочесть Священное Писание Нового Завета с самого начала встречает препятствие в виде родословия, помещенного в первой главе первого Евангелия в Библии – Евангелия от Матфея. Длинная цепь имен способна остудить энтузиазм и спровоцировать желание перескочить через нее к описаниям менее однообразным и более динамичным, нежели сухие записи о том, кто кого родил. Сходный список имен есть и в Евангелии от Луки, но уже после описания Крещения Господня, с которого началось общественное служение Христа (Лк. 3:23–38). Зачем нужны эти родословия? Какой в них смысл? Тем более что сопоставление имен в них выявляет целый ряд отличий:

  • ап. Матфей приводит родословие Христа от Авраама; ап. Лука – от Адама и Бога;
  • родословия изложены в разном направлении: ап. Матфей возводит родословную по нисходящей линии от Авраама до Иосифа, а ап. Лука по возводящей – от Иосифа до Адама и Бога;
  • перечень имен от Авраама до Давида в двух родословиях совпадает, но затем совпадений в именах почти нет (кроме Иосии, Салафииля и Зоровавеля);
  • оба родословия приводят к Иисусу через Иосифа; но отцом Иосифа ап. Матфей называет Иакова, ап. Лука – Илию;
  • в родословии Евангелия от Луки больше имен;
  • в родословии Евангелия от Матфея упоминаются женские имена;
  • ап. Лука приводит сплошной ряд имен, ап. Матфей делит их на три части по четырнадцать родов в каждой.
  • Попробуем разобраться, зачем апостол Матфей начал Евангелие с родословной, а апостол Лука, наоборот, отделил его от рассказа о Рождестве, был ли смысл приводить родословие праведного Иосифа, если он был только мнимым отцом Христа, и почему два родословия Христа неидентичны.

    Разное положение родословий в тексте наводит на мысль о различии их смысловой нагрузки в Евангелиях. В части общего описания Евангелий (п. 1.2) было сказано, что первичным адресатом Евангелия от Матфея были палестинские христиане, то есть иудеохристианская среда, знающая и разделяющая мессианские ожидания Ветхого Завета. Апостол Матфей помещает родословие Иисуса Христа в начале Евангелия, сразу показывая, что Иисус есть обещанный Мессия, семя Авраамово, в котором «благословятся все племена земные» (Быт. 28:14), потомок патриарха Иуды и царя Давида. Это родословие для человека, знакомого с иудейской традицией, своего рода свидетель – оно подтверждает исполнение Божиих обетований о приходе Мессии-Спасителя.

    Апостол Лука, рассказав о Крещении Спасителя и свидетельстве Бога Отца: «Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!» (Лк. 3:22) – затем приводит родословие, подтверждающее, что начинающий служение Христос есть Сын Божий. Чтобы показать это, апостол отвергает происхождение Христа от Иосифа: «Иисус, начиная Свое служение, был лет тридцати, и был, как думали, Сын Иосифов» (Лк. 3:23). Но, показывая, как и апостол Матфей, что Христос по плоти потомок Давида и Авраама, евангелист Лука ведет родословную линию далее – до первого человека Адама и, наконец, Самого Бога: «...Еносов, Сифов, Адамов, Божий» (Лк. 3:38). «Рождение Господа, как бессеменное, встречало неверие. Посему евангелист, желая показать, что и в другое время человек был без семени, от низших восходит до Адама и Бога. Он говорит как бы так: если ты не веруешь, как второй Адам родился без семени, то, прошу, обратись умом к первому Адаму, и ты найдешь, что он сотворен Богом без семени, и – после сего не будь неверен» Феофилакт Болгарский, блж. Благовестник. Толкование на Евангелие от Луки, 3: 23–38.. Принято также считать, что доведенным до Адама и Бога родословием апостол подтверждает уже звучавшую в первых двух главах идею всеобщности спасения: Сын Божий пришел, чтобы спасти весь человеческий род, не только иудеев.

    Для чего евангелистами приведены родословия праведного Иосифа, если Спаситель по плоти произошел только от Пресвятой Девы? Ведь оба евангелиста, доходя в родословиях до Иосифа, показывают, что он не был отцом Иисуса: «Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос» (Мф. 1:16); «Иисус, начиная Своё служение, был лет тридцати, и был, как думали, Сын Иосифов…» (Лк. 3:23). Ответ прост: Иосиф и Пресвятая Богородица принадлежали дому Давидову. Протоевангелие Иакова говорит, что Мария происходит «из племени Давидова». Прп. Ефрем Сирин указание Евангелия от Луки «из дома Давидова» (Лк. 1:27) относит и к Иосифу, и к Марии М. Д. Муретов считает, что, исходя из грамматической конструкции предложения, их вообще можно отнести к одной только Деве (см.: Муретов М. Д. Родословие Христа // Избр. труды. М.: Изд-во Свято-Владимирского братства, 2002. С. 366).. Брак единственной дочери, наследницы состояния родителей, мог быть заключен только с близким родственником (см.: Чис. 36:8: «И всякая дочь, наследующая удел в коленах сынов Израилевых, должна быть женою кого-нибудь из племени колена отца своего, чтобы сыны Израилевы наследовали каждый удел отцов своих»), при этом муж дочери становился юридическим сыном ее отца. Таким образом, семьи праведного Иосифа и Девы Марии имели один корень, поэтому и приведение родословия праведного Иосифа (а традиции составлять женские родословия в Израиле не было) убедительно свидетельствует, что Иисус – «Сын Давидов» (Мф. 1:1; см. также: 2 Тим. 2:8; Рим. 1:3).

    Чем можно объяснить различия в родословиях? Епископ Кассиан (Безобразов) отмечает, что принятие в канон Евангелий с несовпадающими родословиями доказывает, что для христиан конца I – начала II века эти различия не были проблемой См.: Кассиан (Безобразов), еп. Христос и первое христианское поколение. Париж; Москва, 1996. С. 7.. В IV веке, по свидетельству епископа Евсевия Кесарийского, этот вопрос уже беспокоил многих христиан: «Так как евангелисты Матфей и Лука передают родословную Христа по-разному, то немало верующих считает, что они противоречат одна другой, и каждый, не зная истины, изо всех сил старается придумать объяснение этих мест» Евсевий Памфил, еп. Церковная история. I, 7 (1). Надо сказать, что в XIX веке представители библейской критики прямо обвиняли евангелистов в подлоге и простом сочинении родословий (в части имен от Давида до Иосифа) ради подтверждения мессианства Христа. См., например, рассуждения Д. Штрауса: «Тот же Юлий Африканский сообщает, что впоследствии, когда народилась община христиан, родственники Господа много занимались генеалогией своего рода. Это известие вполне правдоподобно, и потому можно допустить, что благодаря генеалогическим изысканиям, которыми занимались не только родичи Иисуса, но, вероятно, также и другие члены христианской общины, составились два родословных списка, приведенных у Матфея (1: 1–17) и у Луки (3: 23–38). Но в этих списках вышеуказанный пробел заполнен совершенно неудовлетворительно и произвольно, что и понятно, так как составители родословий, видимо, не располагали никакими документами и должны были довольствоваться собственными догадками и предположениями» (Штраус Д. Жизнь Иисуса. Кн. 2 / Пер. с нем. М.: Республика, 1992. [Электр. ресурс:(22.08.2010).]. Но первое письменное объяснение и попытка согласования родословий Христа зафиксированы еще в конце II века. Ученый римлянин Юлий Африкан (160–240 г.) в письме к Аристиду Аристит – христианский апологет II века, афинский философ. сообщает, что знаком со сродниками Христа и от них узнал о причинах расхождений в родословиях. Он объясняет это следствием закона левирата или ужичества (Втор. 25:5–6). Этот закон требовал, чтобы, в случае если мужчина умирал бездетным, его ближайший родственник восстановил семя брата, то есть взял себе его жену и продолжил род. Первый сын, родившийся от такого левиратного брака, считался сыном умершего, то есть носил его имя и был его наследником. Африкан говорит, что евангелисты перечисляют предков Христа то по плоти, то по закону, исходя из левиратных связей: «Ни то, ни другое Евангелие не ошибается, исчисляя имена по природе и по закону. Потомки Соломона и Нафана до того переплелись между собой вследствие «воскрешения» бездетных, вторых браков и «восстановления семени», что одни и те же лица справедливо могли считаться детьми и мнимых, и действительных их отцов. Оба повествования совершенно правильны и доходят до Иосифа путем извилистым, но верным» Цит. по: Евсевий Памфил, еп. Церковная история. I, 7 (4).. Конечно, это объяснение не предполагает регулярное бесплодие у потомков царя Давида и не применяется ко всему родословию Подробнее см.: Михаил (Лузин), еп. Толковое Евангелие. Евангелия от Марка и Луки. С. 297–301..

    Основная же причина отличий имен (и разницы в их количестве) в том, что они ведутся по двум разным родовым ветвям, происшедшим от Давида, – род Соломона и род Нафана, второго после Соломона сына Давида от Вирсавии (2 Цар. 5:14). Свт. Григорий Богослов называет их соответственно царской ветвью и священнической: «Один из них, как ток великой реки, струил царственную кровь, а другой – кровь святых и светоносных иереев. Христос же стал тем и другим – и великим Царем и Архиереем. Посему Матфей написал Духом Святым потомков Соломоновых, а Лука обратился к Нафану. …А таким образом разделившееся вначале потом слилось в одно» Григорий Богослов, свт. Родословие Христово // Творения. Т. 2: Стихотворения. Письма. Завещание. С. 35.. В последней фразе святитель имеет в виду пересечение двух родовых ветвей вследствие исполнения закона левирата и поясняет, как это произошло: праведный Иосиф был сыном двух отцов – Иакова по естеству (Мф.) и Илии по закону (Лк.). Илия и Иаков были единоутробными братьями, рожденными женщиной по имени Есфана, бывшей сперва женой Матфана (ветвь Соломона) и родившей ему сына Иакова, а после смерти мужа повторно вышедшей замуж за Матфата (ветвь Нафана) и родившей ему сына Илию. Когда Илия умер бездетным, его единоутробный брат Иаков взял себе его жену и продолжил его род, родив праведного Иосифа См.: Там же..

    Неясно, правда, почему свт. Григорий называет род Нафана священническим. Скорее всего, он имел в виду частые браки между потомками Нафана и представителями колена Левина Одно из подтверждений брачных союзов между коленами Иуды и Левия – указанное архангелом Гавриилом родство Девы Марии, принадлежащей к роду царя Давида, с Елизаветой, бывшей замужем за священником (Лк. 1:36). В книгах Ветхого Завета также есть подтверждение существования таких союзов: брак между первосвященником Аароном и Елизаветой из колена Иудина (дочь Аминадава и сестра Наассона (Исх. 6:23), упоминаемых в родословии Христа) или брак первосвященника Иодая и Иосавефы, дочери царя Иоарама, представительницы царского дома Давида (2 Пар. 22:11)., а также сохранение религиозной чистоты именно этой ветвью сынов Давидовых: «Род Давида через Нафана хотя и не имел царственных прав, но хранил в себе мессианскую жизнь и мессианские идеалы во всей чистоте и силе. И если род Давида через Соломона, не говоря даже о самом Соломоне, имел таких нечестивцев, как Иорам и его потомки от Иезавели, Ахаз, Иоаким и почти все, кроме немногих, то о лицах рода Нафанова нам или ничего неизвестно, или же известно одно только прекрасное, как о Салафииле, Зоровавеле и Илие-Иоакиме и его жене Анне, не говоря уже о Пресвятой Деве Марии. По всему можно предполагать, что это все были истинные и праведные израильтяне, подобно старцу Симеону и пророчице Анне, свято хранившие и из рода в род в неприкосновенной чистоте передававшие мессианский идеал и чаяние Утехи Израилевой» Муретов М. Д. Родословие Христа. С. 370–371..

    Кроме характеристики Нафановой ветви дома Давидова цитата из статьи М. Д. Муретова «Родословие Христа» приведена ради знакомства еще с одним вариантом объяснения различия родословий. В новое время возникает предположение (которого не знает святоотеческая традиция), что один из евангелистов, а именно апостол Лука, приводит родословие не праведного Иосифа, а Девы Марии, то есть действительное родословие Христа по плоти Мысль эта, хотя и в ином виде, все же имела место в древности: Тертуллиан (церковный писатель II в.) предполагал, что ап. Матфей привел родословие не праведного Иосифа, а Девы Марии.. Эта версия не учитывает свидетельства древних авторов, а исходит исключительно из анализа евангельского текста Подробнее см.: Муретов М. Д. Родословие Христа. С. 359–371.. Предполагая, что отец Пресвятой Девы Иоаким имел, по распространенному обычаю, второе имя – Илий, считают, что именно он назван в Лк. 3:23 как отец Иосифа, но отец не по плоти, а по Закону – в силу заключенного брака Иосифа с единственной дочерью Иоакима, Девой Марией. Начальная фраза родословия: «...и был, как думали, Сын Иосифов, Илиев» (Лк. 3:22) – прочитывается так: «Будучи сыном, как думали, Иосифа, но на самом деле Илия…» Родословие в Евангелии от Луки мыслится дополняющим родословие в Евангелии от Матфея: они сообща показывают, что Христос является «как бы двойным сыном Давида – по праву и по плоти»: через Мать Он по естеству принадлежит роду Давида, через праведного Иосифа получает царственное право наследования престола Давида.

    Осталось рассмотреть еще две особенности родословия в Евангелии от Матфея, отличающие его от родословия в Евангелии от Луки: почему ап. Матфей делит список имен на три части по четырнадцать родов в каждой и для чего он упоминает женские имена, что для родословий того времени нетипично.

    Делением родословия на три группы апостол Матфей символично изображает три этапа истории израильского народа, имевшей своей вершиной рождение Мессии. Свт. Иоанн Златоуст поясняет: «Евангелист разделил все родословие на три части, желая тем показать, что иудеи с переменою правления не делались лучшими, но во времена аристократии, и при царях, и во время олигархии предавались тем же порокам; под управлением судей, священников и царей не оказали никакого особенного успеха в добродетели» Иоанн Златоуст, свт. Беседы на Евангелие от Матфея. 4. 1.. В каждой группе апостол оставляет четырнадцать родов, используя характерные для иудейских писателей приемы: усвоение числам символического значения (четырнадцать как удвоенное число семь, семь – число полноты, три – завершенность). Для сохранения равного числа родов в каждой группе пропускаются некоторые имена (у евреев был обычай исключать из родословий некоторые имена – напр., см.: 1 Езд. 7:1–5; 1 Пар. 6:3–15; слово «сын» или «родил» при этом употреблялось и в отношении к внуку).

    В родословии ап. Матфея встречаются имена женщин-иноплеменниц (Фамари и Руфи), некая Рахава (видимо, известная Раав-блудница, принявшая и спасшая иудейских разведчиков при захвате Земли обетованной), и Вирсавия, мать Соломона, имя которой не упоминается, но только указывается на грех, – апостол отмечает, что она была чужой женой («Давид родил Соломона от бывшей за Уриею|||»). По толкованию блж. Феофилакта имена этих женщин указаны, чтобы показать: 1) и язычники могут войти в Царство Христово, если устремятся к народу Божию и оставят свою прежнюю жизнь и ложных богов; 2) Христос пришел призвать к спасению не праведников, но грешников; 3) следует почитать своих предков и прославлять их своею добродетелью; 4) Богу все угодны, хотя бы они произошли и от блудницы, если только имеют добродетель См.: Феофилакт Болгарский, блж. ///Благовестник. Толкование на Евангелие от Матфея, 1: 3, 5–6..


    Источник

    Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 65-72