yandex

Библия - Евангелие от Луки Глава 3 Стих 21

Стих 20
Стих 22

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

О крещении Господа Иисуса Христа повествуют все четыре Евангелиста. Подробнее всех изображает это событие св. Матфей (Мф. 3:13-17) Св. Лука передает, что "Иисус, крестившись, молился" несомненно о том, чтобы Отец Небесный благословил начало Его служения. "И се отверзошася Ему небеса", т.е. отверзлись над Ним, ради Него.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Иисус входит в реку, погружается, потом поспешно1 исходит из воды, молится и разверзаются Ему небеса, нисходит на Него Дух Божий в телесном виде, как голубь, и пребывает на Нем. В то же время слышится глас с небес: « сей есть Сын Мой возлюбленный, в Коем все мое благоволение!» Это было торжественное посвящение Иисуса в Его всемирное служение. Все сопровождавшие оное обстоятельства были средством к совершенному удостоверению Иоанна и других, что Иисус есть истинно тот Мессия, Которого они ожидали. Настоящее событие было основой той веры в Иисуса, которая чтила в нем Сына Божия. Иоанн говорил после: я не знал Его; но пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем; Тот есть крестящий Духом Святым. И я видел и засвидетельствовал, что сей есть Сын Божий (Ин. 1:33).

Что же было знамение Духа, нисшедшее на Иисуса? Не сообщение Ему того, чего Он не имел, но, если смеем выразиться так, видимое и для посторонних зрителей прелияние от Божественного существа Иисуса на Его человечество. Сам с небеси ниспослал Духа, поколику Бог; и сам же на земле восприял Его, поколику человек, – говорит Афанасий Великий1. Образ голубя означал божественную кротость учителя, напоминал голубицу, принесшую к праотцу обновленного потопом мира ветвь мира между небом и землей. Многие ли были удостоены видения этого божественного явления – из евангельской истории не видно. Там говорится об одном Иоанне, что он видел. Древние толкователи Священного Писания согласнее на то мнение, что явление Духа в виде голубином – было не для одного Иоанна. Но видение небес отверстых было открыто одному Стефану при множестве свидетелей.

События Иорданские немалую имели важность и для служения Иоаннова. Иоанн всегда чуждый желания усвоить себе то, на что не призван, с радостью теперь переменил проповедь о грядущем на проповедь о пришедшем; теперь еще с большей ревностью он начал проповедывать покаяние и близость царства небесного.


Примечания

    *1 Aбиe – т. е. прежде нежели успели выйти другие, с ним крестившиеся

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 61-62++

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

83. Когда же крестился весь народ, и Иисус, крестившись, молился, отверзлось небо, и Дух Святой нисшел на Него в телесном виде, как голубь, и был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой; в Тебе Мое благоволение. Господь крестился не для того чтобы очиститься, но для очищения вод, которые, омывшись плотью Христовой, не знавшей греха (см. 2 Кор. 5:21), получили крещальную силу, поэтому приходящие к купели Христовой слагают с себя грехи. Весьма умело евангелист Лука кратко изложил то, что рассказано другими евангелистами, и скорее дал понять, что Господь был крещен Иоанном, чем явно это высказал. А причину Своего крещения Сам Господь показывает словами: Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду (Мф. 3:15).

84. Для созидания Своей Церкви Бог соблаговолил по Своему милосердию, чтобы после патриархов, пророков, ангелов пришел Единородный Сын Божий и приступил к купели, поэтому мы можем понять, сколь истинно и божественно сказанное о Церкви: Если Господь не созиждет дома, тщетно трудятся строящие его (Пс. 126:1). Не удивляйся, что человек не может построить, если человек не может сохранить: Если Господь не охранит града, тщетно бодрствуют стражи (Пс. 126:1), так сказано в псалме. Осмелюсь сказать также, что человек не может отправиться в путь, если ему не предшествует Господь, поэтому написано: Господу Богу вашему последуйте (Втор. 13:4), — и еще: Господь направляет пути человека (Притч. 20:24). Совершенен тот, кто понимает, что не может ходить без Господа. Он говорит: Научи меня путям Твоим (Пс. 24.4). А если обратиться к истории — ведь мы должны не просто воспринимать повествование как чреду событий, но и уподоблять наши дела примерам из книг, — то вспомним, как народ вышел из Египта: он не знал пути, ведущего в Святую землю. Послал Бог столп огненный, чтобы народ различал дорогу в ночи. Послал Бог еще и столп облачный днем (см. Исх. 13:21), чтобы люди не уклонялись ни влево, ни вправо. Но не таков ты, человек, чтобы тебе сподобиться столпа огненного; нет с тобою Моисея, не посылаются тебе знамения! Теперь, по пришествии Господа, от тебя ожидается вера, а чудеса отлагаются. Бойся Господа и доверься Господу: Ангел Господень ополчится вокруг поящихся его и спасет их (Пс. 33:8). Видишь, повсюду сила Божья споспешествует человеческим усилиям: никто не может построить без Господа, никто не может сохранить без Господа, никто не может положить чему-либо начало без Господа. И потому, по слову апостола: Едите ли, пьете ли, всё во славу Божию творите (1 Кор. 10:31), во имя Господа нашего Иисуса Христа (Кол. 3:17). В двух посланиях апостол велит тебе делать все во имя Господа нашего Иисуса Христа или во славу Божью, чтобы ты знал, что у Отца и Сына одна слава и одна сила и ни в чем Отец и Сын не расходятся по божественной природе, как и нераздельны Они в помощи, оказываемой нам. Итак, Давид научил меня, что никто без Господа не построит дом и не сохранит город (см. Пс. 126:1) .

85. Научил меня также и Моисей, что именно Бог сотворил мир: В начале сотворил Бог небо и землю (Быт. 1:1). Он научил меня также, что Бог создал человека Своим действием, как сказано: Создал Бог человека из праха земного и вдунул в лице его дыхание жизни (Быт. 2:7); из этого ты должен увидеть образ создания человека, словно Бог творил неким телесным действием. Научил он меня также, что и женщину сотворил Бог: Навел Бог на Адама сон, и он уснул; и взял одно из ребер его и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у Адама, жену (Быт. 2.21—22). Неслучайно, говорю я, Моисей представляет Бога действующим телесными руками при создании Адама и Евы. Миру Бог повелел быть — и он стал (ср. Пс. 148:5); Писание говорит о сотворении всего мира как о действии одного слова, но когда доходит очередь до человека, пророк хочет тебе показать руки творящего Бога.

86. Столь тщательное описание божественных действий заставляет меня искать смысла большего, чем буква. На помощь моему нетерпению пришел апостол, и так как я не понимал сказанного: Кость от костей моих и плоть от плоти моей, она будет называться женою, ибо взята от мужа своего (Быт. 2:23), — он открыл мне это по божественному вдохновению и сказал: Тайна сия велика (Еф. 5:32). Какая тайна? Та, что будут два одна плоть и оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей (Быт. 2:24), потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5:30). Кто этот Муж, ради Которого жена оставляет своих родителей? Оставляет своих родителей Церковь, собранная от языческих народов, к которой обращены пророческие слова: Забудь народ твой и дом отца твоего (Пс. 44:11). Ради какого мужа, как не ради Того, о Ком говорит Иоанн: За мной идет Муж, Который был прежде меня (Ин. 1:30)? Когда Он уснул, из Его бока Бог взял ребро (ср. Быт. 2:21) ; ведь это Он уснул, и спал, и встал, ибо Господь принял Его (ср. Пс. 3:6). Что это за ребро, как не божественная сила? Когда воин пронзил Ему бок, тотчас истекла кровь и (Ин. 19:34), пролитая за жизнь мира (см. Мф. 14:24, Ин. 6:15). Эта жизнь мира есть ребро Христово, это ребро второго Адама, ибо первый Адам стал душою живущею, а последний Адам есть дух животворящий (1 Кор. 15.45). Последний Адам — Христос, а ребро Христово — жизнь Церкви, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5:30). Может быть, об этом ребре Он сказал: Чувствую силу, исшедшую из Меня (Лк. 8:46), — это ребро вышло из Него без ущерба для Его тела, потому что это ребро не телесное, а духовное: Дух не разделяется в Себе, но наделяет Собой каждого, кого хочет (ср. 1 Кор. 12:11). Это Ева, мать всех живущих (ср. Быт. 3:20). Если ты понимаешь слова ангела: Что ты ищешь живого среди мертвых? (Лк. 24:5), — то поймешь, что живущие без Христа мертвы и непричастны жизни, а непричастен жизни кто непричастен Христу, потому что Христос есть жизнь (см. Ин. 14:6). Итак, Церковь — мать живущих, Бог воздвиг ее при помощи краеугольного камня — Иисуса Христа, благодаря Которому все сооружение скрепляется и вырастает в храм (ср. Гал. 4:26, Еф. 2:20-21, 1 Пет. 2:6)

87. Да придет Бог и создаст жену: первую жену в помощь Адаму, вторую — Христу, не потому что Христос нуждается в помощи, но потому что мы желаем и стремимся прийти к благодати Христовой через Церковь. И ныне созидается, и ныне растет, и ныне эта Жена получает облик и рождается! Поэтому Писание и использовало новое слово «надстраивать», потому что мы утверждаемся на основании апостолов и пророков (Еф. 2:20). Ныне воздвигается духовный дом, становясь священным храмом (ср. 1 Пет. 2:5) . Приди, Господи Боже, создай эту жену, построй Свой город! Пусть приидет Твой Служитель! Я верю Твоему слову: Он построит город Мой (Ис. 45:13).

88. Эта Жена — мать всем, вот духовный дом, вот вечный город, не знающий смерти; это Иерусалим, теперь видимый на земле, но который будет вознесен выше Илии (ср. Гал. 4:25-26, 4 Цар. 2:11) — а Илия был один! — и будет вознесен выше Еноха (ср. Быт. 5:24, Сир. 44:15, Евр. 11:5), который не видел смерти, ибо был во тесен, чтобы злоба не изменила сердца его (Прем. 11:5). Этот Иерусалим любим Христом, ибо он славен, свят, непорочен, безукоризнен (ср. Еф. 5:27). И насколько лучше, когда все тело возносится, чем кто-то один! Таково упование Церкви. Несомненно, она будет восхищена, вознесена, перенесена на небо! Илия был восхищен огненной колесницей, вознесется и Церковь. Не веришь мне? Поверь Павлу, в котором говорил Христос: Мы восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем (1 Фес. 4:17).

89. Для строительства этого града посылаются многие: патриархи, пророки, архангел Гавриил, бесчисленные ангелы. Многочисленное небесное воинство (см. Лк. 2:13) восхваляло Бога, потому что близилось строительство этого града. Многих посылали в этот город, но только Христос строит его; впрочем, Он не один, потому что с Ним Отец (см. Ин. 16:32), и хотя Он Сам строит, но славу столь великого сооружения не присваивает Себе. О храме Божьем, построенном Соломоном и послужившем прообразом Церкви, сказано, что было семьдесят тысяч носильщиков и восемьдесят тысяч каменотесов (ср. 2 Пар. 2:2). Пусть же придут ангелы и каменотесы, пусть отсекут лишнее от наших камней, разгладят неровности, пусть придут и носильщики, о которых сказано: воздвигнут на плечах (Ис. 49:22).

90. Иисус приходит к Иоанну (см. Мф. 3:13) — а о прочем вы уже знаете. Приходит Он к Иоаннову крещению, но крещение Иоанново было во оставление грехов, поэтому Иоанн удерживает Его и спрашивает: Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? (Мф. 3:14). Почему Ты, не имеющий греха, приходишь ко мне?! Нуждается в крещении грешник, но зачем просит крещения в оставление грехов Тот, Кто греха не совершил? (ср. Ис. 53:9, 1 Пет. 2:22) Иисус отвечает: Оставь ныне, — то есть пока созидается Церковь, — ибо так подобает нам исполнить всякую правду (Мф. 3:15). Какая это за правда, как не милосердие? Он расточил, роздал нищим, правда Его пребывает вовеки (Пс. 111.9). Он дал мне, нищему и убогому, благодать, которой я раньше не имел; и потому правда Его пребывает вовеки. В чем правда? В том, чтобы ты сам прежде поступал так, как ты хочешь, чтобы поступал другой (см. Лк. 6:31), и вдохновлял других своим примером. В чем правда? В том, что Он, восприняв плоть, не оградил Себя как Бог от телесных чувств и от пользования телом, но как Человек победил плоть, чтобы научить меня побеждать ее. Он научил меня, как нечистоту моей греховной плоти, закореневшей в земных пороках, погребсти для грехов и обновить добродетелями.

91. О поистине божественное предвидение в самом умалении Господа! Чем глубже смирение, тем божественней провидение. Суровость нанесенных Ему обид и исцеления, даруемые Тем, Кто Сам не нуждался в исцелениях, ясно указывают на Бога. Есть ли более божественное средство призвать народы к крещению, чем показать им, что никто не должен избегать омовения благодатью, когда Христос не отверг омовения во оставление грехов? Пусть никто не говорит, что он непричастен греху, если Христос пришел к очищению грехов. Если Христос совершил ради нас омовение, а лучше сказать, омыл самих нас в Своем теле, не должны ли мы сами омыть свои преступления? Каким еще чудом, каким таинством Бог, хотя Он Бог во всем (ср. Еф. 4:6), являет Свое божество, чем этим: по всему миру, в котором рассеян человеческий род, по всем странам, границам и пространствам, в один момент в одном теле Он уничтожил ложь древнего греха и пролил благодать Небесною Царства? Один Он погрузился в воду, но поднял с Собою всех; один снисшел, чтобы все мы поднялись (ср. Еф. 4:8-10); один принял на Себя грехи всех, чтобы в Нем очистились все от грехов. Итак, очиститесь (см. Иак. 4:8), как говорит апостол, потому что Он принял очищение за нас, хотя не нуждался в очищении. Это о нас.

92. Теперь рассмотрим тайну Троицы. Мы говорим, что Бог един, но исповедуем Отца и исповедуем Сына. Хотя написано: Возлюби Господа Бога твоего (Мф. 22:37; Мк. 12:30; Лк. 10:27) и Ему одному служи (Мф. 4:10) (ср. Втор. 6:5, 13, Втор. 10:20), — Сын сказал, что Он не один: Я не один, но Отец со Мною (Ин. 16:32). И теперь Он не один: Отец свидетельствует о Своем присутствии (Лк. 3:22), присутствует и Святой Дух — Троица не может быть разделена: отверзлось небо, и Дух Святой нисшел в телесном виде, как голубь (Лк. 3:21—22). Как же могут говорить еретики, что Он один на небе, если Он и на земле не один? Рассмотрим эту тайну. Почему как голубь? Потому что благодать крещения требует простоты, чтобы мы были просты как голуби (Мф. 10:16). Благодать крещения требует мира; именно мир голубь, древний образ, принес некогда в ковчег, который один пережил потоп (см. Быт. 8:11). Изволив сойти в виде голубя, Он научил меня, Кого прообразовал тот голубь; Он научил меня, что та ветвь и тот ковчег были прообразом мира и Церкви, потому что в потопах века сего Святой Дух несет Своей Церкви плодотворный мир. Научил меня также и Давид, пророческим духом увидевшии таинство крещения: Кто даст мне крылья, как у голубя? (Пс. 54:7).

93. Итак, явился Дух Святой, но поразмышляй над тайной: Он сошел ко Христу, потому что все Им создано... и Им стоит (Кол. 1:16, 17). Посмотри на благость Господа, Который один подвергся поруганию, но не одному Себе взыскал славы. Как Он создал Церковь? Умолю Отца, — сказал Он, — и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир сей не может принять, потому что не видит Его и не знает Его (Ин. 14. 16—17). Недаром, значит, Он показался в телесном виде, потому что по божественной природе Он невидим.

92. Увидели мы Дух, хотя и в телесном виде, теперь посмотрим на Отца. Так как мы не можем видеть Его (см. Ин. 1:18), послушаем Его: благоволящий Бог здесь, Он не оставит храм Свой! Он хочет наставить всякую душу, хочет назидать ее ко спасению, хочет перенести живые камни (ср. 1 Пет. 2:5) с земли на небо. Он любит храм Свои, возлюбим же и мы! Если мы любим Бога, давайте соблюдать Его заповеди! (ср. Ин. 14:15)! Если мы любим Его, давайте познавать Его, ибо всякий, кто говорит, что он познал Его, но заповедей Его не соблюдает, тот лжец (1 Ин. 2:4). Как может любить Бога не любящий истину, если Бог есть истина (ср. 1 Ин. 5:6)? Давайте послушаем Отца, потому что Отец невидим (ср. Кол. 1:15, 1 Тим. 1:17). Но и Сын невидим по божеству, ведь Бога никто никогда не видел (Ин. 1:18). Так как Сын — Бог, Сын невидим по божеству, но Он пожелал показать Себя в теле; Отец же, не имея тела, желал подтвердить Свое присутствие в Сыне и сказал: Ты Сын Мой, в Тебе Мое благоволение (Лк. 3:22). Если хочешь узнать, что Сын всегда пребывает с Отцом, прочитай слова Сына: Взойду ли Я на небо, Ты там; сойду ли в преисподнюю, и там Ты (Пс. 138:8). Если ты ищешь свидетельство Отца, ты услышал его от Иоанна. Доверься тому, кому вверился Христос при крещении и кому Отец засвидетельствовал Своего Сына: Сей Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мф. 3:17).

93. Где ариане, не благоволящие Сыну, в Котором благоволение Отца? Не я это говорю и не кто-либо из людей, не Бог через человека, ангелов или архангелов, но голос, пришедший с неба от Самого Отца, свидетельствовал так. К тому же и в другой раз Отец повторяет: Сей Сын Мои возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте (Мф. 17:5). Послушайте Самого Сына: Я и Отец одно (Ин. 10:30). Поэтому кто не верит Сыну, не верит и Отцу. Отец свидетельствует о Сыне. Если кто сомневается в Сыне, он не верит свидетельству Отца. Наконец, когда Отец говорит: В Котором Мое благоволение, — Он прославляет в Сыне не чужое, но Свое. Что значит в Котором Мое ? Значит: все, что есть у Сына, Мое; как и Сын сказал: Все, что имеет Отец, Мое (Ин. 16:15). Сила одинаковой божественной природы не различается в Отце и Сыне, она делает Отца и Сына причастниками в единой власти. Поверим Отцу, Чьим голосом звучали стихии (ср. Иер. 50:42); поверим Сыну, голосу Которого повиновались стихии (см. Лк. 8:24). Мир верил через стихии — пусть теперь поверит через людей; мир верил через неодушевленное — пусть поверит через живых; мир верил через немое — пусть поверит через говорящих; мир верил через лишенное разума — пусть поверит через тех, кто получил разумение, чтобы познать Бога.


Источник

Амвросий Медиоланский свт. Изъяснение Евангелия от Луки. Книга 2. М.: ПСТГУ, 2019. С. 168-185

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Чудесныя события, сопровождавшия крещение И. Христа, были следующия: 1) отверстие небес, 2) сошествие на крестившагося Господа Духа Святаго в телесном, чувственно наблюдаемом виде голубя и 3) глас Бога Отца, свидетельствовавший, что Крестившийся есть Сын Его, на Котором почиет вся Его любовь, все Его благоволение. Из описания первых трех евангелистов крещения Господа не видно, чтобы эти события доступны были наблюдению кого-либо, кроме Самого Иисуса, потому что лицо, о котором идет речь в их описаниях и к которому поэтому грамматически относятся выражения: отверзошася Ему небесаи виде Духа Божия(Мф.), и абие, восходя от воды, виде раэводящася небеса и Духа яко юлубя сходящаго пап (Мк.), — есть И. Христос (у ев. Луки речь идет безотносительно к кому-либо). Но сам Креститель впоследствии свидетельствовал, что он был удостоен видения этих событий (Ин. 1:31 и д.). Что касается народа, в это время окружавшаго Иоанна, то из этих же слов Крестителя можно заключить, что с окружавшими его было в этом случае то же, что со спутниками ап. Павла при его чудесном обращении (Деян. 9:7.). Как важен был этот момент в жизни Спасителя, на это указывает то, что Он, но разсказу евангелиста Луки, выходя из воды, молился. И во время общественнаго служения Своего И. Христос в важнейших моментах Своей жизни обращался к молитвенному собеседованию с Своим небесным Отцом: так, пред избранием 12 апостолов (Лк. 6:12), во время преображения на Фаворе (9:28.29), в саду Гефсиманском пред началом Своих страданий.


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 102

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Проповедь Иоанна Предтечи о приближающемся царствии Божием, его призыв к покаянию, его символический обряд крещения водою, его, наконец, весть о Грядущем, Который будет крестить Духом Святым и огнем, – все это, взятое вместе, произвело глубокое впечатление на всех живущих в Иудее, возбудило в истинных чадах Авраама сильнейшую надежду на скорое пришествие Обетованного.

И вот в то самое время, когда путь Господу был уже уготован (Мф. 3:3 и парал.), когда ожидание Мессии достигло самой высшей степени, выступает Иисус из Назарета и, среди множества народа, приходит на Иордан креститься от Иоанна.

Принятие крещения от Иоанна для Иисуса Христа было так же необходимо, как и исполнение всего, что требовала от Hero правда Божия. – Подобно тому, как чрез рождение вошел Он в мир, чрез обрезание вступил в заветную, подзаконную жизнь еврейского народа, так чрез крещение надлежало Ему теперь приготовить Себя к вступлению в служение роду человеческому. И никакое ветхозаветное священнодействие не могло так прямо отвечать этой цели, как крещение Иоанново; только в нем одном вполне и ясно отпечатлелась та идея, для осуществления которой И. Христос и пришел на землю, – это очищение людей от грехов. Правда, Иоанн от всех требовал крещения, как символа очищения от грехов, но никто, конечно, из крестившихся не сознавал и не чувствовал в такой степени необходимости этого очищения для себя, в какой чувствовал ее Христос для всего человечества. Поэтому для Heгo крещение Иоанново имело преимущественное значение. Этим религиозным обрядом Он торжественно, пред лицом неба в земли, засвидетельствовал не только то, что имеет с нами одну природу, но что и все грехи наши принимает на Себя. Прекрасно выразил эту мысль св. Иоанн Златоуст: „так как Иисус Христос благоволил принять на Себя все наши грехи и принести удовлетворение за весь мир, то долженствовало Ему принять и зрак кающегося грешника, чтобы получить от Иоанна крещение покаяния во оставление грехов». Поистине Господь явил в этом акте свое глубочайшее самоуничижение и свою готовность на страдание и крестную смерть, для которой Он Сам впоследствии употребил образное выражение крещения (Мф. 20:22 и Лк. 12:50). Замечательно, что св. Иоанн Богослов в своем первом послании (5:6) прямо сопоставляет эти два события, как самые важнейшие в жизни Господа, и, несомненно, потому, что как в крещении водою И. Христос посвятил Себя на служение роду человеческому, так в крещении кровью Своею совершил это служение, как в первом Он принял на Себя грехи мира, так в последнем принес умилостивительную жертву за грехи всего человечества. Пользуясь этим сопоставлением. мы не преувеличим, если скажем, что крещение Господа определяет все дело служения Его роду человеческому, как Сына Божия, обещанного Христа – Спасителя мира. У св. отцов указываются и другие основания, почему И. Христос, чистый и безгрешный от рождения, крестился от Иоанна. Например, св. Епифаний говорит: «Господь крестился от Иоанна не потому, что имел нужду в этом омовении, но для того, чтобы исполнить до конца все, что свойственно воспринятому Им человеческому естеству, и показать, что Он носил истинную плоть и есть истинный человек. По этой причине Он сошел на воды крещения, но так, что чрез сие даровал им несравненно более, нежели сколько мог воспринять, не имея ни в чем нужды» и проч. Почти так же рассуждает и св. Амвросий: «никогда воды крещения не способны были бы очищать грехи человеческие, если бы они не были освящены прикосновением к телу Спасителя». «Погрузившись в воде, замечает бл. Августин, Спаситель освятил воды, бездны и ключи всех источников» (см. Вишнякова, Иоанн Предтеча. 1893 г., стр. 162–163).У новейших экзегетов более развивается та мысль, что чрез крещение Христос был торжественно посвящен в мессианское служение, в которое Он действительно и вступил с этого времени (Meyer, Krit. exeget. Comment. 1844 г. 1, 98. Keil и др. Из русских A. В. Горский в своих академических лекциях). Все эти мнения заслуживают, конечно, внимания, но они имеют второстепенное значение.

Повествуют об этом великом предуготовительном событии только первые три евангелиста и притом св. Матфей повествует подробнее, чем Марк и Лука. Евангелист Иоанн не касается этого события; он приводит только свидетельство Предтечи о сошествии Св. Духа на Христа при крещении (1:32–34). Общее содержание их повествований можно передать в следующем виде и порядке. Прежде всего, евангелисты в общих выражениях указывают время и место события (Мф. 3:13; Мк. 1:9 и Лк. 3:21). Затем в Евангелии Матфея говорится о том, что Иоанн отказывался допустить Христа к крещению: Иоанн же возбраняше ему, глаголя: аз требую тобою креститися, и ты ли грядеши ко мне (Мф. 3:14–15). Этой подробности, изображающей в таких ярких чертах отношение Предтечи к Мессии, нет у других евангелистов. Она составляет отличительную особенность Евангелия Матфея. В заключение все три евангелиста совершенно, можно сказать, согласно повествуют о крещении Господа и бывших при этом чудесных знамениях (Мф. 3:16–17; Мк. 1:9–11; Лк. 3, втор. полов. 21 и 22 ст.·).

Перейдем к экзегетическому анализу текста.

Ни времени, ни места крещения Господа нашего, как видно из приведенного текста, ни один евангелист не указывает с точностью. Но это не лишает нас возможности экзегетическим путем отыскать и определить то и другое.

Для определения времени, за недостатком прямых дат, необходимо обратиться к контексту речи. В первых двух евангелиях повествование о крещении И. Христа стоит в тесной связи с повествованием о проповеднической деятельности Иоанна Предтечи вообще. Тогда, говорит еванг. Матфей, т. е. когда Иоанн своею проповедью о покаянии и крещении приготовлял народ к принятию Грядущего Мессии, тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Почти также выражается и еванг. Марк; он только точнее определяет место, откуда пришел Христос к Иоанну: и бысть во онех днех, прииде Иисус от Назарета Галилейского. Назарет был только один. Очевидно св. Марк называет его Галилейским для своих читателей, христиан римских, незнакомых с палестинской географией. Матфей же не назвал этого города потому, что он упомянул о нем выше (2:23). – Связь, так. образом, настоящего повествования с предыдущим у Матфея и Марка ясно дает видеть, что крещение Господа было уже в конце проповеднической деятельности Предтечи, было завершением этой его деятельности. Исполнив дело своего призвания, Иоанн не проповедует уже более о Грядущем Мессии: отселе он и пред учениками и пред народом мог только свидетельствовать и действительно свидетельствовал о Христе, как Сыне Божием и Агнце Божием, который берет на Себя грехи мира (Ин. 1:29); отселе он представляет себя не более, как другом жениха, который стоит и внимает Ему, который радостью радуется, слыша голос жениха. Радость моя, говорит Иоанн, исполниласъ. Ему должно расти, a мне умаляться (Ин. 3:29–30).

Из контекста речи в третьем Евангелии мы можем уже определить это время с большею точностью. Св. Лука начинает свое повествование о крещении так: быстъ же егда крестишася вcu людие, и Иисусу крещшуся и проч. Слова эти не то означают, чтобы весь народ крестился или, по крайней мере, присутствовал при крещении Иис. Христа (Meyer, Bleck), но то, что в это время всеми овладело непреодолимое желание креститься от Иоанна, и все шли и крестились, крестился и Господь наш. Это так же, как и у первых евангелистов, указывает на конец проповеднической деятельности Предтечи. Но сказав так, по-видимому, неопределенно о времени крещения Христа, св. Лука тотчас же после этого говорит о возрасте Его: и той бе Иисус яко лет тридесять (3:23), то есть Иисусу Христу было в то время около тридцати лет от рождения, немного более или немного менее. Если же родился Он, по общепринятому мнению, в конце 749 г. от основания Рима, См. Детство И. Христа. Стр. 88–91. то, следовательно, крестился и вступил в общественное служение в 780 г. Год крещения Господа нашего в ближайшем контексте речи св. Луки определяется, таким образом, с совершеннейшею, можно сказать, точностью. – Что же касается того, в какое время года крестился Иисус Христос? – ответ на этот вопрос мы можем найти в церковной практике и церковном предании. Церковь с глубокой древности празднует крещение Господа 6-го января. Так о праздновании крещения Господня 6-го именно января упоминают уже Постановления апостольские В Постановлениях апост. так говорится: «дни праздничные соблюдайте, братия, и, прежде всего, день рождества Господня, совершая его в двадцать пятый день девятого месяца (счет месяцев в Постановлениях начинается с апреля). После него да будет ддя вас весьма чтимым день явления, в который Господь показал нам Божество свое, а торжествуйте его в шестой день десятого месяца» (января). Русск. перев. Казань. 1864 г. стр. 150. и Климент александрийский. Strom. 1, р. 140. См. Труды Киев. дух. Акад. 1882 г. кн. 3. стр. 304 – 306. Ориген, ученик Климента, в комментарии своем на книгу пророка Иезекииля старается даже доказать, что шестое января и должно было быть днем крещения Господня, а не другой какой-либо день. Для этой цели он пользуется первым стихом первой главы пророческой книги, где сказано: „и было в тридцатый год, в четвертый месяц, в пятый день месяца, когда я находился среди переселенцев при реке Ховаре, отверзлись небеса». На это место Ориген смотрит как на пророческое место о крещении И. Христа, когда также отверзлись небеса. „Считаю теперь, говорит он, от начала нового года (от Тишри – первого месяца иудейского года) четвертый месяц и узнаю, что Иисус крестился в четвертый месяц нового года. Ибо месяц, который у римлян называется январем и в который, как мы знаем, совершилось крещение Господа, есть четвертый месяц нового года по счету евреев». На разницу дня (там пятый, а здесь шестой) Ориген не обращает внимания, вероятно, потому, что церковь начинала празднование с предшествующего вечера.

Наконец, мы можем сослаться на св. Иоанна Златоуста, который был самым жарким защитником празднования крещения Господня шестого января. В слове на Богоявление, произнесенном в 387 г., он говорит: „многие празднуют два праздника (Рождество Христово и Крещение) и знают их имена; но основания, по которому установлены они, не знают. Поэтому, необходимо сказать любви вашей, что основанием для этого служит не одно явление, а два, в настоящем и будущем... Почему же этот день называется επιφανεια? Потому, что Он (Иисус Христос) видимо явился не после своего рождения, но только тогда, когда крестился. Ибо до этого дня народ не знал Его и не знал откуда Он?» „Народ, говорит Златоуст в толковании на Еванг. Матфея (12-я беседа), мог бы считать Иоанна выше Иисуса, которого он не знал и которого видел крестившимся от Иоанна. Потому-то отверзлись небеса, Дух Св. сошел на Heгo и сделал Его всем известным».

К сказанному о времени года крещения Господа нашего считаю нелишним прибавить одно замечание. У нас месяц январь – самый суровый зимний месяц; но на востоке этот месяц далеко не таков, особенно же в знойной иорданской долине. Там, по свидетельству путешественников, никогда не бывает зимы и морозов. Вода в Иордане никогда не бывает ниже десяти градусов, а в полдень и в январе она согревается до пятнадцати градусов.

Итак, ничто не мешает нам принять, что Иисус Христос крестился в конце проповеднической деятельности И. Предтечи, ровно почти чрез четыре месяца пo вступлении его на служение, Иоанн вступил на служение в первых числах сентября 779 г. (см. 4 cтp.). именно шестого января 780 г. от основания Рима.

Теперь нам остается точнее определить, в каком месте на Иордане крестился Иисус Христос? Священнейшим местом на Иордане с глубокой древности для всех иудеев, без сомнения, была Вифавара (место переправы), что против Иерихона, потому что здесь при Иисусе Навине, по повелению Божию, был перенесен чрез Иордан ковчег завета и потом перешел весь израильский народ (Нав. 3:17). В этом священном месте, по замечанию евангелиста Иоанна, Предтеча преимущественно крестил народ (1:28) и здесь же он, вскоре после крещения Христа, указывал на Heгo говоря: се Агнец Божий, вземляй грехи мира (Ин. 1:29). Судя пo всему этому, можно с достоверностью полагать, что в Вифаваре и крестился Христос. По описаниям путешественников, Вифавара, обрамленная купами ив и густых кустарников, отличается особенною красотою и ярко выделяется на всем протяжении реки. На берегу против самого места крещения И. Христа, в расстоянии двух верст от Иордана, сохранились остатки древнего монастыря, который был построен царицею Еленою в честь Иоанна Предтечи.


Источник

Богословский Михаил Иванович / Общественное служение Господа нашего Иисуса Христа, по сказаниям святых Евангелистов: Историко-экзегетическое исследование. Выпуск первый. Казань, типо-литография Императорского университета, 1908 г. С. 59-66

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

О крещении И. Христа евангелисты говорят хотя и кратко, но так, что каждый из них непременно указывает какую-либо особую черту.

Из подлинного, например, текста Еванг. Марка ясно видно, что И. Христос крестился чрез погружение в воды Иордана, а не чрез возлияние. Сказано: εβαπτισϑη εις την Ιoρδανην – погрузился в Иордан, а не: εν τω Ιoρδανη.

Евангелист Матфей обращает внимание на то, что И. Христос тотчас же по крещении вышел из воды. И это понятно почему. Будучи чист и безгрешен, Он не имел нужды в исповедании грехов, как другие, а только крестился и потому тотчас же вышел из воды.

Евангелист Лука прибавляет к этому еще одну черту. Он говорит, что И. Христос, крестившись, молился. Еванг. Лука часто указывает на молитву И. Христа, особенно в важнейших случаях, наприм, при Преображении 9:29. Еще: 5:16; 6:12; 9:18,28; 11:1; 21:36. Молился же Господь, очевидно, на берегу реки, преклонив колена и возведши очи свои на небо. Можно думать, что в эти минуты Он произнес пред Отцом небесным те молитвенные слова, которые некогда открыты были пророку Давиду: се иду... еже сотворити волю Твою, Боже… (Пс. 39:8–9. Срав. Евр. 10:7). Быть может Он молился также и о том, чтобы Бог благословил начатый Им в крещении подвиг очищения и искупления человечества от грехов.

И не окончил еще Господь своей молитвы, a пo Евангелию Марка даже еще ранее, когда выходил из воды, последовали чудесные знамения: отверзлось небо, нисшел на Heгo Дух Святый в виде голубя, и слышан был глас Бога Отца, объявляющий Его своим возлюбленным Сыном.

Все эти чудесные знамения евангелисты передают не только в общем, но и в частностях так согласно между собою, что даже отрицательной критике недостает смелости отвергать действительности описываемых фактов, – она старается только объяснить их по-своему. Она допускает, что и небо отверзлось, и голубь явился, и голос был слышан, но как? Во время крещения И. Христа, небо, покрытое тучами, беспрерывно освещала молния, так что оно казалось как бы открытым, а когда Он выходил из воды, вдруг густые облака разделились, блеснул луч солнца, явился здесь случайно голубь, и вот из всего этого составилось чудо о явлении Духа Святого в виде голубя из отверстых небес, отдаленные же раскаты грома были приняты за голос Отца небесного. Такое оригинальное объяснение чуд. знамений при крещении И. Христа принадлежит Кюноелю, Аммону и отчасти Павлюсу в его комментарии на первые три Евангелия (1800–1802 г.); эти критики, впрочем, отрицают только чудеса, самый же факт крещения они прязнают несомненно достоверным событием. Здесь все от начала до конца вымысел. В той пустынной местности иорданской, где крестился И. Христос, по наблюдениям путешественников, редко или совсем не бывает грозы. А если бы и была гроза, то в это время птицы обыкновенно прячутся, особенно же такие робкие и боязливые, как голуби. Да и почему именно во время крещения Христа должна была заблистать молния, случиться гром и т. п., а ничуть не ранее и не позже. И есть ли в тексте хоть какой-нибудь намек на тучи и молнии? Все это придумано критикою только для того, чтобы отвергнуть чудо.

Теперь вопрос в том, какое же должно быть истинное понимание чудесных знамений при крещении И. Христа? Были ли они доступны внешнему наблюдению, внешним чувствам, или нет?

С глубокой древности и доселе почти остается господствующим то мнение, что чудесные знамения, сопровождавшие крещение И. Христа, не имели в себе ничего чувственного, что созерцание их было внутреннее, духовное. Ориген против Цельса 1, 10, § 9: νοητικη θεωρία; Феод. Монсуетский: θεωρία πνευματική (см. катены на Еванг. Иoaннa). В том же смысле бл. Иероним и бл. Авгусгин; из новых западн Фаррар, (см. примеч. 204 к его истории); из русских·Вишняков, (св. И. Предтеча Изд. 1893 г. стр. 169).

При всей важности такого понимания в борьбе с отрицательною критикой, едва ли можно считать его истинным. Оно явно страдает свойственным древнему времени стремлением объяснять многое в Свящ. Писании в аллегорическом, духовном смысле, и как в других, так и в настоящем случае не оправдывается евангельским текстом.

Все чудесные знамения евангелисты изображают нам отнюдь не как внутренние, духовные видения, a как действительные явления, доступные внешнему наблюдению, внешним чувствам. О видении в том смысле, в каком это слово употребляется в Библии (наприм., у прор. Иезекииля 1:1: и я видел видения Божии) у евангелистов нет и речи.

Рассмотрим по порядку чудесные знамения.

Первое чудесное знамение состояло в том, что отверзлись небеса. Евангелист Марк, говоря об этом чудесном явлении, употребляет такое характерное выражение, которое указывает в нем действительное явление, а не видение: и абие, восходя от воды, виде разводящася небеса. При блеске молнии свод небесный раскрывается вдруг. Здесь же было не так и не по этой причине. Луч божественного света, предшествовавший сошествию Св. Духа, постепенно расширял, разводил небесный свод. Для духовных очей Господа небо всегда было открыто. Теперь Он созерцал глубины его телесными своими взорами. Вот что значат слова св. Марка: виде В русск. переводе читается: увидел Иоанн разверзающиеся небеса и д. Подлежащее Иоанн внесено произвольно. Речь об И. Христе: Он выходил из воды, следов. Он и видел. разводящася небеса – σχιξομενους τες ουρανους. Если принять во внимание предание, записанное Даниилом Паломником, О Ерданьстей реце. что Иисус Христос крестился ночью, то можно представить себе все великолепие чудесного явления, именно – как чудесный свет раздвинул небесный свод и озарил весь Иордан. Без сомнения, действительный факт послужил основанием предания, записанного св. Иустином мучен. и друг, что в то время, когда И. Христос крестился, возгорелся Иордан. (Разговор с Трифоном, гл. 88 и 103). У еванг. Матфея указывается другой момент этого чудесного знамения, именно когда Он вышел из Иордана: Иисус взыде абие от воды: и се отверзошася ему небеса. Защитники духовного созерцания чуда обращают эти слова евангелиста в свою пользу. Они говорят: если небо открылось только Ему одному, т. е. И. Христу, то очевидно, это было внутреннее, духовное видение. Основание слабое. Слово Ему – αυτω, по справедливому замечанию Мейера, В своем комментарии, стр. 101. нужно понимать здесь как dativ, commodi: для Heгo, ради Heгo, а не: Ему. Небо открылось ради Heгo, ради Его прославления, – такова мысль евангелиста. Наконец, в Евангелии Луки не говорится ни о том, кому небо было открыто, ни о том, кто его видел открытым, а передается факт объективно. Сказано просто: отверзеся небо. Здесь уже никак нельзя предполагать, чтобы была речь о видении. Из древних толковников так буквально и понимал это выражение св. И. Златоуст, как видно это из его толкований. Беседа 12 на Ев. Матфея. Стр. 222–225. В таком же смысле понимают и некоторые из новейших экзегетов. Мейер, Годе; из русск. Кибардин в статье о крещении Господа (Прав. Обозр. 1885 г. кн. 3), Казанский о крещ. Господа (Чтен. Общ. люб. дух. просв. 1885 г. кн. 3). И такого понимания, как мы видели выше, требует прямой смысл евангельского текста. Видимое для всех чудо, которое боятся допустить здесь некоторые толковники, не только было вполне уместно, но и требовалось целями божественного домостроительства.

„До грехопадения между Богом и человеком, скажем словами одного из наших богословов, существовало тесное общение, имевшее характер видимого присутствия Божия в раю. Но как скоро грех повредил природу человека, то человек грехом, как бы пропастью, отлучил себя от Бога... Но небо не навсегда закрылось для человека. С очищением людских скверн или грехов оно снова должно открыться. И вот теперь чрез И. Христа, эту новую дверь рая, оно открылось для человечества, грехи которого принимает на Себя крещаемый во Иордане Сын Божий». Прав. Обозр. 1866 г. т. 19, стр. 9–11. Таково значение чудесного открытия неба при крещении И. Христа.

Вторым чудесным знамением было сошествие Св. Духа в виде голубя. Здесь важно обратить внимание на текст Ев. Матфея и Луки. У Марка читается почти согласно с первым. И виде, говорит свят. Матфей, Духа Божия сходяща яко голубя u грлдуща на него. В подлинном и славянском тексте при глаголе виде нет налицо подлежащего. Некоторые экзегеты держатся того мнения, что здесь разумеется Предтеча (Архим. Мих. в толк. Еванг. стр. 48), так как сам он говорил о себе, что видел Духа Божия (Ин. 1:32). Между тем грамматически, по связи речи, следует разуметь не Иоанна, а Иисуса Христа. Ев. Матфей говорит об И. Христе, а не об Иоанне. Чтение русск. перевода: и увидел Иоанн Духа Божия нужно считать не более, как свободным толкованием, которое явилось в подражание немецкому переводу. Что же касается свидетельства Предтечи о том, что он видел чудесное явление Духа Божия, то это вовсе не противоречит тому, что явление Духа Святого видел и Иисус. Все явление, как уже сказано выше, было не внутреннее, духовное, но внешнее, доступное для глаз. Следовательно, вместе с Иисусом видел сошествие Св. Духа в образе голубя и Иоанн, a также могли видеть и все другие, находившиеся при крещении И. Христа. Последнего, впрочем, мы не можем ни утверждать, ни отрицать, потому что о том, чтобы присутствовал народ при крещении И. Христа, ничего не говорят нам евангелисты. Причина, почему не у всех евангелистов одинаково говорится об этом чудесном явлении, заключается в том, что каждый евангелист не все передает. Матфей и Марк, повествуя ο И. Христе, говорят, что Он видел Духа Божия, сходящего в виде голубя; Иоанн же, повествуя о Крестителе и его словами, сказал, что он видел.

Но, что замечательно, все они согласно говорят, что Дух Святый нисшел на И. Христа как голубь – ωσει περιστεραν. Употребление одного и того же слова не могло произойти по какой-либо случайности, – оно могло быть вызвано только действительною причиною, которая требовала этого выражения, а не иного какого. И в этом не оставляет никакого сомнения, сделанное еванг. Лукою прибавление: телесным образом σωματιχω ειδει, т. е. в телесном виде голубя. Дух Святый явился в виде голубя, по объяснению святых отцов, Св. И. Златоуст в 12 бес. на Матф. 223 стр., Блаж. Феофил. стр. 80 и др. потому, что голубь служит символом „кротости, чистоты, невинности, любви», вообще таких свойств, которые были присущи безгрешной природе Богочеловека. В день Пятидесятницы Дух Св. явился в виде разделяющихся огненных языков, которые служили символом различных духовных даров, разделенных между апостолами. И. Христу, его человеческой природе, при крещении сообщается не часть только даров Святого Духа, но вся полнота их. Поэтому и символ – живой организм, подобие голубя. В таком именно смысле и понял этот символ Иоанн Креститель: Его же бо посла Бог, говорит он об И. Христе (Ин. 3:34), глаголы Божия глаголет: не в меру бо Бог дает Духа. Апостол Петр, в Деян. 10:38, говоря, что Бог помазал Его Духом Святым, разумеет также помазание при крещении. На тот же момент, несомненно, указывает и Сам И. Христос. когда приводит пророчество Исаии (61:1): Дух Господень на Мне: его же ради помаза мя благовестити нищим, посла мя исцелити сокрушенныя сердцем, проповедати плененным отпущение, и слепым прозрение: отпустити сокрушенные во отраду (Лк. 4:18). Здесь нельзя пройти молчанием одного возражения Штрауса, которое он делает против этого чудесного знамения. Ему кажется непонятным, для чего необходимо было сошествие Св. Духа на Христа при крещении, если Он был Сын Божий? Прекрасный ответ на это возражение дает Эбрард. «Дух Святый, говорит он, вступил при крещении в новое отношение к И. Христу, чем в каком был доселе к Нему, подобно тому, как тот же Св. Дух, данный еще при жизни Господа Его ученикам, в день Пятидесятницы вступил к этим последним в новое отношение». Wissenschaftl. Krit d. Evang 1850 г. p. 261.

Сошествие Св. Духа на И. Христа было, таким образом, торжественным посвящением Его в мессианское служение, которое и было тотчас же утверждено небесным голосом, объявляющим Его своим возлюбленным Сыном (третье чудесное знамение).

У св. Марка и Луки голос Бога Отца обращен к И. Христу: Tы ecu Сын Мой возлюбленный; у Матфея к третьему лицу, как свидетельство об Иисусе Христе: Ceй есть Сын Мой возлюбленный. Разность несущественная. Если голос этот был слышан на еврейском языке, то он мог иметь сокращенную (эллиптическую) форму без сей есть, или Tы ecu; один евангелист передает его так, а другие два иначе. Такое мнение высказывает г. Кибардин в своей статье о крещении И. Христа (см. Прав. Об. 1855 г. 3 кн. 654 стр. Так как евангелист Матфей писал свое Евангелие для евреев, из которых многие имели преувеличенное понятие об Иоанне Предтече, даже предпочитали его И. Христу, то он и употребил такую форму, которая совершенно исключала всякую возможность подобной мысли.

Двойной член в словах подлинного текста: ο υιος με ο αγαπητος – Cын Мой возлюбленный – показывает, что И. Христос Сын Божий в собственном и исключительном смысле этого слова, то есть Единородный Сын Божий. – Выражение: о нем же благоволих в русском переводе передано гораздо яснее и гораздо ближе к подлиннику: в котором Мое благоволение – εν ω ευδоκησα. В Кембридж кодексе (Д) и некоторых италийских, a также и у Иустина мученика (Разговор с Трифон. гл. 88 и 103) слова: о нем же блоговолих заменены другими: аз днесь родих тя (из 2-го псалма). Такую замену сделали евионеи в своем апокрифическом евангелии (Епифан. Против ересей 30, 13). Они же допускали рождение Христа Богом, но думали, что Божество соединилось с Ним при крещении, и потому, для подтверждения этого своего мнения, вместо: о нем же благоволих внесли слова: аз днесь родих тя. Отсюда и распространилось это чтение пo некоторым рукописям, а также и вошло в сочинения св. Иуст. мученика, у которого, очевидно, были под руками апокрифические евангелия. Предлог εѵ с аористною формой означает именно: в или к. У семидесяти в 43 псал. 4 ст.: οτι ευδοκησας εν αυτοις по-русски совершенно правильно переведено: ибо Ты благоволил к ним (по-славянски: в них). Поэтому предлагаемая поправка русского перевода: „чрез которого Я явился благим» Чтения греч. текста. Казань. 1888 г. 24 стр. представляется не вполне соответствующею подлинному тексту. Здесь не та мысль, что Бог чрез И. Христа явился благим, но что к И. Христу, как возлюбленному Сыну, все Его благоволнение. Здесь, в этом свидетельстве Бога Отца, почти буквально повторяется то, что Он еще за несколько веков возвестил чрез пророка Исаию (42:1): вот отрок Мой, избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд и проч.

О всесовершенной любви к Себе Бога Отца, о Его всесовершенном благоволении Сам Господь свидетельствовал своим ученикам, говоря: вся Мне предана быша от Отца Моего: и никтоже весть, кто есть Сын, токмо Отец: и кто есть Отец, токмо Сын, и емy же аще хощет Сын открыти (Лк. 10:22). В таком смысле понял голос Бога Отца и Предтеча, и отсюда он черпал свои объяснения, например: Отец бo любит Сына, и вся даде в руце его (Ин. 3:35). Таков внутренний смысл и таково значение чудесных знамений, сопровождавших крещение И. Христа.

В заключение можем сказать, что крещение Господа нашего было важнейшим событием не только в Его жизни, но и в жизни всего человечества; в крещении Он торжественно принял на Себя грехи всего мира, в крещении торжественно совершилось посвящение Его в мессианское служение, а вместе с тем тут же открылось и величайшее таинство христианской религии – троичность Божества: Отец, говоривший с неба, Сын, крестившийся во Иордане, и Дух Святый, нисшедший на Heгo в виде голубине. Вот почему оно с глубокой древности и доселе называется Богоявлением.


Источник

Богословский Михаил Иванович / Общественное служение Господа нашего Иисуса Христа, по сказаниям святых Евангелистов: Историко-экзегетическое исследование. Выпуск первый. Казань, типо-литография Императорского университета, 1908 г. С. 76-85

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Крестившись, молился, этим научая, что нужно крестившимся молиться; а Дух Святый нисшел телесным образом, дабы Его увидели телесные очи людей, и в честь тела Христова. О Крещении же Его пространнее написал Матфей в третьей главе, и это все пословно истолковано в том месте1.

Примечания


Источник

Толкование на Евангелие от Луки. Перевод иером. Феодора (Юлаева) специально для сайта Экзегет.ру PG 129, 905

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Евангелист Лука повествует о крещении Христовом короче, чем еванг. Матфей, и более сходно с еванг. Марком (Мф. 3:13–17. Мк. 1:9–11). Иисус Христос крестился – во 1-х для того, чтобы Своим крещением засвидетельствоват важность крещения Иоаннова, бывшего приготовительным к крещению, которое Он имел установить, и чрез это Своим примером установить и освятить первое христианское таинство крещения; освятить и самыя воды, имеющие давать освящение в таинстве крещения (Амвр. Мед). «Приемля крещение, говорит св. Златоуст, Иисус Христос убеждает всех в необходимости принимать установленное Им крещение». Он принял на Себя грехи человечества, и подвергает Себя действию, которое имело очищать грехи человеков. – Во 2-х, Иисус Христос крестился для того, чтобы тут во время крещения явить Себя иудейскому народу и всему миру, как истинного Мессию, свидетельством Бога Отца и сошествием Св. Духа (Мих.). Тут при крещении выразилось и смирение Господа для нашего спасения: с рабами Господь, с виновными Судья, с грешными Безгрешный идет креститься. Иисус Христос крестился, будучи 30-ти лет (см. ст. 23). В синаксаре на крещение Господне читаем: «крестился Иисус Христос 30-ти лет, – в таком возрасте, который у людей легко склоняется ко всякому греху. Ибо как первый возраст, младенческий, по словам св. Златоуста и Феофилакта, имеет многое невежество и неразумие; второй, юношеский, разжигается вожделением плотским; так тридцатилетний возраст совершенного мужа порабощен корыстолюбию, тщеславию, гневу и всяким грехам. До сего возраста Господь отложил крещение для того, чтобы исполнить закон всеми возрастами, чтобы освятить все наше естество и подать силу побеждать страсти и хранить себя от грехов смертных». К этому времени и Иоанн уже достаточно открыл народу Иудейскому, Кто – проповедуемый им Христос. После крещения Иисус Христос имел вступить в дело искушения рода человеческого. А по еврейским законам никакое общественное служение нельзя было начинать ранее 30-ти-летнего возраста. (См. 23 ст.) Еванг. Лука повествует, что Иисус Христос при крещении Своем молился. Это – особенная черта, которая не указана ни Матфеем, ни Марком. Крещение Христово было началом служения Его в качестве Мессии, следовательно, важнейшим событием в Его жизни; потому Он и ознаменовал это событие молитвою. «Омывая грехи человечества в Иорданских струях, пишет о. Вишняков, Иисус Христос молился о том, чтобы чрез Его безгрешное омовение распространилось очищение на все человечество и, может быть, также о том, чтобы Его человеческому естеству Отец даровал силы, если можно так выразиться, вполне совершить, начатый крещением, подвиг очищения и искупления человечества. Впоследствии, пред окончанием этого подвига, мы видим, – Он молился о том же самом. Разумеем моление о чаше. Последовавшими за молитвою знамениями Бог показал, что Он услышал молитву Сына Своего. Отверзстие небес, Божественный глас и видимое сошествие Св. Духа – вот знамения, которыми Бог ощутительно для всего народа, присутствовавшаго при крещении Господа Иисуса, ответил на крещение и молитву Сына Своего возлюбленного. Грехом первого человека закрылось для всего человечества небо, и вот чрез Господа-Искупителя оно открывается для него. В гласе с неба выражается вся отеческая любовь к Сыну, как Агнцу, берущему на себя грехи всего мира, и слышится великое слово о примирении неба с землею, Бога с человеками. Явлением Духа Св. в виде чистой из птиц, голубя свидетельствуется это примирение и очищение грехов человечества (см. далее). Отверзлось небо, – т. е. свод небесный, чувственное небо, на подобие того, как это бывает во время сильного блеска молнии. – В Евангелии Матфея говорится, что Иоанн удерживал И. Христа, когда Он пришел к нему креститься, говоря: мне надобно крестится от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? но Господь сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Это значит, что Иоанн Предтеча считал себя недостойным крестить Господа и сознавал нужду в собственном крещении, но Господь говорил, что так требуется по воле Божией – как Законодателю, Ему прежде других надлежало исполнить закон (Блаж. Иерон.).


Источник

Иоанн Бухарев прот. Толкование на Евангелие от Луки. М.: 1902. - Зач. 10. С. 55-56

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

AGAIN come, that fixing our mind intently upon the Evangelic Scriptures, we may behold the beauty of the truth. Come let us direct the penetrating and accurate eyes of the mind unto the mystery of Christ; let us view with wonder the admirable skill of the divine economy: for so shall we see His glory. And thus to act is for our life: as He Himself assures us, when speaking unto God the Father in heaven, "Those things are life eternal: to know Thee Who alone art true; and Jesus Christ, Whom Thou hast sent." How therefore was He sent? and what was the manner of His coming unto us? For being by nature God That filleth all, how, as the blessed John the Evangelist said, "was He in the world," Himself being Lord? And how was He sent by the Father, when as God He is the Creator and Sustainer of all things? for all things were established by Him. The wise John the Evangelist then teaches us, saying, "And the Word was made flesh." But perchance some one will say, 'What then? Having ceased to be the Word, did He change into being flesh? Did He fall from His Majesty, having undergone a transformation unto something which previously He was not?' Not so, we say. Far from it. For by nature He is unchangeable and immutable. In saying, therefore, that the Word became flesh, the Evangelist means a man like unto us. For we also are often called flesh ourselves. For it is written, "And all flesh shall see the salvation of God," meaning thereby that every man shall see it. While therefore He immutably retains that "which He was, yet as having under this condition assumed our likeness, He is said to have been made flesh. Behold Him, therefore, as a man, enduring with us the things that belong to man's estate, and fulfilling all righteousness, for the plan of salvation's sake. And this thou learnest from what the Evangelist says: "And it came to pass that when all the people were baptized, Jesus also was baptized, and prayed." Was He too then in need of holy baptism? But what benefit could accrue to Him from it? The Only-begotten Word of God is Holy of the Holy: so the Seraphim name Him in their praises: so every where the law names Him: and the company of the holy prophets accords with the writings of Moses. What is it that we gain by holy baptism? Plainly the remission of our sins. But in Jesus there was nought of this; "for He did no sin: neither was guile found "in His mouth," as the Scripture saith. "He was holy, harmless, undefiled, separate from sins, and made higher than the heavens," according to the words of the divine Paul... And the Evangelist says that the heavens were opened, as having long been closed. For Christ said, "Forthwith shall ye see the heavens opened, and the angels of God ascending and descending upon the Son of man." For both the flock above and that below being now made one, and one chief Shepherd appointed for all, the heavens were opened, and man upon earth brought near to the holy angels. And the Spirit also again came down as at a second commencement of our race: and upon Christ first, Who received it not so much for His own sake as for ours: for by Him and in Him are we enriched with all things. Most suitably therefore to the economy of grace does He endure with us the things of man's estate: for where otherwise shall we see Him emptied, Whose in His divine nature is the fulness? How became He poor as we are, if He were not conformed to our poverty? How did He empty Himself, if He refused to endure the measure of human littleness?

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

έγένετο aor. ind. med. (dep.) от γίνομαι становиться, случаться (см. 1:8). βαπτισθήναι aor. pass, inf., см. ст. 16. Inf. используется с предлогом, выражающим время, βαπτισθέντος aor. pass. part, (temp.), см. ст. 16. Gen. abs. προσευχομένου praes. med. (dep.) part, (temp.) от προσεύχομαι молиться. Gen. abs. άνεωχθήναι aor. pass. inf. от άνοίγω открывать. Temp. inf. с предл. έν.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

– После того, как омылся весь народ – перед нами гипербола, потому что, конечно же, для омовения пришли не все, а лишь те, кто признавал Иоанна пророком от Бога и осознавал себя грешником, нуждавшимся в спасении. Но хотя слова весь народ следует понимать не как «весь Израиль», а как «все те, кто пришел к Иоанну», евангелист, вероятно, хочет этим сказать, что путь для Господа проложен, народ приготовлен к встрече с Ним. Таким образом, миссия Иоанна завершена, его земное назначение быть предтечей Помазанника исполнено, и он может сойти с исторической сцены. Не в его силах открыть небо и свести Дух на землю. Это сделает Иисус, с омовения которого начинается новая эра на земле – эра Духа.

Иисус тоже принял омовение – наверно, христиане, читая рассказ о том, как Иисус пришел к Иоанну, чтобы принять от него омовение для прощения грехов, были смущены. Ведь тотчас возникает вопрос: «А зачем?» Безгрешность Иисуса – неколебимый догмат христианства, об этом часто говорится в Новом Завете (см. Деян. 3:14; Ин. 8:46; 2 Кор. 5:21; Евр. 7:26; 1 Пет. 1:19). А Иоанн, как мы знаем, омывал в знак очищения.

Существует множество предположений о том, зачем Иисус пришел принять омовение. Возможно, Он понимал его как начало собирания святого «остатка» перед наступлением суверенного правления Бога, и тогда Иисус приходит, чтобы присоединиться к этому остатку. Возможно, Он отождествляет себя с грешниками, и в таком случае омовение становится началом искупительного крестного пути. Или же Он смиренно исполняет Свой религиозный долг, так как видит в омовении волю Небесного Отца. Будучи Мессией и Сыном человеческим, Иисус становится представителем народа, нуждающегося в прощении. Сохранился небольшой отрывок из апокрифического Евангелия евреев, где говорится о том, что Иисус пошел к Иоанну по настоянию семьи: «Мать и братья Господа сказали Ему: “Иоанн Креститель крестит в отпущение грехов, пойдем и крестимся”. Но Он сказал им: “Какой грех Я совершил, что Я должен креститься от него? Разве только Мои слова есть грех по неведению”». Юстин Мученик сообщал, что, по мнению некоторых, Мессия должен быть помазан Ильей и только после этого Он осознает себя Мессией и обретет силу (ср. Ин. 1:32-33; см. также Лк. 9:20). В таком случае Иисус приходит на Иордан, чтобы Иоанн, отождествляемый с Ильей, явил Его миру. Но у Луки эта тема совсем не просматривается.

Итак, мы видим, что предположений было высказано много и что на этот вопрос очень трудно дать однозначный ответ. Вероятно, и евангелисты по-разному понимали смысл этого события.

Только у Луки сказано, что Иисус принял омовение после всех. Все Евангелия в той или иной форме говорят об омовении Иисуса, но каждое по-своему. Например, для Матфея важно, чтобы у Иисуса был земной свидетель, поэтому голос Божий, вероятно, обращен к Иоанну (3:17). У Марка Иоанн тоже присутствует, но, возможно, речь идет о внутреннем духовном опыте Иисуса (1:10-11). Лука же так строит свое повествование, что сначала он говорит об аресте Иоанна и лишь потом об омовении Иисуса. Может даже сложиться впечатление, что Иисуса омывает Бог, а не человек. Кроме того, само значение омовения тоже умалено в сравнении с другими синоптиками, да и сам рассказ гораздо короче. Так, стихи 21-22 представляют собой одно предложение, и об омовении говорится лишь в одном из придаточных предложений1, что говорит о том, что для Луки самое важное отнюдь не омовение, а схождение на Иисуса Святого Духа.

И когда Он молился – Лука – единственный из евангелистов упомянул о том, что Иисус молился после омовения. Его молитва означает Его особые сыновние отношения с Богом, глубокое доверие, преданность и послушание.

Раскрылось небо – это привычный образ Богоявления, и, конечно же, эти слова употреблены в переносном смысле.


Примечания

    *1 В греческом это синтаксическая конструкция, называемая независимым родительным падежом.


Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Луки. Комментарий. М.: 2004. С. 92-94

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Провозглашение Иисуса Сыном Божьим Согласно иудаистской традиции, в наступившую после Ветхого Завета эпоху Бог сообщал Свою волю голосом с неба; большинство людей верили, что Он больше не говорит через Своих пророков. Таким образом, божественная природа Иисуса подтверждается двумя свидетельствами — пророческим служением Иоанна и голосом с неба. См. также коммент. к Мк. 1:9-11.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Иисус Христос в это время тихо заканчивал годы Своего безвестнаго воспитания в Назарете, чтобы затем выступить пред лицом Своего провозвестника, который доселе заочно подготовлял путь к Его явлению. Хотя и родственники между собою, Иоанн Креститель и Иисус Христос никогда не видели друг друга, потому что жили на противоположных окраинах страны, тем более, что Иоанн провел все годы своей жизни в пустынном уединении, вдали от людей. Но если Иоанн и не знал Христа лично, он несомненно слышал о чудесных обстоятельствах, сопровождавших Его рождение и должен был со дня на день ожидать, что Он выступит наконец пред народом. И вот, действительно, Христос оставил Назарет и вместе с Своими соотечественниками или отдельно от них, отправился на Иордан, чтобы также принять крещение. Как безгрешный Богочеловек, Он, конечно, не имел никакой нужды в принятии этого символа покаяния. Но как Агнец Божий, вземший на Себя грехи мира, Он должен был пред лицом всех людей явить это Свое назначение и, принимая крещение от рук Иоанна, тем самым хотел показать, что Он действительно принял на Себя грехи всего человечества, и крещение от Иоанна было для Него символом того, что Он пришел очистить их Своею жизнью, Своим учением и Своею смертию.

В этот момент Христос впервые выступал пред миром во всем совершенстве Своей человеческой возмужалости. Любовь и благоговение к Богочеловеку невольно пробуждают желание наглядно представить себе тот человеческий образ, в котором воплотилось Божество, и поэтому не безъинтересно представить данныя, могущия служить к определению Его внешности, которая с того времени служила предметом безчисленных изображений и вдохновляли множество великих и малых художников. Ближайшие свидетели Его земной жизни, евангелисты не дают нам никаких данных для изображения Христа, так что уже первоначальная Церковь должна была руководиться при этом лишь одними преданиями, а предания эти разнообразны. Имея в виду предсказание о Нем в книге пророка Исаии: «нет в Нем ни вида, пи величия, и мы видели Его, и не было в Нем вида, который бы привлекал нас к Нему» (Ис. 53:2) и в Псалтири: вси видящий Мя поругашамися, — Церковь, сама подвергавшаяся гонениям, представляла себе Своего Божественнаго Основателя и Главу в виде уничиженном, так что Ему не приписывалось никаких признаков личной красоты (Ис. 52:14, Ис. 63:2). Иустин философ говорит о Нем, что Он не имел никакой красоты или привлекательности, и внешность Его была невзрачна Αειδης, αδοξος, ατιμος. Just. Dial. cum Tryph. 14:36, 85, 88

При таком описании Иустин ссылается на пророчества, изображающия Его уничиженное и страждущее состояние, которыя совсем не дают права на заключение о какой-либо неправильности, или непривлекательности черт Его лица. Цензор архимандрит Тихон. . По описанию Климента Александрийскаго, Он также имел уничиженную наружность. По мнению Тертуллиана, Он не имел даже обычной человеческой красоты и еще менее небесной. Ориген говорит, что Он был «мал ростом и несоразмерен, как и худороден», и что «единственная Его красота была только в Его душе и жизни». Но вскоре христианские гностики, не имевшие антипатии к языческому искусству, начали представлять себе Его образ совершенно иначе. Изображая Его на картинах, медалях и в небольших статуях, черты для этих изображений они брали с портрета, который, по преданию, снят был с Него по приказанию Пилата. В третьем столетии подобное изображение проникло в домашнюю капеллу императора Севера, где оно помещено было рядом с изображениями знаменитых царей и императоров, равно как и таких «святых душ», как Авраам, Орфей, Аполлоний и др.. Lamprid. Alex. Sever, с. 29. Между тем Церковь сначала даже избегала всяких изображений Христа, так что изображения в катакомбах носят чисто символический характер. Вместо Его имени писалось просто изображение рыбы, вследствие того, что греческия буквы названия рыбы могли служить инициалами для полнаго титула Христа ΙΧΘΥΣ Ιησούς Χριστός Θεού Υιός Σωτήρ (Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель) ; иногда Он был изображаем также под символом агнца или добраго пастыря. С течением времени, стали появляться изображения Христа под видом отрока, а затем встречается уже и изображение Его на кресте. Замечательным памятником изображения внешности Христа служила одна статуя, виденная Евсевием Кесарийским в Панее, или Кесарии Филипповой, месторождении и местопребывании женщины, которая получила от Христа чудесное исцеление от кровотечения. «В воротах ея дома», говорит он, «на возвышенном пьедестале стоит бронзовое изображение женщины, которая колено преклоненно протянула свои руки, какбы умоляя кого-то пред собою. Против нея стоить такое же изображение мужа в прямом положении, в длинном плаще, протягивающаго свою руку к женщине». «У ея ног», прибавляет он, «и на том же самом пьедестале растет какое-то странное растение, которое поднимается до самой оторочки одеяния и есть противоядие всем видам болезней. Эта статуя, как говорят, есть изображение Иисуса Христа Euseb. Hist. Eccles. 7, с. 1. Статуя эта будто бы разрушена была Юлианом или, по свидетельству других, Максимином. Hofmann, Leben Jesu, 293. ». Так как эта статуя не сохранилась, то и невозможно судить, в каких чертах она изображала Христа, если только действительно это было изображение Христа, в чем не уверен был и сам Евсевий. Но что во времена Евсевия были в ходу изображения, считавшияся действительными подобиями Спасителя, а также апостолов Петра и Павла, в этом не может быть никакого сомнения, потому что, по его словам, он сам видел их и считал их древними благодарственными памятниками тех из благочестивых язычников, которые благоговели перед Христом и оказывали Ему такую же честь, какую они обыкновенно оказывали своим собственным богам Euseb. Hist. Eccles. 7, с. 18 . Прежнее представление о внешности Христа, основанное на изречениях Исаии, к этому времени окончательно уступило место другому, которое превозносило Его красоту, как естественное внешнее выражение Божественной чистоты и совершенства Его внутренняго существа. Григорий Нисский прилагает не только к Его учению, но к Его личности те величественные образы, которые употребляются в Песни Песней. Бл. Иероним на черты вает славный идеал, который впоследствии развивало христианское искусство, основывая свое представление о Нем уже не на описаниях страждущаго «раба Божия» у пророка Исаии, а на словах псалмопевца, гласящаго: «Ты прекраснее сынов человеческих» (Пс. 44:3). «Несомненно», говорит он, «что блеск и величие сокровеннаго Божества, сиявшия даже в Его человеческом лице, могли с перваго взгляда привлекать к себе всех, кто видели Его. Если бы он не имел чего-либ0 Божественнаго в Своей внешности, то апостолы не последовали бы немедленно за Ним Иер. На Мф. С.9.9 Epist. ad Princip. Virginem . Св. Иоанн Златоуст говорит, что «Божественный Отец в полном изобилии излил на Него ту личную красоту, которая лишь по каплям дается смертному человеку» Толкование на Пс. 44 , и бл. Августин, с своим обычным сильным красноречием, говорит, что «Христос был прекрасен на лоне Своей Матери, прекрасен на руках Своих родителей, прекрасен на кресте и прекрасен в гробнице». Впрочем, он сам прибавляет, что о «Его внешности мы не знаем ничего, потому что изображении Его разнообразятся по представлению художника». De Trin. B. 9, c. 4, 5 Более обстоятельныя изображения Христа в Его человеческом виде являются на Востоке в пятом столетии, когда появляется подробное сказание У Моисея Хоренскаго ок. 470 г. , воспроизводящее древнее предание о том, как Авгарь, царь эдесский, еще во времена земной жизни посылал к Иисусу своего живописца снять с Него портрет. Но так как живописец не в состоянии был этого сделать вследствие ослепляющаго блеска от лица Спасителя, то Христос, как говорит предание, с целью удовлетворить благочестивое желание царя, взял плат, которым Он обыкновенно утирал Свое лицо, утерся им и отправил его к Авгарю, и на этом плате оказалось дивное изображение Его лика Предание о письме Авгаря к Христу и от Христа к Авгарю упоминается уже в половине втораго века у Иустина философа. . В западной церкви сохранилось другое, несколько подобное же предание. По нему, в Иерусалиме жила благочестивая женщина Вероника, которая, увидев Иисуса, проходящаго крестным путем к Голгофе, когда по лицу Его ручьями текла кровь от терноваго венца, сняла с себя головное покрывало и дала Ему, чтобы Он вытер лицо Свое. В награду за эту благочестивую любовь, Вероника получила на своем покрывале отображение лика Господа, не величавое и спокойное, каким представляется изображение эдесское, но омраченное скорбью и страданием Это изображение проникло с запада и к нам, и такое именно изображение представляет собою знаменитая и высокочтимая православным русским народом икона Христа Спасителя в домике Петра Великаго, в С.-Петербурге. Подлинный плат Вероники хранится в храме св. Петра в Риме. . Третье чудесное отображение всего тела Христа, осталось на тех пеленах, в которыя завернуто было оно в гробнице Niceph. Hist. Eccles. 2:7 , и это изображение перешло, по преданию, в собственность Никодима и затем передано было христианам Иерусалима, от которых оно разными путями перенесено было наконец в 1578 году в Турин, где и находится теперь. Из древнейших изображений этого рода два существуют и доселе. Подобно изображениям Пифагора, Платона, Аристотеля и других мудрецов, пред которыми гностики благоговели наравне с Христом, они имеют вид медальона. Одно из них каменное — с изображением головы Христа, юнаго и безбородаго, в профиль, с обозначением слова «Христос» греческими буквами и с символическим знаком рыбы внизу. Другое представляет собою нечто в роде медали, изображающей Христа с длинными волосами, разделенными прямым рядом и спускающимися за ушами по плечам. На этом изображении значится имя Иисуса по-еврейски. Это изображение, вероятно, было делом какого-либо христианина из иудеев.

На основании этих и других изображений и преданий, в четырнадцатом столетии церковный историк Никифор нашел возможным начертать полный образ наружности Христа, составляющий основу для всех последующих изображений. «Я опишу, говорит Никифор, внешность нашего Господа, как она передана нам от древности. Он был весьма прекрасен. Рост Его составлял полных семь пядей Неизвестно что собственно разумеется в данном случае под пядью — σπιθαμη, под которой обыкновенно понималось разстояние между концом большого пальца и мизинцем в их наиболее сильном растяжении. Судя по общей мысли писателя, что рост Христа был высоким, можно думать, что это составит около шести футов. ; волоса Его были светло коричневаго цвета, не слишком густые и слегка завивающиеся в мягкие локоны. Брови Его были темны и выгнуты, и глаза Его какбы изливали из себя нежный золотой свет. Они были весьма прекрасны. Нос у Него был выдающийся; борода приятная, но не очень длинная. Волосы головы Он, напротив, носил весьма длинными, потому что ножницы никогда не касались их, как не касалась их и рука человеческая, кроме руки Его Матери, когда Она играла ими в Его детстве. Он немного был согбен, но тело Его было хорошо сложено. Цвет Его кожи походил на цвет созревшей пшеницы, а Его лицо, подобно лицу Его Матери, было скорее овальное, чем круглое, с небольшим оттенком румянца; но чрез него просиявали достоинство, разумность души, кротость и никогда ненарушимое спокойствие духа. Вообще Он очень походил на Свою Божественную и непорочную Матерь Никифор жил в Константинополе и был, вероятно, монах. Он закончил собою ряд греческих церковных и сториков. Время его рождения и смерти определенно неизвестно, но жил он около 1320 или 1330 года. ». Если на востоке в основу изображения Христа легло это описание Его внешности Никифором, то на западе такое же значение имело письмо Лентула к римскому сенату. Письмо это впервые найдено были в конце пятнадцатаго столетия, когда собирались и печатались произведения Ансельма. Хотя касательно его подлинности высказываются серьезныя сомнения, но оно все таки получает интерес как выражение тех воззрений, которыя на западе существовали касательно внешности Христа. Лентул в своем письме сообщает: «у нас явился и еще жив человек великой добродетели, по имени Иисус Христос, иазываеыый от Своих учеников Сыпом Божиим. Оп воскрешает мертвых и исцеляет больных. Он человек высокаго роста и благородной наружности; вид Его важен и выразителен, так что смотря на Него, нельзя не любить и вместе не бояться Его. Волосы у Него волнистые и кудреватые, немного потемнее и сильно лоснящиеся там, где они спадают на плечи По другому чтению: "волосы на голове отлива винограднаго, до ушей без блеска и гладки, но ниже их кудреваты, волнисты, значительно темнее и с большим блеском". . Они разделяются на две стороны но обычаю назарян (или назореев). Чело у Него гладкое и чудесно спокойное; на лице Его пет ни морщин, ни каких-либо пятен, а румянец делает Его щеки прекрасными. Нос и рот у Него совершенны. Он имеет густую коричневатую бороду в цвет Его волос, не длинную, но разделенную на двое. Глаза у Него яркие и какбы имеют различный цвет в различное время. Он страшен в Своих угрозах, спокоен в Своих увещаниях, Человек любящий и любимый, бодрый, но постоянно серьезный. Никогда никто не видел Его смеющимся, но часто видели плачущим. Руки и другие члены тела Его совершенны. Речь Его ровна и важна, Он смирен и кроток, прекраснейший из сынов человеческих Epist. Lent. Полный текст его см. в статье Lentulus в Реальной Энциклопедии Герцога. !

Когда Христос явился на берегах Иордана, то, по внушению Духа Божия, Иоанн познал в Нем чаемаго Мессию. Просвещенный свыше, Иоанн сразу уразумел, что имеет пред собою воистину Богочеловека. Духовное величие носит на Себе какбы царственный венец, который невольно внушает уважение. Если бы это был земной царь, то Иоанн остался бы по отношению к Нему суровым безбоязненным пророком; если бы Он был высшим представителем земного священства, то Иоанн все-таки чувствовал бы себя выше Его, в сознании высоты своего служения. Но явившаяся пред ним царственность была не от мира сего, и священство выше священства Ааронова. Иисус пришел принять от Иоанна крещение, но суровый пророк пустыни, в первый раз с того времени, как около него стали собираться благоговейныя толпы, принимавшие от него крещение, смутился и отступил назад. «Мне надобно креститься от Тебя», благоговейно говорит он Христу, «и Ты ли приходишь ко мне?» (Мф. 3:14).Своей богопросвещенной душой он увидел в Иисусе именно предмет своих долгих надежд и ожиданий. «Я не знал Его», говорил он несколько позже (Ин. 1:30), какбы желая этим сказать, что он начал свое проповедническое дело отнюдь не потому, что знал Его, или по соглашению с Ним, но крестил и духовно пробуждал Израиля, чтобы народ, просветившись духовно, мог в должном настроении принять явившагося Христа в качестве истиннаго Мессии. Уже раньше, чем явился Христос, Иоанн выразил твердое убеждение, что Бог услышал вопль Своего народа и даровал Мессию, хотя еще и не открывшагося ему. В своем уповании на Бога, он говорил народу: «стоит среди вас Некто, Котоparo вы не знаете» (Ин. 1:26), именно истинный Мессия. «Он есть идущий за мною, но Который стал впереди меня», — истинный Мессия, у Котораго я не достоин развязать ремень обуви Его». Это не обычнаго происхождения человек, но послан от Бога, чтобы временно обитать между людьми. Долгое общение Иоанна с Богом в пустыне, его молитвы и слезы подняли его на высоту духовнаго величия, которое давало ему чудесную проницательность предвидеть то, что еще не было открыто. Для его богопросвещеннаго духа пришествие Мессии стало уже живой истиной, которая только ожидала предназначеннаго ей времени для своего проявления, и наконец то теперь она видимо стояла пред ним в лице Того, Который просил у него крещения.

Неудивительно, что Иоанн смутился пред такою просьбою со стороны явившагося к нему Богочеловека. Он знал, что Мессией мог быть только Тот, Кто вполне свободен от греха, а таким-то и был стоявший перед ним. Об этом ясно свидетельствовали для него столь поразившия его смирение, кротость и чистота, и сердце Иоанна затрепетало от мысли, что он видит перед собою именно «Агнца Божия, Который берет на Себя грехи мира» (Ин. 1:29). Возвышенное изображение у Исаии Того, на Котораго Иегова возложил беззакония Своего народа и Который, как агнец, был веден на заклание, уже издавна прилагалось к Мессии, и эта мысль мгновенно явилась в душе Иоанна, когда он увидел перед собою Мессию, действительно берущаго на Себя грехи человечества.

Несмотря на противодействие Иоанна Крестителя, страшившагося подвергнуть обрядовому очищению Всесвятейшаго, Христос повторил Свое желание о крещении и настойчиво сказал ему: «оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». То, чего Бог требует от Израиля, как долга, не мог устранить от себя никто из израильтян». Крещение было установлением Божиим, которое введено было Его пророком в качестве преддверия к новому завету. Оно составляло часть «правды», то есть, составляло часть закона Божия, пример исполнения котораго Христос и пришел показать миру, как но букве, так и по духу. Кроме того Он еще не получил видимаго посвящения от пребывающаго на Нем Духа Святого и не принял еще великаго достоинства Мессии, а оставался доселе только безвестным жителем Назарета. Тогда Иоанн не противился более и, введя Иисуса в реку, совершил над Ним крещение.

И это событие было решительным моментом в жизни Христа. Будучи святым и чистым до погружения в воды Иордана, Он вышел из них озаренный высшей славой в Своем лице. Его прошлая жизнь была закончена и открывалась жизнь совершенно новая. Дотоле Он был безвестным обывателем ничтожнаго городка и сокрыт был от мира: а теперь Он выступал в качестве Мессии на открытое служение человечеству. Это был по истине великий момент Его вступления в новую жизнь. Все Его прежние годы были, так сказать, погребены в водах Иордана. Он вступил в них как Иисус, сын Марии, а вышел из них как Христос, Сын Божий. И этот великий момент в жизни Христа ознаменовался необычайными явлениями, сопровождавшими Его крещение. Принял крещение, Христос вышел из воды и, но свидетельству ев. Луки, молился (Лк. 3:21). Он вполне отдал Себя на служение воле Божией, какбы взывая к Своему Отцу Небесному: «вот, Я иду исполнить волю Твою». И в этот момент, в выражение Ему высшаго небеснаго благоволения, отверзлось небо, в блистательных лучах солнца появилось особенное знамение Духа Святого, какбы в виде голубя, символа чистоты и мира, и прогремел Божественный голос, провозгласивший: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Пророк Исаия задолго предсказывал, как Дух Господень снизойдет на отрасль от корня Иессеева, дух мудрости и разумения, дух совета и силы, дух знания и страха Господня (Ис. 11:2), и предсказание это теперь исполнилось. Это было Божественное помазание Христа на то, чтобы благовествовать пищим, исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение я узникам открытие темницы, проповедывать лето Господне благоприятно, и день мщения Бога нашего (Ис. 61:1), формальное посвящение свыше на должность Мессии, и в этом смысле это был истинный час нарождеиЛи христианства. Это было торжественное возведение Его в должность первосвященника новаго завета. От сынов Аарона требовалось обрядовым законом, чтобы они посвящались на свою высокую должность чрез омовение и помазание, и Тот, Кто теперь облекался в безконечно более высокое священство, должен был также вступить в Свою должность чрез соответствующий, хотя и более чудесный обряд посвящения. Вместо храма рукотвореннаго, Он имел вокруг Себя великий храм природы; вместо бронзоваго умывальника, Он имел текучия струи реки, отражающия в себе величественный свод неба. Если на Нем и не было золототканных одежд, то на Нем была одежда безгрешной праведности, и вместо освященнаго елея на Него излита была благодать Святого Духа. Иоанн, по внушению свыше, уже знал, что Дух должен был сойти таким образом на Того, Кто будет крещен Духом Святым (Ин. 1:33), и таким образом он увидел в этом подтверждение своей веры в то, что Иисус действительно был Агнец Бога и Сын Его (Ин. 1:34). Вместе с тем в крещении Иисуса торжественно проявилось участие всей Святой Троицы, во имя трех лиц Которой и совершается христианское крещение, как таинство.

Крестив Иисуса и исполнив таким образом главную цель своего служения, Иоанн продолжал проповедывать покаяние и после того, а Иисус, преисполненный в Своем человеческом духе мыслями и чувствами касательно предстоявшаго Ему служения, на время искал для Себя уединения, чтобы побыть наедине с Богом и подготовиться к великому делу. С этою целью Он удалился от вод Иордана в пустыню, где и пробыл в течение сорока дней, ознаменовавшихся торжеством Его над темными силами мира сего.


Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 173-181

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Евангелист повествует о крещении Христовом короче, чем евангелист Матфей, и более сходно с евангелистом Марком. — «И молился»: особенная черта, упоминаемая только евангелистом Лукой. Это событие было началом служения Иисуса в качестве Мессии, и следовательно событие важнейшее в Его жизни, и евангелист замечает, что при этом Господь молился.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Иисус, крестившись, молился. Лука, единственный из синоптиков, отмечает, что Иисус молился. Этот евангелист особенно часто изображает Иисуса молящимся (см. Лк. 5:16; Лк. 6:12; Лк. 9:18, 29; Лк. 22:32, 40-44; Лк. 23:46). См. статью "Откровение о Божественном призвании: крещение Иисуса".

отверзлось небо. Букв.: "стало открытым небо". Для молитвы Иисуса небо открыто – Он имеет прямой и непосредственный доступ к небу, т.е. к Богу и Ему не нужен посредник (ср.: "един... посредник между Богом и человеком ... Христос Иисус", 1 Тим. 2:5).

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

До тридцатилетнего возраста жизнь Иисуса была прикровенна и не выходила из круга Его ближайшего окружения, семьи. По достижении же совершенного возраста (в Ветхом Завете люди от тридцати лет считались зрелыми; так, для левитов именно после этого возрастного рубежа начиналось служение при храме – см.: Числ. 4:3, 23) Господь выходит на служение: «Иисус, начиная Свое служение, был лет тридцати…» (Лк. 3:23). Началом открытого служения Христа является событие Крещения.

Праздник Крещения называется Богоявлением по двум причинам. Во-первых, оно стало явлением Христа как Сына Божия. Св. Иоанн Предтеча именно в момент Крещения Христа и явления Духа получает удостоверение, что Иисус – это обетованный Мессия, и начинает о Нем свидетельствовать: «Я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем. Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым. И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий» (Ин. 1:32–34).

Во-вторых, во время Крещения Бог явил, что Он есть Троица: Бог Отец свидетельствовал о Сыне, воплотившийся Сын Божий крестился, а Дух Святый сошел на Него в виде голубя Как отмечает евангелист Лука «в телесном виде, как голубь» (Лк. 3:22)..

С Крещения началось общественное служение Иисуса Христа. Евангелист Лука указывает именно на такое значение этого события: «Когда же крестился весь народ, и Иисус, крестившись, молился: отверзлось небо, и Дух Святый нисшел на Него в телесном виде, как голубь, и был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение! Иисус, начиная Свое служение, был лет тридцати…» (Лк. 3:21–23).

О смысле Крещения мы можем говорить, опираясь на слова Самого Христа, обращенные к Предтече. Хотя это была первая встреча Христа и Его Предтечи Хотя, как уже говорилось, можно считать, что первая встреча произошла, когда оба были во чреве своих матерей; это событие описано в Лк. 1:39–58. Но лицом к лицу Христос и св. Иоанн Предтеча встретились только на берегу Иордана перед Крещением., Иоанн удерживает Христа от Крещения, видя, что Христос не только не нуждается в крещении покаяния, но Сам может выступить в роли Крестителя. Уже в описании крещения евангелисты отмечают отличие крещения Христова от крещений других людей: Господь не стоял в реке, исповедуя грехи, как другие, но «тотчас вышел из воды» (Мф. 3:16). После просьбы Христа: «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:15), Иоанн допускает Его в иорданские воды. Загадочными кажутся приведенные слова Христа: какая правда исполняется «так», то есть «таким образом» – через крещение?

Первый напрашивающийся ответ: имеется в виду ветхозаветная законная правда. Хотя в Ветхом Завете ничего не говорилось о необходимости креститься от пророка, который придет перед Мессией, но по косвенным указаниям, а именно по вопросу иудеев: «Что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?» (Ин. 1:25), можно предположить, что иудеи подобные действия связывали с приближением или наступлением мессианских времен. В пророческих предсказаниях крещение было символом очищения от грехов (Ис. 1:16; 4:4; Иез. 36:25; Зах. 13:1). Иудеи были знакомы с практикой ритуальных омовений в связи с нечистотой, а также с омовениями прозелитов Язычников, которые принимали ветхозаветную религию, называли прозелитами (обращенными)., введенными с I века до Р. Х. См.: Ринекер Ф., Майер Г. Библейская энциклопедия Брокгауза. Christliche Verlagbuchhandlung Paderborn, 1999. С. 514. Но наименование святого Иоанна Крестителем указывает, что совершаемые им крещения воспринимались как нечто новое, не стоящее в одном ряду с омовениями, предусмотренными Законом.

Христос исполняет законную правду и в том смысле, что, как весь народ, подчиняется пророку, посланному Богом. Господь призвал Иоанна оставить все человеческие соображения и делать то, что Бог повелел ему делать (то есть крестить), а Спаситель будет делать то, что Он должен.

При сопоставлении описания Крещения с другими новозаветными фрагментами очевидным становится, что Крещение Христа имело и другой, таинственный смысл. Уже в преддверии Страстной седмицы Господь отвечает на просьбу двух учеников приобщить их к славе Его Царства словами: «Не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?» (Мф. 20:22). Очевидно, что Господь говорит здесь о чаше и крещении страданий Своих. «Под чашей, о которой говорится в Священном Писании, – поясняет блж. Иероним Стридонский, – мы разумеем страдания соответственно словам: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия, и в псалме: Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне? Чашу спасения прииму, и имя Господне призову, и непосредственно вслед за тем прибавляет, какая это чаша: Драгоценна перед Господом смерть святых Его!» Иероним Стридонский, блж. Толкование на Евангелие от Матфея. 3. 20. 22. Аналогичный смысл слова «крещение» встречаем в Евангелии от Луки; Христос в начале Пути на Страсти говорит: «Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!» (Лк. 12:50). Таким образом, крещение Христа на Иордане было образом искупительной смерти. Общественное служение Христа начинается с крещения водного в Иордане и, если воспользоваться терминологией апостола Павла, заканчивается «крещением в смерть» (Рим.

6: 4) – на Голгофе. Под «правдой» в ответе Христа в таком случае необходимо понимать деятельность Бога, направленную на спасение человека (иначе это называется домостроительством спасения). В таком смысле о «правде Божией» говорит апостол Павел в Послании к римлянам: о ней предвозвещали Закон и пророки, но явилась она только в Иисусе Христе (ср.: Рим. 3:21–22).

Отражен смысл крещения как образа смерти и в иконографии: на некоторых иконах Иордан, в котором стоит крещаемый Христос, изображается в виде водного гроба.

Начиная служение, Господь входит в воды Иордана, образно говоря, наполненные мертвостью человеческого греха. Но освобождая людей от «работы диаволи и тли смертныя» См.: Минея. Август. 2 день. Светилен утрени., Господь освящает и весь тварный мир, и как символ жизни – воду, делая ее не мертвой, но живой, освобождая ее от поврежденности и подчиненности тому, кто назван в Писании «князем мира сего» (Ин. 12:31). Таким образом, с Крещением связана идея победы Христа над сатаной и освобождения мира от его власти: «Погрузившись в воды, Он связал сильного» Кирилл, свт. Иерусалимский. Поучения огласительные. III, 8.. С этим пониманием связана иконописная традиция написания вод иорданских на образах Богоявления с темными фигурками бесов.

В Церкви в праздник Богоявления ежегодно совершается великое чудо: Дух Святый сходит на воду и делает ее нетленной, то есть не подверженной порче, делает ее способной освящать, отгонять бесов и исцелять. Это чудо Великой Агиазмы является предвестником будущего изменения мира, будущей славы и нетления (см.: 1 Кор. 15:42: «Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении»), к которому и человек, и окружающий мир приобщаются в праздник Крещения Господня. О связи между славой человека и мира говорят первые главы книги Бытия, в Писании Нового Завета об этом говорит ап. Павел в Послании к римлянам. Мир, по мысли В. Н. Лосского, есть продолжение тела человека Ср.: Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991. С. 242. Эта мысль, хотя и не в столь емкой формулировке, как у В. Н. Лосского, есть у святых отцов, например: «Мир сей не отойдет в небытие в своей всецелой совокупности, но, подобно нашим телам, расторгнувшись и изменившись, преобразится силою Божиего Духа в мир более божественный» (Григорий Палама, свт. Сто пятьдесят глав, посвященных вопросам естественнонаучным, богословским, нравственным и относящимся к духовому деланию, а также предназначенных к очищению от варлаамитской пагубы (главы 1–63) / Пер. и предисл. А. И. Сидорова // Богословские труды. М.: Изд. совет РПЦ, 2003. Сб. 38. С. 13); «Потому что миру необходимо измениться, если и состояние душ перейдет в другой род жизни. Ибо как настоящая жизнь имеет качества, сродные сему миру, так и будущее существование наших душ получит жребий, свойственный своему состоянию» (Василий Великий, свт. Беседы на Шестоднев, 1); «Текучая ныне тварь не создана первоначально тленною; но после подпала тлению, повинувшись суете, по Писанию, не волею, но нехотя, за повинувшего ее, на уповании обновления подвергшегося тлению Адама (Рим. 8:20)» (Григорий Синаит, св. Главы о заповедях и догматах… 11 // Добротолюбие в русском переводе. Репринт. М.: ТСЛ, 1992. Т. 5. С. 181–182) и др.. Грехопадение человека внесло разлад в окружающий мир: он изменился и подвергся тлению. Возвращение человека в славу сына Божия изменит и состояние окружающего мира: «Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим. 8:19–23).


Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 81-85

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

Когда же крестился весь народ. Это более определенное, чем у Матфея (Мф. 3:13) и Марка (Мк. 1:9), замечание о времени крещения Христа. "Это происходило, говорит ев. Лука, тогда, когда в народе проявилось всеобщее стремление к принятию крещения от Иоанна". А это указывает на конец проповеднической деятельности Предтечи (Богословский с. 63). - Молился. Об этом говорит один Лука, отмечающий этим, что крещение было особенным важным в жизни Христа событием Ср. Мф. 26:36; Лк. 9:28.. - Отверзлось небо. У Матфея и Марка сказано, что отверзение неба было предметом видения (Мф. 3:16; Мк. 1:10), и потому некоторые толкователи склонны представлять это "отверзение" не как нечто фактическое, а как только нечто кажущееся известным лицам. Но ев. Лука отрезывает всякий путь к таким перетолкованиям, говоря, что небо отверзлось и не прибавляя, что это было видение.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 21-21

«Отверзлось небо» для того, чтобы нам показать, что крещение всем отворяет небо, запертое Адамом.