yandex

Евангелие от Луки 3 глава 20 стих

Стих 19
Стих 21

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 20-20

Эти слова в особенности раздражили против него Иродиаду, которая употребляла все свое влияние, чтобы побудить Ирода убить Иоанна. Но Ирод, опасаясь народа, не решился умертвить Иоанна, а только заключил его в крепость Махеру. По свидетельству Евангелиста Марка, Ирод даже уважал Иоанна, как мужа праведного и святого, многое делал, слушаясь его. Видимо, как все слабохарактерные люди, он входил в сделки со своей совестью, надеясь некоторыми добрыми делами, предпринимаемыми по совету Иоанна, загладить свой главный грех, против которого особенно вооружался Иоанн. Он даже с удовольствием слушал Иоанна, но от греха своего не отставал, и в конце концов, в угоду злой Иродиаде, лишил его свободы. Так окончилось служение Иоанна, последнего из ветхозаветных пророков.

Толкование на группу стихов: Мф: 3: 3-20

В это время случилось, что Иоанн был заключен в темницу. Поводом к сему были следующие обстоятельства. Иоанн крестил в Перее, где правил Ирод Антипа, в качестве тетрарха; столицей Ирода была Тивериада в Галилее. Наследовавши от отца своего подозрительность ко всем, он наблюдал за всеми движениями, происходившими в его тетрархии и на пределах ее. Довольно было слышать ему, что Иоанн имеет в его областях многочисленную толпу последователей, чтобы считать его за опасного для себя человека. Он старался заманить его к двору своему, чтобы самому исследовать, что это за человек, и ежели его подозрения оправдаются, то обезопасить себя от него. Но к удивлению Ирода было совсем не так, как он догадывался. Этот Иоанн, которому, не смотря на его власяную одежду и строгий образ жизни, приписывали тайные цели крамолы, был строгий нравоучитель, который имеет довольно духа, чтобы те же самые истины, которые проповедывал он народу, возвестить и перед царем и его фамилией. Столько же свободный во дворце Ирода, как и в пустыне, он начал в глаза упрекать Ирода за то, что поправши и законы Божественные, и права гостеприимства, похитил у брата своего Ирода Филиппа его супругу и живет с ней теперь. С такой же ревностью обличал и другие пороки, господствовавшие при дворе его. Может быть Ирод сам по себе и не показал себя столько раздраженным сими обличениями: он даже оказывал расположение слушать его, уважал его (20 Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его.Мк. 6:20). Но Иродиада, из честолюбия решившись оставить своего первого мужа, так была оскорблена этими обличениями Иоанна, что употребляла всю свою силу над Иродом, чтобы осудить Иоанна на смерть. На сей раз она успела сделать только то, что Ирод заключил Иоанна в крепость Махеру. Более ничего не намерен был сделать с ним Ирод частью потому, что Галилеяне считали его за пророка и так были к нему расположены, что Ирод из опасения возмущения не смел и поступить с ним слишком строго (5 И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка.Мф. 14:5), частью потому, что и сам опасался преследованием такого святого, Богоугодного мужа навлечь на себя небесную казнь (20 Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его.Мк. 6:20). Эти причины долго держали Ирода в отношении к Иоанну в нерешительном состоянии и может быть наконец побудили бы его совершенно освободить Иоанна, если бы Иродиада не воспользовалась одним случаем неосторожности Иродовой к умерщвлению Иоанна, как увидим в последствии. – Ирод позволял ему в заключении пользоваться сообществом своих учеников.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 82-83++

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 18-20

Повествование о заключении Иоанна Крестителя Иродом в темнице у первых двух евангелистов передано гораздо после (Мф. 14. Мк. 6.) и точно так же, как здесь, у ев. Луки, не в хронологическом порядке, но для выяснения мысли Ирода о Христе: не есть ли Он воскресший Иоанн? Евангелист же Лука здесь передает об этом для того, чтобы, с одной стороны, показать следствия неустрашимой мужественной проповеди Иоанна, а с другой,—закончить историю об Иоанне Крестителе и с крещения И. Христа исключительно заняться историею Спасителя (объяснение cм. § 49)

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 100

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 19-20

Разумеется, после того, как был крещен Христос. О заключении Иоанна под стражу сказано в двадцать пятой главе Евангелия от Иоанна1

Источник

Толкование на Евангелие от Луки. Перевод иером. Феодора (Юлаева) специально для сайта Экзегет.ру PG 129, 905

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 19-20

Об Ироде чит. в объясн. 1 ст. Обличаем от него (от Иоанна Крестителя) о Иродиаде (за Иродиаду) жене брата своего. Иродиада была дочь Аристовула, сына Ирода великаго. Ирод Антипа и Филипп были сами дети сего Ирода. Таким образом, Иродиада приходилась племянницею как Ирода Антипы, так и Филиппа. Она была замужем за Филиппом и имела от этого брака дочь Саломию, которая, как повествуют еванг. Матфей (14 гл.) и Марк (6 гл.), в своих подробных сказаниях о смерти Крестителя, однажды в день празднования рождения Ирода, очень угодила царю и гостям. Ирод Антипа был женат на дочери Арабскаго царя Ареты, но, отослав ее от себя, еще при жизни Филиппа, взял себе жену его Иродиаду. За это-то и обличал его Иоанн, говоря ему: не должно тебе иметь ее женою; потому что такой поступок был совершенно беззаконен и соблазнителен для народа. Если законом Моисеевым повелевалось жениться на жене брата, то только в случае его смерти и притом бездетства (5 Если братья живут вместе и один из них умрет, не имея у себя сына, то жена умершего не должна выходить на сторону за человека чужого, но деверь ее должен войти к ней и взять ее себе в жену, и жить с нею, -Втор. 25:5, 6.). Иродиада, злобясь на Иоанна, хотела убить его, но не могла, повествует еванг. Марк (19 Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла.Мк. 6:19 ст.). Она была сама по себе злая женщина. Злобилась же на Иоанна особенно за то, что могла бы лишиться царской власти, если бы его обличительная речь подействовала на Ирода, и он развелся бы с нею. Не могла убить – и собственною властию, и не могла принудить к тому и Ирода. Ирод, быть может, и сам желал бы убить своего обличителя, но, с одной стороны, как замечает св. Матфей (5 И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка.Мф. 14:5), боялся народа: потому что почитали его за пророка; с другой стороны, как пишет св. Марк (20 Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его.Мк. 6:20 ст.), боялся и потому, что сам знал его за мужа праведного и святого и многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его. Боялся убить, но все-таки заключил (затвори) пророка в темницу, а затем и умертвил. Так грех овладевает человеком! О смерти Иоанна Крестителя не говорит еванг. Лука: об этом написано у еванг. Матфея и Марка. Евангелист же Лука, говоря собственно о проповеди Иоанна и имея говорить о крещении им И. Христа, только к слову прибавляет о том, что было с ним впоследствии, именно о заключении его в темницу.

Источник

Иоанн Бухарев прот. Толкование на Евангелие от Луки. М.: 1902. - Зач. 10. С. 55

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 20-20

προσέθηκεν aor. ind. act. от προστίθημι w4707) добавлять. "Он добавил также ко всему прочему то, что бросил Иоанна в тюрьму" (Plummer). κατέκλεισεν aor. ind. act. от κατακλείω запирать; букв.·. запирать внизу. Согласно Иосифу Флавию, его привезли в цепях в крепость Махаер на восточном берегу Иордана (TJ, 6364; Jos., Ant. 18.119; J.W. 7.163-95).

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 19-20

Евангелист тут же помещает рассказ о реакции власть предержащих на смелое и независимое поведение Иоанна. Он обличал Ирода Антипу за его новую женитьбу – и был брошен в тюрьму. Согласно Иосифу Флавию, Ирод казнил Иоанна по политическим мотивам, опасаясь, что его огромная популярность может стать причиной народного восстания против растленного правителя. Иосиф тоже связывает смерть Крестителя с новой женитьбой Антипы, хотя и опосредованно. Чтобы жениться во второй раз, он развелся с первой женой, дочерью царя Набатеи, после чего разгневанный тесть пошел на него войной. Армия Ирода была разбита, и народ считал это Божьим наказанием Ироду за то, что он сделал с Иоанном. Вот что говорит Иосиф Флавий: «Некоторые иудеи видели в уничтожении войска Ирода вполне справедливое наказание со стороны Господа Бога за убийство Иоанна. Ирод умертвил этого праведного человека, который убеждал иудеев вести праведный образ жизни, быть справедливыми друг к другу, питать благочестивые чувства к Предвечному и собираться для омовения. При таких условиях, учил Иоанн, омовения угодны Богу, так как они будут прибегать к этому средству не для искупления различных грехов, но для освящения тела, тем более что душа их заранее успела очиститься. Так как многие стекались к проповеднику, учение которого возвышало их души, то Ирод стал опасаться, как бы его огромное влияние на массы, вполне подчинившиеся ему, не привело к каким-либо осложнениям. Поэтому тетрарх предпочел предупредить это, схватив и казнив его раньше, чем ему пришлось раскаиваться, когда будет поздно. Из-за такой подозрительности Ирода Иоанн был в оковах послан в Махерон и там казнен» (Иудейские Древности, XVIII, 5, 2).

Новая жена Ирода, Иродиада, была дочерью Аристобула, сына Ирода Великого и Мариамны I, и приходилась Ироду племянницей. Согласно Иосифу Флавию, сводный брат Антипы Филипп (см. 3 Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего,4 потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее.Мф. 14:3-4; 17 Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней.18 Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего.Мк. 6:17-18) был женат на Саломее, а не на Иродиаде. Возможно, имеется в виду еще один сын Ирода Великого (от Мариамны II), тоже Ирод, у которого могло быть второе имя Филипп. Генеалогическое древо Иродов было очень запутанным. Закон Моисея запрещал жениться на жене брата и рассматривал такой брак как кровосмешение (16 Наготы жены брата твоего не открывай, это нагота брата твоего.21 Если кто возьмет жену брата своего: это гнусно; он открыл наготу брата своего, бездетны будут они.Лев. 18:16; 20:21). Кроме того, Иродиада покинула мужа сама, в то время как по еврейскому закону право на развод имел только муж.

Так как в синоптических Евангелиях Иоанн отождествляется с Ильей, то и в самом рассказе есть некоторое сходство с историей Ильи, Ахава и Иезавели: слабовольный царь Ахав по наущению жены преследовал пророка за то, что он обличал идолопоклонство (31 Мало было для него впадать в грехи Иеровоама, сына Наватова; он взял себе в жену Иезавель, дочь Ефваала царя Сидонского, и стал служить Ваалу и поклоняться ему.3 Цар. 16:31).

Иоанн обличал Антипу и за все другие преступления – Лука подчеркивает порочность тетрарха, еще более противопоставляя его Иоанну. Если в Евангелии Марка Ирод изображен как человек, относившийся к Иоанну с большим уважением и, вероятно, с суеверным страхом (6:20), то здесь все по-другому: Ирод – преступник, усугубивший свою порочность еще и этим преступлением и таким образом выступивший против Бога.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Луки. Комментарий. М.: 2004. С. 90-91

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 19-20

ОТПУСТИВ учеников, Спаситель продолжал Свою обычную проповедь, обходя города и селения и совершая добрыя дела на благо страждущему человечеству. Но в это именно время совершилось событие, которое было предвестием страшнаго возстания сил злобы на борьбу с проповедниками царства небеснаго. Летописи человеческой жизни наполнены всевозможными преступлениями и злодеяниями, потому что «весь мир во зле лежит» и «помышление сердца человеческаго зло есть»; но среди них особенно выдается то злодеяние, воспоминанию о котором св. церковь ежегодно посвящает день 29 августа. Это именно ужасная кончина великаго предтечи и крестителя Господня Иоанна, — того, который был не только величайшим из пророков, но и величайшим из рожденных женами, — следовательно, высшим плодом, какой только мог быть произведен человеческим родом и в котором поэтому воплотилось все величие и достоинство человеческаго естества. И этот величайший человек, пред которым должно бы преклониться человечество как пред воплощением своего высшаго идеала, погиб самою ужасною и безславною смертью — от руки палача, поднявшаго меч во исполнение повеления ничтожнейшей в нравственном отношении личности, которая в свою очередь сделалась жертвой самаго злобнаго и мстительнаго коварства, к какому только способна преступная, уличенная в своем преступлении женицина. Эта история кратко передается евангелистами (1 В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе2 и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им.3 Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего,4 потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее.5 И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка.6 Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду,7 посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит.8 Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя.9 И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей,10 и послал отсечь Иоанну голову в темнице.11 И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей.12 Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу.Мф. 14:1-12, 14 Царь Ирод, услышав об Иисусе [ибо имя Его стало гласно], говорил: это Иоанн Креститель воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им.15 Другие говорили: это Илия, а иные говорили: это пророк, или как один из пророков.16 Ирод же, услышав, сказал: это Иоанн, которого я обезглавил; он воскрес из мертвых.17 Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней.18 Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего.19 Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла.20 Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его.21 Настал удобный день, когда Ирод, по случаю дня рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальникам и старейшинам Галилейским, -22 дочь Иродиады вошла, плясала и угодила Ироду и возлежавшим с ним; царь сказал девице: проси у меня, чего хочешь, и дам тебе;23 и клялся ей: чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства.24 Она вышла и спросила у матери своей: чего просить? Та отвечала: головы Иоанна Крестителя.25 И она тотчас пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя.26 Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей.27 И тотчас, послав оруженосца, царь повелел принести голову его.28 Он пошел, отсек ему голову в темнице, и принес голову его на блюде, и отдал ее девице, а девица отдала ее матери своей.29 Ученики его, услышав, пришли и взяли тело его, и положили его во гробе.Мк. 6:14-29, 7 Услышал Ирод четвертовластник о всём, что делал Иисус, и недоумевал: ибо одни говорили, что это Иоанн восстал из мертвых;8 другие, что Илия явился, а иные, что один из древних пророков воскрес.9 И сказал Ирод: Иоанна я обезглавил; кто же Этот, о Котором я слышу такое? И искал увидеть Его.Лк. 9:7-9), но историческая наука дает возможность обрисовать ее во всех подробностях, из которых каждая глубоко поучительна, свидетельствуя о том, как легкомыслие и страсть способны приводить не только к попранию всякаго закона, но и к совершению ужаснейших злодеяний.

Сыновья Ирода Великаго, унаследовав от своего отца его злую, коварную, сладострастную натуру, почти никогда не жили между собою в родственной дружбе, и среди многочисленнаго родства этих маленьких Иродов и Иродиад шли постоянныя интриги, распри и открытыя ссоры, причем одни всячески старались навредить другим, не брезгуя при этом никакими, хотя бы даже самыми низкими средствами — обманом, наговорами и клеветами в Риме. Но едва ли не самую низкую в нравственном отношении личность представлял собою Ирод Антипа, печальный герой этой истории. Он постоянно ссорился и интриговал с своими братьями, пресмыкался пред римлянами, чтобы захватить себе побольше владений, устраивал с этою целию великолепные пиры, на которые тратил доходы целых областей, и был конечно несказанно рад, когда даже римские поэты заговорили о его блистательных пиршествах. По своему воззрению, это был саддукей, который не верил ни во что, кроме денег, и не ценил в жизни ничего, кроме наслаждений, и с легкомыслием безпринципнаго человека созидал свое счастье на бедствии как своего народа, так и своих собратьев — Иродов. Его жизнь полна уже была всяких преступлений и беззакопий; но его развращенная натура желала все новых и новых преступных наслаждений, и, наконец, нашла себе удовлетворение в новой преступной связи, которая и привела к ужасному злодеянию.

В 27 или 28 г. по Р. Хр. в Иерусалим по одному случаю, и притом имевшему патриотический характер, когда нужно было именно уладить возбужденный Пилатом вопрос о постановке посвятительных щитов в честь Тиверия в Иерусалиме, — вопрос, затронувший религиозныя чувства народа, который пришел в опасное возбуждение, съехались все Ироды, и среди них был и Ирод Антипа. Как личность, игравшая некоторую роль даже и в Риме, он был радушно принят своим сводным братом Филиппом Воефом, который был женат на крайне честолюбивой и решительной женщине Иродиаде. Блистательный, знакомый с лоском римской придворной жизни, о которой он мог поразсказать самыя интимныя тайны, Ирод Антипа не мог не вскружить головы Иродиаде, которая притом и сама, имея около 35 лет от роду, далеко не считала себя отжившей для нежных чувств. Правда, у нея уже была взрослая дочь, и все обстоятельства придавали делу особенную омерзительность, — но страсть вскружила им обоим головы, и за гостеприимство Ирод Антипа отплатил Филиппу Воефу самым позорным образом. Завязав преступную связь, царек поспешил в Рим, чтобы там добиться новых милостей и прав от императора, и между ними условлено было, что по возращении оттуда они сойдутся между собой открыто, хотя для этого не только Иродиаде нужно было развестись с своим 50-летним Филиппом, но и Ироду Антипе развестись с красавицей-женой, дочерью сильнаго арабскаго князя Ареты. Антипа мог ожидать при этом многих затруднений и неприятностей, — даже должен был опасаться войны с отцом оскорбленной дочери; но к его удовольствию дело обошлось просто: арабская княгиня, узнав о преступных замыслах своего негоднаго мужа, сама избавила его от всех затруднений. Благодаря доносу, который был самым обычным явлением при дворе Иродов, она узнала о преступной связи своего мужа с Иродиадой и порешила оставить его, Арета немедленно принял меры к тому, чтобы увезть ее к себе домой. Сопровождаемая арабскими вождями, она была отведена в свой родной дворец в Петре, и ея отец объявил этот брак расторгнутым. Мир впрочем не был нарушен между ними на это время, и Иродиада, оставив своего мужа, спокойно переселилась во дворец Ирода-Антипы в Тивериаде.

Вся эта постыдная сделка состоялась в той самой области, где Иоанн совершал свое служение, и, без сомнения, произвела сильное впечатление в тех округах, которые ближе всего лежали к границам арабскаго княжества. Народ невольно чувствовал опасность, связывавшуюся с отвержением дочери сильнаго и опаснаго соседа; а кроме того закон и его представители объявляли преступлением брак с женой брата. Даже в самом роде Иродов этот омерзительный брак, с его двойным прелюбодейством, произвел раздор, поведший к тому, что Антипа порвал связи со всем своим родством. Это был вообще самый рискованный шаг, какой только Антипа сделал в течение своего царствования, так как он вообще остерегался оскорблять религиозныя чувства народа, и вследствие этого границы его царства оказались в опасности от нападения разгневаннаго Ареты, естественно горевшаго желанием, при первом благоприятном случае, отмстить ему за нанесенное его дочери оскорбление.

Но хотя беззаконие, притом угрожапшее повлечь за собою бедствия войны, конечно и произвело самое тяжелое впечатление на народ, однако он подавленный двойным игом — римлян и еще более их жалких ставленников — царьков, которые, не имея никаких нравственных связей с своими подданными, смотрели на них как на безгласное стадо, предназначенное для того, чтобы кровавым потом добывать наложенную на него подать, безмолствовал и лишь разве шепотом передавались среди него мрачные слухи и опасения. Но когда у народа отнят был голос, выразителем его выступил великий пророк — Иоанн. Он проповедывал неподалеку от Тивериады, и потому мог с внезапностью великаго своего прообраза Илии явиться в своем верблюжьем плаще к блистательному дворцу, где Ирод проводил медовые месяцы своей преступной жизни с Иродиадой, и стукая посохом по мозаичной мостовой, произнес грозное слово: «не должно тебе иметь жену брата твоего!» Преступный царек, уже раньше слышавший об Иоанне, как великом пророке пустыни, затрепетал в своей преступной совести. Но он был слаб характером, и когда в дело вмешалась беззастенчивая Иродиада, эта новозаветная Иезавель, то судьба пророка была решена. Под предлогом охранения общественной безопасности, которой будто бы мог угрожать столь странный и дерзкий проповедник, собиравший около себя толпы народа, которым он внушал самыя мятежныя идеи, Ирод порешил устранить неприятнаго ему пророка. В это время царек, повидимому, проживал то в Тивериаде, то в Махере — замке, лежавшем на южной границе его владений в Перее. В нем священническая иерархия и иерусалимские книжники, безсильные сами по себе! пагали подходящее орудие для уничтожения незаконнаго, на их взгляд, учителя, который так свободно укорял их и имел столь большое влияние на народ. Быть может и Пилат, всегда опасавшийся всяких народных движений, по их коварному наущению потребовал, чтобы приняты были надлежащия меры к предупреждению волнения, и под их влиянием, вместе с личными опасениями самого Ирода, дело пришло к печальному концу. Отправив отряд воинов и полицейских на берега Иордана, где еще проповедывал Иоанн Предтеча, он приказал им арестовать великаго проповедника, и они в точности исполнили это приказание, захватив его, по всей вероятности, ночью, когда около него не было народа, и, связав беззащитнаго пророка, привели его в замок Махер (теперь Мхаур).

Этот замок, известный под названием «диадемы» (вследствие того, что оп в виде короны расположен был на высокой скале), а также и под названием «черной башни», лежал по восточную сторону Мертваго моря, верстах в десяти от него, почти на одной линии с Вифлеемом. Это был южный оплот Переи, подобно тому, как македонская колония Пелла была северным оплотом ея. Сама природа здесь воздвигла неприступную твердыню. Замок лежал над глубоким ущельем, разделяющим горы Аварим от горнаго хребта Фазги, в дикой местности, где, вследствие одного древняго предания, иудеи искали гробницу Моисея. В нескольких верстах к северу, в глубокой обрывистой долине лежала Коллироя, славившаяся своими теплыми источниками, где умирающий Ирод искал себе облегчения от тяжкаго недуга и почти закончил свою жизнь. В одном месте там бьют горячие источники из скал у подножия ущелья, а рядом с ними текут другие источники, отличающиеся холодной, как лед, водою, причем окружающие холмы в те времена были изрыты рудниками, в которых добывалась сера и аллюминий. Поток Зерка-Майн быстро стремится по ущелью, направляясь с возвышенностей Переи к восточному берегу Мертваго моря. В недалеком разстоянии к югу тянется долина, по ложбине которой проходила старая римская дорога, соединявшая Махер с Коллироей и с большой дорогой из Петры в Дамаск. Поднимаясь от этой доливы, идет длинный горный кряж Аттароф, который огромными массами тянется на протяжении 15 верст к юго-западу, и на высочайшем пункте его, где он круто обрывается по направлению к Зерке-Майну, еще и теперь над глубокой пропастью высятся развалины Махера, состоящия из больших глыб четырехугольных камней. Там же видны и развалины храма Солнца, так как вместе с фанатическим иудейским населением в нем было много язычников, т.-е. греков или римлян, которым предоставлялась полная свобода совершать свое идолопоклонство. Крепость была построена здесь еще Александром Ианнеем [106-79 г. до Р. Хр.] , но впоследствии она была разрушена Габинием [56 г. до Р. Хр.] во время его войны против Аристовула. Когда, однакоже, Ирод сделался царем, то он с свойственною ему проницательностью оценил выгоды этого сильнаго положения и порешил возстановить замок в качестве передового оплота против арабов. Окружив значительное пространство стенами и башнями, он построил город, из котораго тропа вела в замок — на самой вершине горы. Самый замок находился на одном конце узкаго хребта, имевшаго более версты в длину от востока к западу, и составлял последнее убежище в случае нападения. Но этого было недостаточно для его широких замыслов. На другом конце кряжа он, с целью укрепить самую вершину горы, возвел большую стену с башнями в 200 футов вышины по углам, и на укрепленном таким образом пространстве построил великолепный дворец, отличавшийся целыми рядами колонн из цельных глыб камня, разноцветными мраморными залами, великолепными банями и всевозможными принадлежностями римской роскоши, не преминув снабдить его и огромными цистернами, бараками и лабазами для запасов, одним словом всем, что необходимо было для успешной защиты на случай осады. Этот замок и был местом тюремнаго заключения Иоанна, именно, одно из мрачных его подземелий, которыя, как можно видеть еще и теперь, были высечены в цельной скале. Укрепленный дворец на другом конце горы, во время пребывания там Ирода Антипы с его царедворцами, гремел восторгами и всевозможными увеселениями их роскошной жизни, а в находившейся на другом конце кряжа темнице в сыром, мрачном подвале томился великий пророк Иоанн. Из окон своего дворца Ирод Антипа имел великолепный вид на Мертвое море, на все течение Иордана, на Иерусалим, маститый Хеврон с его древними патриархальными воспоминаниями, на броды Иордана и скалы Енгеди к западу, а на север пред ним открывался вид на горы Галаадския, вздымавшияся за дикими высотами Фазги; пленник же, свободный пророк пустыни, изнывал в убийственном одиночестве. Повсюду кругом царствовала дикая пустынность, и только кое-где по ложбинам встречались пальмы, маслины и виноградныя лозы, а народное суеверие прибавляло, что среди других чудес там росло одно особое растение, огненно красное цветом, имевшее силу-де изгонять демонов и исцелять болезни, хотя доставать его можно было только ценою жизни [Немецкий путешественник Зеедцен, открывший это место в 1807 году, оставил живописную картину всей окружающей местности. Это описаиие Махера взято из I. Флавия, Bel. Jud. VII. 6. I, 3. Tristram, Land of Moab, 253—265. Keim, Jesu ѵоп Nazara, 1, 578—581.] .

В этой-то дикой местности и томился Иоанн, отрезанный от всего мира, от Израиля, от великаго дела национальнаго возрождения, котораго он был душой, — томился среди чуждаго ему населения. В самом городе жило до десяти тысяч народа [Bel. Jud., 7:6, 4, где говорится, что в городе было две тысячи мужей, что вместе с женщинами и детьми составит до десяти тысяч жителей.] , но вокруг Иоанна были лишь грубые воины, набранные из соседних племен, и царедворцы Ирода, которые, как говорит о них Христос, одевались пышно и жили роскошно, как и свойственно тем, кто находятся при дворах царских (25 Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Но одевающиеся пышно и роскошно живущие находятся при дворах царских.Лк. 7:25). Тем не менее народ, с несокрушимою верою, из-за железных ворот тюрьмы обращал свои взоры туда, где томился его пророк, и дыхание Божие все еще волновало его сердца.

Темница для Иоанна не была лишь местом простого лишения свободы, потому что тюрьмы в древности, и особенно на востоке, не знали милосердия. Христос говорит, что «с ним поступали, как хотели» (12 но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них.Мф. 17:12): эти слова в высшей степени знаменательны и, по всей вероятности, указывают на те пытки, оскорбления и вообще жестокое обхождение, которому подвергался Иоанн. Одним из самых обыкновенных оскорблений для узников было то, что их по временам выводили из тюрьмы для того, чтобы делать их предметом издевательства, подобно тому, как некогда филистимляне выводили из тюрьмы слепого Самсона, чтобы подвергать его всевозможным насмешкам и оскорблениям в праздничные дни. Но Иоанн, хотя и беззащитный, обладал царственным величием истины, которое на время служило для него защитой от угрожающей смерти. Его не раз выводили из тюрьмы и приводили к Ироду Антипе, когда он возседал за пиршественным столом, окруженный толпою льстецов и царедворцев; но Иоанн всегда оставался столь непреклонным пророком, что даже тиран на момент поддавался обаянию величия своего безпомощнаго узника. Чувствуя все величие и непреклонную правдивость узника, «Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святый, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его» (20 Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его.Мк. 6:20). Даже Ирод по временам обращался мыслью к Богу и небесам! Безпокойная совесть, суеверие, естественное нерасположение к насилию и медленная жестокая отсрочка обычнаго восточнаго судопроизводства были причиной того, что Иоанн оставался в живых долее, чем это имелось в виду. По временам ему даже позволялось сноситься с некоторыми из своих последователей, которые из любви к нему пренебрегали личною опасностью и посещали его в темнице.

Таким образом за дверьми мрачной темницы смолк и обличительный голос пророка. Преступная чета могла вполне наслаждаться своим преступным счастьем. Но преступное счастье непрочно, и беззаконный брак скоро начал приносить свои горькие плоды, отравляя остальные годы жизни четвертовластника. Проклятие безчадия, произнесенное законом на такое преступление (21 Если кто возьмет жену брата своего: это гнусно; он открыл наготу брата своего, бездетны будут они.Лев. 20:21), в точности исполнилось над ним. В то же время и Арета, отец отвергнутой им жены, не видя исправления со стороны зятя, стал угрожать ему войной за оскорбление дочери, а Антипа должен был с большими усилиями делать приготовления к ней в случае, если бы не оказалось возможным как-нибудь отвратить ее.Этого ему не удалось, я неприязнь действительно перешла наконец в открытую войну, в которой злополучный царек понес столь позорное поражение, что должен был обратиться к императору за помощью, и удержал за собою свой престол только при поддержке римских войск. Быть может, Христос указывал на это именно смутное время, когда Он говорил: «какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противустать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство просить о мире» (31 Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами?32 Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство просить о мире.Лк. 14:31-32), В то же время и совесть, раз пробужденная укором пророка, уже не давала ему больше покоя, и обличительный голос его из-за дверей Махера раздавался какбы еще сильнее я грознее. Ирод Антипа не знал, что делать: не предать ли его смерти и, таким образом, избавившись от невыносимаго для своего царского достоинства обвинителя, сразу положить конец всем опасениям политических смут, угрожавших разразиться вследствие влияния на народ со стороны этого безбоязненнаго пророка? Иродиада коварно поддерживала внутреннюю борьбу в груди своего мужа между совестью и страхом, между страстью и гордостью и с решительностью направляла его мысль к тому, что лучше совсем устранить дерзкаго нарушителя их счастья, тем более, что он и вообще опасен в политическом отношении, как возмутитель народа. Ирод колебался и страдал душей. Сознавая преступность своей связи, а следовательно, и правдивость великаго пророка, он не мог решиться на столь тяжкое преступление, и напротив тайно чтил пророка, боялся его и даже обращался к нему за советами. Этого не могла выносить кровожадная Иродиада и своею настойчивостью отравляла жизнь злополучному царьку. Что Антипа мог долго колебаться между невольным уважением к своему узнику и наветами повой Иезавели, жаждавшей его крови, и даже долго защищал его жизнь в той дикой пограничной местности, где человеческая жизнь в действительности не имела никакой цены. — это было благородною данью величию Иоанна, потому, что никто, кроме человека возвышенной души, не мог бы произвести такого впечатления на слабое, эгоистическое, чувственное, рабское существо, в темнице котораго томился он, или не мог бы возбудить в такой натуре, сколько бы в ней ни оставалось добра, борьбы с всеподавляющим злом. Тревога и нерешительность тирана, сознание им своей преступности и невольный страх пред великим пророком, однако могли служить достаточной защитой для жизни Иоанна Крестителя лишь на время: яростная женщина, удаления которой требовал Иоанн, после тщетных попыток достигнуть своей цели посредством дикаго мщения, достигла ея наконец при первом удобном случае посредством хитрости и коварства.

Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 306-313

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 20-20

«Заключил Иоанна в темницу», а потом и умертвил там. Это случилось не в это время, когда Иоанн проповедовал и крестил, а гораздо после; евангелист же упоминает здесь об этом потому, что не имеет в виду повествовать о дальнейшей жизни Иоанна (кроме одного случая — 19 Иоанн, призвав двоих из учеников своих, послал к Иисусу спросить: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?Лк. 7:19 и дал.), и к слову о нем здесь кратко сообщает, что было с ним в последствии; «повествует как бы с глубокой скорбью и сильной жалостью о том, что Ирод так неправо поступил с Иоанном, тогда как народ имел о нем высокое понятие» (Феофил.).

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 19-20

- Ирод же... Прежде чем перейти к повествованию о выступлении Иисуса Христа на общественное служение, ев. Лука считает нужным заключить свою речь о судьбе Иоанна Крестителя. То, что он здесь говорит, у Матфея и Марка сказано в другой последовательности (см. 1 И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба.Мф. 16:1 и сл. ; 17 Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней.Мк. 6:17 и сл.).

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 19-20

Евангелист к месту вставил здесь слово об Ироде. Он как бы так говорит: хотя народ весьма высоко думал об Иоанне, но Ирод, обличаемый от него, ко всем злодеяниям своим прибавил и то, что заключил его в темницу. Повествует как бы с глубокой скорбью и сильной жалостью о том, что Ирод так неправо поступил с Иоанном, тогда как народ имел о нем высокое понятие.