yandex

Библия - 1-ое послание ап. Иоанна Стих 10

Стих 9
Стих 1

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

Если ты скажешь: “Я не грешил”, – ты представляешь Его лживым, желая сам выглядеть правдивым. Как может быть, чтобы Бог был лжив, а человек правдив, когда Писание вопреки этому говорит: Всякий человек лжив, Бог один правдив (Рим. 3:4)? Итак, Бог правдив Сам по Себе, ты правдив в Боге, ибо сам по себе ты лжец.

  • **
  • Ибо разве есть кто-нибудь, у кого не было бы греха? Как сказано в Писании, ни даже у младенца, жизнь которого на земле насчитывает лишь день. Такой младенец не совершал греха, но получил от родителей.

    Источник

    Проповеди 181. Сl. 0284, 181.38.979.47.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    «Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым», то есть отвергаем все учение Христово об искупительной жертве Его за грехи людей. Спаситель пришел в наш мир, чтобы спасти нас от греха, о чем нам провозглашает непрестанно это благовествование. Однако, когда говорим, что не имеем греха, то делаем Бога лжецом. Зачем Он говорит, что пришел нас спасти от греха, когда мы не имеем греха? Он пришел в мир, потому что мы грешны. Признавая греховность нашу, мы признаем и нужду в спасении и освобождении от греха. Так слово Его «в нас» и слово Его есть Его Евангелие, Евангелие спасения. «Человекопоклонники» говорят: «Мы не имеем греха и, следовательно, не имеем нужды в Спасителе. Он не является для нас необходимым, поскольку нас не от чего спасать. Если мы имеем какой-либо недостаток, мы его ликвидируем посредством культуры, науки, просвещения и технологии. В целом Бог для нас не необходим». Так человекопоклонники расценивают Спасителя как самонадеянного лгуна и, соответственно, врага человечества.    Обратим внимание, что св. Иоанн пишет это христианам, т.е. людям, которые уже были омыты от своих грехов в таинстве крещения. Прежние грехи прощены, но шрамы грехов остались, необходимо залечить и совершенно изгладить из себя все чуждое Богу.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Если мы говорим, что не согрешили, то отрицаем слово Его, которое есть Дух и истина.

    Источник

    Фрагменты. CEC 110.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Рек же Господь через человека, преисполненного Его Духа: Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы (Еккл. 7:20); да и Сам дал понять, что мы не можем быть свободны от прегрешений. Ведь учил Он нас молиться таким образом: и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим (Мф. 6:12). Поэтому пусть никто не считает себя способным, по учению Пелагия, к жизни, свободной от грехов и долгов, раз даже апостолы, наученные Господом, молились о своих прегрешениях.

    Источник

    О семи Кафолических посланиях. CL 1362, 4 (in 1 Io.), 1. 163-67.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Апостол прежде сказал: если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас (1 Ин. 1:8): теперь повторяет ту же истину и усиливает ее. Если говорим, что мы не согрешили, то не только обманываем сами себя, но и Самого Бога делаем лживым. Как это?

    Из откровения Божия мы знаем, что первые прародители наши согрешили, и чрез них все потомки их, или все люди сделались грешниками, получая прародительский грех по наследству, в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя, как говорит Псалмопевец (Пс. 50:7; сл. Ис. 64:6). В купели св. крещения, хотя человек омывается как от прародительского греха, так и от всех соделанных прежде крещения грехов, но не освобождается от наклонности к греху. Доколе носим это бренное греховное тело, мы должны всегда бороться с грехом и всемерно удаляться его. Для вспомоществования нам в борьбе со грехом, Иисус Христос, как добрый Пастырь, знающий овцы Своя, установил спасительные таинства, кроме крещения, вводящего в благодатную жизнь, таинства – покаяния, причащения и др. Для этого же Господь дал и заповедь всегда молиться: и остави нам долги наша, так как смиренная и сокрушенная молитва есть необходимое условие к получению благодатных даров, приобретенных нам ценою искупительных заслуг Иисуса Христа.

    Поэтому, если кто говорит, что он не имеет греха, или не согрешил; тот говорит противное истине, открытой нам в священном Писании; тот говорит несогласное с учением и установлениями Господа Спасителя. Слова его показывают, будто напрасно Иисус Христос научил в молитве просить Отца небесного об отпущении наших грехов; будто напрасно установлено таинство покаяния, или для него оно не нужно. Кто почитает себя безгрешным, тот в самообольщении: гордость и самомнение ослепили его ум и сердце; не видит и не чувствует он своих немощей; потому что слова Божия нет в нем, т.е. он, по своему самомнению и гордости, или не разумеет, или не принимает учения слова Божия; Благодать, или дар благодатного разумения, не сообщается душе его, потому что Бог гордым противится (1 Пет. 5:5).



    Источник

    Беседы на первое Соборное Послание святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Поистине невозможно и самым святым не впасть в те малые прегрешения, которые бывают в слове, в мысли, в желании, по неведению, по забвению, по какой-нибудь крайности, по нечаянному случаю. Хотя они отличаются от того греха, который называется грехом к смерти, однако же не могут быть безвинны и неосужденными.

    Источник

    Собеседования 11.9. Сl. 0512, 11.9.324.15-16.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Спаситель пришел в наш мир, чтобы спасти нас от греха, о чем нам провозглашает непрестанно это благовествование. Однако, когда говорим, что не имеем греха, то делаем Бога лжецом. Зачем Он говорит, что пришел нас спасти от греха, когда мы не имеем греха? Он пришел в мир, потому что мы грешны, связаны грехом и смертью. Признавая греховность нашу, мы признаем и нужду в спасении и освобождении от греха. Так слово Его в нас и слово Его есть Его Евангелие, Евангелие спасения. “Человекопоклонники” говорят: “Мы не имеем греха и, следовательно, не имеем нужды в Спасителе. Он не является для нас необходимым, поскольку нас не от чего спасать. Если мы имеем какой-либо недостаток, мы его ликвидируем посредством культуры, науки, просвещения и технологии. В целом Бог для нас не необходим”. Так человекопоклонники расценивают Спасителя как самонадеянного лгуна и, соответственно, врага человечества.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    εϊπωμεν aor. conj. act. от λέγω говорить; здесь в значении "претендовать". ήμαρτήκαμεν perf. ind. act. от άμαρτάνω грешить. Perf. указывает на непреходящий результат действия в прошлом (GGBB, 577). О грехе в 1 Ин. 5:16 см. DLNT, 1095-97. ψεύστης лжец, обманщик. ποιούμεν praes. ind. act. от ποιέω делать; здесь: "делать кого-л. лжецом" (Smalley; Brown).

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Если говорим и проч.: опять повторяется истина, выраженная в стихах 6-м и 8-м (1 Ин. 1:6, 8) с новым усилением, при новом видоизменении. Выше, в стихе 8-м, выражено: если мы говорим, что не грешим, здесь — если говорим, что не согрешили; последнее выражение указывает на всякое время, когда мы только начнем обращать внимание на себя в том смысле, что мы всегда найдем в себе грехи, если только не будем предаваться самообольщению. — Представляем Его лживым: сильнее, чем в предшествующем изречении — обольщаем себя; не только обольщаем себя, но представляем Бога лживым; не только лжем (как в ст. 6-м) сами, но лгущим и лживым представляем Бога Самого. «Если бесстыдно скажем, что мы не согрешили, то совершим двоякое зло: покажем себя лжецами и изрыгнем хулу на Бога» (Феофилакт). Каким образом? Кто говорит так, то есть что он не грешит и не грешил, тот отвергает все учение Самого Христа об искупительной Его жертве за грехи людей и, следовательно, самый существенный член веры христианской, а не веруя в это учение, он не христианин, не очищенный кровию Христовою, значит — не возрожденный; вместе с тем все Божественное откровение он считает не истинным, ложным и, следовательно, и Самого Бога представляет лживым, как бы обманувшим человека, не сделавшим для него всего того, что обещался сделать для его блаженства и счастия. — И слова Его нет в нас: «если и при этом мы говорим, что не согрешили, то отвергаем Его слова, которые суть дух и жизнь (Ин. 6:63)» (Феофилакт), и, таким образом, слова Его нет в нас. Слово здесь то же, что истина в стихе 8-м; в таковом человеке нет истины, а потому он или не разумеет, или не принимает слова Божия, открытого в Евангелии, или вообще слова Божия откровенного, в обширном смысле.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Затем изъясняются условия и законы, на которых зиждется общение с Богом: а) Хождение во свете (1 Ин. 5–10). «Если мы говорим, что имеем общение с Ним (т. е. с Богом), а ходим во тьме (т. е. в нечестии и пороках), то мы лжем» (1 Ин. 1:6). б) Общение друг с другом. «Если же ходим во свете (добродетелей), подобно как Он (всесвятый) во свете, то мы имеем общение (любви) друг с другом», так как один у нас, долженствующий всех нас братски объединять, источник спасения, это кровь Иисуса Христа, которая очищает нас от всякого греха» (1 Ин. 1:7). в) Исповедование грехов. «Если исповедуем грехи наши», не сознаем только их или раскаиваемся, а именно исповедуемся в них открыто пред Богом и пред свидетелем Его, уполномоченным вязать и решить (Ин. 20:22, 23), «то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши» (1 Ин. 1:9). Блаженный Феофилакт, толкуя эти слова Апостола, говорит: «сколько велико благо рождается от исповеди, видно из следующих слов: “скажи ты прежде грехи твои, чтобы оправдаться” (Пс. 63:26)». «Если говорим, – продолжает Апостол, усиливая свою предыдущую мысль об исповедании грехов, – что мы не согрешили (по самомнительности, или быть может даже по болезни исповедаться), то представляем Его (Бога) лживым (как бы отвергая все учение откровенное об искупительной жертве Христа за грехи людей) и слова Его (т. е. истины Его) нет в нас» (1 Ин. 1:10).

    +++Послания апостольские и Апокалипсис. Истолковательное обозрение, составленное протоиереем Михаилом Херасковым. Владимир-на-Клязьме, 1907.++

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Наконец, апостол, желая доказать существование греховности вообще и греховности христиан в отдельности, обращает их внимание на то, что если бы не было греха, то не было бы нужды и приходить Иисусу Христу в мир и возвещать Свое учение о спасении, так как оно было бы неуместным; равно как не было бы никакой нужды в Таинствах и во всех церковных учреждениях, и христиане, значит, ничем бы не воспользовались от Христа, они не были бы и христианами (ср. 1 Кор. 1:5). Доведя лжеучение еретиков до явно нелепых выводов, апостол на время прерывает речь об этом, чтобы потом еще с большей силой слова и глубиной мысли опровергнуть его и тем предостеречь христиан от опаснейшего для их жизни и веры заблуждения.


    Источник

    Никанор (Каменский), архиепископ. Толковый Апостол. Том 1. Объяснение книги деяний святых апостолов и соборных посланий. — М.: ДАРЪ, 2008. — 704 с. - С. 646

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Во время проповеднической деятельности Иоанна Богослова в Малой Азии в конце 1-го столетия, там появились еретики, впоследствии названные гностиками. Они в чистое христианское учение внесли начала греческой философии и иудейские взгляды и отрицали Божественное достоинство Сына Божия. Одновременно с гностиками другие еретики – докеты, не отрицая Божественного достоинства Иисуса Христа, не признавали действительности Его воплощения и утверждали, что Иисус Христос имел призрачную плоть человека, и страдания Его были только кажущимися: на самом деле Он, как Бог бестелесный, не страдал. Распространение среди мало-азийских христиан таких лжеучений и побудило апостола Иоанна Богослова написать Послание.

    Еретики гордились своей мнимой мудростью, обладанием будто бы истинного знания (веры) о Боге. От греческого слова «гносис» – знание – они и назывались гностиками. Но вместе с тем они вели греховную, чувственную жизнь, всецело привязанные к благам этого греховного мира.

    В опровержение этих еретиков апостол пишет, что Бог есть свет, и нет в нем никакой тьмы, и для общения с Богом необходима нравственно чистая жизнь. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине. Общение с Богом требует постоянной заботы о своей нравственной чистоте, потому что, живя в мире, человек не может оставаться безгрешным и только исповеданием грехов своих перед Богом очищается от скверны. Если говорим, что не имеем греха,обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды (гл. 1), так как мы имеем ходатая перед Отцом, Иисуса Христа праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира (2, 1–2).

    +++Пособие к изучению Священного Писания Нового Завета для школы и семьи. § 25. 1-е Соборное Послание апостола Иоанна Богослова++

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас... Но если мы говорим, что не имеем греха, и не только не имеем греха, т. е. сейчас в данный момент нашей жизни, но еще утверждаем, и говорим, что мы не согрешили, т. е. и в прошлом нашем не имели грехов, иначе говоря за нами вообще нет грехов, то в таком случае представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.||| В таком случае не зачем было сходить на землю Сыну Божию, приносить искупительную жертву. Другими словами говоря, люди так утверждающие, – т. е. что в них нет греха, отвергают все Божественное домостроительство Божие, по коему Сын Божий пришел на землю пострадать за грехи людей.


    Источник

    Общедоступное объяснение апостольских посланий. Том 1-й. Соборные послания. Могилев: Тип. И. Б. Клаза, 1911. С. 87-88

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Если говорим, что мы не согрешили. Т.е. пребываем в состоянии упорной нераскаянности и самообольщения.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Исповедание грехов составляет единственное условие, при котором является возможность примирить неотрицаемое греховное состояние человека и общение с Богом, Который есть свет, и именно единственно возможное со стороны человека действие; и Апостол самым решительным образом и тоном, не допускающим никаких сомнений, утверждает, что, если условие это исполнено, спасение человека в общении с Богом совершенно обеспечено. Но в это время Апостолу во всей своей угрожающей силе представляется та опасность, которая направляется именно против этого единственного условия сохранить общение с Богом и таким образом разрушает самые основы личного спасения человека. Это – убеждение в совершенной безгрешности и святости, исключающее всякую возможность дальнейшего преуспеяния в хождении во свете и утверждении в общении с Богом, так как наличная действительность, вовсе не отвечает его условиям. Это – последняя и высшая ступень самообольщения, верх человеческого ослепления и безумия. Далее этого идти некуда, – и Апостол выступает против такого извращения фактического положения вещей с самым решительным порицанием, указывая неразумным, что они впадают в ту пропасть помрачения, находясь в которой «согрешающий исперва» выставлял Бога лжецом (Быт. 3:4, 5). Οὐχ ἠμαρτήκαμεν и отмечает факт такого крайнего самообольщения. Глагол указывает на те αἱ ἁμαρτίαι, исповедания которых Апостол требует от всякого христианина. Как отдельные акты, они уже закончены, хотя влияние их несомненно продолжается, – посему perfectum; кроме того, исповедание по самому своему существу может относиться только к определенным и уже совершенным грехам. Печальное самообольщение имеет своим результатом страшное преступление – богохульство: ψεύστην ποιοῦμεν αὐτόν, τ. ἐ. τὸν Θεόν. Не может быть спора о том, что последнее резче и сильнее, чем ψευδόμεθα 6 ст. и ἑαυτούς πλανῶμεν8 ст., и значить не утверждать только, но и фактически, своим поведением (ποιοῦμεν) показывать, что мы смотрим на Бога, Который есть πιστός и δίκαιος, как на лжеца (cp. Ин. 19:7, 12; Ин. 5:18; Ин. 8:53; Ин. 10:33), отрицаем Его истинность: Бога, который есть φῶς и ἀλήθεια, мы делаем причастником царства тьмы и греха. Ψεύστης – не только говорящий неправду, но вместе с тем нравственно извращенный, вероломный601. Но каким образом, при отрицании нами нашей греховности, как в общем смысле, так и в частных ее проявлениях, в греховных деяниях, сказывается именно этого рода преступное богохульство? Ответ на это дает рассмотрение сущности божественного откровения. Откровение как в исходном, так и в конечном своем пункте имеет целью установить определенные отношения человека к Богу, и в основе его лежит тот факт, что нормальные отношения между небом и землею нарушены. Весь Ветхий Завет, с его многочисленными богоявлениями, жертвами, обетованиями, законодательством, пророчествами, и все учение христианской веры, воплощение Сына Божия, жертва на кресте, сошествие и освящающее действие Св. Духа имеют в своем основании, как несомненное, греховность человека, его нужду в постоянной божественной помощи, пока существует человечество. Все под грехом, и якоже есть писано, яко несть праведен никтоже (Рим. 3:9, 10). Поэтому отрицать факт греховности и наличности грехов у каждого значит подвергать сомнению истинность Божию не только в частном пункте, но и вообще, – не только говорить: «Он лжет» в каком-либо частном случае, но что «Он есть лжец» во всех Его отношениях к человеческому роду, взятых во всей их совокупности. Такая хула на Бога, совершенно извращающая истинное понятие о Нем, свидетельствует, что свет истины остался для человека чуждым, почему не может быть и речи о действии ее в нас: καὶ ὁ λόγος αὐτοῦ (τ. ἐ τοῦ Θεοῦ) οὐκ ἔστιν ἐν ἡμῖν. Ὅ λόγος здесь не есть личный Логос, Сын Божий: контекст не дает оснований для такого понимания. Под ним разумеется все божественное откровение, взятое во всей его совокупности и получившее свое завершение в Евангелии. Поэтому ὁ λόγος представляется по содержанию тожественным с ἀλήθεια, хотя, с другой стороны, между ними есть разница, очень важная в данном случае. Λόγος есть средство, которым ἀλήθεια насаждается в сердце человека. Если истина есть обозначение всего того, что открыто и совершено Сыном Божиим, воплотившимся Словом, то понятие о нем может дать только слово: оно проникает во внутреннейшее духовное существо человека и делается живою силою, которая мало по малу реализует истину в том, кто воспринимает слово. Εἷναι ἐν τινὶу Апостола Иоанна выражает внутреннейшее отношение, как и μένειν ἐν τινὶ. Поэтому καὶ ὁ λόγος αὐτοῦοὐκ ἔστιν ἐν ἡμῖν равносильно утверждению, что отрицающие греховность общего своего состояния и отдельных поступков, собственно говоря, никогда не были христианами. Такое печальное помрачение их самосознания и богопознания имеет свою причину в том, что хотя они слышали Слово благовестия, но оно никогда не было воспринято и усвоено ими (Ин. 5:38), не делалось их достоянием: оно падало на каменистую почву, ростков глубоко не пускало, а потому истина не могла проникнуть в их сердца, разогнать облегающую их тьму, осветить их внутреннее содержание и привести к исправлению. Это – сыны тьмы, сыны мира сего, в которых нет любви к Отцу – Свету; они совершенно потеряны для царства света602.

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    См. комм. к 1 Ин. 1:8

    Толкование на группу стихов: 1 Ин: 1: 10-10

    Если же бесстыдно скажем, что мы не согрешили, то совершим двоякое зло: покажем себя лжецами и изречем хулу на Бога. Ибо Он говорит чрез пророка: воздают Мне злом за добро (Пс. 34:12), и Сам лично: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня? (Ин. 18:23). Если и при этом мы говорим, что не согрешили, то отвергаем Его слова, которые суть дух и жизнь; ибо сказано: слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь (Ин. 6:63).