yandex

Книга Судей Израилевых 5 глава 15 стих

Стих 14
Стих 16

Толкование на группу стихов: Суд: 5: 15-15

В племенах Рувимовых большое разногласие. Уклонение колена Рувимова, "восточной части" колена Манассиина, называемой Галаадом (ст. 17), колен Данова и Асирова (ст. 17) от участия в общей борьбе свидетельствует об отсутствии единства между племенами Израиля.

Толкование на группу стихов: Суд: 5: 13-18

Девора изображает, как разные колена израильские отнеслись к воззванию восстать на борьбу против хананеев. Тогда как одни колена, как Ефремово, Вениаминово, Манассиино (западная часть его, названная по имени старшего рода колена Махировым, И. 1 И выпал жребий колену Манассии, так как он был первенец Иосифа. Махиру, первенцу Манассии, отцу Галаада, который был храбр на войне, достался Галаад и Васан.2 Достались уделы и прочим сынам Манассии, по племенам их, и сынам Авиезера, и сынам Хелека, и сынам Асриила, и сынам Шехема, и сынам Хефера, и сынам Шемиды. Вот дети Манассии, сына Иосифова, мужеского пола, по племенам их.Нав. 17:1-2), Завулоново, Неффалимово и Иссахарово, отнеслись к нему с полным сочувствием, другие, как Рувимово, восточная часть Манассиина (называемая Галаадом), Асирово и Даново, отнеслись к нему без должного сочувствия, и во время народной битвы спокойно предавались своим занятиям.

Толкование на группу стихов: Суд: 5: 15-15

«Князи Иссахаровы с Девворою, и Иссахар также, как Варак, бросился в долину пеший». Это вот что значит: половина колена Иссахарова, именно князья, остались с Девворою и составили совет, собрание; а другая половина колена Иссахарова — ополченцы, — подобно Вараку, бросились пешие в битву. В греческом и славянском переводе об Иссахаре воюющем нет речи, ни даже намека: это потому, что LXX переводчикам показалось странным, почему не сказано о войске Варака, хотя последний в еврейском тексте не оставлен без упоминания. — «У племен Рувимовых великия совещания» (см. ст. 16) Далее, прекрасно выставлены у Девворы отношения различных колен к делу освобождения отечества, — это участие и ревность одних и холодность других — эти раздоры и разлад, начавшиеся теперь между различными коленами и имевшие известный печальный исход. Говорим, что изобразить это событие так живо и подробно не мог человек, живший в позднейшее время.