Толкование на Книга пророка Исаии, Глава 37, Кирилл Александрийский святитель

Синодальный перевод
Кирилл Александрийский святитель
1Когда услышал это царь Езекия, то разодрал одежды свои и покрылся вретищем, и пошел в дом Господень;
22 И пришел Елиаким, сын Хелкиин, начальник дворца, и Севна писец, и Иоах, сын Асафов, дееписатель, к Езекии в разодранных одеждах и пересказали ему слова Рабсака.Ис. 36:22. И вниде Елиаким сын Хелкиев домостроитель, и Сомнас книгочий силы, и Иоах сын Асафов памятописец ко Езекии в растерзаных ризах и поведаша ему словеса Рапсакова. Гл. 37, ст. 1. И бысть егда услыша царь Езекиа, растерза ризы и облечеся во вретище и вниде во храм Господень. Слыша хвастливые речи Рапсака и необузданные его хулы против Бога, посланные к нему растерзывают ризы свои и возвещают дарю непристойные речи, изрыгнутые персидским безумием. Он же разодрал одежду свою и облачился во вретище, то есть в одежду скорби и вошел, говорится, в дом Господень. Какая же причина того, что он растерзал одежды? У Иудеев был обычай делать это при хуле на Бога. И Спаситель был предан начальникам иудейским и Судия мира был судим ими; но, говорится, Он молчал, ничего не отвечая на слова лжесвидетелей. Тогда архиерей рече ему: заклинаю тя Богом живым, да речеши нам, аще ты еси Христос, Сын Божий? глагола ему Иисус: ты рекл еси: обаче глаголю вам: отселе узрите Сына человеческаго седяща одесную силы и грядуща на облацех небесных. Тогда архиерей растерза ризы своя, глаголя, яко хулу глагола (63 Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?64 Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.65 Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его!Мф. 26:63—65). И чрез одного из пророков Бог всяческих сказал потомкам Израиля: расторгните сердца ваша, а не ризы ваша (13 Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему; ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив и сожалеет о бедствии.Иоил. 2:13). Ибо они может быть думали, что поступают благочестиво и оказывают высочайшие почести Богу тем, что разрывают свои одежды при хуле на Бога, хотя они не обращали никакого внимания на повеления Моисея. Езекия же надевает вретище или одежду плача и входит в храм Божий, и вполне правильно. Ибо сетовать, плакать и сокрушаться следует тем, которые находятся в крайнем бедствии, а надежду спасения возлагать на Бога, прилепляться к Нему и служить Ему с благоговением в святых местах, где всякий весьма удобно может вознести к Нему молитвы свои.
2и послал Елиакима, начальника дворца, и Севну писца, и старших священников, покрытых вретищами, к пророку Исаии, сыну Амосову.
Первенствующим между священниками и украшенным по закону высшими почестями вместе с другими, не в священных одеждах и не в одеждах, наиболее приличных государственной службе, напротив во вретищах и в одеждах скорби (царь) повелел отправиться к блаженному пророку Исаии и возвестить, что их постиг день скорби и поношения. Ибо как бы говорит, что Бог подвергает поношению жителей святого города за то, что они пренебрегали справедливостью, предписанной законом, обличает согрешивших и наводит на них последствия гнева. Они ясно утверждают, что положение дел у них дошло до того, что Израиль подобен женщине рождающей и терпящей крайние муки вследствие не имения сил родить. Желает, чтоб Бог всяческих чрез посредство пророка услышал слова Рапсака, которые он слышал непосредственно. Ибо не скрывает от него ничего из того, что уже случилось, потому что в других городах многие домы разрушены и сожжены. Да помолишися, говорит, о оставшихся сих. Благочестивейший Езекия просит быть помощником себе того, кто близок к Богу, т. е. пророка. Итак полезно обращаться с молитвою к Богу при предстательстве святых. Ибо ради них Он внимает молению и часто трогается слезами даже тех, которые привыкли к беспечной жизни.
3И они сказали ему: так говорит Езекия: день скорби и наказания и посрамления день сей, ибо младенцы дошли до отверстия утробы матерней, а силы нет родить.
Первенствующим между священниками и украшенным по закону высшими почестями вместе с другими, не в священных одеждах и не в одеждах, наиболее приличных государственной службе, напротив во вретищах и в одеждах скорби (царь) повелел отправиться к блаженному пророку Исаии и возвестить, что их постиг день скорби и поношения. Ибо как бы говорит, что Бог подвергает поношению жителей святого города за то, что они пренебрегали справедливостью, предписанной законом, обличает согрешивших и наводит на них последствия гнева. Они ясно утверждают, что положение дел у них дошло до того, что Израиль подобен женщине рождающей и терпящей крайние муки вследствие не имения сил родить. Желает, чтоб Бог всяческих чрез посредство пророка услышал слова Рапсака, которые он слышал непосредственно. Ибо не скрывает от него ничего из того, что уже случилось, потому что в других городах многие домы разрушены и сожжены. Да помолишися, говорит, о оставшихся сих. Благочестивейший Езекия просит быть помощником себе того, кто близок к Богу, т. е. пророка. Итак полезно обращаться с молитвою к Богу при предстательстве святых. Ибо ради них Он внимает молению и часто трогается слезами даже тех, которые привыкли к беспечной жизни.
4Может быть, услышит Господь Бог твой слова Рабсака, которого послал царь Ассирийский, господин его, хулить Бога живаго и поносить словами, какие слышал Господь, Бог твой; вознеси же молитву об оставшихся, которые находятся еще в живых.
Первенствующим между священниками и украшенным по закону высшими почестями вместе с другими, не в священных одеждах и не в одеждах, наиболее приличных государственной службе, напротив во вретищах и в одеждах скорби (царь) повелел отправиться к блаженному пророку Исаии и возвестить, что их постиг день скорби и поношения. Ибо как бы говорит, что Бог подвергает поношению жителей святого города за то, что они пренебрегали справедливостью, предписанной законом, обличает согрешивших и наводит на них последствия гнева. Они ясно утверждают, что положение дел у них дошло до того, что Израиль подобен женщине рождающей и терпящей крайние муки вследствие не имения сил родить. Желает, чтоб Бог всяческих чрез посредство пророка услышал слова Рапсака, которые он слышал непосредственно. Ибо не скрывает от него ничего из того, что уже случилось, потому что в других городах многие домы разрушены и сожжены. Да помолишися, говорит, о оставшихся сих. Благочестивейший Езекия просит быть помощником себе того, кто близок к Богу, т. е. пророка. Итак полезно обращаться с молитвою к Богу при предстательстве святых. Ибо ради них Он внимает молению и часто трогается слезами даже тех, которые привыкли к беспечной жизни.
5И пришли слуги царя Езекии к Исаии.
6И сказал им Исаия: так скажите господину вашему: так говорит Господь: не бойся слов, которые слышал ты, которыми поносили Меня слуги царя Ассирийского.
Бог не медля, но скоро и тотчас ободряет того, кто возложил на Него упование и показывает ему надежду на помощь. Не осталось без награды то, что он притек в дом Господень и вместе с мольбами пролил от скорби слезы. Так Бог всяческих, будучи человеколюбив, смягчается. Когда Рапсак отнимал у Израильтян всякую надежду на спасение, хотя бы всемогущий Бог хотел спасти их; он нечестиво говорил: да не прельщает вас Езекия, что Бог избавит Иерусалим от руки моей. Избавили ль боги народов сих каждый свою страну от руки моей? Посему совершенно справедливо избавляет от страха и не позволяет беспокоиться от пустых и ругательных слов и от варварских наглых речей, напротив укрепляет вожделенною надеждою, говоря, что гордый тиран против воли своей должен будет возвратиться в свою землю, потому что злой дух будет устрашать его и возбудит в нем нестерпимый ужас относительно его собственного царства, и падет от меча тот, кто никогда не подвергался опасности в чужой стране или хвастался поражением врагов и богат был славными знаками торжества над врагами. И действительно, во время пребывания в своей земле он пал и это случилось сверх всякого чаяния и неожиданно. Ибо где думал жить спокойно, освободившись от страха, там и пал и от тех именно, от кого естественно было ему ожидать спасения в случае опасности. А кто были они, мы узнаем об этом впоследствии.
7Вот, Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою, и Я поражу его мечом в земле его.
Бог не медля, но скоро и тотчас ободряет того, кто возложил на Него упование и показывает ему надежду на помощь. Не осталось без награды то, что он притек в дом Господень и вместе с мольбами пролил от скорби слезы. Так Бог всяческих, будучи человеколюбив, смягчается. Когда Рапсак отнимал у Израильтян всякую надежду на спасение, хотя бы всемогущий Бог хотел спасти их; он нечестиво говорил: да не прельщает вас Езекия, что Бог избавит Иерусалим от руки моей. Избавили ль боги народов сих каждый свою страну от руки моей? Посему совершенно справедливо избавляет от страха и не позволяет беспокоиться от пустых и ругательных слов и от варварских наглых речей, напротив укрепляет вожделенною надеждою, говоря, что гордый тиран против воли своей должен будет возвратиться в свою землю, потому что злой дух будет устрашать его и возбудит в нем нестерпимый ужас относительно его собственного царства, и падет от меча тот, кто никогда не подвергался опасности в чужой стране или хвастался поражением врагов и богат был славными знаками торжества над врагами. И действительно, во время пребывания в своей земле он пал и это случилось сверх всякого чаяния и неожиданно. Ибо где думал жить спокойно, освободившись от страха, там и пал и от тех именно, от кого естественно было ему ожидать спасения в случае опасности. А кто были они, мы узнаем об этом впоследствии.
8И возвратился Рабсак и нашел царя Ассирийского воюющим против Ливны; ибо он слышал, что тот отошел от Лахиса.
Может быть после того, как взят был Лахис и подчинен был варварской власти, после него осаждаема была Ламна. Здесь, говорится, Рапсак нашел Ассириянина, который был в большом страхе. Ибо против него выступил в поход Фарак, царь Эфиопский. Потом, убоявшись, чтоб по взятии им страны, не лишиться ему самых лучших владений, — оставляет Иудею и спешит в свою землю, но не оставил свойственной ему дерзости. Воспламененный бессильной злобой от того, что Израильтяне или жители святого города, не послушавшись слов Рапсака, не захотели покориться ему, несчастный опять говорит хульные речи против славы Божией и некоторым из слуг своих повелевает поспешно идти к Езекии и возвестить ему сказанные им слова. А это были хулы на Бога, потому что он прямо говорил: поелику боги других стран или народов погибли вместе с поклоняющимися им; то и Сам Бог Евреев не может избавить или исхитить их из руки Ассириян. Потом перечисляет опустошенные им города, которых, вероятно, было много и из коих некоторые сильно пострадали. Этим самым и в тех, которые возложили свое упование на Самого Бога, Владыку, возбуждает страх, что и они погибнут.
9И услышал он о Тиргаке, царе Ефиопском; [ему] сказали: вот, он вышел сразиться с тобою. Услышав это, он послал послов к Езекии, сказав:
Может быть после того, как взят был Лахис и подчинен был варварской власти, после него осаждаема была Ламна. Здесь, говорится, Рапсак нашел Ассириянина, который был в большом страхе. Ибо против него выступил в поход Фарак, царь Эфиопский. Потом, убоявшись, чтоб по взятии им страны, не лишиться ему самых лучших владений, — оставляет Иудею и спешит в свою землю, но не оставил свойственной ему дерзости. Воспламененный бессильной злобой от того, что Израильтяне или жители святого города, не послушавшись слов Рапсака, не захотели покориться ему, несчастный опять говорит хульные речи против славы Божией и некоторым из слуг своих повелевает поспешно идти к Езекии и возвестить ему сказанные им слова. А это были хулы на Бога, потому что он прямо говорил: поелику боги других стран или народов погибли вместе с поклоняющимися им; то и Сам Бог Евреев не может избавить или исхитить их из руки Ассириян. Потом перечисляет опустошенные им города, которых, вероятно, было много и из коих некоторые сильно пострадали. Этим самым и в тех, которые возложили свое упование на Самого Бога, Владыку, возбуждает страх, что и они погибнут.
10так скажите Езекии, царю Иудейскому: пусть не обманывает тебя Бог твой, на Которого ты уповаешь, думая: "не будет отдан Иерусалим в руки царя Ассирийского".
Может быть после того, как взят был Лахис и подчинен был варварской власти, после него осаждаема была Ламна. Здесь, говорится, Рапсак нашел Ассириянина, который был в большом страхе. Ибо против него выступил в поход Фарак, царь Эфиопский. Потом, убоявшись, чтоб по взятии им страны, не лишиться ему самых лучших владений, — оставляет Иудею и спешит в свою землю, но не оставил свойственной ему дерзости. Воспламененный бессильной злобой от того, что Израильтяне или жители святого города, не послушавшись слов Рапсака, не захотели покориться ему, несчастный опять говорит хульные речи против славы Божией и некоторым из слуг своих повелевает поспешно идти к Езекии и возвестить ему сказанные им слова. А это были хулы на Бога, потому что он прямо говорил: поелику боги других стран или народов погибли вместе с поклоняющимися им; то и Сам Бог Евреев не может избавить или исхитить их из руки Ассириян. Потом перечисляет опустошенные им города, которых, вероятно, было много и из коих некоторые сильно пострадали. Этим самым и в тех, которые возложили свое упование на Самого Бога, Владыку, возбуждает страх, что и они погибнут.
11Вот, ты слышал, что сделали цари Ассирийские со всеми землями, положив на них заклятие; ты ли уцелеешь?
Может быть после того, как взят был Лахис и подчинен был варварской власти, после него осаждаема была Ламна. Здесь, говорится, Рапсак нашел Ассириянина, который был в большом страхе. Ибо против него выступил в поход Фарак, царь Эфиопский. Потом, убоявшись, чтоб по взятии им страны, не лишиться ему самых лучших владений, — оставляет Иудею и спешит в свою землю, но не оставил свойственной ему дерзости. Воспламененный бессильной злобой от того, что Израильтяне или жители святого города, не послушавшись слов Рапсака, не захотели покориться ему, несчастный опять говорит хульные речи против славы Божией и некоторым из слуг своих повелевает поспешно идти к Езекии и возвестить ему сказанные им слова. А это были хулы на Бога, потому что он прямо говорил: поелику боги других стран или народов погибли вместе с поклоняющимися им; то и Сам Бог Евреев не может избавить или исхитить их из руки Ассириян. Потом перечисляет опустошенные им города, которых, вероятно, было много и из коих некоторые сильно пострадали. Этим самым и в тех, которые возложили свое упование на Самого Бога, Владыку, возбуждает страх, что и они погибнут.
12Боги народов, которых разорили отцы мои, спасли ли их, [спасли] [ли] Гозан и Харан, и Рецеф, и сынов Едена, что в Фалассаре?
Может быть после того, как взят был Лахис и подчинен был варварской власти, после него осаждаема была Ламна. Здесь, говорится, Рапсак нашел Ассириянина, который был в большом страхе. Ибо против него выступил в поход Фарак, царь Эфиопский. Потом, убоявшись, чтоб по взятии им страны, не лишиться ему самых лучших владений, — оставляет Иудею и спешит в свою землю, но не оставил свойственной ему дерзости. Воспламененный бессильной злобой от того, что Израильтяне или жители святого города, не послушавшись слов Рапсака, не захотели покориться ему, несчастный опять говорит хульные речи против славы Божией и некоторым из слуг своих повелевает поспешно идти к Езекии и возвестить ему сказанные им слова. А это были хулы на Бога, потому что он прямо говорил: поелику боги других стран или народов погибли вместе с поклоняющимися им; то и Сам Бог Евреев не может избавить или исхитить их из руки Ассириян. Потом перечисляет опустошенные им города, которых, вероятно, было много и из коих некоторые сильно пострадали. Этим самым и в тех, которые возложили свое упование на Самого Бога, Владыку, возбуждает страх, что и они погибнут.
13Где царь Емафа и царь Арпада, и царь города Сепарваима, Ены и Иввы?
Может быть после того, как взят был Лахис и подчинен был варварской власти, после него осаждаема была Ламна. Здесь, говорится, Рапсак нашел Ассириянина, который был в большом страхе. Ибо против него выступил в поход Фарак, царь Эфиопский. Потом, убоявшись, чтоб по взятии им страны, не лишиться ему самых лучших владений, — оставляет Иудею и спешит в свою землю, но не оставил свойственной ему дерзости. Воспламененный бессильной злобой от того, что Израильтяне или жители святого города, не послушавшись слов Рапсака, не захотели покориться ему, несчастный опять говорит хульные речи против славы Божией и некоторым из слуг своих повелевает поспешно идти к Езекии и возвестить ему сказанные им слова. А это были хулы на Бога, потому что он прямо говорил: поелику боги других стран или народов погибли вместе с поклоняющимися им; то и Сам Бог Евреев не может избавить или исхитить их из руки Ассириян. Потом перечисляет опустошенные им города, которых, вероятно, было много и из коих некоторые сильно пострадали. Этим самым и в тех, которые возложили свое упование на Самого Бога, Владыку, возбуждает страх, что и они погибнут.
14И взял Езекия письмо из руки послов и прочитал его, и пошел в дом Господень, и развернул его Езекия пред лицем Господним;
Вследствие великого благоговения пред Богом (Езекия) открывает книгу не потому, что Бог как бы не знает великой гордости Сеннахирима, напротив потому, что жалуется на варварское безумие и как бы призывает Бога, Владыку вселенной, во свидетели наглых речей сего. Смотри, как он в противоположность словам Сеннахирима далеко простирает свое смирение. Ибо один дошел до того, что, понося славу Бога, говорит: да не прельщает Бог твой тебе, на негоже уповая еси, глаголя: яко не предастся Иерусалим в руки царя Ассирйска; другой же исповедует величие власти Его, называя Его Господом Саваофом и Богом Израилевым и Богом всякой твари высшей и духовной; ибо Ты, говорит, седишь на Херувимех. И сверх того исповедует, что хотя и называются некоторые на земле царями, но только Он один по природе и воистину царь, и все покорено под ноги Его и Он един был Творцом неба и земли и мановением своим поддерживает то, что некогда не существовало. Просит же услышать и призреть, то есть не забыть и не оставить без внимания столь обидных злохулений, но по справедливости наказать преступника. Ибо, говорит, он оскорбил живого Бога. ю есть Того, Кто ни в чем не сходен с богами языческими, он дерзнул нечестиво уподобить им.
15и молился Езекия пред лицем Господним и говорил:
Вследствие великого благоговения пред Богом (Езекия) открывает книгу не потому, что Бог как бы не знает великой гордости Сеннахирима, напротив потому, что жалуется на варварское безумие и как бы призывает Бога, Владыку вселенной, во свидетели наглых речей сего. Смотри, как он в противоположность словам Сеннахирима далеко простирает свое смирение. Ибо один дошел до того, что, понося славу Бога, говорит: да не прельщает Бог твой тебе, на негоже уповая еси, глаголя: яко не предастся Иерусалим в руки царя Ассирйска; другой же исповедует величие власти Его, называя Его Господом Саваофом и Богом Израилевым и Богом всякой твари высшей и духовной; ибо Ты, говорит, седишь на Херувимех. И сверх того исповедует, что хотя и называются некоторые на земле царями, но только Он один по природе и воистину царь, и все покорено под ноги Его и Он един был Творцом неба и земли и мановением своим поддерживает то, что некогда не существовало. Просит же услышать и призреть, то есть не забыть и не оставить без внимания столь обидных злохулений, но по справедливости наказать преступника. Ибо, говорит, он оскорбил живого Бога. ю есть Того, Кто ни в чем не сходен с богами языческими, он дерзнул нечестиво уподобить им.
16Господи Саваоф, Боже Израилев, седящий на Херувимах! Ты один Бог всех царств земли; Ты сотворил небо и землю.
Вследствие великого благоговения пред Богом (Езекия) открывает книгу не потому, что Бог как бы не знает великой гордости Сеннахирима, напротив потому, что жалуется на варварское безумие и как бы призывает Бога, Владыку вселенной, во свидетели наглых речей сего. Смотри, как он в противоположность словам Сеннахирима далеко простирает свое смирение. Ибо один дошел до того, что, понося славу Бога, говорит: да не прельщает Бог твой тебе, на негоже уповая еси, глаголя: яко не предастся Иерусалим в руки царя Ассирйска; другой же исповедует величие власти Его, называя Его Господом Саваофом и Богом Израилевым и Богом всякой твари высшей и духовной; ибо Ты, говорит, седишь на Херувимех. И сверх того исповедует, что хотя и называются некоторые на земле царями, но только Он один по природе и воистину царь, и все покорено под ноги Его и Он един был Творцом неба и земли и мановением своим поддерживает то, что некогда не существовало. Просит же услышать и призреть, то есть не забыть и не оставить без внимания столь обидных злохулений, но по справедливости наказать преступника. Ибо, говорит, он оскорбил живого Бога. ю есть Того, Кто ни в чем не сходен с богами языческими, он дерзнул нечестиво уподобить им.
17Приклони, Господи, ухо Твое и услышь; открой, Господи, очи Твои и воззри, и услышь слова Сеннахирима, который послал поносить Тебя, Бога живаго.
Вследствие великого благоговения пред Богом (Езекия) открывает книгу не потому, что Бог как бы не знает великой гордости Сеннахирима, напротив потому, что жалуется на варварское безумие и как бы призывает Бога, Владыку вселенной, во свидетели наглых речей сего. Смотри, как он в противоположность словам Сеннахирима далеко простирает свое смирение. Ибо один дошел до того, что, понося славу Бога, говорит: да не прельщает Бог твой тебе, на негоже уповая еси, глаголя: яко не предастся Иерусалим в руки царя Ассирйска; другой же исповедует величие власти Его, называя Его Господом Саваофом и Богом Израилевым и Богом всякой твари высшей и духовной; ибо Ты, говорит, седишь на Херувимех. И сверх того исповедует, что хотя и называются некоторые на земле царями, но только Он один по природе и воистину царь, и все покорено под ноги Его и Он един был Творцом неба и земли и мановением своим поддерживает то, что некогда не существовало. Просит же услышать и призреть, то есть не забыть и не оставить без внимания столь обидных злохулений, но по справедливости наказать преступника. Ибо, говорит, он оскорбил живого Бога. ю есть Того, Кто ни в чем не сходен с богами языческими, он дерзнул нечестиво уподобить им.
18Правда, о, Господи! цари Ассирийские опустошили все страны и земли их
Я услышал, говорит, слова варвара: не избавили боги язычников каждый страну свою от руки моей. Если бы кто сказал это; то я хвалю такого за это и верю этому. Ибо (Ассирияне) овладели всею землею и сожгли города, и лжеименные боги не могли оказать им помощи, потому что они никого не спасли. Ибо как, или какою силою (они могли совершить это), будучи сделаны из дерева и камня, будучи произведениями искусства каменосечца и изделиями плотников? По сему они и погибли вместе с своими поклонниками. Но Ты спаси нас, Владыка! Ибо это будет служить верным доказательством и убедит всю поднебесную, что надобно непоколебимо верить, что Ты еси Бог един. Ибо как то, что страны языческие были пленены, свидетельствовало о том, что лжеименные боги суть ничто; так то, что Иерусалим избежит руки его, будет свидетельством того, что он находится под Твоей защитой и как бы Твой, и ясно возвестит всем людям о Твоем могуществе и совершенной славе и о том, что Ты один — Бог на небе и на земле.
19и побросали богов их в огонь; но это были не боги, а изделие рук человеческих, дерево и камень, потому и истребили их.
Я услышал, говорит, слова варвара: не избавили боги язычников каждый страну свою от руки моей. Если бы кто сказал это; то я хвалю такого за это и верю этому. Ибо (Ассирияне) овладели всею землею и сожгли города, и лжеименные боги не могли оказать им помощи, потому что они никого не спасли. Ибо как, или какою силою (они могли совершить это), будучи сделаны из дерева и камня, будучи произведениями искусства каменосечца и изделиями плотников? По сему они и погибли вместе с своими поклонниками. Но Ты спаси нас, Владыка! Ибо это будет служить верным доказательством и убедит всю поднебесную, что надобно непоколебимо верить, что Ты еси Бог един. Ибо как то, что страны языческие были пленены, свидетельствовало о том, что лжеименные боги суть ничто; так то, что Иерусалим избежит руки его, будет свидетельством того, что он находится под Твоей защитой и как бы Твой, и ясно возвестит всем людям о Твоем могуществе и совершенной славе и о том, что Ты один — Бог на небе и на земле.
20И ныне, Господи Боже наш, спаси нас от руки его; и узнают все царства земли, что Ты, Господи, Бог один.
Я услышал, говорит, слова варвара: не избавили боги язычников каждый страну свою от руки моей. Если бы кто сказал это; то я хвалю такого за это и верю этому. Ибо (Ассирияне) овладели всею землею и сожгли города, и лжеименные боги не могли оказать им помощи, потому что они никого не спасли. Ибо как, или какою силою (они могли совершить это), будучи сделаны из дерева и камня, будучи произведениями искусства каменосечца и изделиями плотников? По сему они и погибли вместе с своими поклонниками. Но Ты спаси нас, Владыка! Ибо это будет служить верным доказательством и убедит всю поднебесную, что надобно непоколебимо верить, что Ты еси Бог един. Ибо как то, что страны языческие были пленены, свидетельствовало о том, что лжеименные боги суть ничто; так то, что Иерусалим избежит руки его, будет свидетельством того, что он находится под Твоей защитой и как бы Твой, и ясно возвестит всем людям о Твоем могуществе и совершенной славе и о том, что Ты один — Бог на небе и на земле.
21И послал Исаия, сын Амосов, к Езекии сказать: так говорит Господь, Бог Израилев: о чем ты молился Мне против Сеннахирима, царя Ассирийского, -
Спасающий не далеко, но близко и исполнение просимого как бы следует по стопам молитвы. Ибо посылается пророк, который до сих пор молчал о варваре и не возвещал определения Божия против него. Сия глаголет,говорит, Господь Бог Израилев. Ободрят уверовавшего и говорит, что послал его не какой-нибудь из лжеименных богов, но желая сделать его неустрашимым, называет Господа и Бога Израилева; как бы хвалит и одобряет его, говоря: слышах о нихже молился еси ко Мне о Сеннахириме царе Ассирийстем. Ибо как бы говорит так: одобряю твою ревность, вижу любовь твою ко Мне и то, что хула на Меня невыносима для тебя; ты пришел в слезах и как бы в скорби обо Мне и оскорбления, нанесенные Мне, ты сделал своею печалью. Итак ревность святых достойна всякой похвалы и когда они скорбят при нанесении оскорбления Славе Божией, то Бог радуется.
22вот слово, которое Господь изрек о нем: презрит тебя, посмеется над тобою девствующая дочь Сиона, покачает вслед тебя головою дочь Иерусалима.
Сие слово, еже глагола о нем Бог: похули тя и поругася тебе девица дщи Сионя, на тя главою покива дщи Иерусалимля. Кого укорил и разгневал еси? или к кому возвысил еси глас твой, и не воздвигл еси на высоту очес твоих? Яко Святому Израилеву! Яко послами укорил еси Господа. Наконец изъясняет приговор над варваром и говорит, что Он сотворит посмеяние над ним и девица дочь Сиона или Иерусалим будет кивать головою своею на него. Говорит, что девицею и дочерью называет Сион или Иерусалим. Девицею называет как чистую и не имеющую в себе скверны отвратительного идолослужения; дочерью же потому, что Он питал к ней расположение, свойственное отцу к своим детям. Она показала презрение к Ассириянину или некоторым образом покивала головою своею на него, ибо посмеялась над ним, когда он был побежден и по поводу бедствий его как бы составила песнь и приличное стихотворение. Потом говорит ему: кого укорил и разгневал еси? или к кому возвысил еси глас твой?Ибо ты оскорблял столь дерзкими словами не кого либо из лжеименных богов. Не надлежало ли тебе, говорит, поднять мысленный взор свой на высоту и подумать о том, Кто и каков Бог Израилев? Ибо из самого созерцания тварей надлежало тебе познать величие силы Творца и созерцать высоту славы Его и не замышлять ничего низкого против Него. Но ты, не вспомнивши ни о чем таком, поносил Господа.
23Кого ты порицал и поносил? и на кого возвысил голос и поднял так высоко глаза твои? на Святаго Израилева.
Сие слово, еже глагола о нем Бог: похули тя и поругася тебе девица дщи Сионя, на тя главою покива дщи Иерусалимля. Кого укорил и разгневал еси? или к кому возвысил еси глас твой, и не воздвигл еси на высоту очес твоих? Яко Святому Израилеву! Яко послами укорил еси Господа. Наконец изъясняет приговор над варваром и говорит, что Он сотворит посмеяние над ним и девица дочь Сиона или Иерусалим будет кивать головою своею на него. Говорит, что девицею и дочерью называет Сион или Иерусалим. Девицею называет как чистую и не имеющую в себе скверны отвратительного идолослужения; дочерью же потому, что Он питал к ней расположение, свойственное отцу к своим детям. Она показала презрение к Ассириянину или некоторым образом покивала головою своею на него, ибо посмеялась над ним, когда он был побежден и по поводу бедствий его как бы составила песнь и приличное стихотворение. Потом говорит ему: кого укорил и разгневал еси? или к кому возвысил еси глас твой?Ибо ты оскорблял столь дерзкими словами не кого либо из лжеименных богов. Не надлежало ли тебе, говорит, поднять мысленный взор свой на высоту и подумать о том, Кто и каков Бог Израилев? Ибо из самого созерцания тварей надлежало тебе познать величие силы Творца и созерцать высоту славы Его и не замышлять ничего низкого против Него. Но ты, не вспомнивши ни о чем таком, поносил Господа.
24Чрез рабов твоих ты порицал Господа и сказал: "со множеством колесниц моих я взошел на высоту гор, на ребра Ливана, и срубил рослые кедры его, отличные кипарисы его, и пришел на самую вершину его, в рощу сада его;
Ты бо рекл еси: множеством колесниц аз взыдох на высоту гор и на последняя Ливана, и посекох высоту кедра его и доброту кипарисову, и внидох в высоту части дубравныя. И положих мост, и опустоших воды и все собрание водное. Показывает кичливость и глупое надмение персидской гордости и великое хвастовство. Ибо, как мы сказали прежде, иудейскую страну, а может быть и самую Самарию, которую населяли десять колен, сравнивает с Ливаном; потому что Ливан есть гора в Финикии, славящаяся и богатая весьма высокими кедровыми деревьями. А такою и представляется земля Иудейская, — высокою, потому что Бог был помощником ей, — покрытою густым лесом, потому что в ней жители представляются бесчисленными. Но ассирийские тираны взяли Самарию и вместе с нею опустошили немало иудейских городов. Итак ты, говорит, о Ассириянин, имеющий надменные помыслы и приписывающий успех военных действий своим силам, сказал, что множеством колесниц аз взыдох на высоту гор и на последняя Ливана, то есть в самое царство Израильтян, и посекох высоту кедра его. Кого его? Ливана, т. е. Иудеи. Высотою же кедра у них называет царство. И внидох в высоту части дубравныя: ибо как я сказал, вместе с страною Самаритян разрушены были и многие города Иудейские. Ты сказал еще, что положих мост и опустоших воды, и все собрание водное. Ибо Персы и Ассирияне, приписывая своим силам возможность исполнения всего, во время набегов своих на страны, строили мосты чрез реки и, будучи столь многочисленны, делали то, что могли как бы опустошат источники и собрания вод, и иногда и самых рек было недостаточно для людей и коней, томимых жаждою. А Эллинские писатели, которые сохранили воспоминание в своих сочинениях о Персидских походах, говорят, что они построили мост чрез самый Геллеспонт; и если, говорят, река встречалась на пути, когда они проходили чрез страну или город, то тиран давал приказание, говоря: да будет она выпита. Итак Бог всяческих вспоминает надменность Персов и обличает тех, которые привыкли величаться. За тем показывает, что они сами не могли бы совершить того, чем они так величались и превозносились; но приговор, произнесенный Им над согрешающими, доставил им славу того, что они могли совершить все это.
25и откапывал я, и пил воду; и осушу ступнями ног моих все реки Египетские".
Ты бо рекл еси: множеством колесниц аз взыдох на высоту гор и на последняя Ливана, и посекох высоту кедра его и доброту кипарисову, и внидох в высоту части дубравныя. И положих мост, и опустоших воды и все собрание водное. Показывает кичливость и глупое надмение персидской гордости и великое хвастовство. Ибо, как мы сказали прежде, иудейскую страну, а может быть и самую Самарию, которую населяли десять колен, сравнивает с Ливаном; потому что Ливан есть гора в Финикии, славящаяся и богатая весьма высокими кедровыми деревьями. А такою и представляется земля Иудейская, — высокою, потому что Бог был помощником ей, — покрытою густым лесом, потому что в ней жители представляются бесчисленными. Но ассирийские тираны взяли Самарию и вместе с нею опустошили немало иудейских городов. Итак ты, говорит, о Ассириянин, имеющий надменные помыслы и приписывающий успех военных действий своим силам, сказал, что множеством колесниц аз взыдох на высоту гор и на последняя Ливана, то есть в самое царство Израильтян, и посекох высоту кедра его. Кого его? Ливана, т. е. Иудеи. Высотою же кедра у них называет царство. И внидох в высоту части дубравныя: ибо как я сказал, вместе с страною Самаритян разрушены были и многие города Иудейские. Ты сказал еще, что положих мост и опустоших воды, и все собрание водное. Ибо Персы и Ассирияне, приписывая своим силам возможность исполнения всего, во время набегов своих на страны, строили мосты чрез реки и, будучи столь многочисленны, делали то, что могли как бы опустошат источники и собрания вод, и иногда и самых рек было недостаточно для людей и коней, томимых жаждою. А Эллинские писатели, которые сохранили воспоминание в своих сочинениях о Персидских походах, говорят, что они построили мост чрез самый Геллеспонт; и если, говорят, река встречалась на пути, когда они проходили чрез страну или город, то тиран давал приказание, говоря: да будет она выпита. Итак Бог всяческих вспоминает надменность Персов и обличает тех, которые привыкли величаться. За тем показывает, что они сами не могли бы совершить того, чем они так величались и превозносились; но приговор, произнесенный Им над согрешающими, доставил им славу того, что они могли совершить все это.
26Разве не слышал ты, что Я издавна сделал это, в древние дни предначертал это, а ныне выполнил тем, что ты опустошаешь крепкие города, [превращая] их в груды развалин?
Итак ты думаешь, говорит, что все это ты сам совершил и не стыдишься приписывать все это своим силам? Но ты, не имеющий никакого основания поднимать надменно бровь свою, не слышал ли еси издревле сих, яже аз сотворих? Ибо если ты хочешь, говорит, исследовать слова моих пророков; то Я уже прежде сказал, что все это будет; потому что от древних дней совещах, то есть, определил и повелел; а теперь, когда наступило время, привел в исполнение то, что было предречено, так что опустошил народы в городах укрепленных то есть такие, которые не были слабыми и легко одолимыми. Опустих руце, и иссхоша. Ибо некогда я по долготерпению своему поддерживал их, чтоб они существовали и жили, а теперь Я отнял помогающую руку Свою, и они подобно растениям высохли и как сено иссохли и как сухая трава преданы в пищу огню. Тоже и в другом месте говорит ему: ибо когда нечестивый привел в исполнение то, что было определено Богом и высоко возмечтал о себе; то опять он услышал Бога говорящего: еда прославится секира без секущего ею? или вознесется пила без влекущего ю? (15 Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает ее? Как будто жезл восстает против того, кто поднимает его; как будто палка поднимается на того, кто не дерево!Ис. 10:15). Ибо как эти инструменты не могут двигаться сами собою для совершения известного дела, но ожидают руки, приводящей их в движение; так и ты, говорит, был орудием гнева божественного, не сам своими силами ты совершил эти дела, но был как бы секирою и пилою, назначенною служить воле Движущего тобою.
27И жители их сделались маломощны, трепещут и остаются в стыде; они стали как трава на поле и нежная зелень, как порост на кровлях и опаленный хлеб, прежде нежели выколосился.
Итак ты думаешь, говорит, что все это ты сам совершил и не стыдишься приписывать все это своим силам? Но ты, не имеющий никакого основания поднимать надменно бровь свою, не слышал ли еси издревле сих, яже аз сотворих? Ибо если ты хочешь, говорит, исследовать слова моих пророков; то Я уже прежде сказал, что все это будет; потому что от древних дней совещах, то есть, определил и повелел; а теперь, когда наступило время, привел в исполнение то, что было предречено, так что опустошил народы в городах укрепленных то есть такие, которые не были слабыми и легко одолимыми. Опустих руце, и иссхоша. Ибо некогда я по долготерпению своему поддерживал их, чтоб они существовали и жили, а теперь Я отнял помогающую руку Свою, и они подобно растениям высохли и как сено иссохли и как сухая трава преданы в пищу огню. Тоже и в другом месте говорит ему: ибо когда нечестивый привел в исполнение то, что было определено Богом и высоко возмечтал о себе; то опять он услышал Бога говорящего: еда прославится секира без секущего ею? или вознесется пила без влекущего ю? (15 Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает ее? Как будто жезл восстает против того, кто поднимает его; как будто палка поднимается на того, кто не дерево!Ис. 10:15). Ибо как эти инструменты не могут двигаться сами собою для совершения известного дела, но ожидают руки, приводящей их в движение; так и ты, говорит, был орудием гнева божественного, не сам своими силами ты совершил эти дела, но был как бы секирою и пилою, назначенною служить воле Движущего тобою.
28Сядешь ли ты, выйдешь ли, войдешь ли, Я знаю [все, знаю] и дерзость твою против Меня.
Итак, говорит, ты, будучи исполнителем судов божественных, превозносишься и может быть думаешь в себе, что ты сам по себе победил столь много народов и стран, чтоб истребить их огнем и пленить. Но Аз покой твой, и исход твой, и вход твой вем. Покоем, как я думаю, называет смерть, исходом и входом — путь к совершению всех дел. Ибо решительно ничто не может укрыться от ума, знающего все. Присовокупивши же, что ярость твоя, еюже разгневался еси и огорчение твое взыде ко мне, как бы говорит: ты не останешься без наказания за богохульство твое; ибо я никогда не забуду коварства и злобы твоих нечестивых злоумышлений; но как бы приведенный в скорбь твоею яростью подвергну тебя достойному наказанию.
29За твою дерзость против Меня и за то, что надмение твое дошло до ушей Моих, Я вложу кольцо Мое в ноздри твои и удила Мои в рот твой, и возвращу тебя назад тою же дорогою, которою ты пришел.
См. ст. 28. Ст. 29. И вложу брозду в ноздри твоя и узду во уста твоя, и возвращу тя путем, имже еси пришел. Поелику Ассириянин, имея свойственное скотам безумие, поносил Бога и как бы увлекаемый необузданною дикостью произносил слова, оскорбительные для славы Божией; то по всей справедливости о нем, как о скоте, говорит, что вложу брозду в ноздри твоя и узду во уста твоя, нанесением ударов как бы поворачивая его назад и тяжестью бедствий как бы уздою какою удерживая его от таких преступных действий. Говорит также, что Ассириянин возвратится в свою землю; ибо он ушел обратно, услышав, что против него вышел в поход Фарака, царь Эфиопский. Но может быть кто-нибудь спросит, почему, когда пало все его войско, сам он не только спасся, но и возвратился в свою землю; потому, что необходимо было, чтоб он, лишившись подвластного ему войска, сам избежал руки ангела поражающего для того, чтоб он оплакал собственное свое бедствие и познал, против Кого он произносил хулы, и возвестил это необычайное событие и всем другим.
30И вот, тебе, Езекия, знамение: ешьте в этот год выросшее от упавшего зерна, и на другой год - самородное; а на третий год сейте и жните, и садите виноградные сады, и ешьте плоды их.
Сказавши, что Ассириянин возвратится в свою землю и удалится из страны Иудейской, определяет время, в которое это будет, и говорит: яждь сего лета, еже еси всеял и следующие за сим слова, еще не всем ясно, кому именно дано это знамение, Сеннахириму ли, или Езекии и окружающим его. Но мы объясним смысл написанного, и потом — к кому надобно относить его к тем или этим. Если мы скажем, что знамение дано Езекии, то мы понимаем его так. Иерусалим находился в осаде; и когда очень многочисленное ассирийское войско имело намерение сжечь и взять его; тогда был весьма большой сбор съестных запасов и большой избыток плодов и ими могли поддерживать свое существование те, которые спасались во Иерусалиме. Итак ты, Езекия, и с тобою весь твой народ, яждь сего лета, еже еси всеял, а во второе лето остаток, а в третие насеявше пожнете: и насадите винограды. Ибо находясь в продолжение целых двух лет в земле Самаритянской, Ассириянин опустошил ее всю. А как только наступил третий год, он убежал после того, как воины, находившиеся с Рапсаком около Иерусалима и осаждающие его, потерпели весьма великое истребление. Итак, в третий, говорит, год будет свобода и у земледельцев и виноградарей будет достаток, если только они решатся насадить виноград, очевидно потому, что мир доставит им и самую безопасность. А что те, которые уцелели от войны и остались, будут находиться в радостной безопасности, на это намекает говоря, как бы о деревьях, что они пустят корни внизу и вверху произведут семя. И что они будут жить в безопасности и неприкосновенности и вне всякого страха, это дает понять, говоря, что они глубоко пустили корень. И что у них наконец распространится благополучие, на это указывает выражение: сотворят в верх плод. Присовокупляет, что ревность Господа Саваофа сотворит сия. Поелику Ассириянин похулил (Бога) и уподобляя Его лжеименным богам дерзнул сказать, что Бог не избавит Иерусалима от руки моей; то, говорит, все это сбудется, потому что возбуждена ревность Всемогущего (о своей славе). Если же изречение: яждь сего лета, еже еси всеял, а во второе лето останокнаправлено против Сеннахирима; то мы говорим, что привыкшие воевать против стран или городов, когда замедлится осада и война затянется у них на долгое время, принимаются за земледелие, дабы иметь пропитание. И это изречение, понимаемое таким образом, будет относиться и к нему.
31И уцелевший в доме Иудином остаток пустит опять корень внизу и принесет плод вверху,
Сказавши, что Ассириянин возвратится в свою землю и удалится из страны Иудейской, определяет время, в которое это будет, и говорит: яждь сего лета, еже еси всеял и следующие за сим слова, еще не всем ясно, кому именно дано это знамение, Сеннахириму ли, или Езекии и окружающим его. Но мы объясним смысл написанного, и потом — к кому надобно относить его к тем или этим. Если мы скажем, что знамение дано Езекии, то мы понимаем его так. Иерусалим находился в осаде; и когда очень многочисленное ассирийское войско имело намерение сжечь и взять его; тогда был весьма большой сбор съестных запасов и большой избыток плодов и ими могли поддерживать свое существование те, которые спасались во Иерусалиме. Итак ты, Езекия, и с тобою весь твой народ, яждь сего лета, еже еси всеял, а во второе лето остаток, а в третие насеявше пожнете: и насадите винограды. Ибо находясь в продолжение целых двух лет в земле Самаритянской, Ассириянин опустошил ее всю. А как только наступил третий год, он убежал после того, как воины, находившиеся с Рапсаком около Иерусалима и осаждающие его, потерпели весьма великое истребление. Итак, в третий, говорит, год будет свобода и у земледельцев и виноградарей будет достаток, если только они решатся насадить виноград, очевидно потому, что мир доставит им и самую безопасность. А что те, которые уцелели от войны и остались, будут находиться в радостной безопасности, на это намекает говоря, как бы о деревьях, что они пустят корни внизу и вверху произведут семя. И что они будут жить в безопасности и неприкосновенности и вне всякого страха, это дает понять, говоря, что они глубоко пустили корень. И что у них наконец распространится благополучие, на это указывает выражение: сотворят в верх плод. Присовокупляет, что ревность Господа Саваофа сотворит сия. Поелику Ассириянин похулил (Бога) и уподобляя Его лжеименным богам дерзнул сказать, что Бог не избавит Иерусалима от руки моей; то, говорит, все это сбудется, потому что возбуждена ревность Всемогущего (о своей славе). Если же изречение: яждь сего лета, еже еси всеял, а во второе лето останокнаправлено против Сеннахирима; то мы говорим, что привыкшие воевать против стран или городов, когда замедлится осада и война затянется у них на долгое время, принимаются за земледелие, дабы иметь пропитание. И это изречение, понимаемое таким образом, будет относиться и к нему.
32ибо из Иерусалима произойдет остаток, и спасенное - от горы Сиона. Ревность Господа Саваофа соделает это.
Сказавши, что Ассириянин возвратится в свою землю и удалится из страны Иудейской, определяет время, в которое это будет, и говорит: яждь сего лета, еже еси всеял и следующие за сим слова, еще не всем ясно, кому именно дано это знамение, Сеннахириму ли, или Езекии и окружающим его. Но мы объясним смысл написанного, и потом — к кому надобно относить его к тем или этим. Если мы скажем, что знамение дано Езекии, то мы понимаем его так. Иерусалим находился в осаде; и когда очень многочисленное ассирийское войско имело намерение сжечь и взять его; тогда был весьма большой сбор съестных запасов и большой избыток плодов и ими могли поддерживать свое существование те, которые спасались во Иерусалиме. Итак ты, Езекия, и с тобою весь твой народ, яждь сего лета, еже еси всеял, а во второе лето остаток, а в третие насеявше пожнете: и насадите винограды. Ибо находясь в продолжение целых двух лет в земле Самаритянской, Ассириянин опустошил ее всю. А как только наступил третий год, он убежал после того, как воины, находившиеся с Рапсаком около Иерусалима и осаждающие его, потерпели весьма великое истребление. Итак, в третий, говорит, год будет свобода и у земледельцев и виноградарей будет достаток, если только они решатся насадить виноград, очевидно потому, что мир доставит им и самую безопасность. А что те, которые уцелели от войны и остались, будут находиться в радостной безопасности, на это намекает говоря, как бы о деревьях, что они пустят корни внизу и вверху произведут семя. И что они будут жить в безопасности и неприкосновенности и вне всякого страха, это дает понять, говоря, что они глубоко пустили корень. И что у них наконец распространится благополучие, на это указывает выражение: сотворят в верх плод. Присовокупляет, что ревность Господа Саваофа сотворит сия. Поелику Ассириянин похулил (Бога) и уподобляя Его лжеименным богам дерзнул сказать, что Бог не избавит Иерусалима от руки моей; то, говорит, все это сбудется, потому что возбуждена ревность Всемогущего (о своей славе). Если же изречение: яждь сего лета, еже еси всеял, а во второе лето останокнаправлено против Сеннахирима; то мы говорим, что привыкшие воевать против стран или городов, когда замедлится осада и война затянется у них на долгое время, принимаются за земледелие, дабы иметь пропитание. И это изречение, понимаемое таким образом, будет относиться и к нему.
33Посему так говорит Господь о царе Ассирийском: "не войдет он в этот город и не бросит туда стрелы, и не приступит к нему со щитом, и не насыплет против него вала.
(Здесь) некоторым образом выражает смысл всего вышесказанного и в немногих словах уясняет окончательный исход этого события. Ибо, говорит, не предпримет войны, но прежде сражения, прежде чем потрясать оружием, прежде чем натянуть лук и пустить стрелу, прежде чем возложит щит, прежде чем окружить его оградою... Надобно знать, что в сих словах под оградою разумеет множество вбитых в землю во рвах и заостренных кольев, дабы никто из упавших не мог спастись.
35Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего".
Предупреждает превозношение тех, которые спасены милосердием Божиим и не позволяет высоко думать о себе жителям святого города. Ибо им весьма естественно было думать и говорить, что они почтены Богом за их добрую жизнь и за духовную красоту присущей им праведности. Итак, он спасает как Бог, но заботится о пользе спасенных, не допуская им увлекаться волнами гордости. Посему говорит: защищу град, т. е. святой; но оказывает такое благодеяние не ради живших в нем тогда, не ради кого бы то ни было, когда либо жившего в нем, но ради Себя и ради Давида, которого Он называет рабом своим. Ради Себя, потому что Он милостив и сострадателен и потому что тех, которые поносили божественную славу Его, надлежит подвергнуть вполне справедливому наказанию за это. Ради Давида, потому что в память святых Он часто дарует их потомкам прощение грехов, которые они некогда совершили.
36И вышел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч [человек]. И встали поутру, и вот, все тела мертвые.
К обещаниям с пользою присовокупляет исполнение ожидаемого, чтоб Бог всяческих не показался говорящим ложь; ибо было истреблено войско ассирийское, не руками Иудеев побежденное, не потому, что кто-нибудь направил лук против них, поднял копье для битвы, обнажил меч, не потому, что кто либо начал битву на могучих конях, но потому, что ангел поразил их несказанною силою и обратил их в бесчисленное множество трупов.
37И отступил, и пошел, и возвратился Сеннахирим, царь Ассирийский, и жил в Ниневии.
Итак, Сеннахирим был поражен ужасом при виде сего чуда, хотя он был весьма храбрый военачальник, и едва перебрался на родную землю и, совершенно лишившись войска, которое привел с собою, в жалком виде возвратился в отечество. И вселися, говорит, в Ниневии.
38И когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, Адрамелех и Шарецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую. И воцарился Асардан, сын его, вместо него.
Так наконец обетования Божии приведены были в исполнение. Ибо пал Сеннахирим в дому, покланяясь своему некоему отечества начальнику, очевидно одному из отцов или дедов по плоти. Ибо те, которые раз впали в заблуждение, обыкновенно воздают поклонение не только нечистым духам, но и некоторым, по своему выбору, умершим; потому что однажды сбившись с прямого пути, они необдуманно устремляются ко всему, для них приятному. А убийцами его, говорится, были сыновья его. Ибо когда произнесен над кем-либо божественный приговор, то подпавший ему повсюду подвергается опасности и как бы постоянно идет сам навстречу своим собственным врагам. Для них не может быть ручательством безопасности ни кровное родство, ни любовь и расположение, свойственные детям по отношению к родителям; напротив они низвергаемы бывают в глубину погибели теми самыми, от кого им во время опасности естественно было ожидать спасения. И относящееся к внешней стороне исторического повествования рассказано нами, думаю, не без украшения, но полагаю, что следует сказать что-нибудь о внутреннем ее смысле для утешения духовных. Ибо святой город, то есть, Сион или Иерусалим, был прообразом церкви Христовой — самого истинного Сиона. Ее иногда, или, лучше, всегда, осаждают враги истины, то есть изобретатели нечестивых ересей, и нападают не одни они, но поддерживаемые некоторым образом мирскими властями, потому что это внушает им мысленный Сеннахирим, т. е. сатана, который как бы направляет (против нее) подвластных ему и привыкших исполнять его злоумышления. Когда же они приходят, — начинают спор с предстоятелями истины и много оскорбляют славу Божию; они могут совсем не услышать никакого ответа. Ибо терпящие нападению могут молчать; потому именно и блаженный Павел учит, говоря: не словопретися, ни накую же потребу (14 Сие напоминай, заклиная пред Господом не вступать в словопрения, что нимало не служит к пользе, а к расстройству слушающих.2 Тим. 2:14), и опять: еретика человека по первом и втором наказании отрицайся, ведый, яко развратися таковый (10 Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся,11 зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден.Тит. 3:10-11); потому что для тех, которые однажды всецело предались заблуждению и обману и подчинились лжи, может быть излишне слово тех, которые обыкновенно приносят пользу слушающим. Ибо написано: во уши слушающих глаголи (9 Кто отклоняет ухо свое от слушания закона, того и молитва - мерзость.Притч. 28:9, 12 Блажен, кто приобрел мудрость и передает ее в уши слушающих.Сир. 25:12). Итак, когда враги истины обещают почести и покой, подобно преступному Рапсаку, или угрожают опасностями и войной; тогда надобно прибегать к Богу и полагаться только на высшую помощь. Ибо высшей и всемощной десницы достаточно будет как для спасения тех, которые привыкли поступать правильно, так и для погибели тех, которые воспротивились ей. Ибо она обратит их в бегство некоторою неизреченною силою и таким образом освободит от войны Сион святой и непорочный, то есть Церковь: ибо врата адова не одолеют ей. (18 и Я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее;Мф. 16:18)