Толкование на Книга пророка Даниила, Глава 14, Илия (Минятий) святитель

Синодальный перевод
Илия (Минятий) святитель
1//14-я глава переведена с греческого, потому что в еврейском тексте ее нет. Царь Астиаг приложился к отцам своим, и Кир, Персиянин, принял царство его.
2И Даниил жил вместе с царем и был славнее всех друзей его.
3Был у Вавилонян идол, по имени Вил, и издерживали на него каждый день двадцать больших мер пшеничной муки, сорок овец и вина шесть мер.
4Царь чтил его и ходил каждый день поклоняться ему; Даниил же поклонялся Богу своему. И сказал ему царь: почему ты не поклоняешься Вилу?
5Он отвечал: потому что я не поклоняюсь идолам, сделанным руками, но [поклоняюсь] живому Богу, сотворившему небо и землю и владычествующему над всякою плотью.
6Царь сказал: не думаешь ли ты, что Вил неживой бог? не видишь ли, сколько он ест и пьет каждый день?
7Даниил, улыбнувшись, сказал: не обманывайся, царь; ибо он внутри глина, а снаружи медь, и никогда ни ел, ни пил.
В делах наших я не нахожу святости, среди христиан не нахожу христианина, которого имеет в виду наш Спаситель. Наоборот, я нахожу сребролюбие иудея, блуд языч­ника, распущенность эпикурейца, скотское непотребство и зверское безумие. Нахожу убийство, месть, разбои, прелюбодейства — грехи, даже названий которых не знали древние хри­стиане, эти люди невинности и любви, не виноватые перед язычниками ни в чем, кроме разве своей веры. Странное дело! Новейшие христиане так похожи на язычников в их заблужде­ниях, как древние христиане превосходили всех языческих богов в добродетели. Таким образом, вся наша вера в конце концов ограничивается внешними делами веры, делами, ли­шенными всякой заслуги, которые совершаются скорее по привычке, чем из любви, которые имеют снаружи действитель­но изображение, как монета, но в веществе не имеют настоя­щей ценности. Поэтому мы сильно заблуждаемся, если надеем­ся с такой верой достигнуть вечного блаженства. В таком же за­блуждении был и нечестивый царь Валтасар, который, веруя, что чтимый в Вавилоне идол Вил есть живое божество, с него­дованием сказал Даниилу: «Не мнится ли ти Вил быти жив бог? Почто не покланяешися ему?» (4 Царь чтил его и ходил каждый день поклоняться ему; Даниил же поклонялся Богу своему. И сказал ему царь: почему ты не поклоняешься Вилу?Дан. 14:4, 6). О, не заблуждайся, царь, ответил с презрительной улыбкой добрый пророк: тот, кому ты кланяешься, конечно, есть не живой Бог, а бездушный идол без божества, без жизни и силы. Совне он имеет велико­лепную наружность, вследствие блеска покрывающего его ме­талла, но изнутри он — грязь и пыль. «И рече Даниил посмеявся: не прельщайся, царю! той бо внутрьуду прах есть, а внеуду медь». Мне обидно, что я должен сказать то же самое и о нас самих. О христиане, не будем заблуждаться, эта наша вера не есть вера живая, а лишь образ, даже мертвые останки веры. Она не имеет духа своего Основателя, не движется, не действует, лишь мнимо обнаруживается во внешнем действии, — на самом же деле она мертва, «ибо вера без дел мертва есть» (26 Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва.Иак. 2:26). И мы, братья, нося только обличие христианства, похожи на тех лживых верующих, обличенных апостолом Павлом, которые на словах исповедали Бога, а на деле отрицали Его. «Бога исповеда­ют ведети, а делы отмешутся Его» (16 Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу.Тит. 1:16). Как говорит свя­той Иероним: «Своим исповеданием свидетельствуют об од­ном, а поведением — о другом». Христиане, у коих вера и жизнь неравны и несогласны между собой, или, что еще хуже, греш­ники, облеченные в личину святости, и даже, может быть, не­кие демоны в ризах Иисуса Христа. Отвратительное зрелище, которое мы из себя представляем, являясь извне со столь пре­красной верой, а изнутри — с такой нечистой душой, по види­мости — со столькими святыми заслугами, а по существу — со столь развращенными деяниями. Это безобразное зрелище, по­вторяю, возбуждает в наших врагах смех, даже ругательства и поношения. Так, действительно, говорит и Сальвиан: «В нас Христос терпит поношения, в нас закон Христов поругается».

Источник

Слово о вере 2-е, на итальянском языке
8Тогда царь, разгневавшись, призвал жрецов своих и сказал им: если вы не скажете мне, кто съедает все это, то умрете.
9Если же вы докажете мне, что съедает это Вил, то умрет Даниил, потому что произнес хулу на Вила. И сказал Даниил царю: да будет по слову твоему.
10Жрецов Вила было семьдесят, кроме жен и детей.
11И пришел царь с Даниилом в храм Вила, и сказали жрецы Вила: вот, мы выйдем вон, а ты, царь, поставь пищу и, налив вина, запри двери и запечатай перстнем твоим.
12И если завтра ты придешь и не найдешь, что все съедено Вилом, мы умрем, или Даниил, который солгал на нас.
13Они не обращали на это внимания, потому что под столом сделали потаенный вход, и им всегда входили, и съедали это.
14Когда они вышли, царь поставил пищу перед Вилом, а Даниил приказал слугам своим, и они принесли пепел, и посыпали весь храм в присутствии одного царя, и, выйдя, заперли двери, и запечатали царским перстнем, и отошли.
15Жрецы же, по обычаю своему, пришли ночью с женами и детьми своими, и все съели и выпили.
16На другой день царь встал рано и Даниил с ним,
17и сказал: целы ли печати, Даниил? Он сказал: целы, царь.
18И как скоро отворены были двери, царь, взглянув на стол, воскликнул громким голосом: велик ты, Вил, и нет никакого обмана в тебе!
19Даниил, улыбнувшись, удержал царя, чтобы он не входил внутрь, и сказал: посмотри на пол и заметь, чьи это следы.
20Царь сказал: вижу следы мужчин, женщин и детей.
21И, разгневавшись, царь приказал схватить жрецов, жен их и детей и они показали потаенные двери, которыми они входили и съедали, что было на столе.
22Тогда царь повелел умертвить их и отдал Вила Даниилу, и он разрушил его и храм его.
23Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его.
24И сказал царь Даниилу: не скажешь ли и об этом, что он медь? вот, он живой, и ест и пьет; ты не можешь сказать, что этот бог неживой; итак поклонись ему.
25Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой.
26Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла. Царь сказал: даю тебе.
27Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся. И сказал [Даниил:] вот ваши святыни!
28Когда же Вавилоняне услышали о том, сильно вознегодовали и восстали против царя, и сказали: царь сделался Иудеем, Вила разрушил и убил дракона, и предал смерти жрецов,
29и, придя к царю, сказали: предай нам Даниила, иначе мы умертвим тебя и дом твой.
30И когда царь увидел, что они сильно настаивают, принужден был предать им Даниила,
31они же бросили его в ров львиный, и он пробыл там шесть дней.
32Во рве было семь львов, и давалось им каждый день по два тела и по две овцы; в это время им не давали их, чтобы они съели Даниила.
33Был в Иудее пророк Аввакум, который, сварив похлебку и накрошив хлеба в блюдо, шел на поле, чтобы отнести это жнецам.
35Аввакум сказал: господин! Вавилона я [никогда] не видал и рва не знаю.
36Тогда Ангел Господень взял его за темя и, подняв его за волосы головы его, поставил его в Вавилоне над рвом силою духа своего.
37И воззвал Аввакум и сказал: Даниил! Даниил! возьми обед, который Бог послал тебе.
Отговорка, что хочешь [не давая милостыни] удержать имущество для содержания твоей семьи, не имеет силы, потому что не для этого только Бог дал тебе имущество. По зависти вавилонских вельмож Даниил был брошен в ров львиный. Прошло шесть дней, как он не ел, и Бог, имевший о нем попечение, послал в Иудею ангела к Ав­вакуму, который нес на свою ниву в корзине хлеб на обед сво­им жнецам. «Остановись, Аввакум, — сказал ему ангел, — Бог повелевает тебе нести эту пищу в ров вавилонский, куда бро­шен Даниил». С этими словами берет его за темя, переносит в Вавилон и ставит его над рвом, где Аввакум и воскликнул: «Даниил, раб Божий, прими эту пищу, которую послал тебе Бог». В этом случае не имел ли законного ос­нования Аввакум сказать ангелу: «И у меня жнецы ожидают обеда, а ты мне велишь отнести его Даниилу? Это хлеб для мо­их работников, а его будет есть какой-то чужой человек? А те, которые обрабатывают мои нивы, что станут есть?» Но он не сказал этого; Бог повелел ему идти напитать заключенного, го­лодного, и он сделал это без всяких отговорок. О, сколько есть таких заключенных, сколько таких голодных, как Даниил! Сколько таких, которые не имеют даже насущного хлеба, сколько обремененных долгами, сколько дрожащих от наготы! Бог повелевает тебе заботиться о них и питать их тем, что име­ешь. «Тебе оставлен есть нищий, сиру ты буди помощник!» После этого можно ли еще отговариваться? Всесильный Бог, конечно, мог устроить так, чтобы Даниил не подвергся такому злоключе­нию; Он мог пропитать Даниила в этой нужде небесной пищей, а не хлебами Аввакума, но Его высочайшему Промыслу угодно, чтобы, когда один утеснен, другой шел ему на помощь; чтобы нищий был в нужде, а ты, богатый, помогал ему. Для чего так? Для великого блага того и другого, чтобы бедный получил ве­нец за свое терпение, а ты, богатый, — награду за милосердие; «чтобы ты получил мзду за полезное и верное употребление имущества, а тот за терпение был почтен великими наградами». Итак, ты обязан давать. А чтобы ты умел давать, держись тако­го правила: во-первых, давай там, где следует; во-вторых, давай сколько следует; в-третьих, давай как следует; в-четвертых, да­вай когда следует. Другими словами, принимай в соображение и личность, и меру, и образ, и время даяния. Слово на Евангелие от Луки. О наследовании вечной жизни
38Даниил сказал: вспомнил Ты обо мне, Боже, и не оставил любящих Тебя.
39И встал Даниил и ел; Ангел же Божий мгновенно поставил Аввакума на его место.
40В седьмой день пришел царь, чтобы поскорбеть о Данииле и, подойдя ко рву, взглянул в него, и вот, Даниил сидел.
41И воскликнул царь громким голосом, и сказал: велик Ты, Господь Бог Даниилов, и нет иного кроме Тебя!
42И приказал вынуть [Даниила,] а виновников его погубления бросить в ров, - и они тотчас были съедены в присутствии его.