Толкование на Книга Иова, Глава 30, Григорий Двоеслов святитель

Синодальный перевод
Григорий Двоеслов святитель
1А ныне смеются надо мною младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих.
Глава 30. Стих 1. Но теперь насмехаются надо мной те, что моложе меня [1 А ныне смеются надо мною младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих.Иов. 30:1]. 15. Все еретики по сравнению с возрастом Вселенской Церкви справедливо называются «молодыми» во времени потому, что они вышли из нее, а не она из них. Потому справедливо сказал Иоанн: Они вышли от нас, но они не были наши: ибо если бы они были наши, они, несомненно, по-прежнему были бы с нами [19 Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши.1 Ин. 2:19]. Ибо молодые высмеивают Святую Церковь, когда те, кто вышли из нее, отвергают слова ее поучения; в отношении которых также добавлено: Чьих отцов я бы презирал поместить с псами стад моих [1 А ныне смеются надо мною младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих.Иов. 30:1]. Кто «стадо» Церкви Святой, если не множество верующих? И кто называются «псами» этого стада, если не святые Учителя, которые стали хранителями тех верующих? Которые также во имя Господа их, громко кричат денно и нощно в бдении, произнося громкие слова проповеди. В отношении которых сказано Церкви псалмопевцем: как псы Твои язык свой [24 чтобы ты погрузил ногу твою, как и псы твои язык свой, в крови врагов".Пс. 67:24]. Так как есть некоторые, которые были идолопоклонниками, а сделались проповедниками Бога. Так «язык собак» Церкви исходит от врагов потому, что некоторые язычники превращаются Господом даже в проповедников. Откуда иудеи, которые отказались говорить от имени Бога, порицаются через пророка за их вину, где он говорит: все они немые псы, не могущие лаять [10 Стражи их слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать.Ис. 56:10]. 16. Теперь мы говорим об отцах еретиков, имея в виду тех, кого мы называем «ересиархами», по чьей злой проповеди, т.е. из чьего злого семени слова, народы, следующие за ними, были зачаты в ошибке. Итак, Святая Церковь «презирает поместить отцов» еретиков «с псами ее паствы» потому, что основателей заблудших принципов она отвергает, и презирает причислить их к истинным отцам. Такие люди, хотя они, казалось, забрали некоторых из ошибочности язычества, чтобы обучить их некоторой практике хороших дел, что правильно, потому, что они думают неправильные вещи о Боге, не будут помещены ею вместе «с псами стада», потому что она не считает их проповедниками истины. Ибо ясно, что Арий; Фотиний, Македоний, Нестория, Евтихия, Диоскор, Северус, и другие, стремились путем просвещения и убеждения явится отцами. Но их, из-за ошибок, Святая Церковь пытается с тяжелой строгостью не называть среди хранителей ее паствы, т.е. не помещать с псами стада, тех, которых она осуждает как нарушителей единства этого стада. О них же сказано Ефесянам голосом Павла: ибо я знаю, что, по отшествии моем, лютые волки, войдут к вам, не щадящие стада [29 Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада;Деян. 20:29]. И потому, что иногда случается, что еретики, по мере того, как они падают все больше в ошибочности заблуждений, охраняют себя более полно в наружной практике так, что они могут показать внешнему миру, что они делают большие вещи и стоят выше остального мира, Святая Церковь порицает все их дела, которые она видит выходящими не из веры. Потому это также справедливо добавлено голосом благословенного Иова:
2И сила рук их к чему мне? Над ними уже прошло время.
Стих 2. Сила их рук ничто для меня, и самой жизнью они были сочтены недостойными [2 И сила рук их к чему мне? Над ними уже прошло время.Иов. 30:2]. 17. «Сила рук» - это величие в практике. Но «Сила в руках» еретиков считается ничем для Святой Церкви, потому что она видит, что если истинная вера теряется, то что бы они ни делали - это не имеет заслуг. Ибо любовь к Богу и своему ближнему они оставили, те, которые думают о Боге то, что является ложным, и в спорах отделяются от своих ближних. Но «сила в руках» без любви, как свидетельствует великий проповедник, не имеет никакой пользы, ибо он говорит: и хотя я дарую все мои товары, чтобы накормить бедных, и хотя я отдам тело мое на сожжение, а любви иметь не буду, это не принесет мне никакой пользы [3 И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.1 Кор. 13:3]. Но иногда еретики выполняют знамения и чудеса, но лишь для того, чтобы они могли здесь получить обратно плоды от их учения, то есть похвалу, которую они преследуют здесь. И, следовательно, сказано голосом Искупителя: Многие скажут Мне в тот день: Господи, Господи, разве мы не пророчествовали во имя Твое, и не Твоим ли именем бесов изгоняли, и именем Твоим многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас, отойдите от Меня, делающие беззаконие. [22 Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?23 И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.Мф. 7:22-23]. Что же под этим предложением нам следует понимать, если не то, что в человеке должно быть почитаемо смирение и любовь, а не внешние признаки чудесных даров? Потому Святая Церковь в настоящее время, даже если есть какие-либо чудеса, что сотворены еретиками, считает их ничем, потому что она видит, что они не являются доказательством святости. Поскольку способ доказать святость не в том, чтобы творить чудеса, а в том, чтобы любить всякого человека, как самого себя; и в отношении Бога думать то, что истинно, и в отношении любого ближнего думать лучше, чем о себе. Ибо истинная сила заключается в любви, а не в проявляющихся чудесах, говорит «Истина», Которой сказано: Этим узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою [35 По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.Ин. 13:35]. Ибо Он не говорит «пусть этим будет известно, что вы Мои ученики, если будете выполнять чудеса», но Он говорит, «если будете иметь любовь между собою», и это явно доказывает, что это не чудеса, но только любовь доказывает истинных слуг Бога. Таким образом, свидетель небесного ученичества - дар братской любви. Эту же любовь все еретики отказываются иметь, отделяясь от единства Вселенской Церкви, потому справедливо сказано им: Сила их рук ничто для меня. И потому, что в этих же внешних признаках, что они показывают, они не подчинены смирению, это справедливо добавляется: и самой жизнью они были сочтены недостойными. Или, в самом деле, всех еретиков Святая Церковь объявляет недостойными самой жизни, потому что под Именем Христа они борются против Имени Христа. О которых еще дополнительно добавляется:
3Бедностью и голодом истощенные, они убегают в степь безводную, мрачную и опустевшую;
Бесплодных нуждой и голодом [3 Бедностью и голодом истощенные, они убегают в степь безводную, мрачную и опустевшую;Иов. 30:3]. 18. Все еретики, в то время как в отношении священного Откровения они делают это их целью, чтобы погрузиться в тайны Бога за пределы того, на что они способны, их голод становится бесплодным. Ибо они не стремятся к тем вещам, в результате которых они могут обучить себя смирению, идти свой путь в спокойствии, сохранять терпение и долготерпение, но они стремятся только к тем вещам, благодаря которым они могут доказать, что они много знают и хорошо говорят; они стремятся знать те вещи, с помощью которых они могут показать себя особо учеными и знающими. Ибо они очень часто обращаются с дерзновением к вопросам природы Божественного Существа, в то время как они, что ужасно, не знают самих себя. И, таким образом, они становятся «бесплодными нуждой и голодом» потому, что они хотят погрузиться в те вещи, с помощью которых они не смогут породить плоды хорошей жизни. Ибо вещи, в которые они стараются погрузиться, находятся за пределами их возможностей. И пока они делают все для того, что они не в состоянии понять, они пренебрегают ознакомиться с теми вещами, с помощью которых они, возможно, могли бы быть действительно научены. Об этой же их дерзости великий проповедник справедливо говорит: не думайте о себе более, нежели должно думать, но думайте скромно [3 По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил.Рим. 12:3]. Следовательно, и Соломон говорит: установи меру в твоей собственной мудрости [4 Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои.Притч. 23:4]. Таким образом, он снова говорит: нашел ты мед? ешь, сколько достаточно для тебя, чтобы не пресытиться им и не изблевать его [16 Нашел ты мед, - ешь, сколько тебе потребно, чтобы не пресытиться им и не изблевать его.Притч. 25:16]. Ибо сладость духовного смысла тот, кто ищет, чтобы съесть больше, чем он может, даже то, что он съел он изблюет; потому что в то время, как он стремится сделать вещи, что выше его сил, даже то, что он сделал правильно, он теряет. Поэтому он снова говорит: Как съесть много меду не хорошо, так и тот, кто ищет величия, будет раздавлен славой [27 Как нехорошо есть много меду, так домогаться славы не есть слава.Притч. 25:27]. Ибо слава Невидимого Творца, которая, когда ищется умеренно, поднимает нас вверх, но будучи погружена за рамки наших полномочий, тянет нас вниз. И еретикам, потому что в той мере, в какой они стремятся быть более полно заполнены возвышенным восприятием, они становятся полностью пусты, по праву сказано: бесплодны нуждой и голодом. Из-за неограниченности, чем больше они идут к познанию небесного, тем больше они теряют его.
4щиплют зелень подле кустов, и ягоды можжевельника - хлеб их.
5Из общества изгоняют их, кричат на них, как на воров,
Этими словами описывается то время святой Церкви, когда над ней открыто насмехаются нечестивые; когда растет нечестие, вера становится упреком, а истина - преступлением. И тем более презренным становится человек, чем более он праведен; тем более отвратительным, чем более достоин похвалы. Так святая Церковь избранных во времена бедствий становится пищею разговора нечестивых... Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим. Удаляются от святой Церкви все нечестивцы, удаляются не шагами, а качеством нравов своих; далекими становятся не по месту, а по заслугам - все растущее высокомерие их открытым презрением [ополчается] на Церковь. А плевать пред лицем Ее значит не только злословить добрых в их отсутствие, но и нападать на праведников в их присутствии. На них нечестивые, открыто смеясь, изливают слова унижения подобно бегущим потокам... Он открыл колчан свой и поразил меня1. Что обозначается колчаном Бога, как не тайный совет Его? Вот, из колчана Господь извлекает стрелу, когда из тайного совета Своего отправляет открытое суждение: ведь мы знаем, что всякий может пострадать, но не знаем, почему Он попускает страдание. А когда после страдания следует исправление жизни, то открывается и сила самого совета. Итак, закрытый колчан - это тайный совет. Но очищаемся мы колчаном открытым, когда после страданий видим, каким советом наказаны... Он узду наложил на уста мои2. Пусть Святая Церковь, которая всегда несет Свое слово с любовью, скажет: Он узду наложил на уста мои. Словно бы открыто говорилось: «Поскольку я не вижу продвижения [в вере] от проповеди, то я стерплю нападки их, чтобы они, по крайней мере, терпя, учились на примере жизни моей, коль скоро не захотели воспринять слова мои через проповедь». Но еще больше нас печалит в гонениях то, что мы претерпеваем все это от близких людей, в которых верили, любя.

Примечания

  • 1 Вульгата: pharetram enim suam aperuit et afflixit me. - Прим. пер.
  • 2 Вульгата: frenum posuit in os meum. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.44-47. Cl. 1708, SL143A, 20.18.2-1.23.
6чтобы жили они в рытвинах потоков, в ущельях земли и утесов.
Этими словами описывается то время святой Церкви, когда над ней открыто насмехаются нечестивые; когда растет нечестие, вера становится упреком, а истина - преступлением. И тем более презренным становится человек, чем более он праведен; тем более отвратительным, чем более достоин похвалы. Так святая Церковь избранных во времена бедствий становится пищею разговора нечестивых... Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим. Удаляются от святой Церкви все нечестивцы, удаляются не шагами, а качеством нравов своих; далекими становятся не по месту, а по заслугам - все растущее высокомерие их открытым презрением [ополчается] на Церковь. А плевать пред лицем Ее значит не только злословить добрых в их отсутствие, но и нападать на праведников в их присутствии. На них нечестивые, открыто смеясь, изливают слова унижения подобно бегущим потокам... Он открыл колчан свой и поразил меня1. Что обозначается колчаном Бога, как не тайный совет Его? Вот, из колчана Господь извлекает стрелу, когда из тайного совета Своего отправляет открытое суждение: ведь мы знаем, что всякий может пострадать, но не знаем, почему Он попускает страдание. А когда после страдания следует исправление жизни, то открывается и сила самого совета. Итак, закрытый колчан - это тайный совет. Но очищаемся мы колчаном открытым, когда после страданий видим, каким советом наказаны... Он узду наложил на уста мои2. Пусть Святая Церковь, которая всегда несет Свое слово с любовью, скажет: Он узду наложил на уста мои. Словно бы открыто говорилось: «Поскольку я не вижу продвижения [в вере] от проповеди, то я стерплю нападки их, чтобы они, по крайней мере, терпя, учились на примере жизни моей, коль скоро не захотели воспринять слова мои через проповедь». Но еще больше нас печалит в гонениях то, что мы претерпеваем все это от близких людей, в которых верили, любя.

Примечания

  • 1 Вульгата: pharetram enim suam aperuit et afflixit me. - Прим. пер.
  • 2 Вульгата: frenum posuit in os meum. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.44-47. Cl. 1708, SL143A, 20.18.2-1.23.
7Ревут между кустами, жмутся под терном.
Этими словами описывается то время святой Церкви, когда над ней открыто насмехаются нечестивые; когда растет нечестие, вера становится упреком, а истина - преступлением. И тем более презренным становится человек, чем более он праведен; тем более отвратительным, чем более достоин похвалы. Так святая Церковь избранных во времена бедствий становится пищею разговора нечестивых... Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим. Удаляются от святой Церкви все нечестивцы, удаляются не шагами, а качеством нравов своих; далекими становятся не по месту, а по заслугам - все растущее высокомерие их открытым презрением [ополчается] на Церковь. А плевать пред лицем Ее значит не только злословить добрых в их отсутствие, но и нападать на праведников в их присутствии. На них нечестивые, открыто смеясь, изливают слова унижения подобно бегущим потокам... Он открыл колчан свой и поразил меня1. Что обозначается колчаном Бога, как не тайный совет Его? Вот, из колчана Господь извлекает стрелу, когда из тайного совета Своего отправляет открытое суждение: ведь мы знаем, что всякий может пострадать, но не знаем, почему Он попускает страдание. А когда после страдания следует исправление жизни, то открывается и сила самого совета. Итак, закрытый колчан - это тайный совет. Но очищаемся мы колчаном открытым, когда после страданий видим, каким советом наказаны... Он узду наложил на уста мои2. Пусть Святая Церковь, которая всегда несет Свое слово с любовью, скажет: Он узду наложил на уста мои. Словно бы открыто говорилось: «Поскольку я не вижу продвижения [в вере] от проповеди, то я стерплю нападки их, чтобы они, по крайней мере, терпя, учились на примере жизни моей, коль скоро не захотели воспринять слова мои через проповедь». Но еще больше нас печалит в гонениях то, что мы претерпеваем все это от близких людей, в которых верили, любя.

Примечания

  • 1 Вульгата: pharetram enim suam aperuit et afflixit me. - Прим. пер.
  • 2 Вульгата: frenum posuit in os meum. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.44-47. Cl. 1708, SL143A, 20.18.2-1.23.
8Люди отверженные, люди без имени, отребье земли!
Этими словами описывается то время святой Церкви, когда над ней открыто насмехаются нечестивые; когда растет нечестие, вера становится упреком, а истина - преступлением. И тем более презренным становится человек, чем более он праведен; тем более отвратительным, чем более достоин похвалы. Так святая Церковь избранных во времена бедствий становится пищею разговора нечестивых... Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим. Удаляются от святой Церкви все нечестивцы, удаляются не шагами, а качеством нравов своих; далекими становятся не по месту, а по заслугам - все растущее высокомерие их открытым презрением [ополчается] на Церковь. А плевать пред лицем Ее значит не только злословить добрых в их отсутствие, но и нападать на праведников в их присутствии. На них нечестивые, открыто смеясь, изливают слова унижения подобно бегущим потокам... Он открыл колчан свой и поразил меня1. Что обозначается колчаном Бога, как не тайный совет Его? Вот, из колчана Господь извлекает стрелу, когда из тайного совета Своего отправляет открытое суждение: ведь мы знаем, что всякий может пострадать, но не знаем, почему Он попускает страдание. А когда после страдания следует исправление жизни, то открывается и сила самого совета. Итак, закрытый колчан - это тайный совет. Но очищаемся мы колчаном открытым, когда после страданий видим, каким советом наказаны... Он узду наложил на уста мои2. Пусть Святая Церковь, которая всегда несет Свое слово с любовью, скажет: Он узду наложил на уста мои. Словно бы открыто говорилось: «Поскольку я не вижу продвижения [в вере] от проповеди, то я стерплю нападки их, чтобы они, по крайней мере, терпя, учились на примере жизни моей, коль скоро не захотели воспринять слова мои через проповедь». Но еще больше нас печалит в гонениях то, что мы претерпеваем все это от близких людей, в которых верили, любя.

Примечания

  • 1 Вульгата: pharetram enim suam aperuit et afflixit me. - Прим. пер.
  • 2 Вульгата: frenum posuit in os meum. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.44-47. Cl. 1708, SL143A, 20.18.2-1.23.
9Их-то сделался я ныне песнью и пищею разговора их.
Этими словами описывается то время святой Церкви, когда над ней открыто насмехаются нечестивые; когда растет нечестие, вера становится упреком, а истина - преступлением. И тем более презренным становится человек, чем более он праведен; тем более отвратительным, чем более достоин похвалы. Так святая Церковь избранных во времена бедствий становится пищею разговора нечестивых... Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим. Удаляются от святой Церкви все нечестивцы, удаляются не шагами, а качеством нравов своих; далекими становятся не по месту, а по заслугам - все растущее высокомерие их открытым презрением [ополчается] на Церковь. А плевать пред лицем Ее значит не только злословить добрых в их отсутствие, но и нападать на праведников в их присутствии. На них нечестивые, открыто смеясь, изливают слова унижения подобно бегущим потокам... Он открыл колчан свой и поразил меня1. Что обозначается колчаном Бога, как не тайный совет Его? Вот, из колчана Господь извлекает стрелу, когда из тайного совета Своего отправляет открытое суждение: ведь мы знаем, что всякий может пострадать, но не знаем, почему Он попускает страдание. А когда после страдания следует исправление жизни, то открывается и сила самого совета. Итак, закрытый колчан - это тайный совет. Но очищаемся мы колчаном открытым, когда после страданий видим, каким советом наказаны... Он узду наложил на уста мои2. Пусть Святая Церковь, которая всегда несет Свое слово с любовью, скажет: Он узду наложил на уста мои. Словно бы открыто говорилось: «Поскольку я не вижу продвижения [в вере] от проповеди, то я стерплю нападки их, чтобы они, по крайней мере, терпя, учились на примере жизни моей, коль скоро не захотели воспринять слова мои через проповедь». Но еще больше нас печалит в гонениях то, что мы претерпеваем все это от близких людей, в которых верили, любя.

Примечания

  • 1 Вульгата: pharetram enim suam aperuit et afflixit me. - Прим. пер.
  • 2 Вульгата: frenum posuit in os meum. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.44-47. Cl. 1708, SL143A, 20.18.2-1.23.
10Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим.
Этими словами описывается то время святой Церкви, когда над ней открыто насмехаются нечестивые; когда растет нечестие, вера становится упреком, а истина - преступлением. И тем более презренным становится человек, чем более он праведен; тем более отвратительным, чем более достоин похвалы. Так святая Церковь избранных во времена бедствий становится пищею разговора нечестивых... Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим. Удаляются от святой Церкви все нечестивцы, удаляются не шагами, а качеством нравов своих; далекими становятся не по месту, а по заслугам - все растущее высокомерие их открытым презрением [ополчается] на Церковь. А плевать пред лицем Ее значит не только злословить добрых в их отсутствие, но и нападать на праведников в их присутствии. На них нечестивые, открыто смеясь, изливают слова унижения подобно бегущим потокам... Он открыл колчан свой и поразил меня1. Что обозначается колчаном Бога, как не тайный совет Его? Вот, из колчана Господь извлекает стрелу, когда из тайного совета Своего отправляет открытое суждение: ведь мы знаем, что всякий может пострадать, но не знаем, почему Он попускает страдание. А когда после страдания следует исправление жизни, то открывается и сила самого совета. Итак, закрытый колчан - это тайный совет. Но очищаемся мы колчаном открытым, когда после страданий видим, каким советом наказаны... Он узду наложил на уста мои2. Пусть Святая Церковь, которая всегда несет Свое слово с любовью, скажет: Он узду наложил на уста мои. Словно бы открыто говорилось: «Поскольку я не вижу продвижения [в вере] от проповеди, то я стерплю нападки их, чтобы они, по крайней мере, терпя, учились на примере жизни моей, коль скоро не захотели воспринять слова мои через проповедь». Но еще больше нас печалит в гонениях то, что мы претерпеваем все это от близких людей, в которых верили, любя.

Примечания

  • 1 Вульгата: pharetram enim suam aperuit et afflixit me. - Прим. пер.
  • 2 Вульгата: frenum posuit in os meum. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.44-47. Cl. 1708, SL143A, 20.18.2-1.23.
11Так как Он развязал повод мой и поразил меня, то они сбросили с себя узду пред лицем моим.
Этими словами описывается то время святой Церкви, когда над ней открыто насмехаются нечестивые; когда растет нечестие, вера становится упреком, а истина - преступлением. И тем более презренным становится человек, чем более он праведен; тем более отвратительным, чем более достоин похвалы. Так святая Церковь избранных во времена бедствий становится пищею разговора нечестивых... Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим. Удаляются от святой Церкви все нечестивцы, удаляются не шагами, а качеством нравов своих; далекими становятся не по месту, а по заслугам - все растущее высокомерие их открытым презрением [ополчается] на Церковь. А плевать пред лицем Ее значит не только злословить добрых в их отсутствие, но и нападать на праведников в их присутствии. На них нечестивые, открыто смеясь, изливают слова унижения подобно бегущим потокам... Он открыл колчан свой и поразил меня1. Что обозначается колчаном Бога, как не тайный совет Его? Вот, из колчана Господь извлекает стрелу, когда из тайного совета Своего отправляет открытое суждение: ведь мы знаем, что всякий может пострадать, но не знаем, почему Он попускает страдание. А когда после страдания следует исправление жизни, то открывается и сила самого совета. Итак, закрытый колчан - это тайный совет. Но очищаемся мы колчаном открытым, когда после страданий видим, каким советом наказаны... Он узду наложил на уста мои2. Пусть Святая Церковь, которая всегда несет Свое слово с любовью, скажет: Он узду наложил на уста мои. Словно бы открыто говорилось: «Поскольку я не вижу продвижения [в вере] от проповеди, то я стерплю нападки их, чтобы они, по крайней мере, терпя, учились на примере жизни моей, коль скоро не захотели воспринять слова мои через проповедь». Но еще больше нас печалит в гонениях то, что мы претерпеваем все это от близких людей, в которых верили, любя.

Примечания

  • 1 Вульгата: pharetram enim suam aperuit et afflixit me. - Прим. пер.
  • 2 Вульгата: frenum posuit in os meum. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.44-47. Cl. 1708, SL143A, 20.18.2-1.23.
12С правого боку встает это исчадие, сбивает меня с ног, направляет гибельные свои пути ко мне.
13А мою стезю испортили: всё успели сделать к моей погибели, не имея помощника.
14Они пришли ко мне, как сквозь широкий пролом; с шумом бросились на меня.
15Ужасы устремились на меня; как ветер, развеялось величие мое, и счастье мое унеслось, как облако.
16И ныне изливается душа моя во мне: дни скорби объяли меня.
17Ночью ноют во мне кости мои, и жилы мои не имеют покоя.
18С великим трудом снимается с меня одежда моя; края хитона моего жмут меня.
19Он бросил меня в грязь, и я стал, как прах и пепел.
20Я взываю к Тебе, и Ты не внимаешь мне, - стою, а Ты только смотришь на меня.
21Ты сделался жестоким ко мне, крепкою рукою враждуешь против меня.
22Ты поднял меня и заставил меня носиться по ветру и сокрушаешь меня.
23Так, я знаю, что Ты приведешь меня к смерти и в дом собрания всех живущих.
Я знаю, что Ты приведешь меня к смерти и в дом собрания всех живущих... До благодати Искупителя нашего даже праведники отводились за засовы преисподней. Само вхождение в преисподнюю названо домом всех живущих, потому что в него не вошел никто, кто до прихода Посредника не попал бы туда в силу собственной испорченности; никто не вошел, кто бы не добрался до смерти плоти шагами той самой испорченности... Это суждение святого мужа, рассмотренное как аллегория, относится и к святой Церкви, в которой пребывают и слабые [люди], держащие веру на словах, но вопреки предписаниям веры прислуживающие собственным желаниям. И вот, она говорит: «Знаю, что ты приведешь меня к смерти и в дом собрания всех живущих». Ведь, видя множество людей, предавших себя удовольствиям, она знает, что они погибнут, и понимает, что в течение этой жизни они действительно служат своим желаниям и что все, живущие плотски, придут в дом смерти. И есть такие, которые низвергаются в пропасть наслаждений, но слезами раскаянья быстро убирают ногу свою из самой глубины - для них бичевания сверху служат скорее для наставления, нежели для уничтожения. Верно, Ты не прострешь руку Твою им на погибель; и если они низвергнутся, Сам их спасешь1. В этих словах надо понимать, что, когда блаженный Иов говорит о себе, он собой представляет и других людей... Итак, Господь не простирает руку Свою на погибель грешникам, если наказанием Он отвращает их от греха; и падающих Он спасает, если впадающие в грех исцеляются телом через их раны. Будучи низвергнутыми внешне, они поднимаются внутри; поверженные телом, они восстают внутренне, в то время как стоящие внешне духовно падают.

Примечания

  • 1 Вульгата. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.66-67. Сl. 1708, SL143A, 20.34.7-22.
24Верно, Он не прострет руки Своей на дом костей: будут ли они кричать при своем разрушении?
Я знаю, что Ты приведешь меня к смерти и в дом собрания всех живущих... До благодати Искупителя нашего даже праведники отводились за засовы преисподней. Само вхождение в преисподнюю названо домом всех живущих, потому что в него не вошел никто, кто до прихода Посредника не попал бы туда в силу собственной испорченности; никто не вошел, кто бы не добрался до смерти плоти шагами той самой испорченности... Это суждение святого мужа, рассмотренное как аллегория, относится и к святой Церкви, в которой пребывают и слабые [люди], держащие веру на словах, но вопреки предписаниям веры прислуживающие собственным желаниям. И вот, она говорит: «Знаю, что ты приведешь меня к смерти и в дом собрания всех живущих». Ведь, видя множество людей, предавших себя удовольствиям, она знает, что они погибнут, и понимает, что в течение этой жизни они действительно служат своим желаниям и что все, живущие плотски, придут в дом смерти. И есть такие, которые низвергаются в пропасть наслаждений, но слезами раскаянья быстро убирают ногу свою из самой глубины - для них бичевания сверху служат скорее для наставления, нежели для уничтожения. Верно, Ты не прострешь руку Твою им на погибель; и если они низвергнутся, Сам их спасешь1. В этих словах надо понимать, что, когда блаженный Иов говорит о себе, он собой представляет и других людей... Итак, Господь не простирает руку Свою на погибель грешникам, если наказанием Он отвращает их от греха; и падающих Он спасает, если впадающие в грех исцеляются телом через их раны. Будучи низвергнутыми внешне, они поднимаются внутри; поверженные телом, они восстают внутренне, в то время как стоящие внешне духовно падают.

Примечания

  • 1 Вульгата. - Прим. пер.

Источник

Нравственные беседы 20.66-67. Сl. 1708, SL143A, 20.34.7-22.
25Не плакал ли я о том, кто был в горе? не скорбела ли душа моя о бедных?
Святой муж, зная, что со всемогущим Богом дар разума бывает больше, чем [внешний] дар, говорит: Не плакал ли я о том, кто был в горе? не скорбела ли душа моя о бедных? Щедро заботясь о внешних [делах], он не для себя старался. Но тот, кто оплакивает и сострадает своему ближнему, отдает ему и что-то от себя. Потому мы говорим, что сострадание больше дара: ведь какую- нибудь вещь часто даст и тот, кто не сострадает, а истинно сострадающий никогда не откажет ближнему в том, что ему необходимо... Когда я чаял добра, пришло зло; когда ожидал света, пришла тьма. Народ верный чает добра, а приходит зло, ожидает света, а наступает тьма, потому что благодатью воздаяния человек надеется уже теперь быть приобщенным к ангельским радостям. Но, вынужденный долго ждать, он претерпевает руку гонителей: стремящийся как можно быстрее насладиться наградой небесного света здесь вынужден терпеть тьму своих гонителей. Подобное зло гонителей ему пришлось бы меньше терпеть, если бы он был сам из неверующих или противников. Но тем сильнее муки избранных, что все это исходит от людей, от которых чаяли добра.

Источник

Нравственные беседы 20.70-72. Сl. 1708, SL143A, 20.36.48-37.1.
26Когда я чаял добра, пришло зло; когда ожидал света, пришла тьма.
Святой муж, зная, что со всемогущим Богом дар разума бывает больше, чем [внешний] дар, говорит: Не плакал ли я о том, кто был в горе? не скорбела ли душа моя о бедных? Щедро заботясь о внешних [делах], он не для себя старался. Но тот, кто оплакивает и сострадает своему ближнему, отдает ему и что-то от себя. Потому мы говорим, что сострадание больше дара: ведь какую- нибудь вещь часто даст и тот, кто не сострадает, а истинно сострадающий никогда не откажет ближнему в том, что ему необходимо... Когда я чаял добра, пришло зло; когда ожидал света, пришла тьма. Народ верный чает добра, а приходит зло, ожидает света, а наступает тьма, потому что благодатью воздаяния человек надеется уже теперь быть приобщенным к ангельским радостям. Но, вынужденный долго ждать, он претерпевает руку гонителей: стремящийся как можно быстрее насладиться наградой небесного света здесь вынужден терпеть тьму своих гонителей. Подобное зло гонителей ему пришлось бы меньше терпеть, если бы он был сам из неверующих или противников. Но тем сильнее муки избранных, что все это исходит от людей, от которых чаяли добра.

Источник

Нравственные беседы 20.70-72. Сl. 1708, SL143A, 20.36.48-37.1.
27Мои внутренности кипят и не перестают; встретили меня дни печали.
28Я хожу почернелый, но не от солнца; встаю в собрании и кричу.
29Я стал братом шакалам и другом страусам.
30Моя кожа почернела на мне, и кости мои обгорели от жара.
31И цитра моя сделалась унылою, и свирель моя - голосом плачевным.