Толкование на Книга Екклеcиаста, Глава 12, Киприан Карфагенский священномученик

Синодальный перевод
Киприан Карфагенский священномученик
1И помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжелые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: "нет мне удовольствия в них!"
2доколе не померкли солнце и свет и луна и звезды, и не нашли новые тучи вслед за дождем.
3В тот день, когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно;
4и запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жернова, и будет вставать [человек] по крику петуха и замолкнут дщери пения;
5и высоты будут им страшны, и на дороге ужасы; и зацветет миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы; -
6доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разорвалась золотая повязка, и не разбился кувшин у источника, и не обрушилось колесо над колодезем.
7И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратился к Богу, Который дал его.
Просим же мы, да будет воля Божия как на небе, так и на земле, потому что и то и другое относится к осуществлению нашей безопасности и спасения. Имея тело из земли, а дух с неба, будучи сами землею и небом, мы молимся, да будет в том и другом, то есть в теле и в духе, воля Божия.

Источник

О Господней молитве 4.16, Сl. 0043, 16.283.
8Суета сует, сказал Екклесиаст, все - суета!
9Кроме того, что Екклесиаст был мудр, он учил еще народ знанию. Он [все] испытывал, исследовал, [и] составил много притчей.
10Старался Екклесиаст приискивать изящные изречения, и слова истины написаны [им] верно.
11Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди, и составители их - от единого пастыря.
12А что сверх всего этого, сын мой, того берегись: составлять много книг - конца не будет, и много читать - утомительно для тела.
13Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека;
14ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо.