Толкование на К Евреям послание ап. Павла, Глава 4, Аверкий (Таушев) архиепископ

Синодальный перевод
Аверкий (Таушев) архиепископ
1Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим.
2Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших.
3А входим в покой мы уверовавшие, так как Он сказал: "Я поклялся в гневе Моем, что они не войдут в покой Мой", хотя дела Его были совершены еще в начале мира.
В четвертой главе говорится об этом высшем духовном покое, который наследуют христиане, не поколебавшиеся в своей вере и в своем уповании. Хотя древние евреи, несмотря на обетование, не вошли в землю покоя, по своему неверию и за свой ропот против Бога, другие верующие, именно христиане в Новом Завете воспользуются этим обетованием Божиим о вхождении в покой.
4Ибо негде сказано о седьмом дне так: и почил Бог в день седьмый от всех дел Своих.
5И еще здесь: "не войдут в покой Мой".
6Итак, как некоторым остается войти в него, а те, которым прежде возвещено, не вошли в него за непокорность,
7то еще определяет некоторый день, "ныне", говоря через Давида, после столь долгого времени, как выше сказано: "ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших".
8Ибо если бы Иисус Навин доставил им покой, то не было бы сказано после того о другом дне.
9Посему для народа Божия еще остается субботство.
Хотя древние евреи, несмотря на обетование, не вошли в землю покоя, по своему неверию и за свой ропот против Бога, другие верующие, именно христиане в Новом Завете воспользуются этим обетованием Божиим о вхождении в покой, потому что Бог назначил в Новом Завете другое «субботство», то есть другой день покоя, когда новый народ Божий, то есть христиане, войдут в покой Его.
10Ибо, кто вошел в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих.
11Итак постараемся войти в покой оный, чтобы кто по тому же примеру не впал в непокорность.
Апостол увещевает христиан стараться войти в этот духовный покой, а для этого избегать непокорности Богу.
12Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные.
Свое предостережение Апостол основывает на том, что угроза ослушникам и ропотливцам исходит из уст Божиих, «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет» (4:12–13). Смысл этого изречения тот, что Слово Божие живо и действенно, то есть не остается без исполнения: дает то, что обещает и производит то, чем угрожает. Грозная и карающая сила Слова Божия, изобличающая самые тайные помышления сравнивается с обоюдоострым мечем, насквозь пронзающим преступника. Важным здесь является встречающееся и в других местах у Апостола Павла (23 Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа.1 Фес. 5:23) указание на «трехсоставность» человеческого естества – дух, душу и тело.
13И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет.
Свое предостережение Апостол основывает на том, что угроза ослушникам и ропотливцам исходит из уст Божиих, «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет» (4:12–13). Смысл этого изречения тот, что Слово Божие живо и действенно, то есть не остается без исполнения: дает то, что обещает и производит то, чем угрожает. Грозная и карающая сила Слова Божия, изобличающая самые тайные помышления сравнивается с обоюдоострым мечем, насквозь пронзающим преступника. Важным здесь является встречающееся и в других местах у Апостола Павла (23 Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа.1 Фес. 5:23) указание на «трехсоставность» человеческого естества – дух, душу и тело.
14Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего.
Начиная с 14 ст. четвертой главы идет речь о Господе Иисусе Христе, как о великом Первосвященнике и раскрывается Его превосходство перед ветхозаветным первосвященником. В последних стихах этой главы (14–16) намечается тема или главный предмет догматико-нравственного рассуждения о первосвященстве Христовом. «Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего. Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха». В этих словах заключается целый ряд чрезвычайно важных мыслей. Во-первых, Иисус Христос – Великий Архиерей, единственный и превознесенный над всеми другими архиереями; во-вторых, Он прошедший небеса, то есть явившийся пред лице Самого Бога, в то время как ветхозаветные архиереи могли лишь однажды в год входить только во Святая Святых, бывшее лишь местом явления славы Божией; в-третьих, Иисус Христос есть Сын Божий, в то время как другие архиереи были лишь обыкновенными смертными людьми...
15Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха.
... в-четвертых, Иисус Христос есть Великий Архиерей, несмотря на все свое недосягаемое величие, может сострадать нам в немощах наших, искушенный во всем, подобно нам, кроме греха.
16Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи.
И потому, заключает Апостол, «да приступаем с дерзновением к престолу благодати», на котором восседает столь превознесенный, но в то же время столь нам доступный и способный сострадать нам, великий Первосвященник.