yandex

Евангелие от Матфея 27 глава 49 стих

Стих 48
Стих 50

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 48-29

Измученный внутренним пламенем Господь в последний раз просит прохлаждающего пития; Ему подают губку, намоченную уксусом.

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 227++

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 45-37

Между 3 и 6 часами (Мк. 25) совершилось распятие Господа. От 6-го же часа до 9-го (от 12 до 3) тьма была по всей земле. Как при рождении Господа небеса поведали славу Божию, явлением необычайной звезды возвестивши разумным существам земли о необычайном радостном событии в духовном мире, так и при смерти Господа тот же небесный мир своим помрачением возвестил миру о печальнейшем событии в мире нравственном, о суде Божием вад грешным миром, определяющем на смерть безгрешваго Искупителя мира за грехи этого мира. Как велики были в сие время страдания Спасителя, это показывает то, что около 9-го часа Иисус громким голосом возопил: Или Или! лама савахфани! Господь испытывает теперь чувство оставленности, покинутости и словами пророчественнаго псалма 21-го высказывает это, тяжелейшее самых телесных страданий, чувство. Слышавшие это воззвание Господа или действительно не разслышали его хорошо, или же воспользовались созвучием слов, чтобы насмехнуться над Страдальцем; они говорили, что вот он, Мессия, Илию, Своего предтечу (по ожиданиям иудеев), зовет на помощь. Тогда один из воинов намочил губку уксусом или кислым вином и поднес ее к устам Иисуса. Так как этим напитком утолялась жажда и чрез то облегчались страдания распятаго, то другие солдаты, по сообщению Матфея, говорили товаришу: «постой, не облегчай Его страданий; посмотрим, придет ли Илия снять и спасти Его». И сам подносивший губку к устам Иисуса, по сообщению Марка, повторял за другими те же слова. Но в каком смысле, с каким расположением духа ов говорил это, трудно угадать. Быть может он проникся чувством сострадания к Страдальцу и потому хотел утолить жажду Христа; но потом, когда тут же услышал слова грубой, жестокой холодности со стороны своих товарищей, то ощутил чувство ложной стыдливости, пожелал скрыть от товарищей свое действительное душевное отношение к страждущему Иисусу и для этого повторил те слова, произношением сообщив им тон насмешки. После этого евв. Матфей и Марк передают о последнем предсмертном вздохе И. Христа. Но ев. Иоанн, не передавая ничего из того, о чем повествуют эти евв., пополняет ими опущенное, говоря, что незадолго пред смертию И. Христос (да сбудется Писание Нс. 68:22) возгласил: жажду, и воины, намочив уксусом губку и наложив ее на ствол или трость из растения иссоп, поднесли к устам Иисуса. Можно, впрочем, думать и так, что то напоение И. Христа уксусом, о котором говорят евв. Матфей и Марк, и то, о котором говорит здесь Иоанн, есть одно и то же: все событие в таком случае можно представлять так, что вскоре после возгласа; „Или, Или! лима савахфани», Господь воскликнул: „жажду-, и тогда-то начались насмешки солдат. При таком сопоставлении евв. будет, что они взаимно пополняют друг друга в сказании о напоении И. Христа уксусом: Иоанн говорить, чем оно вызвано, а Матфей и Марк—с каким расположением это совершилось. Последний вздох И. Христос испустил, воззвав: совершилось (Ин.—дело искупительных страданий); Отче! в руки Твои предаю дух Мой! (Лк.).

Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 353-354

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 48-49

Враги же Иисуса и тут нашли возможным поглумиться над Страдальцем. Когда стоявший у креста воин, услышав, что Иисус что-то говорит, и полагая, что Он просит пить, побежал к сосуду с уксусом и, наполнив им губку, понес ее к Иисусу, то первосвященники остановили его словами: «Постой! не давай Ему пить! Он зовет Илию, на него надеется; так подожди же, посмотрим, придет ли Илия спасти Его».

Евангелист Матфей на этом и оканчивает свое повествование о возгласе Иисуса; Евангелист же Марк дополняет его рассказ указанием на ответ этого воина. Воин, не останавливаясь исполнением своих обязанностей, ответил им: «Постойте! Не мешайте мне!..» А потом, когда напоил Иисуса, сказал: «Ну, теперь если хотите, посмотрим, придет ли Илия снять Его» (36 А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.Мк. 15:36).

Источник

Гладков Б.И. Толкование Евангелия. Глава 44. - Воспроизведение с издания 1907 года. М.: Столица, 1991. (с дополнениями из издания 1913 г.) - С. 653


Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

Марк (36 А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.Мк. 15:36) говорит, что сам подававший сказал: оставите, да видим, аще приидет Илиа спасти Его. Вероятно, говорили это и они, и он.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

Слова истинного Господа: «Или, Или, зачем оставил Меня», — были согласны с истиной; поругатели же по лживости своей прибавили следующее: «посмотрим, придет ли Илия свести Его» (со Креста)...Что Илия придет к ним, этому они, по свидетельству Писания, верили, а что Илия мог прийти ко Христу, это казалось им достойным посмеяния. Поскольку же пророки предсказали рассеяние их и погибель города, то вопреки этим своим сородичам засвидетельствовали, что Илия к ним не придет.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 48-49

Евангелист Иоанн повествует, что вскоре за возглашением: Или, Или и пр. И. Христос воскликнул: жажду (28 После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.Ин. 19:28), так как чувствовал страшную жажду (чит. объясн. 36 ст.). Кроме того, что крестныя страдания сами собою возбуждали жажду, нужно представить еще то, что с предшествующаго вечера, когда Господь с Своими учениками совершил пасхальную вечерю, ни одной капли телеснаго подкрепления не было в устах Его. А между тем, что перенес Он в течение этих восемнадцати часов? Душевный подвиг в Гефсимании, безсонную ночь, судебный допрос, бичевание, распятие с потерею крови, трехчасовое висение на кресте под палящими лучами солнца и скорбь душевную. Поистине никто не испытал такой жажды, как Спаситель! Но здесь разумеется еще и духовная жажда И. Христа. „Душа Его жаждала Бога, жаждала того вечнаго и блаженнаго единения с Своим Отцем, которое Он имел от начала мира и которое отняли у Него, на время, грехи наши“. Господь жаждет еще окончания Своего дела искупления рода человеческаго. — „Теперь Господь жаждет, поучает один из святителей по поводу восклицания слова жажду. Будем бояться того времени, когда мы, подобно евангельскому богачу, будем жаждать, и ни одной капли воды не найдем для утоления своей жажды" (Семь слов Спасителя на Голгофе). Прием (взял) губу, как удобно впитывающую в себя жидкость, наполнил уксусом (исполнив оцта). Уксус, этож было кислое, подобно уксусу, вино, которое составляло питье римских воинов, во время сильных жаров (Мих.). Наложил (вонзе) на трость, потому что иначе нельзя было подносить питье к устам висевших на кресте. Это было делом сострадания со стороны воина к Господу. И Господь, по сказанию евангелиста Иоанна (30 Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух.Ин. 19:30), не отверг теперь поднесеннаго Ему питья, как отверг поднесенное пред распятием, потому что это питье было не такое, как то, оно не производило отупения чувств. Постой (остави), т. е. не давай пить, не помогай Ему в страданиях, посмотрим (да видим), придет ли Илии спасти Его: тут выражается и насмешка, и вместе жестокость.

Источник

Иоанн Бухарев свящ. Толкование на Евангелие от Матфея. М., 1899. Зач. 113. С. 290-291

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 45-56

Богообразные существа, люди, с ума сшедшие грехолюбием, распинают Бога, осмеивают распятого Бога. Может ли быть большее падение? А природа? Она всем существом своим протестует против этого. Отъ шестаго же часа тьма была по всей земле до часа девятаго (стих 45). Что же случилось с природой? Наверняка в ней есть нечто, чем она ощущает Бога, служит Богу, имеет страх перед Богом, почтение и любовь к Богу. Это какие-то чувства, непохожие на человеческие чувства, но, может быть, и похожие. Тьмой покрывает себя вся земля от стыда перед тем, что люди сделали с Богом во плоти. Как бы желая скрыть это постыдное зрелище от неба и небесных Сил. Да и от себя самой. Что-то потрясло землю, ее существо; что-то распространило по ней небывалое чувство. Мы говорим о чувстве земли? Да, да, да; ибо и она логосна; ибо и она, и (3 Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.Ин. 1:3; 16 ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, - все Им и для Него создано;Кол. 1:16). Таковая, она имеет и своеобразные чувства и своеобразное сознание, причем логосные чувства и логосное сознание. В этом и заключается ее христолюбие, и христоверие, и христопочитание. Она знает своего Творца и чувствует; знает и чувствует той логосной силой, которая ее создала и которой она держится и удерживается в бытии и жизни. Отсюда ее скорбь и мука по распятому Богу Логосу. Отсюда и ее необыкновенная жалость и траур, в который она облекается в виду смерти Богочеловека. Действительно святой апостол почувствовал эту чувствительность всякой природы, эту ее способность скорбеть и страдать, радоваться и веселиться: с нами, детьми Божиими (19 Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих,20 потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде,21 что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих.22 Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;Рим. 8:19-22), стенает и мучится из-за греха, который уничтожает ее, нападая на нее из рода человеческого богоборческого.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

άφες aor. imper. act. от άφίημι оставлять в покое, ίδωμεν aor. conj. act. от όράω видеть. Увещевательный conj.: “давайте посмотрим”, σώσων fut. act.part, от σώζω спасать, выручать. Fut. part, обозначает цель (BD, 178, 215f).

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

Но евангелист видит в этом поступке желание еще раз причинить Иисусу страдание, поэтому, в отличие от Марка, слова «Давай посмотрим, придет Илья спасти Его или нет» вложены в уста других солдат, которые хотят остановить своего товарища.

Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Матфея. Комментарий. М.: 2002. С. 547

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

См. коммент. к 27:47.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 48-49

Между тем Христос испытывал невообразимые муки, и в этот момент, обессилев от страдания, Он произнес глухим страдальческим голосом: «жажду». Один из присутствующих наполнил губку из стоявшего рядом сосуда с смесью кислого вина с водою, бывшего обычным напитком римских воинов, и, надев ее на стебель иссопа, поднес к воспаленным устам Страдальца, насмешливо замечая в то же время: «посмотрим, придет ли Илия спасти Его».

Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 232

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

Но враги Иисуса и здесь показали бесчеловечие: А другие говорили: постой, Он надеется на Илию, посмотрим, придет ли Илия спасти Его. Даже сам воин, напаявший Иисуса Христа, как бы опасаясь показаться слишком человеколюбивым, говорил, "что за нужда? Может быть Илия замедлит придти."

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

«А другие говорили» и пр.: грубая жестокость, соединенная с насмешливостью, так свойственные необразованной толпе даже в тяжкие минут. — «Постой»: не помогай Ему в Его страданиях, не предупреждай Илию, которого Он зовет помочь Ему; посмотрим, может быть, и в самом деле он явится.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 48-49

Божественный страдалец, вися между небом и землей на позор Ангелов и человеков, был погружен в бездну истощания и с каждой минутой приближался к смерти. Не было в нем целости от ног до главы: весь в ранах и язвах, измучен и окровавлен, осмеян, поруган и, по пророческому слову, ни во что вменен (2 Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему.3 Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.Ис. 53:2-3). К ужасным страданиям присоединилось новое нестерпимое мучение – жажда. Богочеловек дошел до крайней степени изнеможения: крепость Его, как предсказывал царственный пророк, изсше, яко скудель, и язык прильпе гортани (16 Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной.Пс. 21:16); жгучая боль разливалась по всем членам, и появилась томительная жажда, как предвестница близкой смерти. Доселе долготерпеливый Господь с незлобием и кротостью агнца, ведомого на заклание, все допускал и переносил, что ни делали с ним. Он не отверзал уст своих для мольбы о пощаде и снисхождении к себе (7 Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих.Ис. 53:7); среди жестоких истязаний никому не угрожал (23 Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному.1 Пет. 2:23) и не напоминал о долге человеколюбия. Всецело преданный делу искупления, он как бы забывал человеческие потребности. И вот, теперь, готовясь положить жизнь свою за падшего человека (15 Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец.Ин. 10:15), он в первый и последний раз с креста своего просит у этого человека малого возмездия – глоток кислого питья: жажду! Болезненный вопль тронул окружавших распятого, и они поспешили исполнить то, что задолго до события было предвозвещено Давидом: даша в снедь Мою желчь и в жажду Мою напоиша Мя оцта (22 И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом.Пс. 68:22). Вблизи стоял сосуд, полный уксуса. Один из воинов побежал, напоил губку уксусом и, наложив ее на трость иссопа, поднес к устам Его и давал Ему пить. И в то время, как воин совершал великое дело милосердия к Умирающему, злобные враги Господа удерживали его и говорили: остави, да видим, аще приидет Илия спасти Его и сняти Его. они не только не хотели доставить страждущему хотя малую отраду, хотя немного облегчить последние минуты Его, а напротив, желали скорейшей смерти Его. Яко лев, восхищаяй и рыкаяй, по изображению пророка-псалмопевца, враги раскрыли на него уста своя (14 раскрыли на меня пасть свою, как лев, алчущий добычи и рыкающий.Пс. 21:14) и с нетерпением ждали, когда умрет и погибнет имя Его (40:6).

Но в предсмертной жажде искупителя нашего под внешним покровом сокрыт был таинственный смысл. Это – не просто телесная потребность, но некое высшее, духовное жаждание. Богочеловек жаждал нашего спасения, жаждал исполнить волю отца небесного и совершить дело Его (34 Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его.Ин. 4:34); жаждал до дна испить ту чашу скорбей и страданий за грешный род человеческий, которой устрашалось человечество Его в саду Гефсиманском; жаждал удовлетворить за нас Божественному правосудию, искупить нас от греха и проклятия, разрушить державу смерти и ада; наконец, он жаждал, чтобы ни одна черта из того, что было предсказано о нем в священном Писании, не осталась неисполненною (28 После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.Ин. 19:28).

Источник

Матвеевский, П. А., протоиерей. Евангельская история. В трех книгах. Книга третья. Конечные события Евангельской истории./ Матвеевский Павел Алексеевич. - М.: Сибирская Благозвонница, 2010. -475, [5] с - С. 378-380

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 48-30

К третьему часу дня страдания Спасителя достигли предела. Переживая глубину скорби человечества, отторгнутого от Бога грехом и подвластного смерти, Господь воскликнул: «Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?»(46 а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?Мф. 27:46). В словах Христа исполняется пророчество Псалтири: «Боже Мой! Боже Мой! [внемли мне] для чего Ты оставил меня?» (2 Боже мой! Боже мой! [внемли мне] для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего.Пс. 21:2). «Истолковывая вопль Христа, св. Григорий Богослов говорит, что ни Отец не покинул Христа, ни Его [Христово] Божество не испугалось страданий и не отошло от страждущего Христа. Но этим воплем Христос «в Себе изобразил нас», то есть в то мгновение Христос говорил вместо нас. Мы были оставлены и презираемы, а затем восприняты и спасены страстями Бесстрастного. Толкуя эти слова, св. Кирилл Александрийский говорит: «Постигнешь оставление, постигнешь и страсти отпущение». Начавшееся с воплощения уничижение Христа достигло высочайшего предела, и это есть оставление» [Там же. С. 259.].

Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 319-320

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

(36 А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.Мк. 15:36). У Марка множественное: «постойте». При виде человеколюбивого поступка воина нашлись люди, которые превратили это в предмет издевательств, У Матфея слова говорятся воину «другими». У Марка воин говорит их «другим». Понятно, что могло быть и то и другое. Вероятно, у Марка говорится о другом воине, а не о том, который поднес губку в первый раз.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

Но враги Иисуса и здесь показали безчеловечность: А ДРУГИЕ ГОВОРИЛИ: ПОСТОЙ, Он надеется на Илию, ПОСМОТРИМ, ПРИДЕТ ЛИ ИЛИЯ СПАСТИ ЕГО. Даже сам воин, поивший Иисуса Христа, как бы опасаясь показаться слишком человеколюбивым, говорил: «что за нужда? может быть Илия замедлит прийти».

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 49-49

Отсюда (см. 48 ст.) прочие говорили: "постой; посмотрим, придет ли Илия спасти Его", то есть: не делай, чтоб Он умер; узнаем, поможет ли Ему Илия.

Толкование на группу стихов: Мф: 27: 47-49

Кто это те, которые говорили, се Илию глашает? Поелику один из тех же людей подал питие Страдальцу, а подать что нибѵдь распятому не дозволила бы никому римская стража, тогда как, но ясным словам св. Иоанна, у воинов стоял полный сосуд уксуса, из котораго дали вкусить Божественному Страдальцу (29 Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его.Ин. 19:29): то несомненно, что воины же говорили о Христе: се Илию глашает. Подтверждением сему служит и то, что воины, а не Иудеи, могло не понять сиро-халдейских слов Спасителя к Отцу. У Иудеев было мнение, что пред пришествием Христа должен явиться на земле великий Пророк Илия, как слуга Мессии. Он и явился в лице Иоанна Предтечи, как объяснял Спаситель (14 И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти.Мф. 11:14: 14 Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков.Мф. 16:14, 10 И спросили Его ученики Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде?Мф. 17:10, 11). Но книжники и Фарисеи не узнали ни Мессии, ни Его Предтечи. Поелику же мнение об Илии было общеизвестно между Иудеями: то естественно, что знало о Нем и римские воины, находившиеся между Иудеями. И это-то мнение высказывали они, когда говорили: се Илию глашает, остави, да видим, аще приидет Илия, спасти Его. Бедные люди! думая посмеяться над Иисусом, как будто над ложным Мессиею, смеялось только над самими собою; принимая воззвание к Отцу небесному за воззвание к Илии, высказывали свое жалкое невежество. Впрочем и между этими людьми нашелся один, который поспешил исполнить долг сострадания, поспешил утолить жажду голгофскаго Страдальца. Правда и он говорил притом: оставите, да видим, аще Илия приидет спасти Его. Но это была уступка малодушия возгласам грубой дерзости; воин говорил грубым товарищам: позвольте, подождем, пока приидет Илия, и для того-то нужно подкрепить Его. Но дело малодушия не уничтожило дела милосердия. Св. Марк и Матфей говорят: наполнив губу оцта и возложи на трость напояше Его. По словам св. Иоанна губка возложена была на иссоп. Иссоп, трава необыкновенно горькая и дуплистая. Уксусная кислота, коснувшись иссопа, должна была принять в себя горечь иссопа. Но в таком виде она составляла подкрепляющее врачевство для Страждущаго. Ствол восточнаго иссопа, достигающий в вышине до 3/4 аршина, мог быть тростию, на которую возложена была напоенная уксусом губка. Сострадательный воин хотел подкрепить Иисуса питьем, хотя и не вкусным, но полезным для томимаго предсмертною жаждою. Итак вот что сделано было людьми для Господа Иисуса, когда говорил Он: жажду. Он томился ревностию исполнить волю Отца небеснаго; Он в муках смертных жаждет скорее открыть потоки Благодати для беднаго человечества; а люди чем платят Ему? После того прилично ли бедному грешнику негодовать на то, что пред ним иногда непризнательны бывают подобные ему люди и за услуги, за благодеяния платят не добром, а злом? Ах! не тем надобно возмущаться нам. О том должны мы помнить, тем должны мы возмущаться, чем платим мы Господу за Его благодеяния к нам! Чем заняты сердца наш, которыя должны гореть любовию к заповедям Его, спасительным для нас? О! Любовь Божественная! прости безчувствию нашему и нашей слепоте. Жаждою Твоею умоляем Тебя, погаси в сердцах наших жажду преступных наслаждений, возбуди, зажги в охладевших душах наших святую ревность к вечному спасению нашему, ту ревность об исполнении воли Отца небеснаго, которую Ты желал и желаешь возжечь в нас. Без сего огня живительнаго, без сей жажды неба весьма жалкая участь ожидает нас в вечности! Аминь.

Источник

Беседы о страданиях Господа нашего Иисуса Христа. Часть 2. Беседа 23 (53)