Толкование на Евангелие от Матфея, Глава 14, Мефодий (Кульман) епископ

Синодальный перевод
Мефодий (Кульман) епископ
1В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе
В то время, когда Иисус Христос проповедовал по берегам озера Галилейского, слух о Нём дошёл до правителя Галилеи Ирода Антипы, который убил Предтечу Господня Иоанна. Ирод мог слышать о Нём и раньше, вероятно, и слышал, но по беспечности и суетности своей вовсе не обращал внимания на Того, Кого считал простым раввином из Назарета. А теперь заговорила в нём преступная совесть
2и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им.
Кто это, о Котором я слышу столько чудесного? Наверное, это Иоанн Креститель, Которому я отсёк голову, он воскрес из мертвых и потому, — что Он не обыкновенный человек, а — воскресший из мёртвых — чудеса делаются Им, совершаются Им такие чудеса. Что, если Он вздумает возмущать народ, чтобы отомстить мне за свою смерть? — "Так, человек злой боится и мёртвых, а человек добродетельный возбуждает к себе страх в живых и после своей смерти," — замечает один древний толковник. "Примечай, — говорит св. Златоуст, — сильное действие страха: Ирод не смеет ещё выговорить всенародно, но и тогда говорит своим придворным: "он как бы ищет у них уверенности и успокоения себе, что Иисус не есть воскресший Иоанн, что поэтому и бояться Его, нет причины. Евангелист Лука (9 И сказал Ирод: Иоанна я обезглавил; кто же Этот, о Котором я слышу такое? И искал увидеть Его.Лк. 9:9) говорит, что Ирод искал случая даже видеть Иисуса Христа, но Господь удалился из Галилеи.
3Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего,
Далее св. Матфей рассказывает нам самое событие. "Почему же он не описал его прежде? — вопрошает св. Златоуст и отвечает, — потому что единственным намерением его было говорить о делах Христовых, а Евангелисты ничего не говорили лишнего и постороннего; и теперь они не упомянули бы о происшествии, если бы оно не касалось Христа, и Ирод не сказал, что Иоанн воскрес." Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его, заковал его в узы, и послал в мрачную темницу в крепости Махерус или Махеронт, находившейся на границах пустынной Аравии, к северо-востоку от Мёртвого моря, за Иорданом. Развратный властелин не мог переносить обличений грозного пустынника-пророка, за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, которую Ирод отнял у живого мужа.
4потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее.
"Обличая Ирода, св. Иоанн хотел разрешить его душу, связанную грехом, а Ирод связал того, кто хотел разрешить его; но пророк Божий, и связанный, не переставал говорить, и заключённый в темницу, продолжал обличать и учить" (св. Златоуст). Среди бесед со своими учениками и другими слушателями, которые могли иметь доступ к святому узнику, нередко слышалась и обличительная его речь против Ирода.
5И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка.
Слух об этом мог доходить и до Иродиада, возмущать её и подстрекать, чтобы она настойчиво требовала у Ирода смерти пророка-обличителя. Ирод не мог не слышать злых наговоров своей любимой сожительницы, и сам желал освободиться от ненавистного ему обличителя, но всё ещё не решался исполнить своё намерение. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка, ибо он и в самом деле был больше, чем пророк. Бывали минуты, когда даже сам Ирод, этот бессовестный сластолюбец, ни во что ставивший Божии законы, невольно внимал прямому, вдохновенному слову Иоанна и многое делал, слушаясь его, как пишет св. Евангелист Марк. Таково было величие духа этого большого из рожденных женами мужа! Тем не менее, Ирод продолжал держать Иоанна в темнице, может быть, оберегая от мстительной Иродиады, а в то же время надеясь, что народ мало-помалу, если не забудет пророка, то, по крайней мере, охладеет к нему. Это было совершенно согласно с характером Антипы, которого Христос Спаситель назвал лисицею. Но мстительная Иродиада, эта новая Иезавель, нашла удобный случай ускорить кровавую месть над своим бесстрашным обличителем. По случаю войны с прежним своим тестем, аравийским князем Аретою, который, в союзе с пустынными соседними племенами, мстил Ироду за бесчестие дочери, Ирод переехал из Тивериады в Махеронт.
6Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду,
Во время же празднования дня рождения Ирода он давал пир вельможам своим, тысяченачальникам или офицерам римских легионов, помогавшим ему в войне против Ареты, и старейшинам Галилейским. У Иудеев не было обычая праздновать день рождения; но Ирод хотел во всём подражать обычаям восточных властителей, которые пышно справляли дни своего рождения. По примеру Римлян были приглашены для развлечения гостей музыканты, певцы, лицедеи и танцовщики. Столы были переполнены всевозможной роскошью, вино лилось рекой. Сама Иродиада, по восточному обычаю, не присутствовала за пиршеством, но она постаралась доставить царю-мужу неожиданное удовольствие, которое должно было привести в восхищение его гостей. В конце пира, когда сердца собеседников Иродовых разгорячены были вином, вдруг появляется Саломея, дочь Иродиады от Филиппа. Но Востоке гостей обыкновенно рассаживали полукругом; Саломея вошла в этот полукруг и под звуки музыки начала танцевать, воспламеняя страстные чувства в гостях: дочь Иродиады плясала пред собранием, и угодила Ироду и гостям его. "Позорище было сатанинское, — говорит св. Златоуст, — побуждением к нему было пьянство и сластолюбие; зрители были люди развратные, а дающий пиршество всех бесчестнее; забава была безумная; девица, через которую брак Ирода делался противозаконным, и которой надлежало скрываться от света по причине позора своей матери, пышно является в собрание и, отложив девический стыд, всех блудниц затмевает собой." "И угодила Ироду и гостям его."
7посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит.
Ничтожный властелин воскликнул: "Проси у меня чего хочешь и дам тебе даже до полцарства моего!" (23 и клялся ей: чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства.Мк. 6:23). Посему он с клятвой обещал ей дать, чего она ни попросит. Вот до чего может ослепить страсть! Ирод обещает отдать полцарства — за что? За пляску бесстыдной девицы!
8Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя.
Она не высказала дяде никакого желания, а тотчас вышла из залы пирующих к своей матери и обратилась к ней с вопросом: чего просить мне? (Мр. 6:24). Трудно представить, какою сатанинской радостью затрепетало сердце Иродиады при этих словах. Ответ у неё давно был готов. Настал для неё желанный час утолить мучившую её жажду крови пророка-обличителя!. И вот Иродиада спешно хватает первое попавшее ей блюдо из-под кушаний, суёт его в руки дочери и, посылая её к Ироду, говорит, чтоб сейчас же, здесь на пиру, вот на этом самом блюде была тебе дана голова Иоанна Крестителя! "Что может быть хуже такого зверства, — говорит св. Златоуст, — просить об убийстве, как о милости, просить об убийстве беззаконном, просить об убийстве среди пиршества. Просить об убийстве бесстыдно!" О, однако же, девица послушно исполняет волю своей злой матери: она же, по наущению матери своей тотчас, с поспешностью отправилась к царю, и с хладнокровием потерявшего всякое человеческое чувство разбойника, — сказала: дай мне здесь, прикажи немедленно принести сюда, вот на этом блюде голову Иоанна Крестителя. "Видишь ли, — восклицает св. Златоуст, — как она потеряла весь стыд, как вполне предалась дьяволу? И о достоинстве Крестителя помнит, и того, однако же, не стыдится; но будто говоря о какой-нибудь снеди, просит принести на блюде сию священную и блаженную главу. Даже не присовокупляет причины, почему просит, так как никакой и не имела; но просто изъявляет желание, чтобы в уважение ей было сделано зло другому. Не сказала: приведи его сюда и умертви, потому что не вынесла бы дерзновения готовящегося к смерти Иоанна; она боялась услышать грозный голос умерщвляемого, ибо Иоанн не умолчал бы и пред усечением. Посему сказала: "дай мне здесь, на блюде." Хочу видеть этот язык молчащим! Она не только желала освободиться от обличений, но и наступить на лежащего и посмеяться над ним."
9И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей,
Не без смущения принял Ирод её ужасную просьбу: и опечалился царь. "Он, может быть, полагал, что дочь Иродиады попросит у него какой-нибудь изящного и блестящего подарка: дорогого платья, ожерелья, дворцов и подобного; но обманулся. Когда же увидел зло, какое из того вышло, "опечалился"… Почему же печалиться? — Такова добродетель, что и по суду злых людей она достойна удивления и похвал." — Но искренняя ли, не лицемерная ли была самая печаль Ирода? "Смотри, — говорит блаж. Феофилакт, — какое безрассудство у Ирода: он поклялся дать плясавшей всё, чего бы не попросила. Но дал ли бы ты ей, безумный, если бы она попросила у тебя твоей же головы"? Ирод не мог не понимать, что жизнь одного человека нельзя делать подарком другому. Вот почему блаж. Иероним прямо говорит, что печаль Ирода была только на лице… "Антипа боялся быть клятвопреступником, а не страшился поступка бесчеловечнейшего; боялся иметь свидетелей своего клятвопреступления, а не страшился иметь так много свидетелей столь беззаконного убийства!"(св. Златоуст). Но ради клятвы и возлежащих с ним, ради гостей, пирующих с ним, Ирод решил не отказывать племяннице и повелел дать ей, чего просила.
10и послал отсечь Иоанну голову в темнице.
Он тотчас подозвал одного из телохранителей и приказал немедленно принести главу Иоанна: И послал отсечь Иоанну главу в темнице.
11И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей.
Святая глава его ещё дымилась кровью, когда внесли её в пиршественную палату. И принесли голову его на блюде, как приносили на этот пир разные кушанья, и дали девице... "Кто бы не ужаснулся, видя сию священную главу, лежащую в крови среди пира? — говорит св. Златоуст, — что должны были чувствовать присутствовавшие, когда среди общего веселия увидели кровь, каплющую с главы, только что усечённой?" Едва ли могли долго выносить это зрелище даже и опьянённые собеседники Ирода; но не смутилась девица-плясунья: она сама, собственными руками приняла блюдо с главой Иоанна, а она отнесла, понесла, как дорогой подарок, преступнице матери своей. А эта кровопийца со злобной радостью схватила блюдо из рук дочери, и, как пишет блаж. Иероним, иглою начала колоть язык, обличавший её беззакония… Поистине — "дьявольское пиршество, — восклицает св. Златоуст, — сатанинское позорище! Беззаконная пляска, награда за пляску — беззаконнейшая! Да обратят на это внимание те из девиц, особенно из замужних женщин, которые на чужих браках не отказываются срамить свой пол! Да обратят также внимание те из мужчин, которые любят роскошные и провождаемые в пьянстве пиршества! Да убоятся они бездны, изрытой дьяволом! Но как ни беззаконно поступил Ирод, однако, жена была всех беззаконнее. И дочь из повиновения ей бесчинствовала, плясала, просила об убийстве. Видишь ли, как справедливо сказал Христос: "кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня" (37 Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;Мф. 10:37). Если бы дочь Иродиады соблюдала этот закон, то не совершила бы этого гнусного убийства. И Бог потерпел это, не послал молнии свыше, — не повелел расступиться земле и поглотить злое это сонмище, чтобы и праведника увенчать больше и тем, которые впредь будут терпеть неправду, доставить обильное утешение." " Попуская праведникам страдать невинно, Господь показывает нам и то, какой строгостью суда поразит Он грешников, если испытывает страданиями жизнь тех, коих Сам Он преисполняет похвалами" (св. Григорий Великий). В самом деле, страдания святого Иоанна могут ли сравниться даже с тем прославлением, какое воздаётся ему ещё здесь, на земле? Святая Церковь не находит слов, чтобы достойно восхвалить предтечу и Крестителя Господня — пророков честнейшего и в рождённых жёнами большего. Святой Иоанн был как в жизни своей, так и по смерти Предтечею Христа Спасителя. Он прежде Господа сошёл в ад, благовестил там Бога, явившегося во плоти и утешал души праведных. "Бренный сосуд Иоанна повержен был на землю, — говорит св. Златоуст, — но не мерцающий светильник духа его облистал ярким светом веры и находившихся во аде." Когда разорён был ад, Иоанн исшел со Христом оттуда, и сподобился многих венцев на небе, как девственник, как пустынножитель, как проповедник покаяния, как пророк, как Христов Предтеча и Креститель, и, наконец, — как мученик. Обезглавленное тело его, как труп казнённого, было выброшено из стен крепости в пустыню, но оно не осталось без погребения... * * * Казнь Божия скоро постигла Ирода и его нечестивое семейство за убиение Предтечи и за поругание над Самим Господом в день Его страданий. Предание говорит, что Ирод нигде не находил покоя, мучимый своей преступной совестью: на пирах, в лакомых блюдах, в чашах вина — везде ему виделась голова Иоанна и слышался грозный, обличительный её голос: Не должно тебе иметь жену Филиппа, брата твоего! Его родной племянник, брат Иродиады, оклеветал дядю пред Римским императором в измене Римлян, и Ирод был лишён царства, послан в ссылку сначала в Галлию, потом в Испанию, куда последовали за ним Иродиада и Саломия. Однажды Саломия зимой переходила по льду реку Сикорис, среди реки лёд подломился и она погрузилась в воду так, что лёд отрезал ей голову… Труп погрузился в воду, а Ироду и Иродиаде принесена была голова погибшей. Ирод же с Иродиадой, по преданию, были поглощены живыми землёй. Заключая свою беседу об усекновении главы Предтечи Господня, св. Златоуст говорит: "чем более хочешь утаить грех, по примеру Иродиады, тем более его обнаруживаешь. Ибо грех покрывается не присовокуплением греха, а покаянием и исповедью. Смотри при этом ещё, как спокойно Евангелист о всём повествует, и даже, что только мог, приводит в оправдание. Об Ироде сказал: "ради клятвы и возлежащих с ним," и — "опечалился"; а о девице, что "по наущению матери своей" и "отнесла матери своей," как бы желая тем сказать, что дочь исполняла приказ матери. Ибо и все праведники болезнуют не о терпящих, но о делающих зло, потому что, делающие зло, в большой мере и терпят его. И теперь, не Иоанну сделано зло, а подверглись ему те, которые довели Иоанна до смерти. Будем и мы подражать праведникам, и не только остережёмся осмеивать грехи ближнего, но постараемся, сколько должно, их прикрывать. Евангелист, говоря о развратной женщине и гнусной убийце, не показал негодования, не сказал: наваждена кровожадною и преступною матерью, но просто — "матерью," употребляя самое почтительное имя. А ты, когда бываешь в досаде, не хочешь так помянуть о брате, как Евангелист о блуднице, но называешь его злодеем, негодяем, безумцем… Не так поступают святые. Они больше плачут о согрешающих, чем проклинают их. Будем и мы поступать так же, будем плакать об Иродиаде и о подражающих ей!…
12Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу.
Ученики же его, пришедши, взяли тело его, перенесли в Самарию, и погребли его с честью близ этого города вместе с пророками Елисеем и Авдием. Поражённые глубокой скорбью, ученики Иоанновы надеялись найти себе утешение у Божественного Друга Иоаннова: и пошли, возвестили Иисусу обо всём, что произошло, а вместе с тем предупредили Его и о возможной для Него Самого опасности от Ирода, который считал Его за воскресшего Иоанна.
13И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком.
Всеведующий, конечно, знал всё, что было с Иоанном, но как истинный Человек, не мог без глубокой скорби принять вести о страдальческой кончине Своего друга и сродника. Ведал Он и то, что враги Его — книжники и фарисеи наговаривают на Него Ироду, будто Он выдаёт Себя за Царя-Мессию. И, так как не пришёл ещё час Его страданий, то — услышав, Иисус удалился оттуда, из пределов Галилеи, на лодке, через озеро Галилейское, в пустынное место близь Вифсаиды один, но народ не хотел расстаться с Ним: а народ, услышав о том, пошёл за Ним, берегом, из городов пешком.
14И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.
Когда Апостолы возвратились с проповеди, Господь сказал им: пойдите вы одни в пустынное место, и отдохните немного. И сам отправился с ними в лодке на северо-восточный берег озера Галилейского, к Вифсаиде. Но народ видел, куда они поплыли, и пешие, берегом, побежали туда. Выйдя из лодки, Господь взошёл на гору и там сидел с учениками. Толпы всё пребывали. Время было весеннее, около праздника Пасхи; к жителям окрестных городов и селений присоединились богомольцы, отправлявшиеся в Иерусалим. Спаситель видел это усердие народное: И вышед Иисус, спустившись с горы, как любящий отец к детям, увидел множество людей, и сжалился над ними, потому что они были, как овцы, без пастыря, и много и долго беседовал сними о царствии Божием, и исцелил больных их. Благодеяния Господа превышали усердие народа к Нему. Он исцелял на этот раз всех недужных, не спрашивая даже о вере, "так как о вере их уже свидетельствовало то, что они оставили города, тщательно искали Его и не хотели расстаться с Ним, когда даже принуждал их к тому голод," — говорит св. Златоуст.
15Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.
Евангелист Иоанн благовествует, что Господь, окинув взором множество народа, сказал апостолу Филиппу: где нам купить хлебов, чтоб их накормить? Он знал, что хотел сделать, но этим вопросом испытывал веру Своего ученика, который некогда при первой же встрече с Ним признал в Нём Мессию, предсказанного Моисеем и пророками. Филипп мог бы сказать: Ты всё можешь, Ты можешь напитать и этих людей, ради Твоего учения забывших о насущном хлебе. Но он думал по земному: "И на двести динариев, — сказал он, — будет не довольно хлеба, чтобы досталось каждому из них, хотя понемногу." Для Апостолов было ясно, что пособить нужде не было средств, кроме чуда; но о чуде они не думали. А сам Господь не приступал к чуду, а ожидал, пока обратятся к Нему с просьбой, таково было у Него правило. Между тем народ подавлял в себе чувство голода благоговейным желанием быть около дивного Чудотворца. Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его, заботливо помышлявшие о том, что народу надобно подкрепить себя пищей, и сказали: место здесь пустынное, и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в ближайшие селения и купили себе пищи. "Если, — говорит св. Златоуст, — и по совершении чуда ученики забыли о нём, то тем паче, не видевши ещё на опыте такого чуда, не могли и ожидать чего-либо подобного."
16Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.
Добрый Пастырь, насытив Своих овец духовно, не хочет отпустить их голодными и телесно. "Заметь мудрость Учителя, — говорит св. Златоуст, — как прямо ведёт их к вере. Не сказал вдруг: Я напитаю их, — сему они не скоро бы поверили; не сказал: Я дам, но — вы дайте. А они отвечают Ему, как простому человеку: разве пойти нам купить хлеба динариев на двести? Но на что купить? У нас в ковчежце и такой суммы не найдётся, да и где теперь купить можно? Селения не близко"…
17Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.
Но Господь, как бы не замечая этого, сказал: сколько у вас есть хлеба? Пойдите посмотрите. Апостол Андрей сказал Ему: здесь есть один мальчик, к которого есть пять ячменных небольших хлебов и две рыбки, но что этот для такого множества? Видно, Апостолы уже заботливо справлялись: есть ли у народа какая пища? Они же, может быть, купив скудные запасы у мальчика, говорят Ему, Господу: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Хотя близость к Спасителю уже заронила в их сердце искру евангельской любви к ближнему, но это сердце, по замечанию Евангелиста Марка, в то время было окамененно.
18Он сказал: принесите их Мне сюда.
"Хотя "место пустынное," но здесь Тот, Кто питает вселенную: хотя "время уже позднее," но с вами беседует Тот, Кто не подлежит времени" (св. Златоуст).
19И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.
И велел народу возлечь, — поучая простоте жизни, велел рассадить народ на зелёной траве, которой, в эту приятную весеннюю пору, в "месяц цветов," было много на том месте, так что все разместились рядами, по сто и по пятьдесят, чтобы удобнее было всех обойти, избегая давки и замешательства, и взяв — в святые Свои руки пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, как истинный Отец семейства, благословил. "Для чего Христос воззрел на небо и благословил? — вопрошает св. Златоуст и отвечает, — Ему надлежало уверить о Себе, что Он послан от Отца, и что равен Ему. Равенство Своё с Отцом Он доказывает тем, что всё делал с властью; а тому, что послан от Отца, не поверили бы, если бы не поступал Он во всём с великим смирением, не стал всего приписывать Отцу и во всяком деле призывать Его. Потому Господь творит чудеса иногда со властью, а иногда по молитве, причём поступает так не по нужде в содействии, но воздавая честь Рождшему Его. Он взирает на небо в подтверждение Своего посольства от Отца, и в научение наше не прежде приступать к трапезе, как воздав благодарение Подающему нам пищу." И преломив тонкие ячменные хлебцы, дал хлебы и рыбы ученикам, а ученики, принимая куски от Его святых рук, обходили ряды возлежавших на траве и раздавали народу. Чудесное умножение совершалось сначала в собственных руках Спасителя, потом в руках Апостолов, и, наконец, в руках едущих.
20И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных;
И ели все, и насытились, сколько, кто хотел. Это был скромный, но достаточный, а для голодных и усталых странников и восхитительный ужин. Так Господь оправдал пред народом Своё собственное обетование: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам" (33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.Мф. 6:33). "Но почему Христос не творит хлебов вновь"? — спрашивает св. Златоуст и отвечает: дабы самыми делами научить, что всё видимое сотворено Им, что Он есть изрекший в начале: "да произрастит земля зелень" и "да произведёт вода пресмыкающихся, душу живую" (11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.12 И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду [и по подобию] ее, и дерево [плодовитое], приносящее плод, в котором семя его по роду его [на земле]. И увидел Бог, что это хорошо.13 И был вечер, и было утро: день третий.14 И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;15 и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.16 И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;17 и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,18 и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо.19 И был вечер, и было утро: день четвёртый.20 И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. [И стало так.]Быт. 1:11-20). Умножить так пять хлебов и две рыбы не мало важнее, чем произвести из земли плод и из воды живое существо. Доселе Он творил чудеса над одними больными, а теперь оказывает всеобщее благодеяние, дабы народ не оставался простым зрителем того, что происходило с другими, но и сам получил дар. И что Иудеям во время странствования по пустыне казалось чудным (20 Вот, Он ударил в камень, и потекли воды, и полились ручьи. "Может ли Он дать и хлеб, может ли приготовлять мясо народу Своему?"Пс. 77:20), то самое Господь показал на деле. Для того и ведёт их в пустыню, чтобы чудо не подлежало никакому сомнению. Отсюда же познаём и умеренность учеников: их было двенадцать, а имели при себе только пять хлебов и две рыбы. Столь мало радели они о плотском. Даже и этого малого не стали удерживать. Из сего и мы должны научиться, что, хотя имеем у себя малость, однако же, и то обязаны отдавать нуждающимся. Он раздавал через учеников, чтобы сделать им честь, а также и для того, чтобы они не остались в неверии и не забыли чуда, когда собственные их руки будут свидетельствовать о сём. Господь дал не более, как хлебы и рыбу, чтобы всех научить воздержанию." Окончилась чудесная трапеза; Господь повелел собрать её остатки, чтобы ничто не пропало, научая нас бережливости в дарах Божиих. И набрали, оставшихся кусков, двенадцать коробов полных, по корзине на каждого Апостола, дабы, послуживши чуду, и сами вкусили, и не находившимся могли предложить от избытков этой дивной трапезы. Так трудящийся достоин пропитания, и служащий алтарю должен питаться от алтаря. "Для того, — говорит св. Златоуст, — Христос попустил народу почувствовать и голод, чтобы не принял кто чуда за мечту; для того сделал остатков двенадцать кошниц, чтобы и Иуде было что нести. Господь и без хлебов мог утолить голод, но тогда ученики не познали бы Его могущества, а за это чудо так удивились Ему иудеи, что хотели сделать Его Царём," почитая Его за Мессию — Христа.
21а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.
И так, не одни мужи, но и жёны, и дети следовали за Господам в пустыню, таково было всеобщее усердие народа. — Достойно внимания, что остатки чудесной трапезы далеко превосходили первоначальный запас, в этом мы видим образ той любви, которая, любя не истощает, напротив, изливаясь на других, ещё богатеет, умножается; чем более будешь благотворить, тем более будут умножаться средства твои к благотворению. Дивное умножение хлебов было и наглядным изображением таинства Причащения, в котором Агнец Божий, Иисус Христос, под видом хлеба и вина, раздробляется, но не разделяется, и всегда ядомый, никогда не изживается и освящает причащающихся…
22И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.
Поражённый чудесным умножением хлебов, народ хотел силой взять Иисуса Христа и провозгласить Царём. Господь видел эти намерения и поспешил воспрепятствовать их исполнению. И тотчас по совершении чуда, понудил Иисус учеников Своих, которым не хотелось разлучаться с Ним особенно теперь, когда им показалось, что настаёт час исполнения и их заветных надежд — видеть Его Царём Израилевым, — он повелел и надо было повиноваться: войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, на западный берег моря Галилейского, к другой Вифсаиде, что была близ Капернаума, — пока Он отпустит народ. Господь хотел научить своих Апостолов — не гоняться за человеческой славой, не привлекать к себе с такой целью толпы, и вместе с тем желал, чтобы они лучше вдумались, наедине, без Него, в то чудо, в котором они были сами участниками, и видимое доказательство которого (корзины с хлебом) было в их руках.
23И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один.
При сгущающемся сумраке при закате уже солнца, Он простился с учениками, кротко и постепенно успокоил народное волнение, убедил всех разойтись, и отпустив народ, Он взошёл на гору помолиться наедине. Убиение Его возлюбленного Предтечи говорило Ему, что приближается час и Его страданий, но ещё ранее сколько Ему нужно было понести трудов и скорбей в борьбе с фарисейским ожесточением! И вот теперь, в ночном уединении, Он жаждал укрепить Свою человеческую природу в молитвенной беседе с Отцом Своим Небесным. И нас учит Он Своим Божественным примером; когда придёт время молитвы, отложить всякое житейское попечение и возвести ум свой горе — на небо, дабы молитва наша как благовонное кадило возносилась к Богу. Почти всю ночь провёл Он в молитве, научая нас терпению и усердию в этом святом делании. И вечером оставался там один, на пустынной горе. "Для чего Господь восходил на гору? — вопрошает св. Златоуст и отвечает, — для того, чтобы научить нас, как удобны пустыня и уединение, когда нужно молиться Богу. Такое место и ночное время располагают нас к спокойной молитве. Ибо пустыня есть матерь безмолвия, покой и пристань, укрывающая нас от всякой тревоги."
24А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный.
Между тем стало темно, в горах стала завывать буря, ветер рвался из ущелий, море разбушевалось, а лодка Апостолов, в это время была уже в середине моря, и её било свирепыми волнами. Отплывая от берега, ученики может быть думали, что Господь присоединится к ним там, где удобно будет пристать лодке. Но вот и ночь, а Его не видно… Напрасно до изнеможения работали вёслами опытные рыбари, лодка была готова опрокинуться от прибоя волн, потому что ветер был противный. "Почто изводящий ветры от сокровищ Своих и Владычествующий державою морскою не извёл ветра попутного для учеников Своих? Он сделал так для того, чтобы приучить их к бедствиям, какие им предстояли при проповеди Евангельской по всей вселенной" (слова Никифора еп. Астр.). Было далеко за полночь, а лодка прошла едва половину пути. "Прежде, во время бури, Христос Сам был с ними на корабле и притом спал, чтобы тем самым успокоить их; ныне же, ведя их к большему терпению, уходит от них, попуская буре застигнуть среди моря; прежде буря была днём, теперь — ночью" (св. Златоуст). Господь видел их бедствующих в плавании, но "на всю ночь оставляет их бороться с волнами, чтобы тронуть их жестокое сердце: "сердце их было окаменено," — говорит евангелист Марк (6:52). Это должно было произвести страх, возбуждённый как бурей, так и ночным временем.
25В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю.
Вместе с тем Господь располагает их к сильнейшему желанию быть с Ним, и непрестанному памятованию о Нём. Потому и не тотчас явился к ним," хотя Он и незримый всегда близок к ним. В четвёртую же стражу ночи, после трёх часов пополуночи, пошёл к ним Иисус, идя по морю, как по суше. Для их же пользы нужно было спешить спасением, и теперь Он как бы хотел миновать их, чтобы побудить их к молитве и воплю о помощи.
26И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали.
И ученики, увидевши Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак, ночное привидение, посредством которого дьявол, по верованию Иудеев, устрашает людей, и от страха вскричали, стали взывать к Богу о спасении. "Господь не вдруг открыл Себя ученикам, Человеку невозможно вынести искушений продолжительных и сильных, потому Господь, желая, чтобы праведники приобрели больше, пред окончанием их подвигов увеличивает испытания."
27Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь.
Но, как только они воскликнули, Иисус, как бы остановленный и задержанный криком отчаяния, тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь, это Я, для Которого нет ничего невозможного, не бойтесь! Во мраке ночи ученики не могли узнать, кто сей ходящий по волнам; но столь знакомый их сердцу голос Божественного учителя сразу рассеял их страх и внушил смелость.
28Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде.
Они хотели уже принять Его в корабль, но тут вдруг выступил Пётр, "всегда пламенный, всегда предупреждающий учеников": Пётр сказал Ему в ответ: Господи! Если это Ты, но я не сомневаюсь, что это Ты, — кто же кроме Тебя может ходить по морю, как по суше? — и так повели мне, Ты только прикажи придти к Тебе по воде. —"Не сказал: помолись и призови на помощь Бога, но повели. Видишь ли, сколько жара, хотя Пётр от того часто и подвергается опасностям, что домогается чрезмерного, ибо и здесь просил слишком многого, впрочем из одной любви, а не из хвастовства. Не сказал: повели мне ходить по водам, но — прийти к Тебе. Пётр был уверен, что Иисус может не только Сам ходить по морю, но и вести других."
29Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу,
Сердцеведец знал, чем кончится дерзновенная попытка Петра идти по волнам, Он не сказал ему: повелеваю, не сказал: иди ко Мне, но просто: иди, если хочешь (св. Златоуст). Он же сказал: иди. "Если бы Христос сказал: не можешь, Пётр по своей горячности стал бы и здесь противоречить. Почему Христос самым делом убеждает его впредь быть осторожнее. "Но Петра и это не удерживает, — говорит св. Златоуст. Он хочет показать, что его вера, его любовь к Спасителю сильнее, чем у прочих Апостолов. Так и впоследствии он уверял: "если все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь" (33 Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь.Мф. 26:33). Но опыт показал, что и на этот раз он был слишком самонадеян и маловерен. И вышед из лодки Пётр твёрдою ногой ступил на кипящие волны, и пока взгляд его был устремлён на Господа, ветер тщетно рвал его волосы и волны обрызгивали его одежду; он радостно пошёл по воде, радуясь не только тому, что ходит по волнам, сколько тому, что идет чтобы подойти к Иисусу и броситься к стопам Его. Так чудо следует за чудом: не только Творец и Владыка моря, но и раб силой Его соизволения ходит по водам, как по суше… "
30но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня.
Но победив трудное, Петр едва не потерпел вред от легчайшего. Такова природа человеческая: часто успев в великом, затрудняется малостью," — говорит св. Златоуст. Когда Петр взглянул на яростные волны и мрачную бездну под ним, в нём заговорила плоть и кровь: но, видя сильный ветер испугался, и начав утопать уже голосом отчаяния закричал: Господи! Спаси меня. Не буря водная угрожала ему, а буря помышлений сомнительных, так же, как не плотность держала его на волнах, а крепость веры… Страх вынудил его искренне признаться в слабости своей веры...
31Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?
...и Господь не умедлил Своей помощью: Иисус тотчас простер руку, поддержал его…Но почему Господь не повелел уняться ветрам, а Сам поддержал Петра? Потому что не ветер был виной его утопания, а его малодушие; И Христос укрощает не ветер, а это малодушие. "Нужна была Петрова вера, а в ней оказался недостаток, и вот Господь с любовью укоряет его и говорит ему: маловерный! Зачем ты усумнился? Он не говорит: неверный, но маловерный; не говорит: зачем ты пошёл? Следовательно не хочет охлаждать будущей ревности Своих Апостолов, но ободряет их, показывает, что при Его помощи они всё могут сделать. Всё возможно верующему." "Как птенца, который прежде времени вылетел из гнезда и готов упасть на землю, мать подхватывает к себе на крылья, и опять уносит в гнездо, так сделал и Христос." Петра это научило не высокомудрствовать, а других учеников успокоило, чтобы не завидовали Петру. Случившееся с ним на море предзнаменовало его отречение и следовавшее за тем обращение и покаяние.
32И, когда вошли они в лодку, ветер утих.
Буря сразу утихла и море стало спокойно.
33Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий.
Свидетели чуда чрезвычайно изумились и дивились; когда раньше Господь словом утишил бурю, то говорили: "кто Этот, что и ветры и море повинуются Ему?" (27 Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему?Мф. 8:27). А теперь и Апостолы и все, бывшие же в лодке подошли в благоговении к Нему, и поклонились Ему и сказали: истинно Ты Мессия, воплотившийся Сын Божий.
34И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую.
И переправившись через море Галилейское, Христос Спаситель и ученики Его прибыли в землю Генисаретскую, на западной стороне моря, близ Капернаума.
35Жители того места, узнав Его, послали во всю окрестность ту и принесли к Нему всех больных,
Жители того места, узнавши Его, послали во всю окрестность ту, чтобы оповестить о Его прибытии, и принесли к Нему на постелях всех больных, и куда Он не приходил, в селения ли, в город ли, в деревни ли, клали больных на открытых местах...
36и просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись.
"Теперь, — замечает св. Златоуст, — уже не зовут Его в дом, не домогаются, чтобы прикоснулся рукой, или приказал словом; напротив, с обильнейшей верой просят об исцелении, ибо кровоточивая жена всех научила любомудрию. Прикоснёмся и мы к краю одежды Христовой, вернее же сказать, если хотим — к Самому Христу, ибо нам предложено ныне не только одежда, но и самое Тело Его в Божественном причащении. Итак, приступим с верой, приступим все немощные. Если прикасающиеся к одежде Его привлекали на себя чудодейственную силу, то не гораздо ли в большей мере привлекут её приемлющие в себя всего Христа? Посему, когда видишь, что священник преподаёт тебе дары, представляй, что не священник делает сие, но Христос простирает к тебе руку."