yandex

Библия - Евангелие от Луки Глава 3 Стих 10

Стих 9
Стих 11

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Смущенный строгостью речи пророка народ спрашивает: "что же нам делать?"

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Но какие это плоды достойные покаяния? естественно представлялся вопрос со стороны Иудеев Иоанну. Какие чувствования, какое расположение сердца особенно Мессии нравится? Что ему нужно от нас? спрашивали его крестившиеся. Молитвы ли длинные, обеты ли строгие, жертвы ли богатые, очищения ли частые? Что нам делать? (Лк. 3:10). Иоанн отвечал, как предтеча учителя любви: «ничего не требуется от вас, кроме искренней любви к своему брату. Вот что Мессии нравится: если у тебя две одежды, отдай одну неимеющему; если у тебя есть лишний кусок хлеба, отдай его голодному. Не забывай брата в нужде: делись, чем можешь. Вот чего требует Мессия. Царство Мессии – царство любви».

+++Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 58-59++

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

77. Святой Креститель ответил каждому в соответствии с его положением, но ответ был один для всех: мытарям он велел не требовать больше определенного, воинам — не клеветать и не искать добычи, тем самым он учил, что воинам установлено жалованье за службу и не нужно, ища средства к существованию, разбойничать и грабить. Но эти и другие наставления относятся к отдельным родам занятий, а милосердными должны быть все, это общая заповедь, необходимая для любой деятельности, для любого возраста, обязательная для всех. Не делается исключения ни для мытаря, ни для воина, ни для селянина или горожанина, ни для богатого или бедного: всем одинаково заповедуется давать нищему и не жалеть для него одежды и пищи: в милосердии — полнота добродетелей, и оно предлагается всем как совершенная форма добродетели. Однако и в милосердии надо соблюдать меру, смотря по возможностям человека: чтобы каждый отдавал не все, поделил свое имущество с бедным.


Источник

Амвросий Медиоланский свт. Изъяснение Евангелия от Луки. Книга 2. М.: ПСТГУ, 2019. С. 162-165

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Евангелист Лука к этому прибавляет, что многие из простого народа тронулись речью Иоанна и спрашивали у него, что им делать, чтобы загладить свои прежние грехи и избежать грядущаго осуждения. В ответ на это Креститель прежде всего указал на дела любви и милосердия к бедным,, на дела благотворительности (10—11). В сущности то же требование он высказал и мытарям и воинам, когда эти обратились к нему с тем же вопросом; только каждый раз он в то же время требовал от вопрошавших оставить и те пороки, какие свойственны тому или другому состоянию.


Источник

Руководство к толковому чтению Четвероевангелия и книги Деяний Апостольских. Д. Боголепов. Издание 5. М.: 1910. - С. 98

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

В приведенных стихах Матфея и Луки заключается сущность всех наставлений, какие Иоанн имел обыкновение делать На это ясно указывает выражение Луки (7 cт.): глаголашеελεγεν, т. е. он имел обыкновение говорить. приходившим к нему креститься.

У евангелиста Матфея Иоанн обращается с наставлениями к фарисеям и саддукеям, а у Луки в тех же самых выражениях он обращается вообще к народу. Но это не мешает видеть и у Луки в первых стихах его (7–9) обращение преимущественно к представителям иудейского народа. Различие это объясняется просто обобщением мысли, желанием евангелиста Луки указать вообще для всех глубокую, религиозно-нравственную важность наставлений Крестителя. Впрочем, св. Матфей, несомненно, отличается здесь большею точностью, чем Лука. С грозною речью, несомненно, Предтеча обратился не ко всему народу, а только к фарисеям и саддукеям.

Фарисеи и саддукеи – это две партии, которые стояли тогда во главе иудейского народа. Партия фарисеев, как показывает самое имя, Имя Фарисеи происходит от פרש отделять, обособлять. Климент в Гомиллии XI. 28 так характеризует их: ο διδάσκαλος ημων ενιες των εν υμιν φαρισαιων και γραμματέων, οι εισιν αφορισμενοι, και τα νόμιμα ως γραμματείς των άλλον πλειον ειδοτες ομως διηλεγχεν. Бела пишет: Pharisaei interpretlantur divisi, eo quod singulаrem sibi prae ceteris scientiam legis et observantiam mаndatorum Dei vindicabant. Svidas: Φαρισαίοι, οι ερμηνευόμενοι αφωρισμενοι παρα το μεριξειν και αφοριζειν εαυτας των άλλων απαντων εις τε το καφαρωτατον τα βια και ακριβεστατον και εις τα τε νομα εντάλματα. Срав. Тертул praescr. c. 45. Епиф. против ересей XVI, 1. отличалась от простого народа и учением и жизнью (срав. Лк. 18:11). Начало ее восходит к первым временам после плена вавилонского, но значение она приобрела лишь со времени Маккавеев. Фарисеи были не только строгими ревнителями ветхозаветного закона, но и наряду со свящ. Писанием принимали предание старцев, которое они ложно возводили ко временам Моисея. Исполняя с пунктуальною точностью это предание, вернее учение книжников, они с течением времени все более и более стали заботиться о внешней праведности и тщетной славе благочестивой жизни, так что, будучи духовными вождями народа, они своею мелочною, внешнею обрядностью совершенно подорвали в нем благочестие и истинное богопочтение (Мф. 15:2–14).

Другая партия – саддукеев получила свое имя от Садока – главы первосвященнического рода (2 стол. до Рожд. Христ.); Св. Епифаний (прот. ерес. 1. 1,14 производит название саддукеев от цадик – праведность: επονομαξεσιν εαντες Σαδδεκαιες δηϑεν απο δικαιοσύνης της επιχλησεως ορμωμενης. Σεδεκ γαρ ερμηνεύεται δικαιοσύνη, ην δε και Σαδεκ τις τενομα κατa το παλαιόν των ιερεων.] они были приверженцами этой первосвященнической фамилии и большею частью занимали высшие духовные должности. Первосвященники Анна и Каиафа были саддукеи (Деян. 5:17). К закону Моисееву саддуккеи хотя и питали уважение, но религию подчиняли мирским интересам, находились в союзе с языческими властями и как противники фарисеев не только отвергали предание старцев, которое книжники основывали на законе, но в споре со своими противниками позволяли себе отрицать бытие ангелов (Деян. 23:8), воскресение мертвых (Мф. 22:23. Mк. 12:18), а также и бессмертие души. Иос. Флав. Война иуд. II, VIII, 14. Древн. ХІII, 5 и 9.

Обе эти партии, то есть фарисеи и саддукеи, по своему образу мыслей и по своим сердечным чувствам далеко стояли от царства Божия. Тем не менее, и они желали, по-видимому, выразить свое уважение к Иоанну и шли вместе с народом принять от него крещение. Но это именно только по-видимому. Фарисеи делали это из боязни, чтобы своим равнодушием к праведнику не возбудить в народе подозрения относительно своей святости и не лишиться нравственного влияния на него. Саддукеи – потому, чтобы не оказаться в опасном положении отставших от большинства, и, будучи вообще нелюбимы народом, хотели этим поступком показать свою общность с ним. При своем поверхностном взгляде на покаяние во грехах и те и другие думали, конечно, что принять крещение от Иоанна не составит никакого труда. Приход фарисеев и саддукеев к Иоанну для крещения ие стоит в противоречии с изречением Спасителя: фарисее и законницы совет Божий отвергоша о себе, не крещшеся от него (Лк. 7:30), потому что здесь ие говорится, чтобы они после грозного обличения Иоанна действительно крестились. Но в этом они жестоко обманулись. Иоанн, видя крайнюю степень их ожесточения, прямо обращается к ним с обличением: порождения ехиднова, кто сказа вам бежати от будущего гнева. Называя фарисеев и саддукеев порождением эхидн, то есть змеиным отродием, Иоанн прямо выставляет на вид их злобу и коварство. Впоследствии также обращался с ними и Сам Иис. Христос: порождения эхидны! как вы можете говорить доброе, будучи злы (Мф. 12:34). Напрасно, как бы так говорит он им, напрасно вы гордитесь происхождением от Авраама, вы недостойны называться его потомками; вы уподобляетесь ехиднам, которые по внешнему виду красивы, а внутри носят губительный яд. Вопросом: „кто внушил вам бежать от будущего гнева», Иоанн дает им ясно понять, что никто не может сказать им, чтобы они избегли гнева Божия, если не переменят своей жизни, если не очистят своей души покаянием.

Указав на необходимость совершенного нравственного обновления, Иоанн далее начинает обличать основание ложной самоуверенности фарисеев и саддукеев, именно, что они в качестве потомков Авраама непременно примут участие в царстве Мессии. Эту гордую мысль Иоанн называет мечтой и совершенно разрушает ее, говоря: и не начинайте глаголати в себе: отца имами Авраама. Глаголю бо вам, яко может Бог от камения сего воздвитути чада Аврааму. Напрасно вы утешаете себя мыслью, что вы потомки отца верующих Авраама и наследники того благословения, которое он получил от Бога для своего потомства (Быт. 17:1–16). Это естественное происхождение вовсе не освобождает вас от необходимости нравственных подвигов. Чтобы быть истинными наследниками обетований, данных Аврааму, необходима духовная, нравственная связь с ним, необходимо иметь тот дух веры и праведности, каким исполнен был Авраам (Рим. 9:8). He имея этого духа веры и праведности Авраама, вы теряете право считаться потомками его, а вместе с тем и право на наследие обетований, данных Аврааму. Напротив, не происходящие от Авраама, могут, по благодати Божией, соделаться истинными чадами Авраама, и потому наследниками данных ему обетований. Глаголю бо вам, яко может Бог от камения сего воздвигнути чада Аврааму. Говоря эти слова, Иоанн, может быть, указывал на камни, лежавшие вокруг в бесчисленном множестве и давшие ему случай к такому образу выражения своей мысли. Настоящий смысл их такой: я вам говорю, что Бог может воздвигнуть детей Аврааму и не из иудеев, а из язычников, которые будут подражать Аврааму в добродетелях, хотя это вам кажется невозможным. Так и было впоследствии. Когда иудеи отвергли проповедь евангельскую, апостолы обратились к язычникам с проповедью и они – язычники, по вере во Христа, сделались наследниками обетований, данных Аврааму.

Так Иоанн разрушил основание ложной самоуверенности фарисеев и саддукеев. Но мало того. Он тотчас же указал им на близость страшного суда Божия: уже бо и секира при корени древа лежит: всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает, и во огнь вметаемо·. Словами: вот уже и секира при корени лежит, Иоанн внушает гордым представителям иудейства, потерявшим всякий страх пред Богом, что погибель их так близка, как погибель дерева, при корне которого лежит топор. Нужен только удар, чтобы оно пало. В прежнее время суд Божий поражал только отдельные колена дома израилева; только ветви отсекал; но дерево – духовное иудейское общество Бог щадил; теперь и его более не будет; отсеченное от корня дерево – вся иудейская церковь падет. Образ был довольно ясен; печальные последствия оправдали эти слова.

К бесплодным деревам принадлежит всякое дерево, и такое, какое пускает только зеленые листья, но не дает плодов, и такое, какое приносит плоды горькие и ядовитые. Первые означают веру без добрых дел, последние – лжеучение. Как первые, так и последние падают под секирою, как дерева бесплодные.

Приговор Иоанна над нераскаянными грешниками раздался в ушах слушателей подобно оглушительному грому. И вот в страхе пред судом Божиим ближе подступают к Крестителю люди простые, некнижные, чтобы получить от него более точные наставления. Это обращение к Иоанну простых людей и его наставления им передает один евангелист Лука (3:10–14).

И вопрошаху его, говорит он, народи, глаголюще: что убо сотворим? (3:10). На этот вопрос, исходивший, очевидно, прямо из сердца, проникнутого желанием переменить образ жизни, Иоанн дает такой ответ, который не требовал чего-либо особенного, но только добровольного исполнения заповеди о любви к ближним (Лев. 19:18; Срав. Мф. 22:39 и сл.): отвещав же глагола им: имеяй две ризе, да подаст неимущему: и имеяй брашна, такожде да творит (Лк. 3:11). Немногое, очень немногое, как бы так говорит он, требуется от вас для участия в царстве Мессии: если кто имеет две одежды, – отдай одну неимущему, и если кто имеет лишний кусок хлеба, – подай голодному. Одним словом, пользуясь довольством, не забывай нуждающегося брата и делись с ним, чем можешь. В этих немногих словах, взятых прямо из жизни, Предтеча так просто и так наглядно объясняет народу великую христианскую добродетель любви, одухотворяющей жизнь человека и побуждающей его отзываться теплым деятельным сочувствием ко всякому чужому бедствию. Совет Иоанна прямо уничтожал то непримиримое разделение, какое существовало у иудея между его служением Богу и собственною жизнью. Доселе иудей думал угождать Богу только мелочным, формальным исполнением мертвых правил, не принося Богу в жертву своего сердца, которое оставалось у него на долю естественных склонностей и делало всю его внутреннюю жизнь служением греху. Иоанн призывает его посвятить себя всем своим существом Богу и служить Ему самою жизнью своею, одухотворенною единым живым началом любви. Простой совет Иоанна о деятельной любви к ближнему был вполне понятен для народа; только некоторые из слушателей затруднялись совместить милосердие к ближнему с обязанностями своего звания. Таковы были мытари и воины. Мытари составляли класс сборщиков податей и в большом числе появились в иудее с тех пор, как она перешла под римское владычество. При сборе податей с подчиненных наций у римлян тогда господствовала система откупа. Обыкновенно, римское правительство поручало сбор податей какому-либо знатному римлянину с условием, чтобы он представил в государственную казну известную сумму. Этот главный откупщик в свою очередь не сам производил сбор, а сдавал его на откуп какому-нибудь одному влиятельному лицу с обязательством – представить ему сумму, большую той, какую он должен внести в государственную казну. Этот последний в свою очередь также с прибылью для себя сдавал сбор дани другим, более мелким откупщикам. Последовательный ряд этих откупщиков замыкался в Иудее мытарями. Понятно, с какими большими требованиями должны были являться мытари пред народом; помимо собственных интересов, ради которых они принимали откуп, и которые, при этой системе, не были ограждены пределами, им приходилось покрывать корыстную прибыль всех предшествовавших откупщиков. При такой обязанности им часто, вместо дел милосердия, приходилось оказывать ближним одно только зло, – часто нужно было, при виде бедности и страдания, заглушать в своем сердце сочувствие и отнимать у бедняка последнее. Это отношение к ближнему, вытекающее из обязанностей службы, и вызвало в мытарях недоумение, когда они услышали совет Предтечи от всей души любить всякого. Что нам делать (Лк. 3:12)? спрашивали они Иоанна. He нужно ли, думали они, оставить своего звания? Предтеча объясняет им, что обязанность милосердия к ближним не противоречит их обязанностям общественным и вместе с тем указывает тот путь, каким они могут добродетельно и честно выполнять свое служение. Мессия, как бы так говорит он, требует от своих избранников не перемены места, а перемены сердца; Ему нужны люди с обновленными чувствами и с чистым расположением исполняющие свои обязанности, и нам, чтобы остаться Его избранниками, необходимо внести в свою деятельность чистую, бескорыстную душу и, помышляя о Боге, по совести исполнять свой долг. Ничтоже более от повеленного вам творите (3:13), т. е. не требуйте более того, что повелено вам, не берите лишнего, возлюбите ближнего так, чтобы ради его блага забыть свои нечистые, корыстные интересы и оставить всякие вымогательства, хотя бы они и без сурового насилия возможны были иногда для вас, оказывайте ближнему от искреннего сердца милосердие, сколько это зависит от сил ваших и не противоречит честному исполнению вашего долга. Это будет первым и лучшим плодом вашего покаяния. – Подобное же недоразумение испытывал и другой класс людей – воины. Это сословие было очень многочисленно в Иудее со времени завоевания ее римлянами. В видах удержания покоренных стран под своею властью, римское правительство обыкновенно содержало при своих наместниках постоянные войска. В Палестине сами наместники нередко из политических расчетов увеличивали военную силу, как например, поступал во времена Предтечи Ирод Антипа, одною из причин последующей ссылки которого в Галлию Кай Калигула поставил именно незаконное увеличение войска. Иос. Флав. Иуд. древн. кн. XVIII, гл. 7.

При своей многочисленности и невозможности собственным трудом доставать необходимое продовольствие, войска естественно требовали для своего содержания больших налогов, которые всею тяжестью ложились на народ. Во время войн они не только по праву силы пользовались достоянием ближнего, но посягали даже на его жизнь. Да и вообще праздная жизнь, неизбежно соединенная с различными удовольствиями, требовала от воинов больших издержек и нередко ставила их в необходимость нечистыми путями доставать себе денег, как например, чрез доносы и клеветы, которые в то грубое время составляли обычное явление. Хорошо представляя свою жизнь, воины пришли в недоумение, при слове Предтечи о милосердии, и подобно мытарям, просили у Иоанна разъяснения. Вопрошаху же его и воини, глаголюще: и мы что сотворим? (3:14). Иоанн и им объясняет, что нужно различать обязанность от злоупотребления ею, что и их служение, выполняемое с чистым, святым настроением души, не препятствует быть милосердым к ближнему. И рече к ним: никого же обидите, ни оклеветайте: и доволъни будите оброки вашими (3:14). He трудно и вам оказывать милосердие к ближнему, оставаясь в своем звании: не будьте бесчеловечны; не употребляйте во зло своей силы там, где долг не велит вам вредить другому, и не только руками, но и языком никого не обижайте. Будьте довольны своим жалованьем. Так просто и так наглядно передавал Иоанн всякому, сообразно с его состоянием и званием, великую заповедь, составляющую сущность всего закона и пророков: люби ближнего, как самого себя (Mк. 12:31; Лк. 10:27). С этими наставлениями Иоанна находилось в полном согласии его крещение покаяния, которое служило знаком или свидетельством полной перемены в жизни человека.

Властное, запечатленное вышечеловеческим достоинством слово Предтечи, его новое, отвечающее на самые святые запросы души учение, в соединении с внешним его необычайным видом и самою безъискуственною простотою проповеди, производили до такой степени сильное впечатление на народ, что многие недоумевали и размышляли в своем сердце, не это ли и есть Мессия, обещанный Израилю? Это настроение умов, до времени таящееся еще в душах слушателей, при сильнейшем поводе, легко могло вспыхнуть общим открытым увлечением народных масс, перейти границы и привести к вредным для Иоанна и цели его служения последствиям. Строго верный своему призванию, не желая не принадлежащей себе славы, Иоанн предупреждает возможность такого крайнего увлечения и разъясняет недоумевающим людям в кратких, но сильных выражениях истинный смысл своего служения и свое отношение к Мессии. Это составляет предмет заключения евангельского повествования об Иоанне Предтече, согласно передаваемой всеми тремя евангелистами.


Источник

Богословский Михаил Иванович / Общественное служение Господа нашего Иисуса Христа, по сказаниям святых Евангелистов: Историко-экзегетическое исследование. Выпуск первый. Казань, типо-литография Императорского университета, 1908 г. С. 40-50

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Гордые своей мнимой праведностью фарисеи, а также неверующие саддукеи, ушли от Иоанна, не принеся покаяния и не крестившись, но затаив злобу против грозного обличителя. На народ же проповедь Иоанна производила потрясающее впечатление: все приходившие к нему каялись, в ознаменование покаяния погружались в воды Иордана (крестились) и на призыв пророка сотворить достойный плод покаяния спрашивали: что же нам делать?

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Известно, что этими словами Иоанна Крестителя потрясены были сердца слушателей, когда тотчас присовокупляется: и вопрошаху его народи, глаголюще: что убо сотворим? Ибо страхом были поражены те, которые просили совета.

Источник

Беседа 20, говоренная к народу в храме Св. Иоанна Крестителя в четвертую субботу перед Рождеством Христовым.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Они спрашивали, получив повеление творить достойные плоды покаяния.

Источник

Толкование на Евангелие от Луки. Перевод иером. Феодора (Юлаева) специально для сайта Экзегет.ру PG 129, 904

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Чтоже нам делать, чтобы принести плоды, достойные покаяния и быть участниками в царстве Мессии (ст. 10)? спрашивал Иоанна народ. Также спрашивали его мытари, воины и др. и Иоанн, пред каждым сословием своих слушателей возстает против того порока, которому преимущественно предавался каждый из них порознь, и во всех ответах своих требует дел любви и милосердия, так как царство Христово имеет быть царством мира и любви.


Источник

Иоанн Бухарев прот. Толкование на Евангелие от Луки. М.: 1902. - Зач. 9. С. 51

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

THE blessed Luke has introduced three classes of men making inquiry of John,----the multitudes, the publicans, and, thirdly, the soldiers: and as a skilful physician applies to each malady a suitable and fitting remedy, so also the Baptist gave to each mode of life useful and becoming counsel, bidding the multitudes in their course towards repentance practise mutual kindness: for the publicans, he stops the way to unrestrained exactions: and very wisely tells the soldiers to oppress no one, but be content with their wages.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

έπηροδτων impf. ind. act. от έπερωτάω задавать вопросы, расспрашивать. Предложное сочетание указывает на направление к специфическому предмету. Inch, impf., "они начали спрашивать", ποιήσωμεν aor. conj. act., см. ст. 8. Совещательный conj., "что нам делать?"

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Но не только люди с нераскаянным сердцем приходят к Иоанну. Большинство поняло, что одного омовения недостаточно для их спасения. Что же нам делать? – обращают они вопрос к Иоанну. Этот же вопрос будет неоднократно повторяться в произведениях Луки (10:25; 18:18; Деян. 2:37; 16:30). Так будут спрашивать люди, действительно жаждущие спасения и желавшие знать Божью волю.


Источник

Кузнецова В. Н. Евангелие от Луки. Комментарий. М.: 2004. С. 86

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Самые бедные люди (напр., крестьяне, составлявшие большинство населения Египта) могли позволить себе только одну смену верхней одежды; принимая такой уровень бедности за точку отсчета, можно сказать, что две смены одежды — это уже излишество. Вопрос «что же нам делать?» на всем протяжении Евангелия от Луки и Деяний святых Апостолов фактически означает «как нам спастись?»

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Резкая противоположность между учением Иоанна и учением раввинов с особенною поразительностью проявилась в тех ответах, которые он давал своим различным совопросникам. Если самим раввинам угрожает огонь, то какая же участь, по их мнению, должна была постигнуть простых людей?


Источник

Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. С-Пб.: 1895. С. 170

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

«Спрашивал народ» и пр.: смущенный строгостью речи пророка, народ спрашивает его: что же нужно делать, чтобы приносить плоды достойные покаяния и быть участниками в Царстве Мессии? Ответы Иоанна евангелист передает кратко, хотя упоминает, что многому и другому поучал он народ (Лк. 3:18); указываются только характеристические черты, сущность ответов. Во всех ответах своих Иоанн требует дел любви и милосердия, так как и проповедуемое им царство есть царство любви и милосердия. Так народу вообще на вопрос — что делать — он отвечал: «у кого две одежды» и пр.: общий смысл этих частных требований тот, чтобы помогать бедным ближним кто чем может, у кого что есть лишнее — дела любви и милосердия. Такие дела составляют лучшее доказательство религиозно-нравственной чистоты, и степень усердия в исполнении таких дел указывает верно на степень нравственного усовершенствования человека; они же служат в частности лучшим свидетельством и выражением покаянного настроения духа, какового требовал Иоанн от народа (ср. Ис. 58:3-5, Дан. 4:24).    

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Святой Иоанн Предтеча был послан для того, чтобы Господь «явлен был Израилю» (Ин. 1:31) Эту мысль отображает картина Александра Иванова «Явление Христа народу»: Иисус Христос по возвращении из пустыни проходит мимо берега Иордана, где крестит Иоанн, и в этот момент Предтеча восклицает: «Вот Агнец Божий, который берет на себя грехи мира» и свидетельствует: «Я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем, и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий». После этого свидетельства за Христом пойдут Его первые ученики – ранее ученики Предтечи (Ин. 1:35–36).. Суть служения Крестителя в свидетельстве о Христе как Мессии: «Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете» (Ин. 1:8); «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его…» (Мф. 3:11). Основание для свидетельства Предтеча получил в момент Крещения Христа, став очевидцем явления Бога-Троицы. Еще будучи в пустыне, Иоанн получил указание, как узнать Мессию: «Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: На Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым. И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий» (Ин. 1:33–34).

В Евангелии служение Крестителя раскрыто образами, указывающими на зависимость славы Его служения от славы Христа: он лишь «глас вопиющего в пустыне», он не Жених, но лишь «друг Жениха» – тот, кто приготовил все торжество, но уходит, как только появляется Жених, он «не был Свет», но был послан, чтобы о Нем свидетельствовать (Ин. 1:8). Святой Иоанн прекрасно знал о подготовительном характере своего служения, на что и указывал своим ученикам: «Ему должно расти, а мне умаляться» (Ин. 3:30). Ученики Крестителя, слыша свидетельства его об Иисусе, уходили от него и становились учениками Христа (Ин. 1:27 Ин. 1:36–37: «И, увидев идущего Иисуса, сказал: вот Агнец Божий. Услышав от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом» (описание первой встречи будущих апостолов Андрея и Иоанна Богослова с Христом).). Правда, у некоторых последователей Предтечи умаление славы учителя вызывало огорчение и непонимание: «Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с Иудеями об очищении. И пришли к Иоанну и сказали ему: равви! Тот, Который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему» (Ин. 3:25–26). Желая убедить учеников в мессианском достоинстве Иисуса, находящийся в темнице Предтеча посылает их увидеть Его и Его дела: «Слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют» (Мф. 11:5), и говорит им, что сомнение в божественном и мессианском достоинстве Иисуса Христа, опасно: «Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3:36).

Почему Крестителю верили? В силу авторитета святости. Народ воспринимал его как пророка Божия. Иоанн появляется, когда все думали, что времена пророков прошли, и вот из пустыни выходит настоящий пророк, знающий волю Божию, аскет, обличающий, призывающий к покаянию и возвещающий скорое явление Мессии: «Я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете. Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я недостоин развязать ремень у обуви Его» (Ин. 1:26–27).

За святым Иоанном издревле закрепилось наименование Предтечи, что означает «бегущий впереди». Предание Церкви не только в служении, но и в жизни видит предшествие Иоанна Иисусу Христу: он до Христа выходит с проповедью покаяния: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие» (Мф. 3:2), претерпевает страдальческую кончину (Мф. 14:1–12), сходит во ад (тексты служб Собора св. Иоанна Крестителя (20 января) и Усекновения его честной главы (7 сентября), говорят, что он и в аду проповедовал грядущее пришествие Мессии). «В темной утробе ада был великий Иоанн, больший из всех Пророков, который всем находившимся в аде предвозвещал Христа; чем самым и соделался вдвойне Предтечею – проповедником для живых и мертвых; он из узилища Иродова был послан во всемирное узилище адское, где от века пребывали скончавшиеся праведники и неправедные» Епифаний Кипрский, свт. Слово на Великую Субботу // Христианское чтение. 1846. Ч. II. С. 27–50..

Кроме свидетельства о Христе задачей Предтечи было приготовить народ к принятию Мессии через проповедь покаяния. Покаяние можно перевести с греческого как «изменение ума». Задача Предтечи: «Возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный» (Лк. 1:17), то есть посредством проповеди и обличения вызвать это изменение народного ума, обратив сердца иудеев к духовному значению Закона Моисеева, пробудив желание исполнять его, чтобы угодить Богу и быть достойными Царства Мессии. Внешним знаком готовности к покаянию стало крещение, то есть омовение людей в Иордане. Иоанн проповедовал «крещение покаяния для прощения грехов» ///(Мк. 1:4), но прощения грехов оно не давало, служа только знаком покаяния и приготовлением к принятию Христа:

«Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса|||» (Деян. 19:4).


Источник

Ю. В. Серебрякова. Четвероевангелие. Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.. М.: ПСТГУ, 2017. - С. 77-80

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Наставления Иоанна простому народу, какие тот дал в ответ на вопрос народа, передает один ев. Лука. Общая мысль этих наставлений такая. Настоящие плоды покаяния - это не что-либо особенное, непосильное, а просто честное исполнение принятых на себя обязанностей.

Толкование на группу стихов: Лк: 3: 10-10

Иоанн вразумляет три разряда пришедших к нему: простой класс народа, мытарей и воинов. Простой класс народа он убеждает прилежать к милостыне, повелевая, чтобы имеющий две одежды уделял неимущему, мытарей убеждает не взыскивать, то есть не требовать ничего лишнего; воинов убеждает не похищать, но довольствоваться оброками, то есть жалованьем, какое обыкновенно дается от царя. Смотри, как Иоанн простой класс народа, как незлобивых, убеждает делать нечто доброе, то есть уделять другим, а мытарей и воинов – удерживаться от зла. Ибо сии не были еще способны, не могли совершать что-нибудь доброе, а им достаточно было – не делать зла. Некоторые повеление – имеющему две одежды делиться с неимеющим – понимают в нравственном смысле. Именно говорят: две одежды означают Дух Писания и букву; имеющего то и другое Иоанн побуждает сообщать совершенно ничего не имеющему; например, если кто разумеет Писание в обоих отношениях, по букве и по духу, тот пусть передает неимеющему, пусть научит незнающего и даст ему по крайней мере, букву.