Толкование на 2-я книга Ездры, Глава 3, Геннадий Схоларий святитель

Синодальный перевод
Геннадий Схоларий святитель
1И сделал царь Дарий большой пир своим подданным и домашним своим и всем вельможам Мидии и Персии,
2и всем сатрапам и военачальникам, и начальникам подвластных ему стран от Индии и до Ефиопии в ста двадцати семи сатрапиях.
3И ели и пили и, насытившись, разошлись; царь же Дарий отправился в спальню свою и спал, и потом пробудился.
4Между тем трое юношей телохранителей, охранявших тело царя, сказали друг другу:
5пусть каждый из нас скажет одно слово о том, что всего сильнее? И чье слово окажется разумнее другого, даст тому царь Дарий великие дары и великую награду.
6И будет тот одеваться багряницею и пить из золотых сосудов, и спать на золоте, и ездить на колеснице с конями в золотых уздах, носить на голове повязку из виссона и ожерелье на шее,
7и сядет он вторым по Дарии за мудрость свою, и будет называться родственником Дария.
8И тотчас, написав каждый свое слово, запечатали и положили под изголовье царя Дария и сказали:
9когда царь встанет, подадут ему это писание, и за кем признает царь и трое вельмож Персидских, что слово его мудрее, тому дастся преимущество, как написано.
10Один написал: сильнее всего вино.
11Другой написал: сильнее царь.
12Третий написал: сильнее женщины, а над всем одерживает победу истина.
13И вот, когда царь встал, подали ему это писание, и он прочитал.
14И, послав, призвал всех вельмож Персии и Мидии, и сатрапов и военачальников, и начальников областей и советников,
15и сел в совещательной палате, и прочитано было пред ними писание.
16И сказал: призовите этих юношей, пусть они объяснят слова свои. И были призваны и вошли.
17И сказал им: объясните нам написанное. И начал первый, сказавший о силе вина, и говорил так:
18О, мужи! Как сильно вино! Оно приводит в омрачение ум всех людей, пьющих его;
19оно делает ум царя и сироты, раба и свободного, бедного и богатого, одним умом;
20и всякий ум превращает в веселие и радость, так что человек не помнит никакой печали и никакого долга,
Чревоугодие... является главенствующим грехом и началом многих неуместностей, устремляющихся из него как бы из источника; потому что от него возникает неуместная веселость, беспечность, которая рождается от неудерживаемого аппетита, в то время как руководящим разумом овладевает какой-то тяжкий сон; и это — то, что говорится у Ездры: «Всякая страсть превращает ум в бесстрашие и веселие»*; от него возникает ребячество как некая беспорядочность в действиях, как и было сказано относительно оных (невоздержанных) людей: «Ядоша и пиша, и восташа играти»; (6 На другой день они встали рано и принесли всесожжения и привели жертвы мирные: и сел народ есть и пить, а после встал играть.Исх. 32:6) отсюда — нечистота, проистекающая от беспорядочно движимого языка, как бы некоего коня, несущегося в пропасть из-за того, что им плохо управляют вожжами; посему и оный богач (из притчи о богатом и Лазаре) имеет язык, безмерно подверженный горению, (24 и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем.Лк. 16:24) терпя наказание за разнузданное чревоугодие; ко всему этому — происходит отупение мыслей по причине неумеренности в пище, когда источник разума засыпан, о чем говорится у Екклезиаста: «Разсмотрих аще сердце мое повлечет аки вино плоть мою, и сердце мое настави мя в мудрости» (3 Вздумал я в сердце моем услаждать вином тело мое и, между тем, как сердце мое руководилось мудростью, придержаться и глупости, доколе не увижу, что хорошо для сынов человеческих, что должны были бы они делать под небом в немногие дни жизни своей.Еккл. 2:3; в тексте сокращено.) Так, неумеренность в пище бывает для нас доставителем бесчисленного множества и иных страстей (или бедственных положений), из которых каждая разрушает наше душевное состояние и бедственно отделяет нас от любви к Богу. *Здесь «бесстрашие» следует понимать в смысле «наглости» Беседа в 1-ю седмицу Великого поста. О посте.
21и все сердца делает оно богатыми, так что никто не думает ни о царе, ни о сатрапе, и всякого заставляет оно говорить о своих талантах.
22И когда опьянеют, не помнят о приязни к друзьям и братьям и скоро обнажают мечи,
23а когда истрезвятся от вина, не помнят, что делали.
24О, мужи! Не сильнее ли всего вино, когда заставляет так поступать? И, сказав это, замолчал.