Толкование на 2-я книга Царств, Глава 17, Новая Женевская учебная Библия

Синодальный перевод
Новая Женевская учебная Библия
1И сказал Ахитофел Авессалому: выберу я двенадцать тысяч человек и встану и пойду в погоню за Давидом в эту ночь;
2и нападу на него, когда он будет утомлен и с опущенными руками, и приведу его в страх; и все люди, которые с ним, разбегутся; и я убью одного царя
3и всех людей обращу к тебе; и когда не будет одного, душу которого ты ищешь, тогда весь народ будет в мире.
4И понравилось это слово Авессалому и всем старейшинам Израилевым.
6И пришел Хусий к Авессалому, и сказал ему Авессалом, говоря: вот что говорит Ахитофел; сделать ли по его словам? а если нет, то говори ты.
7И сказал Хусий Авессалому: нехорош на этот раз совет, который дал Ахитофел.
Доказав несостоятельность плана Ахитофела, Хусий предлагает собственный. Суть его в том, чтобы, не прибегая к активным боевым действиям, занимать выжидательную позицию до тех пор, пока к восставшему царевичу не соберутся силы, во много раз превосходящие силы противника (ст. 11-13). Умело играя на тщеславии Авессалома и уверяя, что вокруг него соберется "весь Израиль", Хусий выигрывает время для Давида, давая тому возможность переправиться через Иордан (ст. 16,22). 11 от Дана до Вирсавии. См. Суд. 20,1 ;1 Цар. 3,20.
8И продолжал Хусий: ты знаешь твоего отца и людей его; они храбры и сильно раздражены, как медведица в поле, у которой отняли детей, [и как вепрь свирепый на поле,] и отец твой - человек воинственный; он не остановится ночевать с народом.
9Вот, теперь он скрывается в какой-нибудь пещере, или в другом месте, и если кто падет при первом нападении на них, и услышат и скажут: "было поражение людей, последовавших за Авессаломом",
10тогда и самый храбрый, у которого сердце, как сердце львиное, упадет духом; ибо всему Израилю известно, как храбр отец твой и мужественны те, которые с ним.
11Посему я советую: пусть соберется к тебе весь Израиль, от Дана до Вирсавии, во множестве, как песок при море, и ты сам пойдешь посреди его;
12и тогда мы пойдем против него, в каком бы месте он ни находился, и нападем на него, как падает роса на землю; и не останется у него ни одного человека из всех, которые с ним;
и нападем на него, как падает роса на землю. Метафора, которую употребляет Хусий, рождает образ неудержимого наступления победоносного воинства и убеждает в легкой и скорой победе.
13а если он войдет в какой-либо город, то весь Израиль принесет к тому городу веревки, и мы стащим его в реку, так что не останется ни одного камешка.
14И сказал Авессалом и весь Израиль: совет Хусия Архитянина лучше совета Ахитофелова. Так Господь судил разрушить лучший совет Ахитофела, чтобы навести Господу бедствие на Авессалома.
Господь судил. Не вмешиваясь непосредственно в ход событий, Господь, тем не менее, направляет их в нужное русло. разрушить лучший совет. Сделав это, Господь ответил на молитву Давида (15,31 и ком.).
17Ионафан и Ахимаас стояли у источника Рогель. И пошла служанка и рассказала им, а они пошли и известили царя Давида; ибо они не могли показаться в городе.
Ионафан и Ахимаас. См. ком. к 17,15. у источника Рогель. Этот источник находился за пределами Иерусалима, возможно, с юго-восточной его стороны. И пошла служанка и рассказала им. Опасаясь входить в город, Ионафан и Ахимаас обосновались у источника, где служанка могла передавать им интересующие их сведения. Источник был избран местом встречи, поскольку, как они полагали, никто не заподозрит в чем-либо служанку, приходящую туда за водой.
18И увидел их отрок и донес Авессалому; но они оба скоро ушли и пришли в Бахурим, в дом одного человека, у которого на дворе был колодезь, и спустились туда.
в Бахурим, в дом одного человека. Во время своего последнего пребывания в Бахуриме (16,5-14), Давид, по всей видимости, сумел узнать, кто из жителей его сторонник, а кто враг. Ионафан с Ахимаасом как раз и укрылись у одного из сторонников Давида. См. ком. к 3,16.
19А женщина взяла и растянула над устьем колодезя покрывало и насыпала на него крупы, так что не было ничего заметно.
20И пришли рабы Авессалома к женщине в дом, и сказали: где Ахимаас и Ионафан? И сказала им женщина: они перешли вброд реку. И искали они, и не нашли, и возвратились в Иерусалим.
21Когда они ушли, те вышли из колодезя, пошли и известили царя Давида и сказали Давиду: встаньте и поскорее перейдите воду; ибо так и так советовал о вас Ахитофел.
22И встал Давид и все люди, бывшие с ним, и перешли Иордан; к рассвету не осталось ни одного, который не перешел бы Иордана.
23И увидел Ахитофел, что не исполнен совет его, и оседлал осла, и собрался, и пошел в дом свой, в город свой, и сделал завещание дому своему, и удавился, и умер, и был погребен в гробе отца своего.
и удавился. Ахитофел кончает с собой не только потому, что он оскорблен и унижен решением Авессалома отвергнуть его в высшей степени разумный план, но также и осознавая, сколь малы были теперь шансы восставшего царевича на успех. Он также понимал, что своим советом (16,21.22) разрушил всякую надежду на примирение с Давидом.
25Авессалом поставил Амессая, вместо Иоава, над войском. Амессай был сын одного человека, по имени Иефера из Изрееля, который вошел к Авигее, дочери Нааса, сестре Саруи, матери Иоава.
Амессай. Согласно 1 Пар. 2,13-17, Амессай был племянником Давида (его мать Авигея приходилась царю единокровной сестрой). Таким образом, Амессай приходился двоюродным братом как Авессалому, так и Иоаву. к Авигее. Мать Амессая, одна из сводных сестер Давида (не путать с вдовой Навала, ставшей женой Давида, см. 1 Цар. 25,18 и дал.). Нааса. Этот Маас и Маас "из Раввы Аммонитской", упоминаемый в ст. 27, по всей видимости, - два разных человека.
26И Израиль с Авессаломом расположился станом в земле Галаадской.
27Когда Давид пришел в Маханаим, то Сови, сын Нааса, из Раввы Аммонитской, и Махир, сын Аммиила, из Лодавара, и Верзеллий Галаадитянин из Роглима,
Сови, сын Нааса. Как и Аннон, Сови принадлежал к аммонитскому царскому роду (10,1.2), но, в отличие от Аннона, был дружественно настроен к Давиду и после взятия израильтянами Раввы был назначен им правителем этого города (12,2 -31). из Раввы Аммонитской. См. ком. к 11,1. Махир. См. ком. к 9,4. Верзеллий. См. 19,31-39; З Цар. 2,7.
28принесли [десять приготовленных] постелей, [десять] блюд и глиняных сосудов, и пшеницы, и ячменя, и муки, и пшена, и бобов, и чечевицы, и жареных зерен,
29и меду, и масла, и овец, и сыра коровьего, принесли Давиду и людям, бывшим с ним, в пищу; ибо говорили они: народ голоден и утомлен и терпел жажду в пустыне.