yandex

1-ое послание ап. Иоанна 3 глава 4 стих

Стих 3
Стих 5

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Никто не говори: одно есть грех, другое - беззаконие; никто не говори: я - грешник, но не беззаконник. Грех есть беззаконие. Проще понять смысл этого предложения по-гречески, как оно и было записано1. Греческое слово для беззакония - auomia, что означает практически: против закона или беззаконно содеянное, а закон по- гречески - uomox. То есть Иоанн говорит, что всякий, делающий грех, делает и беззаконие, по-гречески - auomia, и грех есть беззаконие.

Примечания

  • 1 Дело в том, что Беда пишет по-латыни и употребляет для беззакония слово iniquitas. Русский читатель в этом случае находится в выигрышном положении, т.к. русское словообразование здесь - калька с греческого auomia; латинское же iniquitas ничего общего со словом закон (номос) не имеет. - Прим. ред.

Источник

О семи Кафолических посланиях. CL 1362, 4 (in 1Io.), 3.90-97.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Святой Иоанн Богослов, показав, как велики преимущества истинно верующих в Иисуса Христа, и какая слава ожидает их в будущей жизни, раскрывает далее, как грех должен быть чужд возрожденным от Бога и ожидающим дивного прославления во второе пришествие Господа Спасителя на землю. Для этого он говорит о пагубных действиях и последствиях греха: грех есть преступление закона (ст. 4); грех противен делу нашего искупления (ст. 5), лишает грешника общения со Христом (ст. 6) и вводит его в сообщество с диаволом (ст. 8).

Всякий делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие. По-видимому, Апостол направляет свои слова к опровержению лжеучения еретиков, распространявших ложные правила к ослаблению нравственного закона и христианских добродетелей, каковы были симониты и николаиты, которые учили, будто для получения спасения довольно веры, без исполнения нравственного закона, или без добрых дел. Богослов против такого лжеумствования говорит: Всякий делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие, преступление или нарушение закона. Как бы так пишет: не верьте, будто потому, что теперь закон Моисеев потерял силу, можно нам, христианам, делать все по своему произволу, не опасаясь наказания за грех, – нет, мы должны бояться греха; учение Христово есть закон; оно показывает, что нам должно делать и чего не должно делать. Потому, кто не делает того, что повелевает учение Христово делать, или кто делает то, что оно запрещает делать, тот преступает закон, или грешит; тот подлежит осуждению и лишению обещанной славы, уготованной рожденным от Бога детям Божиим (2 Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть.1 Ин. 3:2).

Надобно заметить, что здесь Апостол понятию греха дает усиленное значение. Всякий грех есть нарушение закона, или преступление закона; но не всякий грех угрожает лишением спасения. Сам Иоанн прежде сказал: Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слóва Его нет в нас (10 Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.1 Ин. 1:10). Это сказал он о грехах немощи, которым, при всем старании не грешить, подвергаемся мы повседневно. А теперь говорит он о грехе тяжком или господствующем, который преобладает человеком, или которому он беспечно порабощается, как идолу, ища в нем своего счастья, – как это бывает обыкновенно, когда человек предается гордости, или корыстолюбию, или сладострастию. Такой грех и мысли, и чувства человека порабощает себе, лишая его духовной жизни. О таком грехе говорит Господь: Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха (34 Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.Ин. 8:34).


Источник

Беседы на первое Соборное Послание святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Всяк творяй грех, и беззаконие творит. Апостола полнее можно выразить так: чадам Божиим прилично исполнять волю своего Отца, выраженную в Законе; а тот, кто грешит, нарушает Закон, поэтому поступает против воли Отца или, еще более, как увидим далее, тот делается уже не сыном Божиим, а сыном диавола.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Иоанн объединяет грех и беззаконие, так как они есть одно. Потому что другие еретики говорили иначе, и что одно является преступлением - это беззаконие, а другое - это природа, а не преступление, а именно - грех разврата.

Источник

Трактат на семь Кафолических посланий. Cl. 0508, In epist. Iohannis I, 209-210.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Грех разграбляет человека, богоданность и боговидность его сущности. Грех есть главная мерзость, все-мерзость и источник всякой мерзости. “Чистый” в действительности чист от греха и его грязи, и в этом состоит святость. Ведь только с Божественными силами, какие приобретает человек от священных таинств и святых добродетелей, ему удается удержать себя вдали от греха. Эта чистота, святая чистота, есть Божественный закон, который дан человеческой сущности. Эта чистота созидается и сохраняется жизнью в добродушии, любви, молитве, правде, кротости, посте, воздержании и в остальных евангельских добродетелях, одним словом, жизнью в святости как в соединении всех добродетелей и Богоданных сил. В противоположности чистоте, святости, как Божественному закону для человеческой сущности, состоит грех, как первое и главное беззаконие. Грех всеми своими силами громко возглашает Богу: не хочу Твоего закона, не хочу знать ни о нем, ни о Тебе. Хочу быть вдали от Тебя и находиться вне всего Твоего. Творя грех, человек преступает все законы Божии и руководится посредством беззакония и от беззакония в анархию, в беспорядок, в хаос. Грех есть беззаконие, восстание против законов Божьих. Закон от Бога, грех от дьявола. Закон Божий – это Евангелие, в то время как беззаконие – это грех. Один закон беззакония – это борьба против закона Божьего, чтобы не существовал закон Божий. В сущности закон – это то, что является Божественным, Евангельским, в то время как беззаконие противоположно ему (закону), противоположно Божественному и Евангельскому. И таков грех и отец его – дьявол, который есть единственный и подлинный беззаконник. Беззаконие среди людей пришло от греха и посредством греха. Каков закон для Одного и Единственного Бога? Святость, любовь, мудрость и остальные совершенства. Таков же закон и для людей, поскольку они – боговидные существа. Один закон и для Бога и для людей – Евангелие. Кто не живет по этому закону, тот беззаконник. Грех есть беззаконие, а добродетель – закон. Поэтому пишет святой Иоанн: Всяк творяй грех, и беззаконие творит: и грех есть беззаконие.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

ποιών praes. act. part, от ποιέω делать, продолжать делать, практиковать. Subst. part., "практикующий", ανομία беззаконие; здесь: без закона, безбожник. ποιεί praes. ind. act. от ποιέω делать.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Дух истины и дух заблуждения: на чьей ты стороне? В характерной иудейской манере Иоанн противопоставляет грех и праведность, а также тех, кто на той или другой стороне (3:4—9). Затем он объясняет, почему нечестивый противостоит праведному, иллюстрируя этот принцип на множестве примеров: праведные любят друг друга, а нечестивые, подобно Каину, ненавидят праведных (3:10— 18). Этот тест показывает, кто одержит окончательную победу в день суда (3:19-24). Греки рассматривали грех как несовершенство; Ветхий Завет и иудаизм видят в нем нарушение закона Божьего. Иоанн стремится показать каждому, что такое грех в библейском смысле.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

И всякий, делающий грех, и проч.: связь речи такая: имеющий надежду, о которой говорит апостол, очищает себя, то есть от греха вообще, или грехов; кто же, напротив, хотя и думает, что имеет таковую надежду, но не заботится очищать себя постоянно от вольных и невольных грехов, а делает в сердце своем, и в помыслах, и в пожеланиях грех, или грехи, тот в то же время и чрез то самое, — знает он или не знает закон Божий, думает или не думает о нем, — делает и беззаконие, преступает закон, или делается преступником закона; и это не может быть иначе, ибо грех, каждый факт греха, каков бы он ни был и мог быть, есть сам по себе беззаконие, незаконное действие, нарушение закона и воли Божией, выраженной в законе, влекущее за собой гнев и наказание Божие. Выражение: делающий грех противополагается выражению: не иметь греха (8 Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя, и истины нет в нас.1 Ин. 1:8 и прим.). «(Апостол) как бы так говорит: вы, усыновленные, делайте правду и не показывайте себя праздными от нее. Ибо как в отношении греха не тот грешник или беззаконник, кто совершил или совершит грех, но тот, кто держится зла и делает зло, так и праведен не тот, кто не действует, но тот, кто делает правду... Нужно также знать, что грехом называется отпадение от добра, а беззаконием — нарушение положительного закона. Тот и другое имеют началом один — отпадение от добра, а другое — преступление положительного закона, но в сущности оба же сходятся: грешник уклонился от цели, назначенной по природе и в природе (ибо цель человеческой природы — жить по разуму, далеко устранив неразумие); точно так же и беззаконник, неудержимо стремясь к злу, преступает закон, вложенный в природу» (Феофилакт). По-видимому, свое слово апостол направляет против лжеучения еретиков, обольщающих верующих (26 Это я написал вам об обольщающих вас.1 Ин. 2:26), которые распространяли превратные правила к ослаблению в верующих нравственного закона и христианских обязанностей и учили, по-видимому, что для усвоения искупления достаточно веры без добрых дел (подобно 14 Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?Иак. 2:14 и далее, ср. прим.). Апостол и внушает верующим: вы должны очищать себя от греха, бояться греха, так как грех есть преступление закона Божия и Христова. Кто не исполняет закона, не делает того, что повелевает учение Христово, или же кто делает то, что воспрещает оно делать, тот преступник закона, подлежит осуждению, как грешник, и не может удостоиться видения Его, обещанного рожденным от Него чадам Божиим. — Делающий грех, не только сознательно и упорно творящий грех, но и не удаляющийся от греха, есть преступник закона и воли Божией, и грех ему вменяется как беззаконие. Тем более такой грех, который порабощает себе и волю, и мысли, и чувства человека, как бы лишая его духовной жизни, и о каком говорит Господь, что делающий грех есть раб греха (34 Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.Ин. 8:34).

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-8

Определив основание жизни по Боге, апостол обращается к мысли о противоположном состоянии, о состоянии греховности и показывает, что всякий грех есть более или менее сознательное нарушение закона и противление делу спасения, для которого приходил безгрешный Спаситель наш. Поэтому только не знающий Иисуса Христа и не имеющий понятия о Его деле может грешить, а твердо верующий в Него не может вполне сознательно и охотно грешить, подобно тому как грешили еретики, утверждавшие, что христиане, как освобожденные от греха, свободны делать все, чем и прельщали не имевших твердого понятия о христианстве. Верующий в Иисуса Христа не согрешает как потому, что грех противен христианину, так и потому, что христианин пребывает в Иисусе Христе,

Который силой Своей отстраняет его от греха, так что он, у совершаясь постепенно через борьбу с плотью, миром и диавол ом, становится, наконец, праведным. Если при этом христианин иногда и впадает в грехи (например, невольные, грехи слабости и т.п.), то они относятся к существу его как нечто совершенно чуждое, постороннее. Но кто делает грехи охотно, постоянно и сознательно, тот добровольно подчиняется водительству той силы, которая изначала была главной причиной греха, т.е. диавола, от власти которого Господь приходил избавить нас.

Источник

Никанор (Каменский), архиепископ. Толковый Апостол. Том 1. Объяснение книги деяний святых апостолов и соборных посланий. — М.: ДАРЪ, 2008. — 704 с. - С. 658

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Потому нет места грешнику возле Христа, что делая грех, пристращаясь к нему, мы тем самым обнаруживаем любовь к греху, идем вопреки закону, данному нам самим Богом, отсюда – согрешая творим беззаконие. И грех есть беззаконие, т. е. самый грех является беззаконием, засчитывается нам, как беззаконие. Может ли быть место грешнику возле безгрешного Христа, может ли он надеяться получить славу чад Божиих? Разумеется нет.

Источник

Общедоступное объяснение апостольских посланий. Том 1-й. Соборные послания. Могилев: Тип. И. Б. Клаза, 1911. С. 101

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

-10 Противопоставление света и тьмы, детей Божиих и тех, кто от мира, апостол теперь показывает как противопоставление совершающих грех и тех, кто не грешит. Иисус, Агнец Божий, чистый и непорочный, был принесен в жертву, "чтобы взять грехи наши" (ст. 5; 29 На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира.Ин. 1:29).

беззаконие. Хотя ВЗ в Первом послании Иоанна явно не цитируется, авторитет его подразумевается. Особенно это касается закона нравственного, кратко изложенного в законе любви, который еще с древних времен был обязателен для народа Божия (8 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон.9 Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя.10 Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.Рим. 13:8-10).

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Таким образом, путь к осуществлению христианской надежды составляет непрестанное самоочищение по образцу и мере чистоты Христовой; ἁγνεία фактически обнаруживается в ποιεῖν τὴν δικαιοσύνην, а последняя определяется, как соответствие с требованиями богоустановленной нормы христианской жизни. Поэтому с формальной стороны самоочищение обнаруживается в соблюдении себя от всего, что нарушает установленную норму, является прямым преступлением нравственного закона и может быть названо ἀνομία, которое составляет диаметральную противоположность праведности (Mф. 23:28, 14 зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами.2 Кор. 4:14; 9 Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих.Евр. 1:9; 2 Пет. 6:8). Если ἅνομος в Новом Завете употребляется в приложении к лицу, которому закон не дан (21 для чуждых закона - как чуждый закона, - не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, - чтобы приобрести чуждых закона;1 Кор. 9:21), то ἀνομία никогда не означает состояния живущего без закона, но всегда состояние или дело противозаконное, нарушение закона, именно божественного закона, Богом установленного нравственного порядка, которому человек должен подчиняться в своей жизни, – как и у нас «беззаконием» всегда называется противозаконное деяние. Где не дан определенный божественный закон, там может быт ἁμαρτία, но не ἀνομία, и язычники, живущие χωρὶς νόμου (= ἀνόμως, 12 Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся21 Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки,Рим. 2:12; 3:21) неповинны в ἁνομία)693. Но каков объем ἀνομίαν Вопрос весьма важный для нравственной жизни человека и однако во все времена он находил и находит различное разрешение, оказывающееся иногда роковым для нравственного преуспеяния человечества. Суживание объема понятия ἀνομία всегда свидетельствует об ослаблении понимания духа христианского учения в нравственной жизни и грозит разрешиться в фарисейский формализм, когда под беззаконием начинают понимать только то, что нарушает прямые, точно формулированные определения богоустановленного закона. Остается таким образом известная область греховных деяний, которые хотя и не согласны с нравственным законом, однако по букве не запрещаются им и потому якобы могут быть изъяты из области ἀνομία, как не противоречащие обязательности ποιεῖν τὴν δικαιοσύνην и не препятствующие общению с Богом. Многочисленные «незначительные» погрешности и недостатки ежедневной жизни охотно рассматриваются, как следствия несовершенства и слабости человеческой природы, в некотором роде необходимые и во всяком случае не ἀνομία. Но Апостол решительно против такого ограничения; он твердо заявляет: ἡ ἁμαρτίαἐστὶν ἡ ἀνομία. Подлежащее в этом предложении ἡ ἁμαρτία, сказуемое ἡ ἀνομία; последнее имеет пред собою член, потому что общеизвестное понятие берется, как тип или класс.694 Вся мысль стиха покоится на понятиях ἁμαρτία и ἀνομία и их взаимном отношении. Поэтому необходимо обратиться к основному значению терминов ἁμαρτία и ἀνομία. Это побуждает нас предварительно остановиться на выяснении второй половины стиха: καὶ ἡ ἁμαρτία ἐστὶν ἡ ἁνομία. Ἅμαρτία, как уже было сказано (в изъяснении I, 7, стрн. 324), происходит от глагола ἁμαρτάνειν и означает собственно уклонение от правильного пути или от определенной цели, блуждание; затем – уклонение· человека от определенной нормы поведения, блуждание в нравственном отношении, нравственное заблуждение. С этим моральным значением ἁμαρτία и употребляется почти исключительно в Свящ. Писании. При этом ἁμαρτία может обозначать: а) греховный принцип, силу, господствующую в человеке, из которой проистекают отдельные греховные деяния; тогда ἁμαρτία является как бы родовым понятием, в котором все нравственные уклонения получают определенный характер, определенный отпечаток (animi vitium denotat, ex quo ἀμάρτημα nascitur). В дальнейшем ἁμαρτία обозначает и б) нравственно ненормальное действие, но все-таки по его греховному свойству, независимо от конкретной формы, которую оно может иметь. Ἅμαρτία с членом употребляется тогда, когда речь идет о целом содержании того, что есть грех – все, что есть грех695. Такое значение этот термин имеет и в рассматриваемом месте. Но сравнению с ним ἡ ἀνομία обозначает действие, независимо от его материального содержания, от его формальному качеству, как оппозицию или нарушение определенного закона. Апостол чужд такого поверхностного, чисто формального разграничения: он смотрит на вещи в самой их основе; а с этой точки зрения нет существенного различия между ἁμαρτία и ἀνομία. Всякий грех, но своей сущности, есть уклонение от богоустановленной нормы и в конечном своем основании вытекает из дурно направленной воли человека, не всецело проникнутой стремлением неуклонно исполнять божественную волю, которая и составляет для человека νόμος, определяющий течение всей его нравственной жизни. Посему все материально противонравственное вместе с тем является и формально противозаконным, всякое уклонение от нравственной нормы есть то, против чего вооружается закон; и если закон вооружается против чего-либо, то именно потому, что оно противонравственно, т. е. грех. Отсюда ко существу ἡ ἁμαρτία ἐστὶν ἡ ἀνομία. Всякий грех без исключения в своем существе есть нарушение святой воли Божией, как она выразилась в ἐντολαὶ καὶ λόγος и осуществлена в высочайшем примере Того, Кто есть δίκαιος и ἁγνός. В своем существенном этическом содержании ἁμαρτία и ἀνομία равны между собою и различаются но формальной стороне, но разным точкам зрения на предмет. Но с другой стороны тон и последовательность речи Апостола говорит за то, что для читателей ἀνομία представляется понятием совершенно определенным в своем противохристианском характере и содержании: Апостол считает достаточным обозначить ἁμαρτία как ἀνομία, чтобы читатели ясно постигли, насколько всякий грех несовместим с состоянием богосыновства. Это – общее положение, которое имеет значение для всякого человеческого акта, велик ли он или мал. Но тожество существа ведет к тожеству и в обнаружении; поэтому πᾶς ὁ ποιῶν τὴν ἁμαρτίαν καὶ τὴν ἀνομίαν ποιεῖ. Ποιεῖν τὴν ἄμαρτίαν отличается и от ὁ ἁμαρτάνων, и от πᾶς ὁ ἁμαρτίαν ποιῶν тем, что выражает идею действительной реализации греха, принимаемого при том во всем объеме его содержания. Всякий, творящий грех, в чем бы последний ни состоял, каково бы ни было его материальное содержание, творит беззаконие. Союз καὶ между ὁ ποιῶν τὴν ἁμαρτίαν и τὴν ἀνομίαν ποιεῖ отмечает полное соответствие между обоями. Но необходимо обратить внимание еще на πᾶς, поставленное в самом начале и очевидно нарочито оттеняемое Апостолом. Несомненно, что πᾶς прежде всего отмечает всеобщность высказываемого дальше положения: если верно общее положение, что ἡ ἁμαρτία ἐστὶν ἡ ἀνομία, то и во всяком частном случае оно неизменно имеет свое приложение. Но с другой стороны несомненно и то, что во всех случаях, где встречается эта характерная форма выражения, очевидно, находится указание на тех, которые ставили под сомнение приложение общего принципа в частных случаях (cp. II, 23. 29; IV, 7; V, 1. 418; 2 Ин. 9). Это действительно имело место у некоторых гностических учителей, которые провозглашали, что их высшее ведение ставит их выше нравственного закона: содержа нравственный закон, они не делаются лучшими и, нарушая, не делаются худшими. Некоторые признавали известные виды греха даже необходимыми проявлениями человеческой природы. Таким образом, но учению Апостола Иоанна, грех и беззаконие – взаимно заменимые понятия: они только различные наименования одного и того же состояния, рассматриваемого с различных точек зрения. Всякий грех есть ἀνομία, нарушение θέλημα τοῦ Θεοῦ и потому совершенно несовместим с понятием τέκνα Θεοῦ. Этим разъяснением, что сущность греха состоит в практическом отрицании безусловной обязательности для христианина подчиняться откровенной божественной воле, Апостол стремится навести читателей на мысль, как близко со всяким согрешением они подходят к опасной для них точке зрения еретиков антиномистов. Кто повинен в совершении грехов, тот но своему существу уже склоняется к еретичеству696. Но эту мысль Апостол развивает свойственным ему особенным образом. Он сначала высказывает всеобщее значение того положения, что ποιεῖν τὴν ἁμαρτίαν = ποιεῖν τὴν ἀνομίαν – в соответствие с развиваемым им понятием ποιεῖν τὴν δικαιοσύνην, а затем уже устанавливает общий принцип, на котором утверждает высказанное раньше положение. При такой постановке последнее является уже не просто, как основание предшествующего, но и как дальнейшее развитие мысли и изъяснение ее, – поэтому καὶ не равняется ὅτι: по своему обыкновению Апостол Иоанн новую мысль присоединяет как самостоятельное положение, не указывая логического отношения ее к предшествующей и чрез то придавая ей еще большее значение.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Этот нравственно-практический вывод из учения о духовном возрождении христиан и их высоком достоинстве детей Божиих Апостол далее подкрепляет отрицанием противоположного тезиса, вероятно, высказывавшегося еретиками-антиномистами, о допущении греха в христиан: Апостол со всею решительностью доказывает полную несовместимость греха с достоинством возрожденных христиан. Апостол говорит как бы так: "вы, усыновленные, делайте правду и не показывайте себя праздными от нее. Ибо как в отношении греха не тот грешник или беззаконник, кто совершил или совершит грех, но тот, кто держится зла и делает зло, так и праведен не тот, кто не действует, но тот, кто делает правду. Грех даже неуместен в вас, ибо Христос явился для разрушения греха, и как сам был непричастен греху, так и вам, соединившимся с Ним и утвержденным верою в Него, не остается уже места грешить... Нужно также знать, что грехом называется отпадение от добра, а беззаконием - нарушение положительного закона" (блаж. Феофил.). Нарушитель же закона Божия есть преступник против него, и уже не дитя Божие, а общник и сын диавола.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Подтвердив речь о правде благами от правды, апостол хочет теперь показать то же от противного и что есть в оном, и говорит: всякий, делающий грех. Он говорит как бы так: вы, усыновленные, делайте правду и не показывайте себя праздными от нее. Ибо как в отношении греха не тот грешник или беззаконник, кто совершил или совершит грех, но тот, кто держится зла и делает зло, так и праведен не тот, кто не действует, но тот, кто делает правду.

Толкование на группу стихов: 1 Ин: 3: 4-4

Вы, усыновленные, творите справедливость и не являйте себя ленивыми в этом деле. Ведь не тот, кто согрешил или согрешит, является беззаконником или грешником, но придерживающийся зла и постоянно его совершающий. Таким же образом и справедливым является тот, который не празден, но деятелен.

Источник

Комментарий на 1-е Кафолическое послание Иоанна. PG 119:649.