Толкование на 1-я книга Маккавейская, Глава 9, Толковая Библия А.П. Лопухина

Синодальный перевод
Толковая Библия А.П. Лопухина
1Когда Димитрий услышал, что Никанор и воины его пали в сражении, послал Вакхида и Алкима во второй раз в землю Иудейскую и правое крыло с ними.
Услышав о поражении Никанора (VII:43 и д.), Димитрий посылает второй раз Вакхида и Алкима в Иудею «и правое крыло с ними…» — выражение не совсем ясное. Более правильно разуметь здесь — южную, более близко стоявшую к Иудее часть войска. Отправление этого отряда последовало без сомнения ранее заключения Иудою союза с римлянами, и, во всяком случае, до отправления или получения упоминаемого в VIII:31 и д. послания Римского Сената к царю Димитрию.
2И отправились они по дороге в Галгалы и расположились станом при Месалофе, что в Арвилах, и, овладев им, погубили множество людей.
«Отправились… в Галгалы и расположились станом при Месалофе, что в Арвилах…» Эти обозначения места нельзя ныне определить с точностью. Γάλγαλα у LXX (ср. Нав. IV:19, 20 и 4 Цар. II:1; IV:38 и др.) — имя трех местечек Палестины. Так как нельзя думать, чтобы это был тот Галгал, который лежал между Иерихоном и Иорданом, то остается искать его между двумя другими, лежавшими к северу и северо-западу от Иерусалима. Это был, следовательно, или Галгал на месте нынешнего большого селения Dschildschule — между Гофною (Jifna) и Наблусом, в 2 1/2 милях к югу от последнего (Втор. XI:30), или — на месте нынешнего Dschildschule — восточнее или юго-восточнее от Kefr Saba (Антипатрида) по дороге из Дамаска в Египет, — который можно предполагать в Нав. XII:23. Этот последний можно предполагать и в данном месте, на что наводит мысль как выражение: «отправились по дороге в Галгалы», οδον τήν είς Γάλγαλα, где, очевидно, предполагается известная большая или военная дорога, — так и то обстоятельство, что армия, которая хотела пройти вперед возможно скорее, должна была избрать ближайший открытый караванный путь долины, нежели трудный путь по горам от Сихема к Иерусалиму. Если такое предположение о Галгале правильно, то Μαισαλώθ ή έν 'Αρβήλοις надо искать между Dschildschule и Иерусалимом, может быть — при восходе от долины на гористую местность. Ни Μαισαλώθ, ни 'Αρβηλα (если не считать ???, Ос X:14) — в Ветхом Завете более не упоминаются. И из «Мессалоф, что в Арвилах» допускается только заключить, что Арвила — местность округа, а не местечко.
3В первом месяце сто пятьдесят второго года расположились они станом у Иерусалима,
«В первом месяце 152 года…» (э. Сел.), следов., вскоре после поражения Никанора (IX:3), — так скоро, как только это было возможно, чтобы не дать собраться с силами Иуде, — «…пошли к Верее…», чтобы поразить Иуду, который «расположился станом при Елеасе…» (5 ст.). Местоположение обоих этих пунктов — Вереи и Елеаса — неизвестно. Одно можно предположить с достоверностью, что место столкновения противников было западнее или юго-западнее Иерусалима.
4но снялись и пошли к Верее с двадцатью тысячами мужей и двумя тысячами конницы.
«В первом месяце 152 года…» (э. Сел.), следов., вскоре после поражения Никанора (IX:3), — так скоро, как только это было возможно, чтобы не дать собраться с силами Иуде, — «…пошли к Верее…», чтобы поразить Иуду, который «расположился станом при Елеасе…» (5 ст.). Местоположение обоих этих пунктов — Вереи и Елеаса — неизвестно. Одно можно предположить с достоверностью, что место столкновения противников было западнее или юго-западнее Иерусалима.
5А Иуда расположился станом при Елеасе, и три тысячи избранных мужей с ним.
6Но, увидев множество войска, как оно многочисленно, они весьма устрашились, и многие из стана его разбежались, и осталось из них не более восьмисот мужей.
«Война тревожила его…», греч.: ό πάλεμος «έθλιβεν αύτόν, слав.: «брань оскорбляше его…», т. е. приводила в скорбь своею неизбывностью.
7Когда увидел Иуда, что разбежалось ополчение его, а война тревожила его, он смутился сердцем, потому что не имел времени собрать их.
8Он опечалился и сказал оставшимся: встанем и пойдем на противников наших; может быть, мы в силах будем сражаться с ними.
9Но они отклоняли его и говорили: мы не в силах, но будем теперь спасать жизнь нашу, и потом возвратимся с братьями нашими, и тогда будем сражаться против них, а теперь нас мало.
10Но Иуда сказал: нет, да не будет этого со мною, чтобы бежать от них; а если пришел час наш, то умрем мужественно за братьев наших и не оставим нарекания на славу нашу.
«Нет, да не будет этого со мною!…» — μή μοι γένιτο ποιήσαι, слав.: «не буди ми сотворити вещь сию!…» — «Пришел час наш…», ό καρός = предопределенное нам время, т. е. время смерти (слав.: «аще приближися время наше»).
11И двинулось войско из стана и стало против них; и разделилась конница на две части, а впереди войска шли пращники и стрельцы и все сильные передовые воины.
«И двинулось войско…», ή δύναμις, т. е. сирийское, о приведении коего в боевой порядок далее говорится подробнее.
12Вакхид же находился на правом крыле, и приближались отряды с обеих сторон и трубили трубами.
13Затрубили трубами и бывшие с Иудою, и поколебалась земля от шума войск, и было упорное сражение от утра до вечера.
14Когда увидел Иуда, что Вакхид и крепчайшая часть его войска находится на правой стороне, то собрались к нему все храбрые сердцем,
15и разбито ими правое крыло, и они преследовали их до горы Азота.
«Преследовали их до горы Азота…», έως Αζώτου όρους… Это указание возбуждает немалое сомнение, устранить которое пытался еще Иосиф Флавий, читая в данном месте 'Αζατου ορούς. Однако, если предположить, что сражение происходило на западе от Иерусалима на границе гор, заключающих филистимскую долину, то Азот мог отстоять от места сражения всего в 3–4 милях, и преследование врагов до окрестностей этого города или его горы было легко возможно.
16Когда находившиеся на левом крыле увидели, что правое крыло разбито, то обратились вслед за Иудою и бывшими с ним, с тыла.
«Обратились вслед за Иудою», έηέστρεψαν κατά πόδας, точнее слав.: «обратишася по стопам Иудиным…»
17И сражение было жестокое, и много пало пораженных с той и другой стороны,
«Сражение было жecтoκoe…», καί έβαρύνθη ό πόλεμος, точнее слaв.: «и отягчися брань…»
18пал и Иуда, а прочие обратились в бегство.
19И взяли Ионафан и Симон Иуду, брата своего, и похоронили его во гробе отцов его в Модине.
20И оплакивали его и рыдали о нем сильно все Израильтяне, и печалились много дней и говорили:
21как пал сильный, спасавший Израиля?
«Как пал сильный?…» — подражание плачу Давида над Саулом и Ионафаном — 2 Цар. I:19: «…как пали сильные?…»
22Прочие же дела Иуды, и сражения, и мужественные подвиги, которые совершил он, и величие его не описаны, ибо их было весьма много.
Заключение истории Иуды. «Прочие же дела Иуды…» — τά περισσά τών λόγων Ιούδα — слав. точнее: «прочая же словес и браней Иудиных…», т. е. остальное из повествований об Иуде или из его истории, — обычная формула в заключение повествования о царях израильских и иудейских (3 Цар. XI:41; 3 Цар. XIV:29 и др.), с тем лишь различием, что там указывается обыкновенно, где описаны их остальные подвиги, тогда как здесь напротив замечается, что они «не описаны» (ού κατεγράφη), причем остается неясным, хотел ли писатель сказать здесь то, что они не описаны в этой его книге, или то, что они не описаны в той книге, которою он пользовался для описания истории Иуды. Аналогия с указанными местами кн. Царств, и особенно сопоставление с 3 Цар. XVI:23 — говорят за последнее предположение.
23По смерти же Иуды во всех пределах Израильских явились люди беззаконные, и поднялись все делатели неправды.
Бедственное состояние Израиля и избрание Ионафана вождем и начальником народа После смерти Иуды (160 г. до Р. Х.), его заместил Ионафан, повествование о котором идет непрерывно до 12:53. Отступническая партия среди Иудеев, благодаря энергии, с какою обрушился на нее Иуда (24 и, обойдя все пределы Иудеи, сделал отмщение отступникам, - и они перестали входить в эту страну.1 Мак. 7:24), надолго была подавлена и обессилена; после его смерти она, однако, снова подняла голову и выступила в помощь сирийцам к угнетению правоверных. К довершению бедствия последних наступил сильный голод, имевший также связь с подъемом духа отступников, сильно увеличившихся в числе. Выражением этого служит замечание 24 ст., что «страна пристала к ним» — ηύτομόλησεν ή χώρα μετ' αύτων, точнее слав.: «и отступи страна с ними…» Этим толкованием предполагается, что отступники пользовались голодом (затрудняя получение хлеба) в своих целях — умножения своей партии, и действовали в этом смысле настолько успешно, что можно было сказать действительно, что как бы вся страна была увлечена ими. Есть, однако, и другое толкование данного места, едва ли не более верное. Оно предполагает здесь поэтическое выражение мысли, что «и страна», т. е. земля, почва (или как говорят и теперь — сама природа), отказавшись дать урожаи, как бы отступила от своего закона — питать своих гад, стала на сторону врагов народа («отступи с ними») и вместе с ними выступила против верных Богу во Израиле.
24В те самые дни был очень сильный голод, и страна пристала к ним.
25И выбрал Вакхид нечестивых мужей и поставил их начальниками страны.
26Они разведывали и разыскивали друзей Иуды и приводили их к Вакхиду, а он мстил им и издевался над ними.
27И была великая скорбь в Израиле, какой не было с того дня, как не видно стало у них пророка.
«С того дня, как не видно стало у них пророка…» Последний пророк, как известно, был Малахия во времена Неемии — около 440 г. до Р. Х. Здесь невольно возникает не излишний вопрос: почему писатель, желая указать время, с какого не бывало описываемого им бедствия, ссылается на последнего пророка, а не напоминает прямо какое-либо другое подобное народное бедствие из прежде бывших, напр., разорение храма халдеями, или (как Иосиф) хотя бы Вавилонское пленение? — Это объясняется значением пророков, как лучших утешителей в годину народных бедствий, по воззрениям самого народа. Проливая лучи Божественных откровении среди темной ночи народных бедствий, пророки указывали вместе с тем и средства или пути к устранению бедствия. Этой отрады в бедствии недоставало народу со дней Малахии. Сплотившиеся около мужественных Маккавеев и с молитвою на устах выходившие на битву и смерть, верующие иудеи потеряли вместе с Иудой последнюю надежду на победоносное окончание войны. В лице героя пал «спасавший Израиля» — σώζων τόν 'Ισραήλ ( ст.), которого, по его значению и влиянию на народ мог заменить только пророк! Это-то и заставляло особенно чувствовать тяжесть наступившего бедствия такою, «какой не бывало с того дня, как не видно стало у них пророка…»
28Тогда собрались все друзья Иуды и сказали Ионафану:
29с того времени, как скончался брат твой Иуда, нет подобного ему мужа, чтобы выйти против врагов и Вакхида и против ненавистников нашего народа.
«Против ненавистников нашего народа…», και έν τοις εχθραίνουσι, слав.: «противу… враждующих языку нашему…» Здесь следует разуметь язычников и отступников, выступивших врагами народа иудейского.
30Итак, теперь мы тебя избрали - быть нам вместо него начальником и вождем, чтобы вести войну нашу.
31И принял Ионафан в то время предводительство и стал на место Иуды, брата своего.
32И узнал о том Вакхид и искал убить его.
33Об этом узнали Ионафан и Симон, брат его, и все бывшие с ним и убежали в пустыню Фекое и расположились станом при водах озера Асфар.
Пустыня Фекое начинается часа на 2 пути юго-восточнее Вифлеема и простирается до Мертвого моря, — представляет весьма пригодную для скотоводства степь. — Λάκκος 'Ασφάρ — не озеро Асфар, но именно Λάκκος — соответствует у LXX еврейскому ??? — цистерны, искусственные водоемы, как 2 Пар. XXVI:10. — Место и название этих цистерн точнее неизвестны.
34Вакхид, узнав о том в день субботний, переправился сам и все войско его за Иордан.
Замечание — о переправе Вакхида за Иордан после получения сведений об уходе Ионафана в пустыню Фекое — темно и нуждается в разъяснении, по-видимому, зачем было Вакхиду переправляться за Иордан, если он хотел найти войско Ионафана, которое расположилось в пустыне Фекое, т. е. на западной стороне Мертвого моря? Неясно и то зачем нужно было сказать, что Вакхид узнал о последнем «в день субботний», — что для дела ничего не уясняет и представляется совершенно ненужным? Неясность осложняется здесь еще тем, что содержание данного стиха (34-го) предваряет последующий за сим эпизод из истории Иоанна, 34–42 ст., после чего он снова повторяется в главных чертах ( ст.) и ставится в связь с дальнейшим. Очевидно, историк хотел рассказать прямо о столкновении Вакхида с Ионафаном у Иордана ( ст. и д.), но вдруг спохватился, что он еще не сообщил о том, как Ионафан со своим стадом пришел к Иордану, и вот он вставил это событие в свой рассказ в форме отдельного эпизода.
35А Ионафан отправил брата своего - предводителя народа - и просил друзей своих, Наватеев, чтобы сложить у них большой запас свой.
«Отправил брата своего…» Имя его называется в следующем 36 стихе: это был Иоанн. — «Предводителя народа…» — «Народ» ('ο όχλος) здесь в смысле «толпа», которую в данном случае составлял, отчасти, отряд для сопровождения «запасов», отчасти толпы стариков, женщин и детей, которым предполагалось дать убежище у наватеев (см. к 25 Их встретили Навуфеи и приняли мирно, и рассказали им все, случившееся с братьями их в Галааде,1 Мак. 5:25).
36Но вышли из Мидавы сыны Иамври и схватили Иоанна и все, что он имел, и ушли.
Этот караван Иоанна был захвачен целиком и уведен «сынами Иамври из Мидавы», при чем сам Иоанн погиб (ср. ст. ). Οί υίοί Αμβρί — т. е. «потомки Амври» — нигде более не упоминаются; Мидава — место их поселения — сначала аморитский или моавитский город, потом пограничный город колена Рувимова (Нав. XIII:9), позднее опять в обладании моавитян, и тогда же, вероятно, был заселен наватеями, — до настоящего времени существует под этим именем в развалинах.
38Тогда вспомнили они об Иоанне, брате своем, и вышли, и скрылись под кровом горы.
39Подняв глаза свои, они увидели: вот восклицания и большое приданое; навстречу вышел жених и друзья его и братья его с тимпанами и музыкою и со многими оружиями.
40Тогда бывшие с Ионафаном поднялись на них из засады и побили их, и много пало пораженных, а остальные убежали на гору; и взяли они всю добычу их.
41И обратилось брачное торжество в печаль, и звук музыки их - в плач.
42Так отмстили они за кровь брата своего и возвратились к болотистому месту у Иордана.
«Возвратились к болотистому месту у Иордана…» Иордан перед своим впадением в Мертвое море по временам выступает из своих берегов. По свидетельству одного американца-путешественника, исследовавшего эту реку, Иордан затопил в одном месте оба берега на 12 футов глубины. Так как в этом месте восточный берег более покат, то разлившаяся вода образовала между рекою и горами на восточном берегу моря целую значительную бухту. Эта-то бухта, напротив Мидавы, и могла представлять τό 'έλος — болотистое место на восточной стороне Иордана, где расположился Ионафан.
43И услышал об этом Вакхид - и в день субботний пришел к берегам Иордана с большим войском.
Здесь повествователь продолжает прерванную рассказом об Ионафане речь в 34 стихе. Из сопоставления этих обоих стихов с 44 и дальнейшими обнаруживается, что Вакхид занял войсками не только броды Иордана с западной стороны, но продвинулся и севернее вверх по Иордану, чтобы отрезать Ионафану всякие пути отступления и лучше справиться с ним на открытой и болотистой низменности иорданского берега.
44Тогда сказал Ионафан бывшим с ним: встанем теперь и сразимся за жизнь нашу, ибо ныне - не то, что вчера и третьего дня.
45Вот, неприятель и спереди нас, и сзади нас, вода Иордана с той и с другой стороны, и болото и лес, и нет места, куда уклониться.
46Итак, теперь воззовите на небо, чтобы избавиться вам от руки врагов ваших.
47И началось сражение. И простер Ионафан руку свою, чтобы поразить Вакхида, но тот уклонился от него назад.
48И бросился Ионафан и бывшие с ним в Иордан и переплыли на другой берег, а те не перешли за ними Иордана.
49И пало у Вакхида в тот день до тысячи мужей.
50И возвратился он в Иерусалим и построил в Иудее крепкие города: крепость в Иерихоне, и Еммаум и Вефорон, и Вефиль и Фамнафу в Фарафоне, и Тефон с высокими стенами, воротами и запорами,
«Построил в Иудее крепкие города…», ώκοδόμησε — означает не только «построение вновь», но также перестройку и отделку крепостей и крепостных укреплений. — «Крепость в Иерихоне…», тό όχύρωμα тό έν Ίεριχώ, — следовательно, не сам Иерихон (как представляет Иосиф). Страбон — XVI, р. 763 — упоминает о двух состоявших при Иерихоне крепостях — Taurus и Thrax, которые разрушил Помпей. — «Еммаум» — см. к III:40. — «Вефорон…» — см. к III:16. — «Вефиль…», часто встречающийся в Ветх. Зав., в 12 милях севернее Иерусалима, нынешний Beitin. — «Фамнафа в Фарафоне…» — Θαμναθά Φαραθωνι — слав.: в «Фемнафе и Фарафоне…» Есть несколько опорных разночтений данного места. В некоторых текстах читается Φαραθών, у Иос. Фл. — Φαραθώ, при этом оба названия разъединяются также союзом «и» (как удержано и в славянском тексте): Θαμνοθά και Φαραθώ. В Θαμνοθά звучит евр. ??? или ??? (Нав XV:57; Нав. XIX:43 и друг.) и Φαραθών = ??? Суд XII:5 — Городов с именем Thimna в Библии три: 1) в горах Иудейских, Нав. XV:57, — местоположение его еще не определено; 2) в колене Дановом, Нав. XV:10, Нав. XIX:3; Суд. XIV:1 и д. — нынешняя Tibneh, 4–5 часов пути западнее от Ain-Shems; 3) в колене Ефремовом, с прибавлением наименования ???, Нав. XIX:50; Нав. XXIV:30; Суд. II:9 — нынешний Tibneh, в 7 час. пути севернее от Иерусалима, и в 2 часах — западнее от Dschildschilia; этот последний здесь не идет в счет, так как едва ли принадлежал к Иудее. — Фарафон соответствует или селению Ferata — в 2 1/2 час. западнее или юго-западнее от Nablus, или селению Faraun — в 6 час. западнее Nablus. Ferata отстоит от Thimnath-Serah в 3 милях, от Thimna в кол. Дановом в 4 1/4; Faraun от первого в 4 1/4, от второго — в 8 милях (по прямой линии по карте). Если Φαραθών тождествен с одним из этих пунктов, то это слово очевидно не должно являться прибавлением к Θαμναθά, для различения последней от другой одноименной с нею, но должно иметь свое самостоятельное значение, соединяясь с предшествующим, согласно разночтению, — союзом «и». Не в пользу такого представления дела будет только то, что этот Φαραθών лежал без сомнения в Самарии, а не в Иудее. Но если различать Φαραθών от Ferata и Faraun, то он может быть также и приложением к Θαμναθά. — Τεφών (Τεφώ — по некоторым кодексам), по мнению некоторых — к западу от Xеврона расположенное местечко Teffuh (древний ???, Нав. XV:53), где доныне между домами можно видеть большие части стен старинной крепости. Но есть и еще два других Tappuah, которые могли нуждаться в укреплении, один — в Сефеле (Нав. XV:34; Нав. XII:17), и последний (третий) — на запад от Nablus (Нав. XVI:8 и Нав. XVII:7), который, однако, принадлежал, вероятно, уже к Самарии, и здесь, следоват., едва ли должен идти в счет.
51и поставил в них стражу, чтобы враждебно действовать против Израиля.
52Укрепил также город в Вефсуре и Газару и крепость и оставил в них войско со съестными запасами,
«Город в Вефсуре…» Правильнее — разночтение этого места — τήν πόλιν τήν Βαιθσούραν (Синайский к.; лат. — emiatem Bethsuram). О Вефсуре см. 29 И пришли они в Идумею, и расположились станом в Вефсурах; а Иуда встретил их с десятью тысячами мужей.1 Мак. 4:29; о Газаре — 1 Мак. к 4:15.
53и взял в заложники сыновей вождей страны и поместил их в Иерусалимской крепости под стражею.
54В сто пятьдесят третьем году, во втором месяце, Алким велел разорить стену внутреннего двора храма и разрушить дело пророков, и уже начал разрушение.
«В 153 году (э. Сел.) во втором месяце…» = в апреле или мае 159 г. до Р. Х., через год после смерти Иуды. — «Велел разорить стену внутреннего двора храма…» Этот «внутренний двор храма» — есть двор священников. Надо иметь в виду, что Зоровавелевский храм, устроенный по образцу Соломонова, имел только два двора, из коих священнический, с жертвенником всесожжений, посреди, ясно называется внутренним (3 Цар. VI:36, ср. 2 Пар. IV:9). Стена этого двора, следоват., есть не так называемая «Soreg», т. е. низкая перегородка, отделявшая двор иудеев от двора язычников, но настоящая стена между двором священников и двором народа, уничтожением которой Алким хотел лишить храм его отличительного теократического характера. Это предприятие писатель называет разрушением «дела пророков», рассматривая устройство храма и все расположение и план святилища, как дело Божественного вдохновения, основываясь на Исх. XXV:9, 40; 1 Пар. XXVIII:19, и имея в виду то, как пророки Аггей и Захария заботились о том, чтобы восстановление храма совершилось по указанному Богом образцу.
55Но в то самое время Алким поражен был ударом, и остановились предприятия его; уста его сомкнулись, он онемел и не мог более вымолвить ни одного слова и завещать о доме своем.
56И умер Алким в то же время в тяжких мучениях.
57Когда Вакхид узнал, что Алким умер, возвратился к царю; и земля Иудейская два года оставалась в покое.
При вести о смерти Алкима, Вакхид возвращается к царю. Так как Алким, домогаясь первосвященства и возбудив царя против верных иудеев, вызвал и то, что Вакхид был послан в Иудею (5 И пришли к нему все мужи беззаконные и нечестивые из Израильтян, и Алким предводительствовал ими, домогаясь священства;1 Мак. 7:5 и д.), то смерть этого честолюбца, энергично содействовавшего эллинистическим планам сирийцев в Иудее, могла быть достаточным побуждением к возвращению Вакхида, почувствовавшего себя одиноким и недостаточно сильным для своего дела. Этим не исключаются и другие мотивы возвращения, указываемые толкователями, как, напр., — прибытие римского посольства с требованием прекращения стеснений Иудее (31 А о том зле, какое делает Иудеям царь Димитрий, мы написали ему так: "для чего ты наложил тяжкое твое иго на друзей наших и союзников - Иудеев?1 Мак. 8:31 и д.) и т. п.
58Тогда все беззаконники совещались и говорили: вот, Ионафан и находящиеся с ним живут безопасно в покое; приведем теперь Вакхида, и он схватит всех их в одну ночь.
«Ионафан и находящиеся с ним…», т. е. — его доверенные друзья и вожаки верного народа, жившие при Ионафане. — «Живут безопасно в покое…» — κατοικοουσι πεποιθότες, т. е. «не опасаясь ничего злого».
59Пошли и предложили ему такой совет.
60Он решился идти с большим войском и послал тайно письма всем союзникам своим, которые находились в Иудее, чтобы они схватили Ионафана и находящихся с ним, но они не могли, потому что замысел их сделался известен им.
61И поймали они из мужей страны виновников этого злодейства до пятидесяти человек и убили их.
63Узнав об этом, Вакхид собрал все войско свое, известив и тех, которые находились в Иудее,
64пришел и осадил Вефваси, и сражался против него много дней и устроил машины.
65Ионафан же оставил в городе Симона, брата своего, а сам вышел в страну, и вышел с небольшим числом,
«Вышел с небольшим числом…» — έν άριθμω, слав. точнее: «изыде в числе», т. е. в таком количестве, которое можно было легко сосчитать, — «со счетом», как говорят доныне.
66и поразил Одоааррина и братьев его и сыновей Фасирона в шатрах их и начал поражать и наступать с силою.
Об «Одоааррине (Οδοαρρής; иначе 'Οδομηρά, как слав.) и братьях его и сыновьях Фасирона» можно сказать лишь, что это были, вероятно, бедуинские семейства, жившие в окрестностях Вефваси и нигде более не упоминаемые.
67Тогда и Симон и бывшие с ним выступили из города и сожгли машины,
Вторая половина предыдущего стиха: «начал поражать и наступать с силою…» относится уже к действиям Ионафана на против осаждавших Вафваси, и должна быть поставлена в связь со следующим, как придаточное предложение обстоятельственного времени в отношении к главному. Мысль, следовательно, здесь такова: «усилив себя победою бедуинских начальников и присоединением новых сподвижников из верных иудеев, Ионафан получил возможность поражать и наступать на осаждавших с большею силою». Тогда-то и Симон, согласуя свои действия с его намерениями, сделал удачную вылазку из города, истребив огнем осадные машины противника. Дальнейшее (68 ст.) понятно само собою: «и сражались против Вакхида…» оба брата — Симон изнутри города вылазками, Ионафан — наступлением совне, и этими совместными действиями Вакхид «был разбит ими…»
68и сражались против Вакхида, и он был разбит ими; этим они сильно опечалили его, потому что замысел его и поход остался тщетным.
69Сильно разгневался он на мужей беззаконных, которые присоветовали ему идти в эту страну, и многих из них умертвил, и решился возвратиться в землю свою.
70Узнав об этом, Ионафан послал к нему старейшин, чтобы заключить с ним мир и чтобы он отдал пленных.
71Он принял это и сделал по словам его, и поклялся не причинять ему никакого зла во все дни жизни своей,
72и отдал ему пленных, которых прежде взял в плен в земле Иудейской, и возвратился в землю свою и не приходил более в пределы их.
Возвратив всех пленников, по договору с Ионафаном, Вакхид ушел в Сирию, чтобы никогда более не тревожить Иудеи. Однако, в крепости Иерусалимской оставался еще и после этого сирийский гарнизон, и не возвращены были содержавшиеся там под стражею иудейские заложники (1 Мак. IX:53; ср. 1 Мак. X:6).
73И унялся меч в Израиле, и поселился Ионафан в Махмасе; и начал Ионафан судить народ и истребил нечестивых из среды Израиля.
«И унялся меч в Израиле…», χατεπαυσε έξ Ίσραηλ, — т. е. успокоился и пребывал вдали от Израиля — ρομφαία — меч войны, более точно слав.: «и преста меч от Израиля». — Это спокойствие меча продолжалось до 160 г. э. Сел., т. е. 152 г. до Ρ. Χ., т. е. (если предположить, что начавшаяся после 58 ст. война решилась в один год) — полных 4 года (ср. X:1). — «Махмас» — Μαχμας (Micmas) — место поселения Ионафана после войны — в настоящее время разоренная деревушка Mukhmas в 9 милях или 3 1/2 часах пути к северу от Иерусалима (1 Цар. XIII:2). — «Начал судить народ…» Это не означает еще совершенно самостоятельного правления Ионафана над Иудеею, что замечается лишь позднее, но только пока беспрепятственное право суда в области гражданских дел народа, на основах Моисеева закона и правопорядка. Сирийское владычество было еще налицо, заявляя о себе такими неопровержимыми доказательствами, как подати сирийскому царю, сирийские гарнизоны во внешних крепостях страны и в самом центре ее — Иерусалиме, заложники и т. п. — Только в X:6 и д. эти неприятные стороны и признаки чуждого владычества упоминаются ослабевающими и устраняющимися.