yandex

Библия - Деяния апостолов Глава 23 Стих 3

Стих 2
Стих 4

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Ведь показалось, что Павел говорит унизительные слова, когда, ударенный по приказу первосвященника рукой, сказал: Бог будет бить тебя, стена подбеленная, – что для непонимающих звучит как поношение, а для понимающих – как пророчество. Стена подбеленная – это лицемерие, то есть видимость, выставляющая вперед священническое достоинство и прячущая под этим именем, как под белым покрывалом, грязный позор.

Источник

Августин Иппонский, О нагорной проповеди Господа 1.1 9.58. C1.0274, 1.58.1460.

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

В праведном гневе своем святой Апостол произнес резкие слова против него: «Бог будет бить тебя, стена подбеленная…». Здесь оскорблен был закон, оскорблена была правда, оскорблена была чистота совести Апостола.    Слова эти были не только укоризной за беззаконное распоряжение судьи, обязанного судить по закону, но и пророчеством: спустя несколько лет, в начале так наз. Иудейской войны, Анания был убит сикариями, как изменник. «Стена подбеленная» — образное обозначение лицемера, как и «гроб подбеленный» (подбеленный известью).

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Уже хотели Павла бичевать, чтобы выпытать от него самого признание в вине, которая возбудила мятеж, как он объявил о себе, что он римский гражданин и тем избавил себя от истязания. После того трибун, чтобы объяснить его дело, решился представить его Синедриону. Здесь Павел явил себя человеком, который христианской кротостью умеет покорять все волнения своего чувства и с христианским благоразумием пользоваться обстоятельствами, не причиняя ущерба истине. Хотя и позволил он себе увлечься на мгновение чувством праведного негодования и начал говорить жестче, нежели как хотел, но тотчас же удержал себя. В порыве волнения он высказал первосвященнику Анании несколько горьких слов, впрочем справедливых, слов за его несправедливое повеление бить Павла по устам, – не зная, что то был первосвященник; но лишь только узнал о сем, смягчив свою речь, сказал в извинение, что он говорил только по неведению, зная и сам, что закон требует уважения к начальству.


Источник

Горский А. В. прот. История Евангельская и Церкви Апостольской. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 340-341

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

27. Опасна подбеленная стена, недаром так назван первосвященник — он был помехой как средостение, которое Господь Иисус убрал как слишком тяжелую обязанность, изливая более ясное богопочитание, чтобы уже не только иудейский народ, пленник телесных установлений закона, но и все народы через Евангелие были призваны к почитанию Бога.


Источник

Амвросий Медиоланский свт. Изъяснение Евангелия от Луки. Книга 3. М.: ПСТГУ, 2019. С. 214-215

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Павел так сказал не по душевному возбуждению, но сказал словно пророчествуя, так как образно этот первосвященник, который был сравнен с подбеленной стеной, должен был быть битым для уничтожения, ибо, когда апостолы проповедовали Евангелие, уже пришло новое священство Христа. И поэтому он сказал: Бог будет бить, а не: «пусть будет бить», указывая изъявительным наклонением на то, что это на самом деле произойдет, а не злобствуя посредством желательного наклонения.

Источник

Беда Достопочтенный, Изложение Деяний Апостолов 23.3. C1.1357, 23.1.

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Первосвященник и вместе председатель синедриона Анания Анания, сын Неведея, был первосвященником от 48 до 60 года. считал Павла отъявленным и самым дерзким противником Богу и Его закону, так как, по его мнению, он не только сам не исполнял закона Божия, но и других учил тому же. Поэтому слова апостола, что он служил Богу со всею доброю совестью, должны были показаться ему дерзкою ложью и гнусным лицемерием, а потому они привели его в бешенство, и он приказал стоявшим пред подсудимым, вероятно прислужникам при синедрионе, бить его по устам. Но это было совершенно беззаконным действием со стороны первосвященника, всецелым нарушением порядков суда и прав подсудимого, определяемых всяким законом. Такое беззаконное действие председателя суда и блюстителя правосудия возбудило в апостоле тем более справедливый гнев, что он сознавал себя совершенно невинным. Сознавая себя, кроме того, стоящим пред судом не столько синедриона, сколько римской власти, и чувствуя себя в некоторой мере защищенным этою властию от злобы своих противников, апостол в ответ на беззаконное действие первосвященника сказал ему: Бог будет бить тебяЭта пророческая угроза апостола впоследствии исполнилась. В начале иудейской войны Анания был убит восставшими иудеями, как преданный римскому правительству., стена подбеленная, – лицемер, показывающий себя ревнителем закона, а на самом деле всего менее радеющий о его невредимости и нерушимости, – ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону, велишь бить меня, – как председатель верховного судилища, ты должен бы быть блюстителем нерушимости закона, ты же являешься первым его нарушителем.


Источник

Толковый Апостол. Деяния Святых Апостолов, изъяснённые профессором Московской Духовной Академии Дмитрием Боголеповым. Последовательное истолковательное чтение. М.: Правило веры, 2010. С. 276-278

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Некоторые говорят, что он, зная, сказал такую укоризну; но мне кажется, он вовсе не знал, что это — первосвященник; иначе почтил бы его. Потому он и оправдывается, как ви­новный, и говорит: «начальствующего в народе твоем не злословь». Что же? — скажут. Если бы это был даже не начальник, то разве можно было просто оскорблять другого? Нет, напротив, терпеть, когда наносят оскорбление. Достойно внимания, почему тот, кто в другом месте говорит: «злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим» (1 Кор. 4:12), здесь поступает напротив, и не только уко­ряет, но и угрожает. Нет, ни того, ни другого он не сде­лал. Кто тщательно рассмотрит, тот увидит, что это более слова дерзновения, нежели гнева. С другой стороны он не хо­тел подвергнуться презрению тысяченачальника. Если этот не осмелился бичевать его и хотел предать иудеям, то, когда слуги стали бить его, тогда он явил еще большее дерзно­вение; обратился не к слуге, но к самому повелевшему. Сказав: «стена подбеленная! ты сидишь, чтобы судить по закону», он как бы так сказал: ты виновен и достоин тысячи ран. Смотри, как народ был поражен его дерзновением. Им сле­довало бы прекратить все; а они еще более неистовствуют. Он приводит слова закона, желая показать, что не из страха и не потому, что он не был достоин такого повеления, он выра­зился так, но повинуясь и в этом случае закону. Я совер­шенно убежден, что он не знал, что это — первосвященник; он возвратился сюда после долгого отсутствия, не часто обра­щался с иудеями и видел его среди множества других; между многими другими разными людьми первосвященник мог быть не замечен. И самым ответом своим, мне кажется, он по­казывает, что он повинуется закону и потому оправдывается. «Тогда, — говорит, — Павел сказал ему: Бог будет бить тебя, стена подбеленная». Вот дерз­новение: обличает его в лицемерии и беззаконии; после того он и смиряется. В недоумении первосвященник не осмели­вается ничего сказать, но бывшие при нем не вынесли дерзно­вения (Павла), видели его готовым идти на смерть, и не вынесли. «Я не знал, — говорит, — что он первосвященник». Следовательно, укоризна произошла от неведения. Если бы это было не так, то тысяче­начальник, взяв его, удалился бы, не промолчал бы, или пре­дал бы его им. Отсюда видно, что он добровольно терпит все, что тер­пит; и оправдывается пред ними из повиновения закону, а не из желания показать им свои достоинства; потому он сильно и укорил их. Таким образом он оправдывается для закона, а не для народа; и справедливо, — ведь бить человека, не сделав­шего никакого оскорбления и притом невинного, беззаконно. Сказанное им не есть оскорбление; иначе иной назвал бы оскорблением и слова Христа, когда Он говорит: «горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам» (Мф. 23:27). Да, скажете, если бы он сказал это прежде, нежели потерпел битье, то слова его были бы не от гнева, но от дерзно­вения. Но я показал причину: он не хотел подвергнуться пре­зрению. Так и Христос нередко укорял иудеев, когда был оскорбляем, например, когда говорил: «не думайте, что Я буду обвинять вас» (Ин. 5:45). Но это не оскорбление — да не будет. Смотри, с какою кротостью (Павел) обращается к ним: «я не знал, — го­ворит, — что он первосвященник». Сказав это, он не остановился, но, желал показать, что говорит без насмешки, присовокуп­ляет: «начальствующего в народе твоем не злословь» (ср. Исх. 22:28). Ви­дишь ли, как он еще признает его начальником?    Будем и мы учиться его кротости, чтобы в том и дру­гом нам быть совершенными. Великое нужно старание, чтобы знать, в чем состоит первая и в чем последнее; старание необходимо потому, что с этими добродетелями смешиваются пороки, с дерзновением — дерзость, с кротостью — малодушие. Каждому должно смотреть, чтобы, предаваясь пороку, не припи­сывать себе добродетели, подобно тому, как если бы кто, имея общение с служанкою, по неведению воображал бы, что он имеет общение с госпожою. Итак, что такое кротость и что малодушие? Когда мы, видя других оскорбляемыми, не защи­щаем их, а молчим, это — малодушие; когда же, сами получая оскорбления, терпим, это — кротость. Что такое дерзновение? Опять тоже самое, т.е. когда мы ратоборствуем за других. А что дерзость? Когда мы стараемся мстить за самих себя. Таким образом, великодушие и дерзновение на одной стороне, а дерзость и малодушие на другой. Кто не щадит себя, тот едва ли будет сожалеть о других; и кто не мстит за себя, тот едва ли оставит без защиты других. Когда наш нрав свободен от страсти, то он способен и к добродетели. Как тело, освободившись от горячки, укрепляется в силах, так и душа, если не предана страстям, делается сильною.    Кротость есть при­знак великой силы; чтобы быть кротким, для этого нужно иметь благородную, мужественную и весьма высокую душу. Неужели ты думаешь, что мало нужно (силы душевной), чтобы получать оскорбления и не возмущаться? Не погрешит тот, кто назовет такое расположение к ближним даже мужеством; кто был столько силен, что преодолел эту страсть, тот, конечно, будет в состоянии преодолеть и другую; т.е. здесь две страсти: страх и гнев; если ты победишь гнев, то, без сомнения, (преодолеешь) и страх; гнев же ты победишь, если будешь кроток, а если преодолеешь страх, то окажешь мужество. На­оборот, если не победишь гнева, то окажешься дерзким; а не победив его, не будешь в состоянии преодолеть и страх, и, следовательно, окажешься малодушным, и будет с тобою тоже, что, например, с телом, которое так бессильно и расслаб­лено, что не может вынести никакого труда: оно скоро изну­ряется и от холода и от жара; таково свойство тела расслаб­ленного, а крепкое выдерживает все. Еще, с великодушием, которое есть добродетель, смешивается расточительность; также бережливость есть добродетель, но с нею смешиваются корысто­любие и скупость. Сравним их между собою.    Расточительный не есть человек великодушный. Почему? Потому что, кто предан тысяче страстей, тот может ли быть велик душою? Он таков не оттого, что презирает деньги, но оттого, что покоряется другим страстям, подобно как че­ловек, принужденный разбойниками повиноваться им, не мо­жет быть свободным. Не от презрения к деньгам происхо­дит расточительность, но от неумения распоряжаться ими; если бы можно было и удержать их и предаваться удовольствиям, то он, конечно, пожелал бы этого. Кто употребляет деньги, на что следует, тот великодушен; поистине та душа велика, ко­торая и не раболепствует страсти и почитает деньги за ничто. Также бережливость есть добродетель; весьма бережливым был бы тот, кто употреблял бы деньги, на что следует, а не просто без разбора. Скупость же — не то же самое. Тот (бережливый) издерживает все на нужное, а этот (скупой) и при самой на­стоятельной нужде не касается своего имущества. Бережливый — брат великодушного. Таким образом, поставим вместе великодушного с бережливым, а расточительного со скупым; последние оба страдают малодушием, а первые оба отличаются великодушием.    Подлинно, великодушным мы должны назвать не того, кто тратит деньги безрассудно, но кто употребляет их на нужное; равно как скупым и сребролюбивым — не бе­режливого, но того, кто не употребляет денег и на нужное. Сколько имущества расточал богач, облачавшийся в порфиру и виссон? Но он не был великодушен, потому что душа его была одержима жестокостью и тысячами вожделений; а такая душа может ли быть великою? Великодушен был Авраам, который употреблял свое имущество на принятие странников, закалал тельцов и, когда нужно было, не щадил не только имущества, но и самой души своей. Итак, если мы видим, что кто-нибудь приготовляет роскошную трапезу, насыщает блудниц и тунеядцев, то не будем называть его великодуш­ным, но весьма малодушным. Смотри, в самом деле, сколь­ким сам он служит и раболепствует страстям, — чрево­угодию, безмерному сластолюбию, самоуслаждению; а кто одержим столь многими страстями и не может освободиться ни от одной из них, того можно ли назвать великодушным? Следовательно, тогда в особенности и надобно назвать его малодушным, когда он много тратит; чем больше он тратит, тем больше по­казывает владычество над ним страстей; если бы они не столько имели над ним силы, то он не столько бы и тратил. Напротив, если мы видим, что кто-нибудь никому из подобных людей ничего не уделяет, но питает бедных и помогает нуждающимся, и сам довольствуется трапезою не роскошною, того мы должны назвать весьма великодушным; по­истине великой душе свойственно не думать о собственном удовольствии, а заботиться о (спокойствии) других. Скажи мне: если бы ты увидел кого-нибудь, кто бы, презирая всех тира­нов и вменяя ни во что их повеления, облегчал страдания притесняемых ими, не признал ли бы ты это делом вели­ким? Так точно мы должны рассуждать и здесь.    Страсти — это тираны. Если мы будем презирать их, то сделаемся великими; если будем освобождать от них и других, то — еще более великими. Это и справедливо. Кто делает добро не себе только, но и другим, тот выше не делающих ни того, ни другого. Если бы кто, из угождения тирану, одного из подчиненных его стал бить, другого притеснять, третьего оскорблять, — не­ужели мы назовем это великодушием? Отнюдь нет, и тем менее, чем он был бы важнее. Так точно и здесь. У нас есть душа благородная и свободная; расточительный предает ее на битье страстям; назовем ли же великодушным того, кто терзает самого себя? Отнюдь нет. Итак, будем помнить, что такое великодушие и расточительность, что бережливость и скупость, что кротость и малодушие, что дерзновение и дерзость, чтобы, различая их друг от друга, мы могли благоугождая Господу провести настоящую жизнь и сподобиться будущих благ, благодатию и человеколюбием Единородного Его, с Ко­торым Отцу со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

ειπεν aor. ind. act., см. ст. 1. μέλλει praes. ind. act. от μέλλω собираться, с inf. указывает на ближайшее будущее; здесь является вариантом предсказанияпроклятия (LC). τοίχε voc. sing, от τοίχος стена, κεκονιαμένε perf. pass. part, voc. от κονιάω белить. Побеленная стена символизировала контраст приятного фасада с нечистым содержимым (Bruce). Возможно, Павел ссылается наИез. 13:1012, где сказано, что побеленная стена обрушится на грядущем суде Бога (Polhill); или же это ссылка на Лев. 14:33-53. Об этом образе в свитках Мертвого моря см. CD 8:12; 19:25. καί σύ "и ты!" Эмфатическое, выражает негодование (RWP). κάθη praes. ind. med. (dep.) 2pers. sing, от κάθημαι сидеть. О форме см. BD, 50. κρίνων praes. act. part, (conymcme.) от κρίνω судить. παρανομών praes. act. part, (сопутств.) от παρανομέω действовать против закона, κελεύεις praes. ind. act. от κελεύω повелевать, τύπτεσθαι praes.pass, inf., см. ст. 2. Inf. в косвенной речи.

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Пораженный столь вопиющим оскорблением, столь незаслуженным насилием, ап. Павел усты­дился за верховное судилище своего народа и, не стерпев столь грубого попрания всякой справедливости, воскликнул: «Бог будет бить тебя, стена подбеленная! Как! ты сидишь, чтобы судить по закону и вопреки закона велишь бить меня?»


Источник

Александр Павлович Лопухин. Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. С. 342

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Павел сказал ему и пр.: в праведном гневе своем на такое беззаконное и грубое действие первосвященника апостол сказал сильное слово против него; здесь оскорблен был закон, здесь оскорблена была правда, здесь оскорблена была чистота совести апостола, здесь оскорблена была личная честь апостола, как римского гражданина, и оскорблена самим судьей, а потому резкое слово апостола нисколько не нуждается в оправдании; оправдание его в самих обстоятельствах дела. Притом апостол «не хотел подвергнуться презрению тысяченачальника. Если этот не осмелился бичевать его и хотел предать иудеям: то когда слуги стали бить его, тогда он явил еще большее дерзновение, обратился не к слуге, но к самому повелевшему» (Злат.).

Бог будет бить тебя: это и укоризна и пророческое предсказание, что Бог отомстит Анании эту обиду, какую нанес он невинному апостолу, что первосвященник подвергнется Божьему наказанию за эту обиду. Спустя несколько лет, в начале так называемой иудейской войны, этот Анания был убит сикариями, как изменник (Флав. Bell. jud. 2, 17. 9).

Стена подбеленная: образное обозначение лицемера, в том же смысле, как гроб подбеленный (см. прим. к Мф. 23:27).

Ты сидишь: вероятно, он председательствовал в этом собрании синедриона, а потому указывается на суд его, как должностной суд, по закону. Он должен действовать сообразно с законом и как член суда и как председатель суда, а между тем он первый же и нарушает закон правды и справедливости.

Стеной подбеленной называет его потому, что хотя Анания принимал светлый образ человека, который как бы защищает закон и судит по закону, но мысль его была полна беззакония. Поэтому Павел и изобличает в нем лицемерный вид наружного расположения к закону» (Феофил.).


Источник

Толковый Апостол. Книга 1. Деяния Апостолов на славянском и русском наречии, с предисловиями и подробными объяснительными примечаниями епископа Михаила. Киев: Тип. Киево-Печерской Лавры, 1897. С. 505-506

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Апостол Павел пытался оправдаться перед синедрионом, ссылаясь на чистоту своей доброй совести. Но первосвященник Анания, очевидно, предвидевший все дело Павла раньше, велел бить Павла по устам, как бы произносившим нечто богохульное. Тогда Павел напомнил ему, что нельзя наказывать, не установив вины, причем назвал его подбеленной стеной, имея в виду его виновность во многом, что, однако, он умел искусно скрыть от многих, но не от всех. Еще недавно он был вызываем в Рим для оправдания во взведенных на него обвинениях. Хотя он там, по-видимому, и оправдался, потому что продолжал исправлять свою должность, однако его ждала еще кара десницы Божией, о чем предсказывал апостол, судивший о нем по его гордому виду и грубому обращению. Апостол говорил: я не сознаю за собой ничего, чем бы оскорбил вас или сделал бы что-нибудь, достойное этих уз. «Первосвященнику следовало бы пожалеть, что в угоду им (Павел) несправедливо заключен в оковы, а он еще более ожесточается и приказывает бить его. Хорош поступок, кроткий архиерей!» — говорил некогда святой Иоанн Златоуст. «Спустя несколько лет, в начале так называемой Иудейской войны, этот Анания был убит сикариями как изменник».


Источник

Никанор (Каменский), архиепископ. Толковый Апостол. Том 1. Объяснение книги деяний святых апостолов и соборных посланий. — М.: ДАРЪ, 2008. — 704 с. - С. 463-464

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

тебя, стена подбеленная. Гробницы часто подбеливали, чтобы внешне они выглядели благопристойно (Мф. 23:27, 28).

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

"Бог будет бить тебя..." Это и укоризна, и пророческое предсказание, что Бог отмстит нанесенную обиду. И действительно, спустя несколько лет, в начале Иудейской войны, Анания погиб от руки сикариев, как изменник (Флав., О войне, II:17, 9). "Стена подбеленная!.. " - образное обозначение пустоты и низости кажущегося величия (подобно выражению "гроб повапленный" Мф. 23:27), извращения личности, лицемерия. "Стеной подбеленной называет его потому, что хотя Анания принимал светлый образ человека, который как бы защищает закон и судит по закону, но мысль его полна беззакония. Поэтому Павел и изобличает в нем лицемерный вид наружного расположения к закону" (Феофил.). Некоторые сравнивают поступок Павла с подобным же случаем на суде Спасителя и находят, что Павел показал пример менее достойный для подражания, чем пример Спасителя. Так, блаж. Иероним, приводя укорительное выражение Павла, задается вопросом: "где же то терпение Спасителя, Который, будучи ведом, как агнец на заклание, не отверзает уст Своих, и так кротко спрашивает ударившего: "если Я сказал худо, покажи, что худо, а если хорошо, что ты бьешь Меня?" Но кто же осмелится произнести осуждение на действие апостола, сравнивая самообладание человеческое с самообладанием Богочеловека, Который, страдая телом, стоял превыше всякой плотской неправды и человеческой слабости!". Впрочем, сравнение здесь страдает важною неточностью, которая говорит немало в пользу Павла: Иисус Христос, во-первых, получил удары - не по приказанию Своих судей. Будь иначе - если бы удары были нанесены по приказанию Каиафы, кто знает, не указал ли бы и ему Спаситель на столь неприличное забвение первосвященником своего достоинства и прав судии? А затем не надо забывать и того, что Сам Господь, обличая лицемерие и дерзость, давал полную свободу Своему праведному гневу в других случаях. Должно думать также, что Павел поступил в сем случае не как обыкновенный человек, а как посланник Божий. А известно, что пророки имели право обличать всех в преступлениях (3 Цар. 18:18; 4 Цар. 3:13; Ис. 1:10-23; Иез. 21:25). Последующее показало, что его укоризна действительно произнесена была в пророческом духе. Если указывают на заповедь Иисуса Христа о подставлении правой ланиты при ударении в левую (Мф. 5:24), то не надо забывать, что сим требует Он от последователей Своих только удаления от мщения, а не такого молчания, коим питается дерзость людей беззаконных. Павел вернее всякого исполнял волю Господа в этом отношении, ибо сам свидетельствовал о себе: "злословят, а мы благословляем; нас гонят, а мы терпим; хулят, а мы молимся" (2 Кор. 4:12-13). Но в настоящем случае он поступил не вопреки примеру Христа, Который также обличил несправедливость ударившего Его прежде осуждения. Если Павел как будто и извиняет далее свой поступок, то для того, чтобы устранить подозрение, будто бы он нарушил закон, повелевающий не злословить первосвященника (Иннокентий, еп. Херсонский).

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

В синедрионе апостол Павел начинает свою речь свидетельством о добросовестном своем служении Богу, за что первосвященник приказывает бить его по устам, вероятно, считая слова Павла богохульством. Павел, назвав его стеной подбеленной (т. е. лицемером), призывает на него гнев Божий за то, что он, призванный судить по закону, велит бить его вопреки закона. Но когда предстоящие упрекнули его в неуважении к первосвященнику, Павел стал оправдываться тем, что он не знал, что это первосвященник, прибавляя, что он никогда не допустил бы себя сказать что-нибудь против него, так как и в законе написано: «Начальствующего в народе твоем не злословь» (Исх. 22:28). Ссылка Павла на незнание того, что председательствующий в синедрионе – первосвященник, многим кажется неосновательной отговоркой на том основании, что Павел часто бывал в Иерусалиме и в настоящем случае по своему положению лица председательствующего мог заключить, кто он таков. Но так как сам Павел свидетельствует, что он не знал первосвященника, то нет оснований подозревать в этом случае с его стороны какую-нибудь хитрость или притворство. В Иерусалиме он бывал в несколько лет раз и на короткое время, о первосвященнике мог слышать, но лично видеть его не мог и не имел случая, в синедрионе же часто председательствовал и не первосвященник, а один из членов синедриона. Поэтому очень возможно, что Павел и не знал и не узнавал первосвященника в лице председателя в синедрионе.


Источник

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ НОВОГО ЗАВЕТА (Деяния святых апостолов; Соборные послания). Учебное пособие для студентов 3 класса. Сергиев Посад, 2005

Толкование на группу стихов: Деян: 23: 3-3

Преступая же закон, то есть, будучи виновен в беззаконии; как бы говорит: будучи достоин весьма многих наказаний. Стеной же повапленой называет его потому, что хотя Анания принимал светлый образ человека, который, как бы защищает закон и судит по закону, но мысль его была полна беззакония. Поэтому Павел и изобличает в нем лицемерный вид наружного расположения к закону.