Религия Христа, или «религия себя»?

«Спасение ваше и погибель ваша – в ближнем вашем. Спасение ваше зависит от того, как вы относитесь к своему ближнему. Не забывайте в своем ближнем видеть образ Божий». преподобный Никон Оптинский

https://i.mycdn.me/i?r=AzEPZsRbOZEKgBhR0XGMT1RkceBLrMMCXEYhQasbx992Z6aKTM5SRkZCeTgDn6uOyic

Церковные писатели иногда представляют христианскую жизнь, как некий треугольник. Основа его – Бог, приближение к Которому есть цель христианина. Вторая сторона – я и моя личная свобода. И третья – мой ближний, на которого моя свобода имеет непосредственное влияние.

Как важна последняя мысль! Спасаемся ли мы, погибаем ли, мы никогда не бываем одни. Устремляясь к Богу, мы всегда кого-то увлекаем за собой. Катимся в ад – тянем за собой связанные с нами души.

Как часто мы, вместо того, чтобы заняться собой, начинаем воцерковлять и христианизировать своих родных! Это настоящая беда. Кто-то из священников шутил по этому поводу: «зачем смиряться самому, если можно смирить ближнего?»

Наверное, в первую очередь от этого нашего «миссионерства» страдают беззащитные дети. Например, некоторые приобщают к христианству своих младенцев так: водят на длинные монастырские богослужения. Им кажется, что если окружить ребенка святыней, то он механически будет «освящаться». Но чаще всего бывает наоборот. Бедный ребенок со временем отторгается от Церкви как от чего-то непонятного, тяжелого, мрачного; как от того, что связано с насилием.

Страдают неверующие мужья от верующих жен, которые «пилят» их как безбожников и неверующих. Страдают неверующие жены от воцерковленных мужей, чувствуя их молчаливое осуждение. Мучаются целые семьи от «гиперправославной» бабушки, или мамы, или от строгого папы-уставщика. Парадокс, но это правда: от одного активного православного могут взвыть десятки язычников.

К примеру, нередко встречается, что постящиеся православные начинают «запощивать» и своих родных. А ведь Священное Писание ясно говорит, что постом мы должны оставить в покое наших ближних и заняться исправлением себя. «Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо» (Ис. 58:6). «Развязать узы ярма и угнетенных отпустить на свободу» – это и значит снять тяжесть своего угнетения с наших родных и близких и возложить это ярмо на себя, любимого. С себя требовать и себя воспитывать, при этом жалея и прощая других – вот пост, угодный Господу.

Вообще в жизни часто возникают сложные ситуации при столкновении нашей церковной дисциплины с «фактором ближнего». Решение их как раз и показывает качество нашего христианства. Например, вот два случая, одинаковые по ситуации, но разные по решению. На одной фирме подчиненные решили сделать сюрприз в честь юбилея своего начальника, которого они искренне любили и уважали. Накрыли богатый стол – сами, за свой счет! Но сюрприз не удался. Не знали, бедные, что день-то постный – среда. Также не знали, что начальник у них – строгий «постник». Придя на работу и увидев шикарный стол, он, выдавив из себя несколько дежурных слов благодарности, ушел! Подальше от греха, что называется...

А вот второй случай. В известной книге «Несвятые святые» автор рассказывает, как на Кавказе, во время Чеченской войны, местные православные жители решили отблагодарить приехавших на несколько дней русских монахов за их труды. Тайком от отцов была приготовлена сказочная трапеза с дымящимися грудами жареной баранины... Узнав о «сюрпризе», монахи ужаснулись. Дело тут даже не в том, что монашествующие не вкушают мяса по обету. Дело в том, что на дворе стоял Великий пост, а именно – суровые дни Страстной седмицы. Что делать? Как пишет автор, монахи мгновенно поняли одно. Если они откажутся, то нанесут страшное оскорбление ничего не подозревающим хозяевам. И они ели мясо, и пили вино, и эта трапеза была самой радостной трапезой любви в их жизни.

Истории очень похожи, но они являют два разных типа православия. Если пользоваться языком Достоевского, это в первом случае «ферапонтово» православие – религия устава, полная вполне иудейского страха оскверниться, религия, в которой нет места ближнему. С другой стороны – светлая, дерзновенная вера старца Зосимы, излучающая любовь к человеку. Такова вера апостольская, которую апостол Павел выразил словами: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого» (1 Кор. 10, 24).

Увы, наше христианство иногда становится «религией себя». У нас зачастую происходит рост не личности, а индивидуальности. В чем разница? Индивидуальность развивается «сама в себя», а личность раскрывается и растет через служение другому человеку во имя Божие. В христианстве человек из своей эгоистичной индивидуальности должен преобразиться в богоподобную личность, которая растет уже не в себя, но от себя.

Наверное, стоит задавать себе иногда простой вопрос: а становлюсь ли я в Церкви хоть немного лучше, как человек? Расту ли я в Церкви, и в каком направлении? В себя, драгоценного? Или навстречу тем, с кем я живу, общаюсь, работаю? Что изменилось в моих отношениях с женой (или мужем), родителями, детьми, родственниками, коллегами по работе после моего воцерковления? Честный ответ на этот вопрос очевидно покажет нам вектор нашего развития.

Автор Сергей Комаров

Вернуться к списку новостей

Новость добавлена

28 янв. 2020