yandex

ОБРЕТЕНИЕ ПОКОЯ: БУДДИЗМ И ХРИСТИАНСТВО

«Внешне кажется, что это учение действует по любви и ратует

за мир, но эти условия имеют абсолютно иной смысл в буддизме».

(протопресвитер Антоний Алевизопулос)

https://blogs.holidaybazaar.com/wp-content/uploads/2019/08/budhist-monk-meditating-at-Lions-Rock-summit-Sigiriya-Sri-lanka.png



Буддизм в России был признан одной из государственных религий еще в далеком 1764 году, когда Екатерина II учредила пост Пандита-хамбо-ламы – главы буддистов Восточной Сибири и Забайкалья. За два с половиной века религия эта, между, тем вышла за границы прежних своих территорий. И сегодня в самой первопрестольной открыто множество буддистских центров, строятся буддистские храмы, можно записаться на курс онлайн-медитации. Ветром данного учения колеблются еще не окрепшие в истинной православной вере, но и среди знакомых с Истиной встречаются такие, которые искренне симпатизируют буддизму. Так, в одном труде известного российского (!) исследователя – учение Истинносущего (Будды) названо «родником живой воды». Но что такое этот «родник» по сравнению с источником воды, «текущей в жизнь вечную» (Ин. 4:14)…

Цель христианина – подражание Божественному Учителю, обоженье. Главным же качеством Божества является смирение и кротость: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11:29) О покое, на первый взгляд, говорит и буддизм. Так, конечная его цель есть нирвана, синонимами которой являются, прозрение, просветление и… покой. Но является ли путь, предлагаемый буддизмом, путем смирения? Каковы пути обретения покоя в буддизме и христианстве?

Достигнув просветления, Будда первым делом возвестил встретившимся ему аскетам: «Подвижники, не зовите Истинносущего по имени или словом “друг”, как равного. Истинносущий – это Тот, кто удостоился нирваны». («Сутта [Первого] поворота Колеса Закона»). Иначе поступал Христос. Сподобившись схождения Духа Свята в виде голубине, преобразившись на горе Фавор, Господь Наш не только называл учеников своих друзьями («но я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15:15), но и говорил о Себе: «Я посреди вас как служащий» (Лк. 22:27)

Хотя нирвана и беспричинна, переживание ее является результатом прохождения адептом ступеней медитации. Только так можно достичь покоя. Одна известная книжка по буддистской «аскетике» так и называется «Медитация: буддийский путь покоя и прозрения» (Камалашила). Однако если цель христианской молитвы – обретение любви ко всей твари, медитация культивирует равнодушие. В основном буддистском тексте Палийского канона «Сутта Нипата» философски осмысляются преимущества безразличия ко всему. Связанный дружбой называется духовно «закованным в цепи», подобной же скованностью названа «забота о пропитании других» (Сутта «Рог носорога», 64). Та же философия воплощена в самолюбивом изречении Будды: «Где нет любви, там нет и страданий; те, которые ничего не любят на свете, богаты радостью и свободны от горя». Как следствие, провозглашается: «медитируй так, чтобы исчезла разница между любовью и ненавистью» (Бардо тодол, 1).

Будда Гаутама достиг высшей степени нирваны (паринирваны), освободившись от цепи перерождений и смертей. Но к чему приводили подобные «достижения»? Вот некоторые изречения буддийских аскетов: «Не ищите опоры ни в чем, кроме как в самих себе; сами светите себе, не опираясь ни на что, кроме как на самих себя» (Махапариниббана сутта, II); «Я все победил, я все знаю, я чист... Учась у самого себя, кого назову учителем?» (Дхаммапада, 24.353); «Ты сам себе господин, ибо ты сам себе путь» (Дхаммапада, 25.380). Итак, достигнув видимого «бесстрастия» последователи Будды становились сами себе путь. Что это за «путь», представляется, подробно изложено у Аввы Дорофея, который повествует в своих «Душеполезных поучениях» о необычной невосприимчивости одного из иноков к досаждениям и оскорблениям братий. Отведя его однажды в сторону, преподобный вопросил досаждаемого о необычайном его незлобии и услышал: «Мне ли обращать внимание на их недостатки, или принимать от них обиды как от людей? Это – лающие псы». Авва Дорофей назвал поведение «незлобивого» путем («нашёл путь брат сей»). И действительно – это путь, но путь гордыни. Буддистам, по-видимому, было не ведомо, что иногда человека оставляют все страсти ради господства самой пагубной и тлетворной. Надменность не составляла предмет их борьбы. Иначе они не называли бы свое «просветленное» состояние таким, которому «даже боги завидуют» (Дхаммапада, 14.181). Подобное умонастроение самости действительно сопровождается внешним спокойствием, но спокойствие это ничего общего не имеет с подлинным бесстрастием, основанным на смирении. Таким образом, главную язву человеческой души буддизм – «религия без Бога» – не врачует.

Представим, что человеку, угодившему в яму и не знающему, как оттуда выбраться вместо веревки предлагают абстрагироваться и непрестанно повторять: «Ямы нет». Именно этот путь «спасения» и обретения покоя и предлагает нам буддизм. По покой этот – дьявольской природы. И не случайно святитель Николай Велимирович называет индийских богов «адскими привидениями, не имеющими милости и любви к людям», а афонский писатель Яннис Котзабасис именует «защитниками буддизма» бесов. Именно падшие некогда гордыней духи могут даровать буддистам самолюбивый покой, ведь чувство спасительного сокрушения адептами данной религии отвергается.

Автор: Юлия Ростовцева

Вернуться к списку новостей

Новость добавлена

24 авг. 2020