yandex

Всюду жизнь - Николай Александрович Ярошенко

Ошибка в тексте ?

Выделите ее мышкой и нажмите

Ctrl + Enter
Всюду жизнь
Всюду жизнь
Автор: Николай Александрович Ярошенко
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва
Произведение: Всюду жизнь
Жанр: Художественное
Эпоха/течение: Реализм
Дата создания: 1888 г.

Описание произведения.

Картина «Всюду жизнь» 1888 года Николая Александровича Ярошенко является одним из самых ярких его произведений и знаменует собой венец его творческого взлета. Картина очень интересна композиционно и представляет собой как бы выхваченный из жизни отдельный кадр, будто промелькнувший перед глазами вагон с людьми и кусочек перрона. Это делает картину правдоподобной и жизненной.

Вся картина кажется выцветшей – небо серое, голуби представлены тоже не очень-то яркими, мрачный перрон, старый неприглядный вагон с облезшей краской– и только лица людей притягивают взгляд, выбиваясь из общей серости.

Обитатели арестантского вагона ничем кроме выстриженных наполовину голов и одежды не отличаются от тех, кто смотрит на них. Радость, доброта, умиление при виде ребёнка, кормящего птиц, — не исключительное, а обычное их душевное движение. В картине остаётся за кадром, виновны ли они на самом деле или несправедливо осуждены. Однако художник сумел сделать так, что зритель невольно встаёт на их сторону. Автор красноречиво даёт понять — люди, изображённые на полотне, арестованы несправедливо. Об этом говорят их невинные лица.

Некоторые критики упрекали Ярошенко в идеализации изображенных лиц. Другие, наоборот, находили эти лица «зверообразными», «звероподобными». Но все сходились в едином мнении — Ярошенко нашёл «золотое сечение»: герои жизненны и простонародны.

Что же ждёт их после, чем они могли заслужить такую судьбу? Эти тягостные мысли подчёркивает и сюжет, и мастерство изображения, и формат картины: она нарисована на холсте, размером практически с настоящий вагон, стоящий у перрона. И это тем более усиливает впечатление, как будто из зрителя картины ты превращаешься в одного из присутствующих на этом же перроне и воочию видишь лица людей, жадно выглядывающих через решётку на волю, на собравшихся внизу свободных и беззаботных птиц.

История создания.

В 1885 году были опубликованы два детских рассказа Льва Николаевича: «Чем люди живы» и «Где любовь, там и Бог», в которых просто и трогательно Толстой передает смысл главной заповеди Христа (Мф.22:37-40; Мк.12:29-31; Лк.10:27). Он хотел проиллюстрировать стих Евангелия о том, что делающий людям добро делает добро Богу. Творит добро у Толстого бедный сапожник из подвальной каморки, у которого все родные умерли. Сапожник согревает старого солдата-инвалида, дает приют бездомной женщине с ребенком, спасает голодного мальчишку, укравшего яблоко с лотка, от побоев и полиции и уголовного наказания, а потом видит сон, в котором оказывается, что в облике этих несчастных Сам Господь приходил к нему за помощью. В другой истории сапожник Семён, не ведая того, приютил провинившегося ангела и понял вместе с ним, что это только кажется людям, что они заботой о себе живы, а живы-то они одною любовью. Кто в любви, тот в Боге и Бог в нем, потому что Бог есть любовь. Критики были в восторге, а сами рассказы вдохновили многих на творчество. И.Е. Репин сделал иллюстрации к рассказу «Чем люди живы», а Н.А. Ярошенко задумал большую картину. Сначала она называлась «Где любовь, там и Бог», а потом обрела заглавие «Всюду жизнь».

В подтверждение факту влияния Толстого на замысел картины можно привести воспоминания писательницы Стефании Караскевич (она участвовала в работе над картиной — с нее Ярошенко писал центральный образ — женщину с ребенком. Мадонну). «Сначала Николай Александрович, вспоминает она, предполагал назвать картину «Чем люди живы», «так как первую мысль о ней навеял рассказ Толстого».

Основная работа над картиной «Всюду жизнь» велась в 1887 и начале 1888 года. После выхода рассказа и появления замысла создания картины «Всюду жизнь» Ярошенко успел написать еще картины «Студент», «Курсистка», «Причины неизвестны», после второго издания рассказа, в «Посреднике», увидели свет «Портрет молодого человека» («Студент» 1886 года), «Сестра милосердия», портреты Д.И. Менделеева, В.Д. Спасовича, М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Интересны воспоминания Салтыкова-Щедрина, который видел уже начатую работу над картиной «Всюду жизнь». Михаил Евграфович тогда говорил: «Атмосфера, словно, арестантским чем-то насыщена; света нет, голосов не слыхать; сплошные сумерки, в которых витают какие-то вялые существа. Их можно повернуть и направо, и налево, и назад куда хочешь. Везде раздается победоносное хрюканье, везде кого-нибудь чавкают. Поистине, презренное время мы переживаем, презренное со всех сторон. И нужно большое самообладание, чтобы не прейти в отчаянье».

Важно отметить, что помимо рассказов Толстого на создание картины «Всюду жизнь» повлияли и детские впечатления Ярошенко. У Николая Александровича есть кадетский рисунок «Одиночка с зарешеченным окошечком» и подписью: «от 1-го ноября по 10 я пользовался даровой квартирой со всеми удобствами». Его посадили на губу за учинение беспорядков и предложение побить господина батальонного командира, если позволят обстоятельства. Пройдёт 13 лет, и этот набросок станет эскизом для «Заключенного» - первой картины Ярошенко, которой он заставил о себе говорить. Узник с Евангелием очень напоминает Родиона Раскольникова, вероятно он прошел этот же путь исканий. «Когда глядишь на эту простую, ужасно простую картину, - пишет Стасов, - забудешь всевозможные «высокие стили» и только подумаешь, будто сию секунду щелкнул перед тобой ключ, повернулась надежная дверь и ты вошел в один из каменных гробиков, где столько людей проводят годы своей жизни». «Это в живописи то же, - продолжает Крамской, - что в литературе портрет, написанный Достоевским».

1 марта 1881 года открылась девятая передвижная выставка, на которой был выставлен холст «У Литовского замка», своего рода продолжение «Заключенного», взгляд на его темницу с улицы. В тот же день, бомбой, был убит Александр II. Картину Ярошенко приказали снять в связи с разговорами о том, что на ней изображена не то Софья Перовская, не то Вера Засулич.

"Московские ведомости" сдержанно похвалили власти за то, что "догадались убрать" с выставки "девицу, стоящую перед Литовским замком и злобно взирающую на его решетчатые оконца".

Однако эта тема не отпускала художника. И образ заключенного вновь появится уже в картине «Всюду жизнь», выставленной в 1888 году на 16-й выставке передвижников. Поначалу полотно приводило всех в восторг. Критики хвалили художника, люди толпами валили, чтобы собственными глазами увидеть арестантов, взирающих на вольных голубей. Однако через некоторое время отношение к картине начало меняться. Ярошенко стали обвинять в излишней тенденциозности, идеализации сюжета, а после смерти художника начали говорить о его увлечении толстовством.

Отношение автора к вере.

Идея картины – человечность, сохраненная в нечеловеческих условиях. Лица персонажей центральной группы полотна освещены внутренним светом, в них можно угадать евангельских персонажей – Святое семейство, Мадонну с младенцем и трех волхвов с дарами в виде хлебных крошек. У Ярошенко, как и у многих художников-передвижников, евангельские параллели служат для усиления социального звучания полотна. То, что иным показалось идеализацией образов, было уточнением замысла. Символы Ярошенко — не дешёвые аллегории, не бутафория, придуманная ради ловкого выражения некой ординарной мысли, они — обобщенная реальность, реальность, поднятая до символа. Символы поднимали картину над уровнем жанровой сцены, но уничтожали впечатления, что картина изображает сцену из реальной жизни.

В статье к пятидесятилетию со дня смерти Ярошенко сказано, что в картине «Всюду жизнь» «принято видеть проповедь толстовского примирения и непротивления злу насилием». И в журнале «Искусство» писали, что «Всюду жизнь» воплощает «общую идею о могуществе добра и о силе любви к жизни. Внимание к «униженным и оскорбленным», раскрытие человечности и лучших сторон внутреннего мира во всяком человеке, как бы он ни казался преступным, — это и легло в основу картины Ярошенко. Она пронизана толстовским мировоззрением…».

Но ведь вера в могущество добра и силу любви к жизни, внимание к «униженным и оскорбленным», стремление открыть лучшие стороны во всяком человеке — никак нельзя назвать отличительными чертами именно толстовского мировоззрения. Эти же черты, характерные именно для православного мировоззрения, отличают всю преисполненную глубокой любви к человеку классическую русскую литературу, да и русское классическое искусство в целом.

Помимо христианского милосердия и сострадания в картине можно увидеть и тексты притч: «Наказания Господня, сын мой, не отвергай, и не тяготись обличением его. Ибо кого любит Господь, того наказывает, и благоволит к тому, как отец к сыну своему». (Притч.3:11-12).

Все, что приходится терпеть в жизни, приводит к опытности, благоразумию, даже мудрости. Иметь это важнее и значительнее, чем иные земные сокровища. Премудрость, приобретенная в терпении, не просит ценнее житейских благ, но и награждает своего обладателя миром души.

Биография.

Николай Александрович Ярошенко родился 1 (13) декабря 1846 года в Полтаве в семье отставного генерал-майора Александра Михайловича Ярошенко (1807—1876), желавшего, чтобы старший сын продолжил военную карьеру и не придававшего особого значения художественному таланту мальчика, который учился живописи у бывшего крепостного Ивана Кондратьевича Зайцева.

В 1855 году 9-летнего Николая определили в Полтавский кадетский корпус, по окончании которого в 1863 году он поступил в петербургское Павловское пехотное училище. Обучение будущий военный инженер в 1867 году продолжил в Михайловской артиллерийской академии и одновременно стал посещать Академию художеств. Он также брал частные уроки рисования, работал в мастерской Андриана Марковича Волкова (1829—1873) и посещал вечерние классы школы Общества поощрения художеств, где преподавал Иван Крамской.

Окончив с отличием академию в 1869 году, Николай Ярошенко получил назначение на патронный завод в Санкт-Петербурге, где прослужил более 20 лет.

В 1874 году окончил Академию художеств экстерном. За годы обучения сблизился с художниками-передвижниками и писателями из журнала «Отечественные записки». На проводимых им «субботах» в его квартире собирался цвет интеллигенции.

В 1875 году Ярошенко дебютировал на 4-й Передвижной выставке с картиной «Невский проспект». 7 марта 1876 года за эту картину Ярошенко был единогласно принят в члены Товарищества передвижных выставок и вскоре избран в состав правления. Более десяти лет он вместе с И. Н. Крамским руководил Товариществом, а после смерти Крамского стал его идейным преемником, хранителем лучших традиций передвижничества. Нестеров писал о Ярошенко: «Он становится со смертью Крамского одним из самых деятельных руководителей Товарищества… Голос его звучит на собраниях и его слушают так же внимательно, как привыкли слушать Крамского. Ярошенко был скромен, требователен к себе, сдержан и в то же время тверд. Мягкий по внешности — он кремень духом». «Совестью художников» называли его современники.

В 1874 году женился на курсистке, бестужевке, общественной деятельнице Марии Павловне Невротиной. Молодожёны посетили Полтаву, затем поехали в Пятигорск. На какое-то время художник уехал в Сванетию, где писал этюды. Первые кавказские пейзажи, которые были написаны в это время, вызвали восторг публики.

В 1885 году Ярошенко купил в Кисловодске дом, его еще называют «Белой Виллой», где семья проводила лето. К ним приезжали многочисленные друзья и гости —учёные, писатели, артисты, частые гости «ярошенковских суббот» в Петербурге: Константин Станиславский, Сергей Рахманинов, Фёдор Шаляпин, Леонид Собинов, Глеб Успенский, Иван Павлов и Дмитрий Менделеев, актриса Полина Стрепетова.

Бывали здесь и художники Н. Ге, И. Репин, М. Нестеров, А. Куинджи, Н. Дубовской, Н. Касаткин.

Прослужив на петербургском патронно-минном заводе более двадцати лет, тем самым выполнив наказ отца, Ярошенко в июле 1892 года "за отличие по службе" был произведен в генерал-майоры с зачислением в запас пешей полевой артиллерии по Петербургскому уезду. А в следующем1893 году Николай Александрович вышел в отставку и уехал в Кисловодск, где прожил до конца своих дней. Климат Кавказских минеральных вод был ему необходим - в последние годы жизни художник часто болел.

В 1897 году, несмотря на то, что страдал тяжелой формой горловой чахотки, Ярошенко поехал в путешествие по России и миру: Поволжье, Италия, Сирия, Палестина, Египет. Из поездки он привёз множество картин, эскизов, этюдов, портретов и графических работ.

Умер Николай Александрович 26 июня (8июля) 1898 года от сердечного приступа в Кисловодске, где и был похоронен недалеко от «Белой виллы» близ Собора Николая Чудотворца.

Составитель текста: Екатерина Барыбина.

Оставить комментарий