yandex

Пророк Осия. Глава 6. - Андрей Десницкий профессор

Ошибка в тексте ?

Выделите ее мышкой и нажмите

Ctrl + Enter

Пророк Осия. Глава 6.

Андрей Десницкий профессор Пророк Осия. Глава 6.
Эпизод в Библии:

Библейский портал ЭКЗЕГЕТ.РУ представляет лекцию профессора, библеиста А.С. Десницкого на 6 главу книги пророка Осии.

Лектор использует свой перевод Ветхого Завета.

В конце пятой главы говорилось о том времени, когда все-таки израильтяне захотят познать Бога и начнут Его искать. В шестой и седьмой главах описывается, что будет тогда происходить.

«Скажут они тогда: “Пойдемте, вернемся к Господу. Он разодрал, но Он и исцелит нас, Он поразил, но Он и перевяжет”» (Ос. 6:1).

«За два дня нас к жизни вернет, в третий день восставит, и будем жить перед Его лицом». (Ос. 6:2)

«Будем познавать Господа, устремимся к Его познанию» (Ос. 6:3). Это главная идея. Зачем нужно наказание от Бога? Для того, чтобы Бог смог отомстить, удалить свою ярость, злость на человека. Часто понимают так. Но здесь наказание – средство заставить людей к Нему вернуться. «Он разодрал, но Он исцелит, Он поразил, но Он перевяжет». И , конечно, образ «за два дня вернет к жизни и в третий день восставит» похож на историю Воскресения, является неким его прообразом. Дело даже не в том, что похож, похожего может быть много. Главная мысль этого отрывка в том, что люди, оставленные Богом, как бы умирают, и подлинная жизнь заключается в Его поиске. Когда они это понимают и говорят: «будем познавать, устремимся к Его познанию», собственно тогда они и начинают жить.

«Достоверен Его приход как утренняя заря, явится Он к нам как дождь, как весенний ливень землю оросит» (Ос. 6:3). Вот такие очень приятные образы. Вспомним, что Палестина, Израиль находится в очень засушливом регионе. Дождь там совершенно необходим.

«Что Мне делать с тобой, Ефрем? Что Мне делать с тобой, Иуда? (два главных племени народа Израиля, на севере и на юге; обращаясь к ним, Господь обращается ко всему народу) Верность ваша как утреннее облачко, как роса, что тает на заре» (Ос. 6:4). Смотрите, какая интересная перекличка образов. Бог приходит подобно заре, подобно утреннему дождю, и человек вроде готов Ему ответить, но как роса, как та крохотная капелька влаги на стебельке травы, которая сама собой немедленно высыхает.

«Поэтому Я вас пророчествами рассекал, поражал вас словами уст Моих» (Ос. 6:5). Имеется ввиду такое «избиение словами» – ситуация, когда Бог буквально крушит, но делает это словами, а не поступками, хотя поступками может быть тоже, однако прежде поступков идут слова, которые отражают Его волю. Далее следует очень красивая фраза:

«Суд над вами разгорался как свет. (Ос. 6:5)

Ибо Я требую верности, а не жертвы. Познание Бога выше всесожжений» (Ос. 6:6). Верность. В древнем переводе обычно читаем слово «милость». Это еврейское слово «хесед». Давайте тут немного остановимся. «Суд над вами разгорался как свет». Что же хорошего в суде? Суд, особенно для подсудимого, вещь крайне неприятная. Это ситуация, при которой ты можешь очень многое потерять, и когда о тебе хорошего-то особо не скажут. Но суд как свет. Свет – то, что являет тайное, надежда на новое начало. И вот в бедствиях, которые понимаются как Божий суд, эта надежда на новое начало безусловно есть. Она возникает, появляется, приходит, и, как собственно говоря, сказано выше, объясняет эту ситуацию суда. «Я требую верности, а не жертвы, – говорит Господь. – Познание Бога выше всесожжений». Верность, как линия поведения, некий жизненный принцип. Да, можно приносить жертвы. Всесожжение – это жертва, при которой туша животного полностью сжигалась. Однако есть вещи, которые важнее ритуальных действий. Речь идет об определенной линии поведения, верности по отношению к Богу и Его познании. Далее Он обличает этих людей.

«Они как Адам нарушили завет» (Ос. 6:7). Адам нарушил прямой запрет на вкушение плода с древа познания добра и зла, и с тех пор каждый, кто делает подобные вещи, является нарушителем завета с Богом.

«И так изменили мне» (Ос. 6:7).

«Злодеи обитают в Галааде (название местности), полном кровавых следов (Ос. 6:8).

Как грабители, что в засаде залегли, так и свора священников убивают путников на Сихемской дороге, мерзости творят» (Ос. 6:9). Священники сравниваются с разбойниками. Мы не знаем точно, что там происходило, действительно ли они промышляли разбоем, бывало наверно и такое в истории, но, во всяком случае, эти самые священники ничего хорошего своему народу не дают, и, может быть, это не в прямом смысле слова, они нападают на караваны с ножами, саблями и всем прочим, но тем, что они делают, теми культами, которые они устанавливают, не по Писанию, не по тому как Господь заповедал, а как нравится им самим, как это выгодно, приятно, удобно людям, этим они духовно убивают Израиль.

«Ужасное вижу в доме Израилевом: блуд Ефрема осквернение Израиля. (Ос. 6:10)

И тебе, Иуда, будет жатва, когда верну благополучие народа моего» (Ос. 6:11). По словам пророка, именно Израиль, северное царство, находится под угрозой. Об Иуде говорится что-то хорошее: когда вернется благополучие народа, то и ему будет жатва, и он соберет какой-то урожай. Вновь отмечу, что к своему народу Осия относится более сурово, чем к соседнему, иудейскому. Но, в конечном счете, исцеление касается всего еврейского народа.

«Когда исцелю Израиль, откроем мы беззаконие Ефрема» (Ос. 7:1). Так начинается седьмая глава.

«Злодейство Самарии: они творят обман, в дом проникает вор, на улице царят разбойники» (Ос. 7:1). Вот исцеление Израиля. Оно начинается с того, что эти вещи становятся видимыми. Очень часто мы скрываем проблемные места, позорные страницы, преступления и прочее; лучше этого не знать, не обращать внимание, разве не так? Конечно, не так, потому что возможность это заметить и назвать зло злом есть первое и непосредственное условие искоренения самого зла. Пока зло не выявлено, не названо, оно не может быть изменено, исправлено. И вот везде – внутри, снаружи – обман, воровство, грабеж, убийства. Хотя, вероятно, этот отрывок не следует трактовать в буквальном смысле.

«Не помыслят в сердце своем, что Я припомнил им все их зло, обступили их ныне их же дела, всегда они пред Моим лицом» (Ос. 7:2). Эти дурные поступки, пороки, преступления – не то, что навлекает на людей наказание от Бога, они и есть наказание. Когда человек живет в обществе, погруженном в хаос, насилие, ненависть, раздоры, ему во всем этом плохо, это и грех и наказание за грех. Часто люди пытаются сравнивать эту формулу наказания с ситуацией в детскому саду, когда что-то сделал нехорошее – в угол отправили, компота лишили. Люди плохо себя повели по отношению к Богу. Он их в угол отправил и компота лишил. Не совсем так. Здесь скорее речь идет о том, что эта жизнь по законам преступления уже становится подобной тяжкому бремени, кошмару. Представим себе жизнь в какой-нибудь африканской стране, вроде Сомали, где нет централизованного правительства, не действует закон, а вооруженные банды ходят по улицам, грабят, убивают, насилуют. Хорошо ли им самим? Да нет. Есть такая спираль преступлений, когда уже и вырваться невозможно, и внутри невыносимо. Это относится как к отдельным людям, так и к целым народам, странам, государствам. В данном случае мы, похоже, видим что-то подобное.

«Своим злодейством увеселяют царя, своей ложью князей» (Ос. 7:3). Оказывается, верховная власть вполне согласна с подобным образом жизни израильтян и даже находит в этом какое-то удовольствие. «Как они здорово-то повеселились, ребятки наши!» И ведь действительно так бывает (я не буду приводить какие-то актуальные примеры), что беззаконие становится нормой для власть имущих. И не просто нормой, а весельем. Это такое циничное, глумливое подхихикивание – ничего они не могут, вся сила в наших руках.

«Блудом они разжигаются как печь, в которой пекарь развел огонь и уже не раздувает его, пока замешанное тесто не взойдет» (Ос. 7:4). Когда печка сама горит, можно уже ничего не делать. Если растапливаешь ее, приходится поддувать, помахивать. А когда разгорелось, тяга хорошая, уже ничего не нужно. Как следует понимать слова «замешанное тесто не взойдет»? В Священном Писании часто встречается образ урожая. Он символизирует меру, которая должна переполниться прежде, чем Господь вмешается. Скоро это будет явлено, а пока израильтяне подобны этим самым дровишкам в печи, потрескивают и сами себе горят. Но взойдет тесто, и пекарь вмешается в процесс.

«На празднестве нашего царя князья до болезни распаляют себя вином и руку негодяям подают» (Ос. 7:5). То, что пьянство – грех, очевидно, а еще, оказывается, руку негодяем подавать – плохо. Творить «негодяйство» самому – грех, но, принимать негодяйство другого человека и считать это нормой, ничуть не лучше.

«Сердце этих заговорщиков как тлеющая печь: всю ночь пекарь спит, а утром раздувает в пламя уголек» (Ос. 7:6). То есть от предыдущего выпекания хлебов остается большое количество углей, и чтобы утром заново зажечь печь, подкладываются дрова, а эти угли раздуваются. Получается, что этот огонек, «уголек» греха, сравнивается именно с угольком в печи. Греховные склонности могут быть проявлены всегда. Возможно, они неприметны и тлеют под слоем золы, но этот огонь в них есть.

«Все они как раскаленная печь пожирают правителей своих. Все цари их падут, никто из них не взывает ко Мне» (Ос. 7:7). Интересно, «пожирают правителей своих» – это про революцию? Да, наверное. Но революция – смена правителей, причем не просто смена, «был один, стал другой», а именно их пожирание, уничтожение. Революция здесь рассматривается как прямое следствие такого положения дел, когда для царей и князей грех – это веселье. Режим, созданный на подобных принципах, собственно говоря, их и пожирает. Не какие-то внешние враги, масоны с Запада, большевики из Германии в пломбированном вагоне, а внутренний огонь, уголь, который может под пеплом золы долго тлеть и раздуваться в свежее пламя. Если внутри есть огонь, то и страна, и правители погибают, пожираются им. Вот что пророк Осия хочет сказать нам здесь, в седьмой главе. В следующий раз мы продолжим чтение этой главы.

Оставить комментарий