Пророк Осия. Глава 2.

Теги

Ошибка в тексте ?

Выделите ее мышкой и нажмите

Ctrl + Enter

Пророк Осия. Глава 2.

Эпизод в Библии:

Библейский портал ЭКЗЕГЕТ.РУ представляет лекцию профессора, библеиста А.С. Десницкого на 2 главу книги пророка Осии.

Лектор использует свой перевод Ветхого Завета.

В начале я напомню краткое содержание первой главы. Господь отправляет пророка Осию, живущего в северном Израильском царстве (время действия – VIII век до н.э.), взять в жены какую-то развратную женщину. Дальше происходят очень неприятные вещи. Когда у Осии от этого брака рождается трое детей, Бог дает им плохие имена. Первого ребенка – мальчика, Он называет Изреель (возникает ассоциация с историей маленькой гражданской войны, происходившей в Изреельской долине), второго ребенка – девочку, именует Лорухама – «Непомилованная», и третий ребенок – мальчик, носит самое страшное имя – Лоамми, то есть «не мой народ». Тем самым, Бог отвергает от себя тот самый избранный народ, и говорит, что нет, вы мне никто. Первая глава заканчивается, конечно, очень печально, как для пророка Осии лично (за что же бедному пророку такая кошмарная семейная жизнь), так и для народа, которому он пророчествует. Вторая глава вдруг неожиданно начинается с очень добрых вестей, т. е. ситуация меняется в лучшую сторону.

«Но останутся сыны в Израиле числом как песок морской, который не измерить, не исчислить, где говорили вам: «не Мой народ», там о вас скажут: «сыны живого Бога» (Ос. 1:10). Но как это произойдет? Что, собственно, изменится? Далее следует объяснение.

«Соберутся вместе сыны Иуды и сыны Израиля, – то есть два царства, северное и южное, – и поставят над собой единую главу, и поднимутся они от земли, так велик будет день Изрееля» (Ос. 1:11). И вот тот самый национальный позор, та бойня и кровопролитие, о которых шла речь в предыдущей главе, вдруг становится чем-то великим. Книга пророка Осии показывает, что позор не следует прятать, его надо преображать. Не следует делать вид, что темных страницы истории, будь то развратное поведение кого-то из членов семьи, или национальный позор, не было. Необходимо выходить из этого и менять картину происходящего. И день Изрееля становится великим днем.

«Говорите своим братьям: “Мой народ”, сестер “Помилованными” зовите» (Ос. 2:1). Имена, о которых мы говорили, читая предыдущую главу, означающие «народ, который не знает милости от Бога», и «не Его народ», теперь следует поменять на новые. В данном случае не Господь именует израильтян по-другому, а они сами. Именно в общении между собой, давая друг другу новые имена, они в действительности изменяют сущность всего происходящего, делают так, что помилованные становятся непомилованными. Мой народ вместо не моего народа. И далее следуют такие неожиданно жесткие слова. Ведь это дети. Как у Осии было три ребенка, так и это – дети своего народа, израильского народа, северного царства. И это северное царство понимается как жена, неверная жена Бога, и ее дети должны ей об этом сказать.

«Теперь судитесь с матерью своей, не жена она Мне, Я ей не муж» (Ос. 2:2). То есть, если вы отделяетесь от матери, от своего народа, государства, общины, то вы можете быть моим народом. А если вы остаетесь этим самым государством, общиной, если вы не проводите никакой границы между собой и ими, то вы вместе с ней не мой народ, потому что она мне уже не жена. Антипатриотичная позиция, скандальная позиция. Гораздо лучше любить свой народ, государство, страну, общину. Как может ребенок судиться с матерью? Здесь, конечно, на самом деле с ней судится Сам Господь. Однако тот факт, что представители израильского народа признают саму проблему, то, что они понимают, на чьей стороне правда в этом суде, позволяет описать тяжбу, как судилище детей со своей матерью. Наверное, никто из нас в жизни не делает этого.

«Не жена она Мне, Я ей не муж. От блуда своего пусть отвратится, от разврата что на груди лелеет» (Ос. 2:2). Ну вот и объяснение почему.

«Не то догола ее раздену, обнажу как в день ее рождения, обращу ее в пустыню как сухую землю, заморю жаждой» (Ос. 2:3). Это раздевание догола, позорная вещь, здесь служит символом засухи, когда земля оголяется, и растения на ней больше уже не растут.

«И детей ее не пожалею, потому что они дети блуда, потому что мать их блудила, родительница их осрамилась, говорила: “пойду я к любовникам, что дают мне хлеб и воду, шерсть и лен, и масло и напитки”» (Ос. 2:4-5). В данном случае, речь идет об уклонении жителей северного царства в язычество. Вместо общения со своим мужем эта развратная женщина, которая является образом израильского народа, обращается к посторонним, к другим божествам, в надежде получить от них всякие материальные блага. Естественно, что женщина, которая начинает гулять с разными любовниками, разрушает своей брак, и уже не может считаться женой того мужчины, с которым вступила в брак. Собственно, в этом и заключается логика «не жена она мне».

«За это Я ее дорогу терном загорожу, стеной перекрою, не найдет она себе тропинки (Ос. 2:6).

Погонится за любовниками – не догонит, будет их искать – не сыщет» (Ос.2:7). Все эти поиски языческого чего-то еще и бесполезны. Попытка найти какую-то другую, альтернативную духовность ни к чему не приводят. Лишь тогда, когда она понимает это, говорит: «вернусь к прежнему мужу, раньше было лучше, чем нынче» (Ос 2:7). Она даже не воспринимает этого мужа как какую-то особую личность. «Раньше все было лучше» – постоянный мотив, но ведь это «лучше» откуда-то бралось, кто-то делал так, чтобы это «лучше» было.

«Не сознает она, что это Я ей давал зерно, сок винограда, плод оливы, умножал серебро и злато, из которых Ваалов отливали» (Ос. 2:8). Ваалы – языческие божества. Господь дает израильтянам достаточное количество серебра и золота для того, чтоб они могли делать украшения и, просто, с целью обогатить их, а они отливают из этих драгоценных металлов статуи Ваалам.

«И за это у нее отниму Я зерно и виноград в пору жатвы, шерсть и лен, что наготу покрывают» (Ос. 2:9).

«Срам ее перед любовниками выставлю, никто ее от руки Моей не избавит» (Ос. 2:10). Здесь прослеживается двойной смысл. С одной стороны, это позорное обнажение и нищета, и унижение, а, с другой стороны, любовниками являются как раз те, перед кем она хочет выглядеть хорошо. Ровно это у нее и не получится. И обращение к Ваалам — абсолютно бесполезное действие.

«Прекращу у нее всякое веселье, праздники, новолуния, субботы, торжества» (Ос. 2:11).

«Опустошу ее лозы и ветки смоковниц, а она то принимала их за дары, что любовники ей приносили. На самом деле все это от меня, а она считала, что от любовников. И превращу их в заросли густые и пожрут их дикие звери. (Ос. 2:12)

Я взыщу с нее за дни Вааловы, когда она Ваалу воскуряла, колье и ожерелья надевала и к любовникам ходила, обо Мне забывала» (Ос. 2:13). Здесь звучит главное обвинение. Жена не просто неверна, но она постоянно бегает к этим любовникам Ваалам. Конечно же, речь идет об израильском народе, который обращается к языческим божествам.

«Теперь уж сам Я ее очарую, уведу Я ее в пустыню, буду говорить с ней по сердцу. (Ос. 2:14)

Я дам ей ее виноградники. И долину Ахор, врата надежды» (Ос. 2:15). Долина Ахор буквально означает «долина беды», то есть долина, в которой происходили какие-то трагические события. Возможно это другое название долины Изрееля, с которой мы уже сталкивались. Может быть, речь идет о другой «долине беды», где все плохо.

«Там ответит мне она как в годы юности, как в день, когда из Египта она вышла» (Ос. 2:15). Господь, тем не менее, едва она вспоминает о нем, пусть даже очень корыстно и всего лишь потому, что ей самой нечего есть, пить, не во что одеваться, «супруга» готова вернуться к тем романтическим и очень теплым отношениям, которые были у них изначально, вернуться именно к началу, к истокам любви, той первой влюблённости, которая была, когда Израиль выходил из Египта. Еще ничего не произошло, начинает его история еврейского народа лишь начинается. И вот эта первая влюбленность (наверное, каждый человек помнит свою первую любовь, это очарование, когда еще ничего нет, ничего не известно, возможно, еще ничего не выйдет, но очарование уже есть, и хочется ему последовать) как раз и должна вернуться. «Я сам, – говорит Господь, – ее очарую», Я сам приведу ее в это состояние восторга, хотя абсолютно не за что. Она не моя жена, я не ее муж. Вы мне не народ, и вообще все плохо, но я сделаю так, что наши отношения вернутся к этому нежному раннему чувству. И может быть это единственное светлое, что в Книге пророка Осии, в целом, есть. Когда мы выходим из молодости, ее потеря остро переживается. Мы понимаем, что даже несмотря на то, что у нас сохраняется брак и отношения с близкими людьми, этой свежести юности, очарования, глупости, наивности уже не будет. Однако оказывается, что все это может вернуться, потому что Богу очень нужна глупая навивная очарованность, и он готов сделать что-то такое, чтобы она нас не покидала. Согласно Книге пророка Осии, происходит примерно так.

«И будет тот день пророчеством Господа: “ты назовешь Меня мужем и не будешь уже звать Господином”» (Ос. 2:16). Господин – то же самое, что Ваал (эти слова синонимичны), и вот Бог говорит: назовешь меня мужем и не будешь звать господином. Мы понимаем, что это почти одно и тоже. Однако, оттенки этих слов разные. «Господин» предполагает вертикаль. «Ты мой господин» – это что-то, напоминающее «Белое солнце пустыни», восточные гаремы, а «ты мой муж» – нечто гораздо более близкое, отношения, предполагающие равноправие, партнерство, близость. Таким образом, из ситуации подчинения, неверная жена, народ Израиля, перейдет в отношения равенства, взаимного приятия.

«Удалю с твоих уст имена Ваалов, отныне их имен уже не вспомнят» (Ос. 2:17).

«Я в тот день заключу для вас завет с полевыми зверями, птицами небесными, с живностью ползучей, с мечом и луком прогоню войну от этой земли, и дам вам почивать безопасно» (Ос. 2:18). И вот, все это сбудется, когда от Ваалов, ложных любовников, эта женщина, народ Израиля, обратится к своему подлинному Господину. В общем-то, от нее даже не требуется многого – каких- то подвигов, формального раскаяния. Просто, она передумает, потому что Ваалы не дадут ничего хорошего, а Господь даст. Собственно, об этом и идет речь во второй главе книги пророка Осии. Мы ее чуть-чуть не дочитали. Дочитаем в следующий раз вместе с третьей главой.

Оставить комментарий