Синодальный перевод
9

и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным,

И не сказал: "услышав", но – "узнав" (познавше), т. е. убедившись из самых дел, "подали мне и Варнаве руку общения" (десницы даша мне и Варнаве общения). Видишь ли, как он мало-помалу показал, что его проповедание угодно и Христу, и апостолам? В самом деле, благодать не была бы дана ему и не действовала бы в нем, если бы подобное проповедание не было угодно (Христу). И где ему нужно было сравнивать себя, там он упоминает об одном только Петре, а где надлежало представить свидетельство, там называет троих вместе, и притом с похвалою, говоря: "Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами" (Кифа и Иаков, и Иоанн, мнимии столпи быти). И опять, словом "почитаемые" (мнимии) он не отвергает того, что они действительно были таковы, но приводит мнение и других, и говорит, что "те великие и славные, которых все повсюду превозносят, сами являются свидетелями того, что говорю я, а именно, что это угодно и Христу; что в истине этого они убедились из самых дел и уверились в том из самого опыта. Вот почему они и подали мне руку (общения), и не только мне, но и Варнаве, чтобы нам [идти] к язычникам, а им к обрезанным" (да мы во языки, они же во обрезание). Какое богатство разума и непререкаемое доказательство согласия! Он показывает, что их учение было согласно с его учением, и его учение было согласно с их учением. Той и другой стороне угодно было то же самое, – чтобы они проповедовали так иудеям, а он так язычникам, а потому и прибавил: "чтобы нам [идти] к язычникам, а им к обрезанным" (да мы во языки, они же во обрезание). Видишь ли, что обрезанием он называет здесь не самое дело, а иудеев? Когда он говорит о самом действии обрезания, то, желая показать его отличие, противопоставляет ему необрезание, например, кода говорит: "Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием" (обрезание пользует, аще закон творити: аще же закона преступник еси, обрезание твое необрезание бысть) (25 Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием.Рим. 2:25); или еще: "не имеет силы ни обрезание, ни необрезание" (ни обрезание что может, ни необрезание) (6 Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью.Гал. 5:6). Когда же он так называет иудеев и хочет обозначить этим словом не самое дело, а народ, то противополагает ему не необрезание, а язычников. Язычникам противопоставляются иудеи, а обрезанию – необрезание, как, например, когда он и выше говорит: "ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников" (ибо споспешествовавый Петру в послание обрезания, споспешествова и мне во языки), или еще здесь: "нам [идти] к язычникам, а им к обрезанным" (мы во языки, они же во обрезание), – он разумеет не самое дело, но называет этим словом народ иудейский, противополагая его язычникам.

Добавил: Димитрий_Караганда