Синодальный перевод
6

И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более.

Здесь он не только не защищает апостолов, но и сильно говорит против этих святых, чтобы доставить пользу немощным. Слова же его имеют такое значение: "Если они и допускают обрезание, то они же дадут и ответ Богу. Ведь Бог, за то только, что они почитаются великими и верховными, не уважит лица их". Впрочем, он сказал не так откровенно, но с осторожностью. В самом деле, он не сказал: "Если они повреждают проповедь и проповедуют не так, как заповедано, то дадут ответ на последнем суде и понесут тяжкое наказание"; ничего подобного не сказал он, но, кажется, гораздо почтительнее касается их, говоря так: "И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо" (от мнящихся же быти что, якови некогда беша). И не сказал: "каковы они теперь", но – "были" (беша), показывая этим, что и они перестали после так проповедовать, когда повсюду воссиял свет проповеди. Словами же: "какими бы ни были они когда-либо" (якови некогда беша), говорит: "Если они так проповедовали, то сами дадут ответ. И не пред людьми, но пред Богом они дадут ответ". Говорил же он это не потому, чтобы сомневался в них или не знал их намерений, но, как я сказал, потому, что считал более полезным так вести свое слово. Потом, чтобы не подумали, что он держится противного пути, обвиняя их, и тем не подать повода к разделению, он тотчас исправил свою речь, сказав: "И знаменитые не возложили на меня ничего более" (мне мнимии ничтоже привозложиша). Что же это значит? "Что говорите вы, того, – говорит он, – я не знаю; а, между тем, достоверно знаю то, что они не противоречили мне, напротив, были единомышленны и согласны со мною", – ведь это именно показывает он словами: "подали мне руку общения" (десницы даша) (ст. 9). Но пока он не говорит этого, а говорит только, что они ничему не учили его, ничего не поправляли и ничего не прибавили к тому, что он знал. "И знаменитые, – говорит он, – не возложили на меня ничего более" (Мне бо мнимии ничтоже привозложиша). Это значит: "Узнавши мое учение, они ничего не прибавили к нему, ничего не исправили, и это несмотря на то, что они знали, что я пришел для того, чтобы сообщить им мое учение, притом пришел по откровению Духа, чтобы сообщить это, и привел с собою необрезанного Тита; но они ни мне ничего не сказали большего того, что я знал, ни Тита не обрезали".

Добавил: Димитрий_Караганда