Синодальный перевод
5

Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок;

Желая достигнуть истинного совершенства, мы должны деятельно стремиться к тому, чтобы телесно оставив родителей, родину, богатства и удовольствия мирские1, мы также оставили все это и сердцем и никогда уже не обращались пожеланиями к тому, что отвергли... Иначе не быть бы нам осужденными вместе с теми, кто во время пребывания в пустыне по вкушении манны небесной возжелал нечистых, скверных и дешевых яств, и не оказаться бы ропщущими, как они: «Хорошо нам было в Египте, где сидели мы над котлами мясными и ели лук, и чеснок, и огурцы, и дыни»2. Хотя в качестве образа это прежде совершилось еще в том народе, однако и ныне, как мы видим, повторяется каждодневно в нашем чине и звании. Ибо всякий, кто после отречения от этого мира возвращается к прежним заботам и обращается к прежним желаниям, то же самое и делами и мыслями восклицает, говоря: «Хорошо мне было в Египте».

Источник

Собеседования 3.7. CSEL 13:76.

Добавил: Sasha