Синодальный перевод
34

И сказал ему Венадад: города, которые взял мой отец у твоего отца, я возвращу, и площади ты можешь иметь для себя в Дамаске, как отец мой имел в Самарии. Ахав сказал: после договора я отпущу тебя. И, заключив с ним договор, отпустил его.

Никто не усомнится, что, когда заблуждается сердце, когда оно погружается во мрак невежества, наши мысли и поступки, идущие от свободы действий, оказываются ввергнутыми в ещё большую тьму греха. В конце концов, поскольку никогда не умел различать, тот, кто Божьим судом сначала заслуживал править народом Израиля, был извергнут из царства его как нечто мрачное из здорового тела. Обманувшись тьмой и лживым светом, он решил, что его собственные жертвы более угодны Богу, нежели следование заповеди Самуила, и поступком, которым надеялся снискать расположение Божественного величия, впал в грех. Неумение различать, скажу я, привело Ахава, царя Израиля, после триумфа славной победы, доставшейся ему по милости Божьей, к вере в то, что его собственная милость лучше сурового исполнения Божественного веления, казавшегося ему жестоким. Ослабев от таких помышлений, он захотел разбавить мягкостью кровавую победу и, словно всем телом покрывшись мраком своего дерзкого сострадания, оказался осуждён на безысходную смерть.

Источник

Собеседования. Cl. 0512, 2.2.42.10.

Добавил: Александр Самойлов