Толкование на Псалтирь, Глава 14 , Василий Великий святитель

Автор Давид (у отдельных псалмов иные авторы), XIV-V вв. до Р.Х.,

Псалтирь

Ошибка в тексте ?

Выделите ее мышкой и нажмите

Ctrl + Enter
Синодальный перевод
Василий Великий святитель
1Псалом Давида. Господи! кто может пребывать в жилище Твоем? кто может обитать на святой горе Твоей?
Желая явить нам мужа совершенного, чающего получить блаженство, Писание рассматривает его свойства по порядку, шаг за шагом, начав с самых наглядных и основных. Господи! кто может пребывать в жилище Твоем? — “Пребывание” означает непродолжительное времяпрепровождение. Это не жизнь прочно устоявшаяся, а проходящая в надежде на переселение в лучшее место. Святой проходит здешнюю жизнь, торопясь перейти в иное жительство. Посему и Давид говорит о себе: …странник я у Тебя и пришлец, как и все отцы мои (13 Услышь, Господи, молитву мою и внемли воплю моему; не будь безмолвен к слезам моим, ибо странник я у Тебя [и] пришлец, как и все отцы мои.Пс. 38:13). Ведь и Авраам — странник, не владевший ни пядью земли, а когда понадобилась ему могила, он ее купил ценою серебра (16 Авраам выслушал Ефрона; и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил вслух сынов Хетовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов.Быт. 23:16; 16 и перенесены были в Сихем и положены во гробе, который купил Авраам ценою серебра у сынов Еммора Сихемова.Деян. 7:16). Писание показывает, что во плоти человек живет странником, а по переходе из сей жизни упокоевается в принадлежащих ему селениях. Вот почему Авраам жизнь проводил среди иноплеменников, в собственность же себе хлопотал приобрести землю для могилы, чтобы она приняла его тело. Истинное блаженство не в том, чтобы прилепляться к земным вещам как к личной собственности и держаться за здешнее, словно за природную отчизну, а в том, чтобы сознавать свое отпадение от лучшего и, терпя наказание в сей жизни, проводить ее подобно тем, кого судьи за какую-то вину изгнали с родины на чужбину. Редко кто не привержен к здешнему как к лично ему принадлежащему, кто понял сколь кратковременно пользует богатство, кто ощутил недолговечность телесной крепости, кто уразумел, сколь ненадежно блистание человеческой славы! — Кто может пребывать в жилище Твоем? — Жилищем Бога называется данная Им человеку плоть как жилище для души. Кто станет относиться к этой плоти, как к чужой? Пришельцы, нанявшись работать на чужой земле, обрабатывают поле по желанию работодателя. Вот так и нам по соглашению поручена забота о плоти, дабы потрудившись над ней усердно, мы не без плода вернули ее Даровавшему. И если плоть достойна Бога, то она в самом деле становится жилищем Бога, так как Он обитает в святых. Такова плоть пресельника. [Псалмопевец говорит] поэтому: Господи! кто может пребывать в жилище Твоем? Далее — продвижение, движение вперед к более совершенному: кто может обитать на святой горе Твоей? Земной иудей, когда слышит про гору, относит это к Сиону. — Кто может обитать на святой горе Твоей? Кто жил во плоти как пришлец, тот будет обитать на Святой горе. Гора означает место превыше небес, сияющее и светлое, о нем говорит Апостол: Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога Живаго, к небесному Иерусалиму, где славословие Ангелов и Церковь первенцев, написанных на небесах1. Кто беспристрастным пребывает в своей плоти, небрежет о ней как о чужой и не привязан к ней как к собственности, тот, умертвив земные члены свои (см. 5 Итак, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение,Кол. 3:5) и достигши освящения, достоин обитать на Святой горе. Стремясь к сему псалмопевец восклицал: пойду я в место селения дивного2 и как вожделенны жилища Твои, Господи сил! (2 Как вожделенны жилища Твои, Господи сил!Пс. 83:2). Туда вселяет нас и та любовь к ближним, которая есть условие обитания на этой горе, и та, которая происходит от богатства неправедного. Приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители (9 И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.Лк. 16:9). Об этом местопребывании Господь говорил молясь: Отче Святый! Дай, чтобы там, где Я, и они были3. Редко кто пребывая во плоти пребывает на горе. Вот почему Писание как бы недоумевая говорит: Кто может пребывать..? Кто может обитать..? Равно как: Кто познал ум Господень?4 и Кто возвестит вам, что огонь возгорелся?5 и Кто возвестит вам о месте вечном?6 и Кто верный и благоразумный домоправитель? (42 Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в своё время меру хлеба?Лк. 12:42). Возможно, что кто? — это вопрос в ожидании ответа от Святого Господа, с Которым беседует [псалмопевец].

Примечания

Источник

"Беседа первая на Псалом 14"
2Тот, кто ходит непорочно и делает правду, и говорит истину в сердце своем;
А что говорит в ответ Божественный голос? — Тот, кто ходит непорочно и делает правду. Если непорочный — это тот, кто не лишен ни одного достоинства и жизнь проводит непреткновенно безо всякого греха, то чем он отличается от того, кто делает правду? Не вкладывает ли [псалмопевец] одинаковый смысл в оба речения, говоря: Тот, кто ходит непорочно и делает правду? Или каждое из высказываний имеет свое особое значение? Непорочный — тот, кто во внутреннем человеке достиг полного совершенства добродетели, а творящий правду — тот, кто телесными усилиями доводит до совершенства свою деятельность. Ведь надо не только поступать правильно, но и действовать с правильным расположением, следуя сказанному: Праведно стремись к правде1. Это значит — делай дело, сообразуясь со справедливостью2. Например, частное лицо применяет какое-то лечение, полезное для больных, но делает это не так, как врач, поскольку нет у него мастерства, связанного с этой деятельностью. Итак, тот, кто ходит непорочно — это совершенный умом, а делающий правду — это, по слову Апостола, неукоризненный делатель Господа (См. 15 Старайся представить себя Богу достойным, делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины.2 Тим. 2:15). 3. Обрати внимание на тщательную точность речи. [Пророк] не сказал “Тот, кто ходил непорочно”, но — тот, кто ходит непорочно и не сказал “делавший правду”, но — делающий правду. Человека делает добродетельным не какой-то единичный поступок; ему всю жизнь должно стараться поступать добродетельно. Тот, кто говорит истину в сердце своем, не лукавит языком своим3. И здесь слова говорит друг другу истину в сердце своем и не лукавит языком своим соотносятся друг с другом так же, как и быть непорочным и делать правду. Там Писание показывает нам и совершенного в тайниках своих, и того, кто идет путем правой деятельности; вот так и здесь, поскольку слова говорятся от избытка сердца (34 Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста.Мф. 12:34) и как из источника вытекает речь из внутреннего расположения, [псалмопевец] сначала упомянул истину в сердце, а затем — правдивость в словах, произнесенных языком. Мы найдем здесь два понимания истины. Первое — это постижение предметов, ведущих к блаженной жизни, второе — достоверное знание о чем-либо относящемся к [здешней] жизни. Истину — соработницу спасения, живущую в сердце человека совершенного, надо передавать ближнему с полнейшей правдивостью во всем; если же в делах здешней жизни добродетельный человек и отступит от истины в чем-либо, то это для него не помеха в самом главном. Пусть мы не знаем правды о размерах земли или моря, о том, сколько движется звезд и насколько одна движется быстрее другой, — это ничуть не помешает нам достичь обетованного в Евангелии блаженства. Писание, возможно, возвещает и о том, что не со всяким, а только с близким подобает говорить об относящемся к истине, о сокровенном, то есть открывать не кому попало, а лишь соучастникам в таинствах. Если истина — Господь наш (См. 6 Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.Ин. 14:6), то давайте каждый будем носить эту истину запечатленной и как бы отчеканенной в сердце; беседуя о ней в сердцах наших, не станем искажать Слово Евангелия, проповедуя ближним. И не было обмана в устах Его4. В Писании обман (dТloj) часто толкуется как враждебность Богу. — Погубит, — сказано, — Господь все уста лживые 5 (dТlia) и коварство — в сердце злоумышленников (20 Коварство - в сердце злоумышленников, радость - у миротворцев.Притч. 12:20). Сказано, что все хорошее искажается от смешения с дурным; так, например, вино искажается при смешении с худшим или от прибавления воды, а золото искажается при соединении с серебром или медью. Подобно сему искажается и истина, когда к святым словам примешивается хула.

Примечания

Источник

"Беседа первая на Псалом 14"
3кто не клевещет языком своим, не делает искреннему своему зла и не принимает поношения на ближнего своего;
4. И не делает ближнему своему зла1. Кого именно Писание называет ближним, несомненно знает всякий, кто слышал в Евангелии ответ [Христа] вопрошавшему: А кто мой ближний? 29 Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?Лк. 10:29. Господь ответил ему притчей о человеке, шедшем из Иерусалима в Иерихон, и задал вопрос: Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний [этому человеку]? Он сказал: оказавший ему милость (36 Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?Лк. 10:36, 37). Этим Господь научил нас всякого человека считать своим ближним. А это трудно исполнять, и требуется большое тщание, чтобы не навредить ближнему ни в большом, ни в малом, не обидеть словом, не отнять что-либо из принадлежащего ему, не пожелать ему зла, не позавидовать благополучию друзей. И для ближних своих не был [источником] укора2. Слова эти двусмысленны: либо человек не заслужил ничем укора со стороны ближних и посему не принял от них укоризн, либо сам не укорял никого из близких за их человеческие падения, за увечья тела или другие какие телесные недостатки. Даже согрешающего нельзя укорять по слову Писания: Не укоряй человека, обращающегося от греха (6 Не укоряй человека, обращающегося от греха: помни, что все мы находимся под эпитимиями.Сир. 8:6). Укоризна, как известно, никогда не служила на пользу прегрешившим. В наставлениях ученику своему Тимофею Апостол советует обличать, увещевать, запрещать (См. 2 проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием.2 Тим. 4:2), но не предлагает укорять, поскольку это действия прямо противоположные. Цель обличения — исправить грешника, цель укоризны — осрамить падшего. Укорять же за бедность, худородность, неученость или за телесный недуг и вовсе бессмысленно и несвойственно добродетельному. То, что выпадает нам без нашего выбора, суть вещи непреднамеренные, за непреднамеренные же недостатки следует жалеть, а не оскорблять несчастных.

Источник

"Беседа первая на Псалом 14"
4тот, в глазах которого презрен отверженный, но который боящихся Господа славит; кто клянется, хотя бы злому, и не изменяет;
5. Тот, в глазах которого презрен творящий зло, но который боящихся Господа славит. Уму возвышенному, неудобопреклонному на соображения человеческой выгоды, мужу, восшедшему на высоту праведности, присуще каждому воздавать по достоинству и ни во что вменять творящих зло, хотя бы они и были облечены великой властью, наслаждались богатством и происходили из славного рода; таковых ему свойственно ставить ни во что, то есть почитать за ничто, хотя бы сами они и притязали на величие. Людей же боящихся Бога, пусть и бедных, незнатных, косноязычных и немощных телом, прославлять, превозносить, почитать блаженными свойственно тому, кто Духом научен ублажать таковых, ибо сказано: Блаженны все боящиеся Господа1. Одному и тому же умонастроению присуще ни во что вменять человека порочного, даже если он достиг вершин славы, и воздавать честь богобоязненного, будь он простец, бедняк, презираемый, ничем не привлекательный внешне. Кто клянется ближнему своему и не изменяет2. Почему здесь клятва выступает как добродетель мужа совершенного, тогда как в Евангелии клятва запрещается? Кто может пребывать кто может обитать? — Кто клянется ближнему своему и не изменяет. А там: А Я говорю вам: не клянись вовсе (34 А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий;Мф. 5:34). Что ответить на это? У Господа всюду одна цель — и там, где Он предвосхищает последствие греха, и там, где пресекает зло в корне. Древний закон, например, повелевал: Не прелюбодействуй! (14 Не прелюбодействуй.Исх. 20:14), а Господь говорил: “Даже не пожелай”. Там сказано: Не убивай (13 Не убивай.Исх. 20:13), а Он законополагает нечто более совершенное: “Даже и не гневайся” (См. 22 А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака", подлежит синедриону; а кто скажет: "безумный", подлежит геенне огненной.Мф. 5:22). Так и тут: один довольствуется исполнением клятвы, а Другой упраздняет повод к нарушению клятвы. Дело в том, что исполняющий клятву может случайно, помимо воли нарушить ее, а не клянущемуся вовсе не грозит опасность преступить ее. Псалмопевец часто называет клятвой непреложное обещание в любом деле. Я клялся хранить праведные суды Твои (6 Тогда я не постыдился бы, взирая на все заповеди Твои:Пс. 118:6) и клялся Господь и не раскается (4 Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.Пс. 109:4). Смысл сказанного не в том, что он призывает Бога в свидетели как поручителя в сомнительном предприятии, а в том, что Бог неизменными и незыблемыми решениями подтверждает Давиду обещанную милость. Вот и в данном случае можно сказать: Тот, кто клянется ближнему своему означает ‘заверяющий ближнего и не обманывающий его’ в соответствии со словами Господа: Да будет слово ваше: да, да; нет, нет (37 Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.Мф. 5:37). В подобных обстоятельствах соглашайся подтвердить бывшее, а если дело не имело места, то пусть тебя все люди убеждают — не поддавайся и не уверяй в том, что противно истине. Дело не имело места — отказывайся, имело место — соглашайся подтвердить. Старайся выставлять напоказ истину саму по себе, прибегая к одним только заверениям, не приплетая ничего другого. Недоверчивый пусть будет наказан за свою недоверчивость, ведь стыдно и глупо обвинять самого себя как не заслуживающего доверия и приписывать надежность клятвам. Некоторые изречения имеют вид клятвы, однако суть не клятвы, а просто дань уважения к слушателям. Так, Иосиф, чтобы расположить к себе египтянина, клялся здоровьем фараона (См. 15 вот как вы будете испытаны: клянусь жизнью фараона, вы не выйдете отсюда, если не придет сюда меньший брат ваш;Быт. 42:15). И Апостол, изъявляя свою любовь к коринфянам, говорил: клянусь похвалою вашею, которую я имею во Христе Господе нашем3. Не пренебрегал Евангельским учением тот, кому вверено было благовестие [Евангелия], но в форму клятвы облек простую речь, выразив тем, что похвала, которую он имел в них, для него дороже всего. 6. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся (42 Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся.Мф. 5:42). Слова эти зовут нас к общительности и дружелюбию, к тому, что согласно с природой. Человек — существо общественное и общежительное. А при общежитии и взаимном сопребывании необходима щедрость для поддержки нуждающегося. Просящему у тебя дай. Он хочет, чтобы ты по любви в простоте своей был открыт для просящих, разумом же судил о [степени] их нужды. Из книги Деяний, [на примере] людей, искусно достигавших цели благочестия, мы учимся, каким образом можно это исполнить. Все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду (34 Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданногоДеян. 4:34, 35) Многие, выходя за грань необходимого, попрошайничают ради торгашества или распутства, посему сбор денег должны были проводить те, кому доверялась забота о бедных, дабы средства распределялись умело и рачительно, сообразно нужде каждого. И больным часто бывает потребно вино, однако не всякий способен определить, когда его надо давать, в каком количестве и какого качества. Для того, чтобы назначить вино, нужен врач. Точно так же не все могут с пользой распределять средства для помощи нуждающимся. Щедрая благотворительность отнюдь не приносит пользу тем, кто сочиняет плаксивые песни для обмана женщин, кто выставляет телесные увечья и раны как повод для стяжательства. Потраченное на них пойдет им во зло. Надо ничтожным даянием отражать их лай; являть же сочувствие и братолюбие должно к тем, кто научился терпеливо переносить нужду; о таковых сказано: Алкал Я, и вы дали Мне есть (35 ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;Мф. 25:35) и так далее и от хотящего занять у тебя не отвращайся (42 Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся.Мф. 5:42). Последнее повеление согласуется с предыдущим. Бедняк, когда просит здесь, просит у тебя взаймы, указывая тебе на Богатого, Который на небесах отдаст тебе долг за него. Милующий бедного взаймы дает Богу4. Порукой долга служит Царство Небесное. Его да сподобимся все мы милостью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцем и Духом Святым слава и держава во веки веков. Аминь.

Источник

"Беседа первая на Псалом 14"
5кто серебра своего не отдает в рост и не принимает даров против невинного. Поступающий так не поколеблется вовек.
Вчера беседовал я с вами о четырнадцатом псалме, но время не дозволило дойти до конца речи. Ныне являюсь, как признательный должник, чтобы отдать вам оставшийся долг. А остальное, по-видимому, не продолжительно для слышания, для многих же из вас, может быть, и не заметно, почему они и не представляют, чтобы в псалме оставалось что-нибудь. Впрочем, зная, что краткое сие изречение имеет великую силу в делах житейских, я не думал, чтобы должно было оставить без исследования полезное. Пророк, изображая словом человека совершенного, который желает перейти в жизнь непоколебимую, к доблестям его причисляет и то, чтобы «сребра своего» не давать «в лихву». Во многих местах Писания порицается грех сей. Иезекииль полагает в числе самых важных беззаконий брать «лихву и избыток» ((ср.: 12 Взятки берут у тебя, чтобы проливать кровь; ты берешь рост и лихву и насилием вымогаешь корысть у ближнего твоего, а Меня забыл, говорит Господь Бог.Иез. 22:12)). Закон ясно запрещает: «Да не даси брату твоему» и ближнему твоему «в лихву» ((ср.: 19 Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост;Втор. 23:19)). В другом месте говорится: «Лихва на лихву и лесть на лесть» (6 Ты живешь среди коварства; по коварству они отрекаются знать Меня, говорит Господь.Иер. 9:6). А что псалом говорит о городе, который изобиловал множеством беззаконий? «Не оскуде от стогн его лихва и лесть» (12 посреди его пагуба; обман и коварство не сходят с улиц его:Пс. 54:12). И теперь Пророк отличительною чертою человеческого совершенства принял то же самое, сказав: «Сребра своего не даде в лихву». В самом деле, крайне бесчеловечно, когда один, имея нужду в необходимом, просит взаем, чтобы поддержать жизнь, другому не довольствоваться возвращением данного взаем, но придумывать, как извлечь для себя из несчастий убогого доход и обогащение. Посему Господь дал нам ясную заповедь, сказав: «И хотящаго от тебе заяти не отврати» (42 Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся.Мф. 5:42). Но сребролюбец, видя, что человек, борющийся с нуждою, просит у колен его (и каких не делает унижений, чего не говорит ему!), не хочет сжалиться над поступающим вопреки своему достоинству, не думает о единстве природы, не склоняется на просьбы, но стоит непреклонен и неумолим, не уступает мольбам, не трогается слезами, продолжает отказывать, божится и заклинает сам себя, что у него вовсе нет денег, что он сам ищет человека, у кого бы занять; и эту ложь утверждает клятвою, своим бесчеловечием приобретая себе недобрую покупку — клятвопреступление. А как скоро просящий взаймы помянет о росте и поименует залоги, тотчас, понизив брови, улыбнется, иногда припомянет и о дружбе своей с отцом его, назовет его своим знакомым и приятелем и скажет: «Посмотрим, нет ли где сбереженного серебра. Есть у меня, правда, залог одного приятеля, положенный ко мне для приращения, но приятель назначил за него обременительный рост; впрочем, я непременно сбавлю что-нибудь и отдам с меньшим ростом». Прибегая к таким выдумкам и такими речами обольщая и заманивая бедного, берет с него письменное обязательство и при обременительном убожестве, отняв у него даже свободу, оставляет его. Ибо, взяв на свою ответственность такой рост, которого платить не в состоянии, он на всю жизнь принимает на себя самопроизвольное рабство. Скажи мне: денег ли и прибыли ищешь ты у бедного? Если бы он мог обогатить тебя, то чего бы стал просить у дверей твоих? Он пришел за помощью, а нашел врага; он искал врачевства, а в руки дан ему яд. Надлежало облегчить убожество человека, а ты увеличиваешь нужду, стараясь отнять и последнее у неимущего. Как если бы врач, пришедши к больным, вместо того чтобы возвратить им здравие, отнял у них и малый остаток сил, так и ты несчастия бедных обращаешь в случай к своему обогащению. И как земледельцы молят дождя для приумножения семян, так и ты желаешь людям скудости и убожества, чтобы деньги твои приносили тебе прибыль. Или не знаешь, что ты более приращаешь грехи свои, нежели умножаешь богатство придуманным ростом? И ищущий займа бывает поставлен в затруднительное положение: когда посмотрит на свое убожество, отчаивается в возможности заплатить долг, а когда посмотрит на свою настоящую нужду, отваживается на заем. Потом один остается побежденным, покорясь нужде, а другой расстается с ним, обеспечив себя письменным обязательством и поруками. Взявший же деньги сначала светел и весел, восхищается чужими цветами, допускает перемену в жизни: стол у него открытый, одежда многоценная, слуги одеты пышнее прежнего; есть льстецы, застольные друзья и тысячи трутней в доме. Но как деньги утекают, а время своим продолжением увеличивает рост, то и ночи не приносят ему покоя, и день не светел, и солнце не приятно, а напротив того — жизнь для него тягостна, ненавистны дни, поспешающие к сроку, боится он месяцев, потому что от них плодится рост. Спит ли он — и во сне видится заимодавец, это злое привидение, стоящее в головах. Бодрствует ли — и помышление и забота у него о росте. Сказано: «Заимодавцу и должнику», сретшимся «друг со другом, посещение творит обема Господь» ((ср.: 13 Бедный и лихоимец встречаются друг с другом; но свет глазам того и другого дает Господь.Притч. 29:13)). Один, как пес, бежит на добычу, другой, как готовая ловитва, страшится встречи, потому что нищета отнимает у него смелость. У обоих счет на пальцах — один радуется увеличению роста, другой стенает о приращении бедствий. «Пий воды от своих сосудов» (15 Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя.Притч. 5:15), то есть рассчитывай свои средства, не ходи к чужим источникам, но из собственных своих капель собирай для себя утешение в жизни. Есть у тебя медная посуда, одежда, пара волов, всякая утварь? Отдай это. Согласись отказаться от всего, только не от свободы. Но я стыжусь, говоришь ты, сделать это гласным. Что ж? В скором времени другой выставит же это напоказ, провозгласит, что оно твое, и на твоих глазах станет продавать по низкой цене. Не ходи к чужим дверям, ибо, действительно, «студенец тесен чуждий» (27 потому что блудница - глубокая пропасть, и чужая жена - тесный колодезь;Притч. 23:27). Лучше посильными трудами помогать своим нуждам, нежели, вдруг обогатившись чужим имуществом, впоследствии лишиться всего состояния. Ежели у тебя есть чем отдать, почему же не удовлетворяешь этим средством настоящей нужде? Если же не в состоянии заплатить долг, то одно зло лечишь другим. Не верь заимодавцу, который ведет около тебя окопы. Не дозволяй, чтобы тебя отыскивали и преследовали, подобно какой-нибудь добыче. Брать взаем — начало лжи, случай к неблагодарности, вероломству, клятвопреступлению. Иное говорит, кто берет взаем, а иное, с кого требуют долг. «Лучше бы мне не встречаться тогда с тобою! Я бы нашел средства освободиться от нужды. Не насильно ли вложил ты мне деньги в руки? И золото твое было с подмесью меди, и монеты обрезаны». Ежели дающий взаем тебе друг, убойся потерять его дружбу. Если он враг, не подчиняй себя человеку неприязненному. Недолго будешь украшаться чужим, а после потеряешь и отцовское наследие. Теперь ты беден, но свободен. А взяв взаем, и богатым не сделаешься, и свободы лишишься. Взявший взаем стал рабом заимодавца, рабом, наемником, который несет на себе самую тяжелую службу. Псы, получив кусок, делаются кроткими, а заимодавец раздражается по мере того, как берет; он не перестает лаять, но требует еще большего. Если клянешься, не верит, высматривает, что есть у тебя в доме, выведывает, что у тебя в долгах. Если выходишь из дома, влечет тебя к себе и грабит. Если сокроешься у себя, стоит пред домом и стучит в двери, позорит тебя при жене, оскорбляет при друзьях, душит на площади. И праздник невесело тебе встретить, самую жизнь он делает для тебя несносною. Но говоришь: нужда моя велика и нет другого способа достать денег. Какая же польза из того, что отдалишь нужду на нынешний день? Нищета опять к тебе придет, «яко благ течец» (34 и придет, [как] прохожий, бедность твоя, и нужда твоя - как человек вооруженный".Притч. 24:34), и та же нужда явится с новым приращением. Ибо заем не вовсе освобождает от затруднительного положения, но только отсрочивает его ненадолго. Вытерпим ныне тяготу бедности и не станем отлагать сего на завтра. Не взяв взаем, равно ты будешь беден и сегодня и в следующие дни, а взяв, истощишь себя еще больше, потому что нищета возрастает от роста. Теперь никто не винит тебя за бедность, потому что зло непроизвольно, а когда обяжешься платить рост, всякий станет упрекать тебя за безрасчетность. Итак, к невольным бедствиям не будем, по неразумию своему, прилагать еще произвольное зло. Детскому разуму свойственно не покрывать своих нужд тем, что имеешь, но, вверившись неизвестным надеждам, отваживаться на явный и непререкаемый вред. Рассуди наперед: из чего станешь платить? Из тех ли денег, которые берешь? Но их недостанет и на нужду и на уплату. А если ты вычислишь и рост, то откуда у тебя до того размножатся деньги, что они частью удовлетворят твоей нужде, частью восполнят собою что занято, а сверх того принесут и рост? Но ты отдашь долг не из тех денег, которые берешь в рост? Разве из другого источника возьмешь деньги? Подождем же исполнения этих надежд, а не станем, как рыбы, кидаться на приманку. Как они вместе с пищею глотают уду, так и мы ради денег пригвождаем себя к росту. Никакого нет стыда быть бедным, для чего же навлекаем на себя позор, входя в долги? Никто не лечит раны раною, не врачует зла злом, и бедности не поправишь платою роста. Ты богат? Не занимай. Ты беден? Также не занимай. Если имеешь у себя достаток, то нет тебе нужды в долгах. А если ничего не имеешь у себя, то нечем будет тебе заплатить долг. Не предавай жизнь свою на позднее раскаяние, чтобы тебе не почитать счастливыми тех дней, в которые ты не платил еще роста. Мы, бедные, отличаемся от богатых одним — свободою от забот; наслаждаясь сном, смеемся над их бессонными ночами; не зная беспокойств и будучи свободными, смеемся над тем, что они всегда связаны и озабочены. А должник — и беден, и обременен беспокойствами. Не спит он ночью, не спит и днем, во всякое время задумчив, оценивая то свое собственное имущество, то великолепные дома и поля богачей, одежды мимоходящих, домашнюю утварь угощающих. «Если бы это было мое, — говорит он, — я продал бы за такую и такую-то цену и тем освободился бы от платежа роста». Это и ночью лежит у него на сердце, и днем занимает его мысли. Если стукнешь в дверь, должник прячется под кровать. Вбежал кто-нибудь скоро — у него забилось сердце. Залаял пес, а он обливается потом, томится предсмертною мукою и высматривает, куда бежать. Когда наступает срок, заботливо придумывает, что солгать, какой изобрести предлог и чем отделаться от заимодавца. Представляй себе не то одно, что берешь, но и то, что потребуют с тебя назад. Для чего ты вступаешь в союз с многоплодным зверем? О зайцах говорят, что они в одно время и родят, и кормят, и зачинают детей. И у ростовщиков деньги в одно время и отдаются взаем, и родятся, и подрастают. Еще не взял ты их в руки, а уже требуют с тебя приращения за настоящий месяц. И это, опять причтенное к долгу, воспитывает новое зло, от которого родится еще новое, и так до бесконечности. Потому-то и наименованием таким почтен этот род любостяжания, ибо называется ростом (от τίκτω рождаю), как я думаю, по причине многоплодности этого зла. Да и отчего произойти иначе сему именованию? Или, может быть, называется ростом по причине болезней и скорбей, какие обыкновенно производит в душах задолжавших. Что рождающей — болезни рождения, то должнику наступающий срок. Рост на рост — это злое исчадие злых родителей. Такие приплодия роста да назовутся порождением ехидниным! О ехиднах говорят, что они рождаются, прогрызая утробу матери; и рост отрождается, изъедая дом должника. Семена дают плод и животные приходят в зрелость с течением только времени, а рост сегодня рождается и с сего же дня начинает рождать. Животные, скоро начинающие рождать, скоро и перестают, а деньги, получив начало скорого приумножения, до бесконечности более и более приращаются. Все возрастающее, как скоро достигнет свойственной ему величины, перестает возрастать. Но серебро лихоимцев во всякое время по мере его продолжения само возрастает. Животные, когда их дети делаются способными к рождению, сами перестают рождать, но серебряные монеты у заимодавцев и вновь пребывающие рождают, и старые остаются в полной силе. Лучше тебе не знать по опыту сего чудовищного зверя! Ты свободно смотришь на солнце. Для чего же завидуешь сам себе в свободе жизни? Ни один боец не избегает так ударов противника, как должник встречи с заимодавцем, стараясь спрятать голову за столпами и стенами. «Как же мне прокормиться?» — говоришь ты. У тебя есть руки, есть ремесло, наймись, служи; много промыслов в жизни, много способов. Но у тебя нет сил? Проси у имеющих. Но просить стыдно? А еще стыднее не отдать взятого взаем. Я говорю тебе это вовсе не как законодатель, но хочу показать, что все для тебя сноснее займа. Муравей может пропитаться, хотя не просит и не берет взаем, и пчела остатки своей пищи приносит в дар царям — но им природа не дала ни рук, ни искусства. А ты, человек, животное, изобретательное на промыслы, не можешь изобрести одного из всех промысла — чем тебе прожить? Впрочем, видим, что доходят до займа не те, которые нуждаются в необходимом (им никто и не поверит в долг), но занимают люди, которые предаются безрасчетным издержкам и бесполезной пышности, раболепствуют женским прихотям. Жена говорит: «Мне нужно дорогое платье и золотые вещи и сыновьям необходимы приличные им и нарядные одежды, и слугам надобны цветные и пестрые одеяния, и для стола потребно изобилие». И муж, выполняя такие распоряжения жены, идет к ростовщику; прежде нежели получит в руки занятые деньги меняет одного на другого многих владык, непрестанно входя в обязательства с новыми заимодавцами, и непрерывностью сего зла избегает обличения в недостаточности. И как одержимые водяною болезнью остаются в той мысли, что они тучны, так и этот человек представляет себя богатым, непрестанно то занимая, то отдавая деньги и новыми долгами уплачивая прежние, так что самою непрерывностью зла приобретает себе доверие к получению вновь. Потом, как больные холерою, непрестанно извергая вон принятую ими пищу и прежде, нежели желудок совершенно очищен, наполняя его новою пищею, опять подвергаются рвоте с мучительною болью и судорогами, так и эти люди, меняя один рост на другой и прежде, нежели очищен прежний долг, делая новый заем, на некоторое время повеличавшись чужим имуществом, впоследствии оплакивают собственное свое достояние. Как многих погубило чужое добро! Как многие, видев себя богатыми во сне, понесли ущерб! Но говорят, что многие чрез долги разбогатели. А я думаю, что больше было таких, которые дошли до петли. Ты видишь разбогатевших, а не считаешь удавившихся, которые, не терпя стыда подвергнуться взысканию долгов, позорной жизни предпочли удавку и смерть. Видал я жалкое зрелище, как свободно рожденных за отцовские долги влекли на торг для продажи. Ты не можешь детям оставить денег? По крайней мере не отнимай у них и благородства. Сбереги для них это одно достояние — свободу, этот залог, полученный тобою от родителей. Никого никогда не винили за убожество отца, но отцовский долг доводит до тюрьмы. Не оставляй по себе рукописания, которое бы уподоблялось отеческой клятве, переходящей на детей и внуков. Послушайте, богатые, какие советы даем мы бедным по причине вашего бесчеловечия, — лучше с терпением переносить другие бедствия, нежели те, которые бывают следствием роста. Но если бы вы повиновались Господу, то какая нужда была бы в сих словах? Какой же совет дает Господь? «Взаим» дадите, от нихже не «чаете восприяти» (ср.: 34 И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.35 Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым.Лк. 6:34—35). Скажешь: какой же это заем, с которым не сопряжена надежда возвращения? Вникни в силу речения и подивишься человеколюбию Законодателя. Когда будешь давать бедному ради Господа, это будет и дар и заем — дар по безнадежности получить обратно, заем по великодаровитости Владыки, Который Сам за него заплатит и, взяв малость чрез бедного, воздаст за то великим. Ибо «милуяй нища взаим дает Богови» (17 Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его.Притч. 19:17). Ужели не захочешь, чтобы общий всех Владыка принял на Себя ответственность заплатить тебе? А ежели какой-нибудь богач в городе обещается заплатить за других, не примешь ли его поручительства? Но Бога не допускаешь платить за убогих? Отдай серебро, которое лежит у тебя напрасно, не отягощая бедного приращениями, и будет хорошо обоим — тебе, потому что серебро сбережется в безопасности, и взявшему у тебя, потому что он чрез употребление извлечет из него пользу. А если домогаешься прибытка, то удовольствуйся тем, какой получишь от Господа. Он за бедных заплатит и приращение. От Того, Который подлинно человеколюбив, ожидай человеколюбия. Если берешь с бедного, то сие верх человеконенавистничества. Ты из чужих несчастий извлекаешь прибыль, со слез собираешь деньги, душишь нагого, бьешь голодного. У тебя нет жалости, нет и мысли о родстве со страдальцем — и ты называешь человеколюбивыми получаемые таким образом прибытки? «Горе глаголющим горькое сладкое, и сладкое горькое» ((ср.: 20 Горе тем, которые зло называют добром, и добро - злом, тьму почитают светом, и свет - тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое - горьким!Ис. 5:20)) и называющим бесчеловечие человеколюбием. Не таково было гадание, которое Сампсон предлагал пирующим: «от ядущаго ядомое изыде, и от крепкаго изыде сладкое» (14 И сказал им: из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое. И не могли отгадать загадку в три дня.Суд. 14:14), и от человеконенавистника вышло человеколюбие. Не «объемлют от терния грозды, или от репия смоквы», и от роста — человеколюбия; «всяко» бо «злое древо плоды злы творит» ((ср.: 16 По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?17 Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые.Мф. 7:16—17)). Есть какие-то ростособиратели — то со ста, то с десяти (и самые названия их страшно слышать) — и какие-то помесячные взыскатели, которые как бесы, производящие падучую болезнь, по лунным кругообращениям нападают на бедных. Худая для обоих уплата, и для дающего, и для получающего! У одного производит ущерб в деньгах, у другого вредит самой душе. Земледелец, получив колос, не ищет опять под корнем семени, а ты и плоды берешь, и не прощаешь того, с чего получаешь рост. Ты без земли сеешь; не сеяв жнешь. Неизвестно, кому собираешь. Есть проливающий слезы от роста — это известно, но кто воспользуется приобретенным чрез это богатством — это сомнительно. Ибо неизвестно, не другим ли предоставишь употребление богатства, собрав для себя одно зло неправды. Итак, «хотящаго заяти не отврати» (ср.: 42 Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся.Мф. 5:42) «и сребра» твоего «в лихву» не дай, чтобы, из Ветхого и Нового Завета научившись полезному, с благою надеждою отойти тебе ко Господу и там получить лихву добрых дел во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

Источник

Беседа на окончание четырнадцатого псалма и на ростовщиков