Толкование Книга пророка Исаии 5 глава 8 стих - Николай Елеонский протоиерей

Стих 7
Стих 9

Толкование на группу стихов: Ис: 5: 8-10

Начиная с 8 ст. и по 23 пророк перечисляет частные виды беззакония Израиля, которое навлекло на него гнев Иеговы, возвещает беззаконникам горе и указывает, в чем именно будет состоять оно. Стт. 8–10. Первый вид беззакония Израилева – ненасытное стремление к приобретению и умножению имуществ. Богатые современники пророка прибавляли дом к дому, захватывали в свои руки земельные участки, – принадлежавшие другим, и в последнем случае дошли до того, что вовсе обезземелили бедных своих соотечественников. Эта алчность была тем преступнее, что шла в решительный разрез с духом закона, с его прямыми и настойчивыми требованиями. Моисеев закон, определяя имущественные отношения израильского народа, настаивал на том, чтобы каждый израильтянин владел участком земли. По закону земельная собственность не могла быть никогда отчуждена окончательно. Участок земли, проданный кем либо по бедности, во всякое время мог быть выкуплен и, во всяком случае, в юбилейный 50-й год непременно должен был поступить снова в собственность того рода, которому принадлежал до продажи (Лев. 25:13, 24–28). Но сильные своим богатством евреи, времен Исаии, не хотели знать подобного рода постановлений. Насколько были обычны захваты земель, а также домов в дни нашего пророка, видно из того, что его современник, пророк Михей, также считал нужным возвышать против этих захватов свой обличительный голос. Так в первых стихах 2-й гл. своей книги он говорит: «Горе замышляющим беззакония и на ложах своих придумывающим злодеяния, которые совершают утром на рассвете потому что есть в руке их сила. Пожелают полей, и берут их силою; домов, – и отнимают их; обирают человека, и его дом, мужа, и его наследие». Понятно, что при таких беззаконных захватах не обходилось без жестокостей со стороны сильных; жестокости же должны были естественно вызывать вопли и стоны угнетаемых. Поэтому-то выше у пророка замечено, что «Господь ждал от Израиля правосудия, но вот кровопролитие, ждал правды, и вот вопль». Но к горьким последствиям приведет эта ненасытная алчность; многочисленные дома, приобретенные корыстолюбцами, запустеют некогда, по слову пророка, и их обширные земли сделаются безплодными, так что напр. урожай, который будет давать засеянная нива, доставит хлеба несравненно менее, нежели сколько было употреблено его на засев; подобным же образом оскудеют и виноградники: «десять участков в винограднике дадут один бат, и хомер засеянного зерна едва принесет эфу». Совершенно иначе, нежели в русском, читается этот 10-й ст. в славянском переводе, а именно: «идеже возорют десять супруг волов, сотворит корчаг един, и сеяй артавас шесть сотворит меры три». Несомненно, что различие между переводами русским и славянским здесь очень значительно, и с первого взгляда может показаться, что LXX, которым следовали славянские переводчики, имели иной подлинный текст, нежели какой существует ныне и какой имели под руками переводчики русские. Но эго только с первого взгляда: и тогда подлинник был тот же, что и теперь. Причина же различия в том, что LXX сочли нужным не перевести только еврейский текст 10-й ст., но истолковать его, пояснить непонятные для их современников древне-еврейские измерения, названные в 10-й ст. Десять частей виноградника, – но какие это части? У древних евреев часть возделанной земли занимала столько пространства, сколько знающий дело и усердный земледелец мог вспахать в целый рабочий день на паре волов; для того, чтобы вспахать за один день 10 таких частей, нужно было 10 пар волов; и вот, чтобы сделать свой перевод вполне ясным, LXX не вполне определенное выражение подлинника: «десять частей виноградника» заменили более определенной фразой, которая по славянски читается: «идеже возорют десять супруг волов». Баг, хомер и эфа – древнееврейские измерения, употреблявшіиеся – первый для жидкостей, последние для зернового хлеба. Но батом, хомером и эфою не измеряли уже те современники LXX, для которых они прежде всего предназначали свой перевод, а потому переводчики вместо «бат» поставили κεράμιν – глиняный сосудец, вместо «хомер» – ’αρτάβη – употребительное в их время и в их стране персидское измерение, вместо «эфа» – μέτρα τρία – такое количество зерен, или муки, какое было необходимо для приготовления одних хлебов. Припомним притчу Спасителя о закваске, где говорится, что закваска была положена женщиной в три меры муки (Мф. 13:33).