Толкование Книга пророка Иеремии 31 глава 31 стих - Никифор Константинопольский святитель

Стих 30
Стих 32

Толкование на группу стихов: Иер: 31: 31-31

Когда же, спрашивается, и с кем Бог заключит некогда завет, и что в имеющих быть данными законах будет ново, исправлено, лучше законов древних и много полезнее, – где и когда эти законы будут назнаменованы, и какою силою будет совершаться руководство ими? А говорит он следующее: се дние грядут, глаголет Господь, и завещаю дому Израилеву и дому Иудину завет нов, не по завету, егоже завещал отцем их, в день, в оньже емшу ми за руку их, извести я из земли Египетския, яко тии не пребыша в завете моем, и аз небрегох их, глаголет Господь. Яко сей завет, его же завещаю дому Израилеву, по днех онех, глаголет Господь: дая законы моя в мысли их, и на сердцах их напишу я, и буду им в Бога, и тии будут ми в люди. И не научит кийждо ближняго своего, и кийждо брата своего глаголя: познай Господа: яко вси познают мя от мала даже и до великаго их: яко милостив буду неправдам их, и грехов их не помяну ктому (31 Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет,32 не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь.33 Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом.34 И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: "познайте Господа", ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более.Иер. 31:31-34). Так говорит истолкователь Духа. Кто не слышал этих боговдохновенных слов? Проповедь богоносных мужей всюду разнесла их на суше и море. Кто настолько неразумен и прост, чтобы не во что вменять речения Духа и прилежать изобретениям дьявольского искусства? Какого обличения и наказания они не заслуживают, пусть на это ответит кто-либо из тех, кто любит правду в слове. Что может быть справедливее и яснее этих слов (пророка)? Разве они не изобличают легкомыслие безумцев? Разве они не выказывают благочестия нашего учения? Не предвозвестили ли они новый завет, который вручило нам явившееся спасительное Слово? Не предначертывают ли они законов жизни по Боге, благодаря коим мысли имеющих воспринять это учение будут освещены и просвещены, а сердца имеющих обратиться к нему очистятся от древней скверны и греха? На этих-то сердцах и будет, как они предвозвестили, начертан божественный закон. Не они ли предначертали, что ветхий человек будет совлечен, а новый обновится духовно? Не представляют ли они нашего сродства Богу и близости к Нему, предуказывая, что мы суть народ Его и наследие святое и что мы будем иметь самозаконное и самовозвещенное божественное ведение? Не представляют ли они Бога милостивым к неправдам нашим и не помнящим беззаконий наших и не предвозвестили ли они милости и милосердия, которое Он явил в отношении к нам? И, что всего главнее, говоря кратко, не предутвердили ли они фундамент и основание святой веры нашей? Было бы совершенно справедливо рукоплескать этим словам и увенчать их полным признанием, ибо они низвергают гордыню нечестия и заграждают уста бесстыдным. Поистине следовало посреднику и служителю этих слов справедливо и достойно получить название сострадательнейшего за его большие скорби и обильные слезы, который был ведом Богу прежде зачатия и освящен в самой утробе. И что милосерднее и чище этой души? Но время обратиться к изъяснению пророчества. Се дне грядут, глаголет Господь, и завещаю дому Израилеву и дому Иудину завет нов. Дни нужно разуметь не иные, как те, которые другими пророками называются последними, хотя здесь и говорится неопределенно, – и в которые Слово Божие пребывало с людьми во плоти, ибо в конце веков открылась тайна Христова и принесла с собою законы и новый завет. Если не так, то пусть противники истины укажут нам иное время, последующее в отношении к этому пророчеству, и покажут иной завет, – и тогда мы умолкнем. Но пока они указать этого не в состоянии (и никогда не смогут), наши толкования должны считаться твердыми, и истинное учение возглашаться безбоязненно. Дома же Израилев и Иудин кто иные, как не те, которые могут, насколько то доступно человеку, созерцать чистейшим умом Бога и приступать к Нему с чистым и неповрежденным исповеданием веры? Ближайшим образом и в буквальном смысле слова эти могли относиться к Израилю и Иуде, чтобы тем, кои еще пребывали плотскими и хвалились знаком обрезания, не показалось, будто обетования, данные отцам, не исполнились. Как и Спаситель говорил жене Финикиянке: несмь послан, токмо ко овцам погибшим дому Израилева (24 Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева.Мф. 15:24). Когда они не приняли Его, Он потом перешел к язычникам, к которым перешло и обетование и благословение.

Источник

Слово в защиту непорочной, чистой и истинной нашей христианской веры и против думающих, что мы поклоняемся идолам, 51-52

Все к этому стиху