Книга пророка Аввакума, Глава 2, Стих 10

Стих 9
Стих 11

Толкование на группу стихов: Авв: 2: 9-11

И снова речь пророческая обращается к тому, кто накопляет злодеяния и не разумеет, что множество богатств служить причиною погибели дома его; вместе с тем под образом высокомерия обличается то, что он на возвышенных местах устрояет гнездо свое подобно птицам, и думает себе что он избегает от руки злого, т. е. никогда не попадет под власть врагов, как и то, что советы гордости и величавые мысли имеют концом своим бесславие. Ты избил народы многие и свирепствовал против души своей, убивая других и упился столь великою жестокостию (или настолько), что, — если можно так выразиться, — камни города и деревья в оградах, которые ты ниспроверг, будут кричать о твоем зверстве. Это то же, что в Евангелии и Господь говорит против укоряющих Его фарисеев за то, что Он не запретил детям взывать: «Осанна в вышних сыну Давидову, благословен грядущий во имя Господа, Осанна в вышних»; «Не читали ли вы, что написано» (9 народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!Мф. 21:9, 16; 3 Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя.Пс. 8:3): «Из уст младенцев и грудных детей ты совершил хвалу? А если бы они молчали, то камни возопиют (3 Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя.Пс. 8:3) И хотя многие думают, что это место нужно понимать так: „Если бы Иудеи молчали, за то множество язычников будет исповедать Меня“; однако более ясно и верно понимание в том смысле, что, хотя люди и умолчали бы (или умолчат), и завистливый язык не будет говорить о множестве знамений Моих, однако камни эти, основания стен и составные части зданий могли бы провозгласить величие Мое. А чтобы это было более удобовразумительно, представим также несколько примеров из светской литературы. Крисп (Саллюстий) в истории говорит: „Жители Сагунта весьма известны своею верою и несчастиями, своими самоубийствами и трудами более чем богатствами, потому что у них свидетельствовали о делах рук Карфагенян полуразрушенные стены, лишенные кровель дома и ограды храмов, которые были пожжены.» Подобное этому говорит и Туллий Цицерон Цезарю о Маркелле: „Ограды этой куриида будет свидетелем Фидий (сын Юпитера), — как мне кажется, радостно спешат воздать тебе благодарение за то, что в непродолжительном времени среди них будет возвращено значение их предков курульным креслам». Затем слова переведенные нами: «И дерево в связях здания будет отвечать», вместо которых Семьдесят перевели: «И жук из дерева будет говорить следующее», Симмах по обыкновению своему изложил более понятно словами: χαὶ συνδεσμὸς οιχοδομὴς ξύλινος ὰποφθέγξεται αὐτὰ , т. е. «и деревянная связь здания будет говорить об этом». Также Феодотион и Пятое издание перевели: χαὶ συνδενσμὸς ξύλου φθὲγξεται αὐτὰ, — каковой перевод согласен, как с переводом Симмаха, так и с нашим, это потому, что ведь в еврейском языке употреблено chaphis (כסּּיס), а оно значит «дерево», которое употребляется для поддержания стен среди постройки и у Греков обыкновенно называется ίμάντωσις. Итак в историческом смысле пророческое слово обозначает следующее: камни оград, которые разрушены тобою и сожженное дерево от них будут вопить о твоей жестокости. Исключая пять известных изданий, т. е. Акилы. Симмаха, Семидесяти, Феодотиона и Пятого издания, я открыл еще два другие издания, в которых одинаково написано; «Потому что камень в ограде» (или: из ограды) «будет взывать, как червь шумящий в дереве», а в другом: «Ибо камень возопиет из ограды и (червь) от дерева будет говорить это». Но и Акила нечто иное употребляет, чем мы, — именно: χαὶ μαζα, т. е. «кусок теста от дерева будет отвечать». Будем употреблять в толковании текста Семидесяти толковников кому какое угодно из этих значений; у них вместо «Горе!» употреблено: «О!» и речь направлена или к диаволу, или к антихристу, или к еретикам, которые умножают у себя скупость нечестивую. А нечестивою эта скупость называется в отличие от скупости доброй, какова скупость учителя Церкви, который никогда не насыщается множеством последователей, и чем больше имеет последователей, тем больше возбуждается к исследованию вероучения. Итак, горе тому, который умножает у себя скупость нечестивейшую, чтобы собирать в дому своем собрания развращенные, и устрояет гнездо свое на высоте, чтобы избегнуть от рук нечестивых. В самом деле, ведь и диавол, и антихрист, и еретики обещают, что те, которые принимают их учение, будут иметь блаженство в царстве небесном и не подвергнутся огню геенны. Но хотя они это и обещали бы, их намерение не может придти в исполнение; и будет намерение их причиною смятения, а дом их (или дому) будет домом бесчестия, после того как то, что́ было обещано ими, в конце мира явится как лживое, когда (или тогда) обнаружится, что совет их был причиною смятения, а не спасения. Как мы сказали уже, этот учитель развращения погубит народы многие, и чем больше будет он иметь их в числе последователей, тем более он согрешит против души своей. Потом основные камни этой церкви и χάνθαρος, т. е. «жук» из дерева возопиют против ненасытности надменного, потому что силою своего убеждения он обманул все племена. Под камнями мы можем понимать грубые сердца уверовавших учениям еретическим, а под жуком из дерева — каждого из развращенных учителей, которые говорят от чрева своего, принимаясь из-за нечестной выгоды за проповедь о кресте. Ибо чрево — Бог их, и все делают ради яств те люди, которые заботятся об извержении, ибо жук или хрущ есть животное помета; они принимают крест только для того, чтобы змеиными устами провозглашать скупость и надменность учителя своего диавола. Если таким образом ты когда либо увидишь какого либо из еретиков говорящим вопреки Церкви некоторые тайные и сокровенные учения, и предпочитающим дому Христову дом диавола, то ты должен сказать: „Камень из ограды вопиет и жук из дерева говорит». В свитке некоего писателя я прочитал, что под жуком понимаются еретики потому, что их учение может быть уподоблено помету. Посему и Апостол говорит, что он заблуждения ветхого учения считает за отбросы, т. е. за помет (8 Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести ХристаФлп. 3:8). Это не потому что Ветхий Закон, как думают Манихеи, должен почитаться отбросом по сравнению с Евангелием (нечестиво было бы утверждать так, потому что это — Заветы Единого и того же Бога), но потому, что учения фарисеев и заповеди человеческие и позднейшие предания иудеев (Deu terosis δευτερώσεις) со стороны Апостола называются пометом. Я знаю, что некоторый из братий наших под камнем вопиющим из ограды, разумел Господа Спасителя, а под жуком говорящим от дерева — разбойника, который поносил Господа; правда, что этого рода толкование благочестиво, однако я не вижу, каким способом его можно согласить с полным составом пророческой речи. Есть также некоторые, которые думают, что жук говорящий от древа может быть относим также к лицу Спасителя; но это является нечестивым в виду самого расположения речи. Ибо слова: «жук от дерева будет говорить это», понимаются не в добрую, а в дурную сторону, т. е. он будет говорить о нечестивейшей скупости умножающего беды против дома своего и о смятении диавола и о всем прочем, что́ предшествовало беззаконию и преступлению его. А в словах Акилы: «И кусок теста от дерева будет отвечать» слово «тесто» мы относим к тому значению, которое Господь употребил в Евангелии: Берегитесь от закваски фарисеев (11 как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской?Мф. 16:11); а когда апостолы выразили сомнение и не знали, что́ бы это было такое, Евангелист разъяснил словами: «Он же сказал это об учении фарисеев». Итак учение еретиков правильно понимается происходящим как бы из дерева, потому что они не иначе могут убеждать других как только прикрывая свою извращенность славою древа крестного. Также и в словах, которые переведены нами: «Потому что камень из ограды возопиет, как червь шумящий в дереве», или: «камень от ограды возопиет и червь от дерева будет говорить это», некоторые из наших объясняют так, что будто червь, говорящий из дерева, есть тот, который говорит в псалме: Я «есмь червь, а не человек» (7 Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе.Пс. 21:7); к тому же лицу они относят и птицу поющую, которая говорит: «Я сделался как 6ы одинокий воробей на кровле» (7 Я уподобился пеликану в пустыне; я стал как филин на развалинах;8 не сплю и сижу, как одинокая птица на кровле.Пс. 101:7-8); и прочее тому подобное.

Источник

Творения блаженного Иеронима Стридонского. Часть 14. Киев, 1898. С. 361. (Библиотека творений св. отцов и учителей Церкви западных, издаваемые при Киевской Духовной Академии, Кн. 24. Стр. 165-170)