Толкование К Галатам послание ап. Павла 2 глава 4 стих - Иоанн Златоуст святитель

Стих 3
Стих 5

Толкование на группу стихов: Гал: 2: 4-4

<...> – на что именно он и указывал словами: и за пришедшую лжебратию ("вкравшимся лжебратиям"). Кто же эти лжебратия? Это требует здесь немалого исследования. Ведь если апостолы допускали здесь обрезание, то почему ты называешь лжебратиями тех, которые согласно со мнением апостолов и сами приказывали делать это? Во-первых, потому, что не одно и то же – требовать что-нибудь делать, и допускать делаемое. В самом деле, кто приказывает, тот настаивает на этом как на необходимом и важном, а кто хотя не требует сам, но не возбраняет желающему, тот допускает известное действие, не как необходимо должное, но по особенному какому-нибудь соображению. Скажу, например: Павел писал коринфянам и повелевал женам и мужам опять жить вместе (5 Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим.1 Кор. 7:5). Но чтобы ты не подумал, что он налагает на них закон этими словами, он прибавил: "сие еже глаголю по совету, а не по повелению (Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление") (6 Впрочем это сказано мною как позволение, а не как повеление.1 Кор. 7:6), потому что это означало не решительный приговор его, но снисхождение к их невоздержанию. Поэтому и говорит: "чрез невоздержание ваше" (5 Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим.1 Кор. 7:5). Если же ты желаешь знать мнение Павла об этом, то послушай, что он говорит: ("хощу, да вси человецы будут, якоже и аз"), – "желаю, чтобы все люди были, как и я" – в воздержании (7 Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе.1 Кор. 7:7). Точно так же и здесь – апостолы допускали обрезание не как защитники закона, но по снисхождению к немощи иудеев. Действительно, если бы они защищали закон, то не стали бы проповедовать иудеям так, а язычникам иначе; и если что необходимо было делать по закону Христову неверным, то очевидно, что это же нужно было делать и всем верным. Если же они постановили законом не отягощать этим (обрезанием) язычников, то показали тем, что и иудеям они дозволяли его только по снисхождению. Но лжебратия делали это не по такому побуждению, а для того, чтобы отторгнуть верующих от благодати и снова подчинить их под иго рабства. Это – первое различие, полагающее великое расстояние между апостолами и лжебратиями. Второе же то, что апостолы делали это в Иудее, где и закон еще имел силу, а лжебратия делали это повсюду, так как хотели поработить и всех галатов. Отсюда ясно, что это делалось не для созидания, но для совершенного разрушения. И притом, с иным намерением допускали это апостолы, и с иным принуждали к тому лжебратия. Иже привнидоша соглядати свободы нашея, юже имамы о Христе Иисусе" (Скрытно приходившим подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем во Христе Иисусе"). Видишь ли, как названием соглядатаев он выразил неприязнь их? Действительно, соглядатаи входят только для того, чтобы, разузнавши дела противников, приготовить себе удобнейшие средства к поражению и уничтожению их; так же поступали тогда и лжебратия, желая подчинить галатов ветхозаветному рабству. Таким образом, и отсюда ясно, что намерение апостолов и лжебратий было не одно и то же, но, напротив, совершенно противоположно. Первые допускали снисхождение для того, чтобы мало-помалу вывести из рабства; последние же устанавливали это, чтобы подвергнуть еще большему рабству. Поэтому они тщательно подсматривали и наблюдали, кто был обрезан, – как и Павел, указывая на это, сказал: "привнидоша соглядати свободы нашея (приходившим подсмотреть за нашею свободою"), обнаруживая коварство их не только названием соглядатаев, но и тем, что они приходили тайно и скрытным образом.