Толкование Евангелие от Матфея 17 глава 21 стих - Авраам (Рейдман) схиархимандрит

Стих 20
Стих 22

Толкование на группу стихов: Мф: 17: 21-21

Cм. 17 Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда.Мф. 17:17 «Сей же род изгоняется только молитвою и постом». Ни чтением книг, ни рассуждениями, ни доказательствами, ни беседами с мудрыми людьми, но молитвой и постом. Если и есть такие мудрые люди, которые имеют необыкновенно твердую веру и могут наставлять других, то и они стяжали веру молитвою и постом. Под молитвою здесь имеется в виду молитва непрестанная, потому что в другом месте Господь говорит: «Итак бодрствуйте на всякое время и молитесь» (36 итак бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и предстать пред Сына Человеческого.Лк. 21:36). Пост тоже имеется в виду непрестанный, не в том смысле, что мы никогда не должны вкушать скоромную пищу, а в том, что нам необходимо постоянное воздержание в пище. Мы не всегда постимся в строгом значении этого слова, но следить за своим чревом и в зависимости от своего телесного состояния ограничивать себя в пище нам необходимо всегда для того, чтобы от объедения не затуманивался наш разум. Разве можно, поддаваясь страсти чревоугодия, иметь бодрый, трезвенный ум и упражняться в непрестанной молитве? Тот, кто хоть сколько-то пытается молиться, понимает, что если человек поддался греху объедения (а все мы ему иногда поддаемся, может быть, даже нечаянно), то молиться ему, как и заниматься любой умственной деятельностью, бывает очень трудно. Значит, для непрестанной молитвы необходимо разумное, посильное, но постоянное воздержание в пище, во сне и во всем, что касается потребностей тела. Святые отцы сравнивают наше тело с вьючным животным: мы должны давать ему необходимое, чтобы оно нам служило, но в то же время не давать ему лишнего, чтобы оно было нам покорным. Тогда мы сможем сохранять непрестанную молитву. Если мы будем всегда повторять про себя краткую Иисусову молитву, понуждая себя ко вниманию и к покаянию в меру данного ему от Бога преуспеяния, то, может быть, эта молитва явится тем самым горчичным зерном, благодаря которому мы сможем и горы передвигать, и совершать самые как будто бы непосильные дела. Разве Иисусова молитва не меньше всех молитв? Но если мы будем в ней усердствовать, то благодаря вниманию и покаянию ее действие будет в нас усиливаться. Благодаря этому горчичному зерну – Иисусовой молитве – мы сможем делать то, что раньше казалось нам совершенно невозможным, столь же трудным, как сдвинуть гору. Конечно, едва ли кто-то из нас достигнет дара чудотворения: мечтать об этом было бы безумием и признаком гордости. Однако в наших силах достигнуть состояния истинных, деятельных христиан, которые не просто верят, но и могут совершать дела веры. И каждый из нас обязан стремиться к тому, чтобы прийти в такое состояние. То, что вчера казалось нам невозможным, столь же неподвижным, как гора, сегодня благодаря покаянию и Иисусовой молитве мы сможем сдвинуть с места, и для нас не будет уже ничего невозможного в делании добродетелей.