Синодальный перевод
24

И вот, сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами; а Он спал.

Настала темная южная ночь. Неожиданно поднялась одна из тех страшных бурь, которые так обыкновенны на этом озере, окруженном ущельями гор. Опасность была страшная, лодку постоянно перебрасывало и заливало: так что лодка покрывалась волнами. А Господь, утомленный трудами протекшего дня, склонил Свою усталую голову к кожаному возглавию на корме лодки и спокойно заснул. А Он спал. Своим примером Он хотел теперь показать, что и во время опасности можно быть совершенно спокойным, когда совесть мирна и чиста. Правда, и Иона пророк заснул посреди такой же опасности, но — от помрачения совести, от духа уныния и тоски, которые овладели им; а Спаситель заснул с чистой совестью. Иона своим присутствием навлекал беду, — присутствие Иисуса Христа служило залогом и ручательством спасения от опасности. Но ученики этого не разумели. Для них в этом спокойном сне Господа и Учителя их готовилось испытание их веры — “образ искушений, которые их ожидали в будущем, так как впоследствии Господь попускал им часто впадать в жесточайшие бедствия, и через это укреплял их дух. Если бы буря случилась во время Его бодрствования, то они или не устрашились бы, или не стали бы Его просить, или не подумали бы, что Он может совершить такое чудо. Посему Он предался сну, чтобы дать им время подвергнуться страху, познать свою немощь, а через то навсегда запечатлеть это чудо в своей памяти, научить их мужеству среди опасностей, и избавлением от опасности дать им сильнее почувствовать Его благодеяние.

Добавил: Сергей Жидков