Синодальный перевод
13

Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?

Приближалось время спасительных страданий нашего Господа. Все враги Его общими силами старались отвлечь от Него народ, и это им удавалось: народ мечтал о Мессии, как славном Царе-завоевателе, а Иисус Христос проповедовал смирение сердца и сокрушение о грехах. Иудеи мечтали, что с пришествием Мессии все языческие народы преклонятся пред ними, а Господь провозглашал, что язычники получат равное право с евреями на Царство Божие. Евреи ожидали, что их обряды и предания будут обязательны для всего мира, а Господь проповедовал их полную отмену. Наконец, евреи ожидали при явлении Мессии внезапного переворота, небывалых знамений на небе и на земле, а Господь наш учил, что Царство Божие "не придёт приметным образом" (20 Быв же спрошен фарисеями, когда придет Царствие Божие, отвечал им: не придет Царствие Божие приметным образом,Лк. 17:20), что оно является в незримом могуществе благодати Божией в сердцах людских… Враги Господа пользовались народными предрассудками и заблуждениями, чтобы унизить Иисуса Христа в глазах народа. И действительно, в последнее посещение Господом Галилеи мы уже не видим, чтобы народ принимал Его с тем пламенным усердием, с каким встречал Его прежде. Со скорбью удалился Господь из Галилеи, через озеро Тивериадское, и направил путь Свой к северным пределам Святой Земли, к подножию гор Ливанских, где был город Кесария, называвшаяся Филипповой в отличие от другой Кесарии, которая лежала у подошвы горы Кармила, на берегу Средиземного моря, и называлась Палестинской. — Но для чего Спаситель наш предпринял такой дальний путь в страны языческие? — Святые отцы отвечают: для того, чтобы в удалении от Иудеев открыть себя Своим ученикам во всём Своём Божественном достоинстве, как Мессию. До сего времени Он только Самарянке назвал Себя прямо Мессиею и Никодиму — Сыном Божиим, сошедшим с небес. Всеми Своими делами и учением Он, правда, уже являл Себя Мессиею, но открыто так Себя ещё не называл, даже и пред учениками. Но теперь близко было время разлуки с ними и потому необходимо было со всей ясностью открыть им, что Он есть обетованный Спаситель мира, Христос, Единородный Сын Божий, Основатель и Глава Своей Церкви, в которой Его ученики и будут первыми членами, распространителями и устроителями. Прежде, чем сообщать Апостолам столь великое откровение, Господь уклонился от них в уединённое место и укрепил Свой дух молитвой Отцу Своему небесному, как, об этом благовествует Евангелист Лука (18 В одно время, когда Он молился в уединенном месте, и ученики были с Ним, Он спросил их: за кого почитает Меня народ?Лк. 9:18). А св. Матфей пишет: Пришедши же в страны Кесарии Филипповой, "отведши столь далеко учеников от иудеев, дабы они, освободившись от всякого опасения, смело выказали всё, что у них было в мыслях" (св. Златоуст), Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня? "Он спрашивал не об их мнении, а о мнении народа, — говорит св. Златоуст, — для того, чтобы они самым порядком вопросов были возведены к высшему разумению. Для этой же цели Он спрашивает их не в начале проповеди, но когда уже сотворил много чудес, беседовал с ними о высоких истинах и многократно доказал Своё Божество и единство со Отцем. И не говорит: за кого Меня почитают книжники и фарисеи, но желает знать непритворное мнение народа, потому что мнение народа, хотя было и гораздо ниже надлежащего, но без всякого лукавства, мнение же книжников и фарисеев внушено было сильной злобой. И показывая, как сильно желает, чтобы исповедовали его воплощение, говорит: Сына Человеческого, разумея, под этим и Божество.

Добавил: Александр Павлюченков

Отредактировал: Наталия