Синодальный перевод
49

И опустил Давид руку свою в сумку и взял оттуда камень, и бросил из пращи и поразил Филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицем на землю.

Итак, братья, давайте вооружимся небесным оружием перед грядущим судом миру: возьмём же щит веры, защитимся шлемом спасения и мечом духовным, который есть слово Божие (14 Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности,15 и обув ноги в готовность благовествовать мир;16 а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого;17 и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие.Еф. 6:14-17). И кто оснащён таким оружием, тот и теперешних волнений не боится, и грядущего суда не устрашится, подобно тому как святой Давид под защитой своей набожности сразил мощнейшего Голиафа, который был вооружён, без всякого оружия поверг на землю воинственного мужа, со всех сторон защищённого доспехами, силою одной лишь веры. И хотя святой Давид не надел шлема, не закрылся щитом, не воспользовался копьём, он убил Голиафа. Но убил он его не железным копьём, а мечом духовным: пусть в глазах людей он предстал безоружным, он, тем не менее, был надлежаще вооружён Божественной благодатью. Сам же меч духовный не был собственно мечом, потому что не мечом, а камнем Голиаф был сражён насмерть. В Писаниях же читаем, что образно камнем обозначается Христос, о чём говорит пророк: Камень, который отвергли строители, соделался главою угла (22 Камень, который отвергли строители, соделался главою угла:Пс. 117:22). Итак, когда Голиафа поражает камень, то он низвергается силой Христа. В какую же часть тела попадает камень? Язычник и осквернитель святыни поражён в то место, в котором не было Христа, и смертельный исход обозначается в том месте, где нельзя было найти знака спасения. Ведь хотя Голиаф был отовсюду закрыт доспехами, лоб его был открыт для смерти, потому что не нёс на себе печать Спасителя. Итак, он погибает там, где обнаруживает себя нагим, то есть лишённым благодати Божией. Нет никого, кто не понимает, что всё произошедшее является образом. Ведь Давид тоже пытался облачиться в доспехи, но, поскольку в них столь тяжело и неловко было, что он едва мог передвигаться, он всё с себя снял, что и означает тщетность и избыточность орудий мира сего: человек, избирающий их, не будет иметь беспрепятственного пути на небеса, ибо он будет слишком тяжёл и двигаться будет, петляя. В то же самое время это учит нас тому, что на победу нельзя надеяться только силой оружия, за неё надо молиться во имя Спасителя.

Источник

Проповеди. Сl. 0219а, 85.40.

Добавил: Александр Самойлов