Синодальный перевод
3

теперь иди и порази Амалика [и Иерима] и истреби все, что у него; [не бери себе ничего у них, но уничтожь и предай заклятию все, что у него;] и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла.

Заклятие. Словом «заклятие» передается идея полного уничтожения. Подобно некоторым видам жертв, которые полностью принадлежали Богу (а не разделялись со священниками и жертвователями), военная добыча также могла иногда принадлежать только Богу. Как и жертва всесожжения, полностью сжигаемая на жертвеннике, заклятие предполагало полное уничтожение. Поскольку война была инициирована Богом и представляла Его суд над врагами Израиля, израильтяне выполняли священную миссию, подчиняясь Яхве как своему военачальнику Это была Его война, и добыча принадлежала Ему, как победителю. Хотя представление о боге–воителе встречается на древнем Ближнем Востоке повсюду, концепция herem имеет более узкое значение, и единственное упоминание этого понятия встречается в моавитской надписи Меши. Впрочем, идея полного уничтожения отражена и в хеттских материалах. Наиболее наглядной аналогией, позволяющей объяснить понятие herem, является радиоактивное излучение. В результате ядерного взрыва многое будет уничтожено, но еще больше — облучено. Страх и осторожность, которые вызывают у нас облученные предметы, имеют много общего с тем, как израильтяне относились к предметам, преданным заклятию. Понятно, что, если нечто подверглось облучению, это непоправимо. Именно в такое положение поставил себя Саул, не исполнив повеления о заклятии. Несмотря на то что народы, жившие за пределами обетованной земли, не подлежали заклятию, для амаликитян, совершивших злодеяния против Божьего народа (15:2), Бог сделал исключение.

Добавил: Сергей Жидков