Синодальный перевод
23

ибо непокорность есть такой же грех, что волшебство, и противление то же, что идолопоклонство; за то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем [над Израилем].

Так как грех прослушания усугубляется грехом слабой раскаянности и упорствующе лживаго самооправдания и лицемерия, то и Самуил выступает не только грозным обличителем перваго, но и преподает суровое внушение Саулу и за последнее. Особенно сильно и заслуженно разбивается, при этом, попытка Саула укрыться в нарушении точнаго смысла заповеди Божией за благовидное намерение оставить часть заклятаго в жертвоприношение Господу. Помимо фактической несостоятельности этого оправдания (не все оставленное было пригодно для жертвоприношения), оно и по существу было совершенно не целесообразно, так как "внешнему“ (жертвоприношение) отдавало предпочтениe пред ״внутренним“ (расположение сердца) и проявления очевиднаго своеволия плохо примиряло с беззаветным повиновением Воле Божией. Обличения подкрепляются и реализуются категорическим, а не пророческим только указанием, что роль Саула, как теократическаго царя, кончена, и что все действия его с настоящаго момента, впредь до фактическаго их устранения, будут действиями вне обязательных полномочий и прав теократии. ״За то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем над Израилем“. Дальнейшее поведение Саула только еще более оправдывало этот строгий решительный суд над ним, произнесенный, без сомнения, в предвидении его неисправимости и вреднаго применения его сил и полномочий. Вместо того, чтобы стараться утвердить свое положение на незыблемом согласии с Своим Верховным Сюзереном, если можно так выразиться, и на совершенном повиновении Его воле,—вместо того, чтобы направлять свою власть к высшей и безусловной жизненной ея цели—все более и более совершеннейшему осуществлению теократическаго принципа, делающаго несокрушимою эту власть, Саул нарушил главное из условий прочности своего положения и, поставив целию всех своих стремлений самую власть—властвование, — ео ipso отрешил ее от ея высшей опоры, и покусился низвести судьбы своего теократическаго царства из области непосредственно—Божественнаго ведения и устроения в темную область естественной борьбы сил. Это было преступлением и против Бога, и против Его народа,—преступлением, только благодаря вмешательству Верховнаго Царя Израилева — оказавшимся пагубным лишь для одного Саула. Самуил и Саул в их взаимных отношениях

Добавил: Дмитрий_Б

Отредактировал: Дмитрий_Б