Синодальный перевод
32

И кинулся народ на добычу, и брали овец, волов и телят, и заколали на земле, и ел народ с кровью.

В обычае людей надменных не сдерживать свою самооценку, когда языки других смолкают оттого, что их хвалят. В самом деле, когда другие хранят молчание, надменный восклицает, потому что в сердце своём он носит глашатая, возвещающего о его достоинстве. И слова эти легко приложимы к подобным людям: И кинулся народ на добычу, и брали овец, волов и телят, и заколали на земле, и ел народ с кровью. Если кто находит себе множество оправданий своей невинности и хвалится ими, то он берёт овец. Когда же кто-то размышляет о своих трудах проповедничества и припоминает пользу того, что он говорил и как возделывал землю, то он берёт в добычу волов. А если кто возносится тем, что сдерживает или усмиряет позывы распущенности ума, то он берёт телят. Ибо есть две заповеди, которые приносят особую похвалу праведникам: блеск целомудрия и сияние доброделания. Когда гордец возносится в своей оценке, о нём говорят, что он похитил овец и телят. Овцы относятся к невинности добрых дел, телята - к умерщвлению плотских страстей. Ясно, что он добавил к ним и волов потому, что вряд ли совершенно вознёсся тот, кто считает себя слабым или бессильным. Он уже был велик по его разумению, ибо [высоко] ценил своё целомудрие и свои добрые дела, но он преисполнился гордости, когда счёл себя совершенным в трудах проповеди. А после того говорится: И закололи на земле. Забивать овец, волов и телят на земле - значит возноситься в плотской радости с лишённым добродетелей сознанием. Потому к ним хорошо подходят слова: И ел народ с кровью. Пища ума - это его внутренняя радость. И что же тогда означает есть с кровью, как не отказываться искать похвалы? Кровь исчезнет, когда разум избавится от тщеты радостью доброго дела. Такой разум умеет радоваться доброму делу, потому что он радуется приближению к небесам через свои добрые дела, но избегает того, чтобы, совершая, выставлять их на показ. Тогда есть с кровью - значит взять радость доброго делания и смешать её с тщеславием. Понятно, когда похвала исходит от других, тогда она - искренняя пища даже для высокомерного человека. Но если никто не хвалит его, высокомерие уже не может терпеть, и он, словно добычу, вырывает то, что никто не предлагает по своей воле.

Источник

Толкование на 1-ю книгу Царств. Сl. 1719, 5.143.3408.

Добавил: Александр Самойлов