Синодальный перевод

Толкование на группу стихов: 1 Цар: 14: 25-26

25

И пошел весь народ в лес, и был там на поляне мед.

Смотри, какая сеть быстро делается из одной клятвы. Войско проходило чрез дубраву, где был пчельник, и «бяше дубрава пчелная пред лицем села: и внидоша людие во пчелник, и се, исхождаху глаголюще». Видишь ли, какая пропасть? Трапеза устроена без приготовления, чтобы и удобство приступить к ней, и приятность пищи, и надежда скрыть дело – вызвали воинов к нарушению клятвы. Между тем и голод, и труд, и время («вся земля, – сказано, – обедаше»), все влекло тогда к преступлению. И самый вид сотов возбуждал их, расслабляя крепость духа; а приятность и готовность трапезы, равно как и трудность быть уличенными в этом тайном деле, были в состоянии поколебать всякое мужество. Если бы это было мясо, которое надлежало бы варить и жарить, оно не так бы соблазнило их душу, потому что для сварения и приготовления его к столу они должны бы остановиться, замедлить и подвергнуться опасности быть застигнутыми. Но теперь ничего такого не было; только мед, для (употребления) коего не требовалось никакого подобного труда, но довольно было обмакнуть конец пальца, чтобы вкусить этой пищи, и скрыться. Однако воины воздержали желание и не сказали про себя: какое же нам дело? Разве из нас кто поклялся в этом? Он будет наказан за необдуманную клятву: зачем он клялся? Нет, ничего такого они не подумали, но с великим опасением прошли мимо и устояли, не смотря на то, что столько было для них обольщений: «и исхождаху людие глаголюще». Что это – «глаголюще»? Они разговаривали между собою, чтобы беседою облегчить скорбь свою. Беседы о статуях, 14

Добавил: Дмитрий_Б

Отредактировал: Дмитрий_Б