История монахов

Период жизни: 5 век
Принадлежность: Святые Отцы и Учителя
[«История египетских монахов», «Жизнь пустынных отцов»; греч. ῾Η κατ᾿ Αἴγυπτον τῶν μονάχων ἱστορία; лат. De vita monachorum, Historia monachorum in Aegypto], один из самых ранних памятников христ. аскетической литературы (кон. IV - нач. V в.). Содержание «И. м.» посвящена описанию путешествия, к-рое автор, инок мон-ря на Елеонской горе, совершил вместе с 6 другими монахами, по местам аскетических подвигов египетских отшельников. Произведение состоит из пролога, 26 глав (в лат. версии - 33) и эпилога. В прологе кратко сообщается о мотивах написания сочинения и дается общая характеристика образа жизни егип. монахов. Далее автор описывает жизнь и подвиги святых, которых он встретил (самые подробные повествования относятся к началу путешествия - главы о преподобных Иоанне Ликопольском и Аполло (см. Аполлоний Фиваидский)), приводит рассказы о подвижниках более раннего времени (Патермуфии, Пафнутии, мч. Аполлонии Антинойском и др.), а также об известных егип. святых - преподобных Макарии Великом, Макарии Александрийском, Павле Препростом. В общей сложности в памятнике упоминаются по имени ок. 40 подвижников. Эпилог содержит перечисление опасностей, от к-рых автор и его спутники были чудесным образом избавлены во время странствий. Описываемое в «И. м.» путешествие датируется 90-ми гг. IV в. Вероятно, монахи отправились в путь в кон. лета - нач. осени 394 г., поскольку при посещении прп. Иоанна Ликопольского (Hist. mon. Aeg. 1) паломники узнали от него, что в тот день в Александрию пришло известие о победе имп. Феодосия I Великого над тираном Евгением (сент. 394). При этом старец предсказал, что император умрет своей смертью, и автор сообщает, что пророчество сбылось (имп. Феодосий ум. в янв. 395). Косвенными хронологическими указаниями являются также упоминания о смерти прп. Макария Великого († 390/1) незадолго до прихода паломников и о встрече ими в Нитрии «Евагрия, мужа ученого», скорее всего Евагрия Понтийского († ок. 399). Путешественники продвигались вниз по Нилу от Ликополя (ныне Асьют) через Фиваиду и Нитрийскую пустыню к Александрии. Конечный пункт зафиксирован автором в эпилоге: в дни праздника Богоявления на Мареотидском оз., недалеко от Александрии, паломники были заброшены бурей на пустынный остров. Жанровая принадлежность «И. м.» - одно из первых дошедших до нас сочинений, относящихся к жанру паломничества (peregrinatio ad loca sancta). Хотя в «И. м.» присутствуют некоторые элементы зарождающейся агиографической лит-ры (так, 14-я гл. греч. версии представляет собой одну из кратких редакций Жития прп. Онуфрия Великого (BHG, N 2330a; очень схожа с редакцией BHG, N 2330)), в целом «И. м.» более близка по жанру к Apophthegmata Patrum. Она стала источником разного рода монашеских сборников, в частности алфавитных патериков. П. Кокс Миллер в контексте литературоведческого анализа сравнила «И. м.» с «Жизнеописаниями философов и софистов» Евнапия Сардского (кон. IV - нач. V в.). Оба текста рассматриваются ею как примеры сборников жизнеописаний, созданных в период перехода античного эллинизма в христианский эллинизм. По мнению Кокс Миллер, рассказы из «И. м.» не отвечают требованиям жанра биографии: в них нет указаний на родителей, на место рождения и смерти, на главные достижения персонажа; отдельные эпизоды не составляют «житие» (βίος), а описывают образ жизни (πολιτεία). Проблемы текстологии и авторства В наст. время оригиналом «И. м.» считается греч. текст (BHG, N 1433-1434), составленный автором вскоре после путешествия. В 403-404 гг. он был переведен на лат. язык Руфином Аквилейским (BHL, N 6524), к-рый с 380 г. был настоятелем мон-ря на Елеонской горе. Когда Руфин уезжал из Палестины в 397 г., он, вероятно, уже имел греч. текст. Перевод Руфина сразу же получил широкое распространение на Западе, стал популярнее оригинала; нек-рое время даже считалось, что лат. текст был первоначальным. Возможно, именно «И. м.» в лат. переводе под названием «Vitae patrum» рекомендовалась для чтения в Декрете свт. Геласия Римского (Decret. Gelas. IV 2) и в Уставе прп. Венедикта Нурсийского (Reg. Ben. 42, 73); на это же произведение ссылается составитель анонимного устава «Regula Magistri» («Правила учителя») (Reg. Magistr. 26, 63 SC. 106. Vol. 2. P. 138, 288). Переписчики могли внести в текст нек-рые изменения, напр. добавить слова из службы мц. Цецилии, составленной в нач. V в. (Butler. 1898. P. 264-265). Со 2-й пол. XV до нач. XVII в. появилось более 20 печатных изданий лат. версии (список см. в: PL. 21. Col. 25-32), причем в большинстве случаев под именем блж. Иеронима Стридонского. Атрибуция «И. м.» блж. Иерониму (известная и в сир. традиции) связана с тем, что его имя как переводчика пахомианских правил и автора первых монашеских житий на лат. языке (преподобных Павла Фивейского, Илариона Великого, Малха Сирийского) с V в. прочно ассоциировалось с монашеской лит-рой. Г. Росвейде, издавший лат. версию в составе cб. «Vitae Patrum sive Historiae monasticae libri decem» (Антверпен, 1615, 1628 2), первым высказал предположение о том, что лат. текст может быть переводом с греческого. Однако в издании Ж. П. Миня, основанном на публикации Росвейде, это мнение оспаривается (PL. 21. Col. 388). Исследователи рубежа XIX и XX вв. (Э. К. Батлер, Э. Пройшен) обратили внимание на замечание церковного историка Созомена, что о жизни Аполлоса (в «И. м.» - Аполло) и других монахов повествует «правивший Александрийской Церковью Тимофей» (Sozom. Hist. eccl. VI 29; речь может идти либо об архидиаконе (412), либо о патриархе (380-384)). Поскольку древние свидетельства не подтверждают, что автором «И. м.» являлся Тимофей, ученые пытаются дать этим словам др. объяснение. По предположению Е. Шульц-Флюгель, осуществившей критическое издание лат. версии (1990), текст с описанием паломничества Тимофея автор «И. м.» мог использовать для своего рассказа. Замечание Геннадия Марсельского, что автором «И. м.», возможно, был св. Петроний, еп. Бононии (Gennad. Massil. De script. eccl. 41), учеными широко не обсуждается. Батлер, Пройшен и Р. Райценштайн поставили вопрос о характере текстологической связи между «И. м.» и «Лавсаиком» еп. Палладия Еленопольского. Пройшен и Райценштайн придерживались гипотезы, что оригинальный текст «И. м.» был написан на лат. языке Руфином Аквилейским, а греч. перевод был сделан позднее с привлечением материалов из «Лавсаика». В подтверждение Пройшен ссылался на использование в тексте латинских титулов, мер длины и веса, на упоминание о том, что один из путешествующих заговорил на лат. языке (Rufin. Hist. mon. 9), и на слова блж. Иеронима об авторстве Руфина в письме Ктесифонту: «Он [Руфин] также написал книгу якобы о монахах и в ней перечислил многих, которых никогда не было…» (Hieron. Ep. 133 PL. 22. Col. 1150). По мнению Батлера, первичным был текст «И. м.», а Палладий заимствовал из него материал. Батлер опровергает авторство Руфина, приводя следующие доказательства: в 394 г. Руфин находился в Иерусалиме и был священником, в то время как среди паломников в «И. м.» упоминается лишь один клирик - диакон (Rufin. Hist. mon. 1); в «Церковной истории» Руфин пишет, что видел обоих Макариев (Idem. Hist. eccl. PL. 21. Col. 511), а автор «И. м.» не застал ни одного из них (Idem. Hist. mon. 28-29). На широкое распространение мнения об авторстве Руфина повлияли 2 фактора: короткий промежуток времени между появлением греч. оригинала и лат. перевода и амплификация в лат. тексте благодаря непосредственному знакомству переводчика со многими описываемыми в «И. м.» пустынниками в ходе путешествий по Египту в 373-380 гг. (Idem. Apol. in Hieron. 2. 12 PL. 21. Col. 595; Idem. Hist. eccl. PL. 21. Col. 511). С одной стороны, Руфин иногда сокращал или упрощал авторский текст, с другой - дополнял повествование замечаниями исторического и дидактического характера и отсылал читателей к написанной им 11-й кн. «Церковной истории» (Idem. Hist. mon. 29). Руфин, возможно, использовал и др. источники. Этим можно объяснить амплификацию в рассказе о прп. Иоанне Ликопольском, о к-ром упоминали церковные писатели прп. Иоанн Кассиан Римлянин, блж. Августин, Сократ, Созомен, блж. Феодорит Кирский. Лат. текст отличается от греч. оригинала более искусной лит. обработкой, за исключением пролога и эпилога, к-рые и в греч. версии не лишены риторической пышности. Совр. исследователи (А. Ж. Фестюжьер, К. Хаммонд (Баммел), Шульц-Флюгель) сходятся в том, что греч. текст подвергся значительному редактированию и сокращению, вероятно, вслед. гонений на оригенистов в нач. V в., когда мн. монахи бежали из Нитрии. Так, в греч. тексте отсутствует рассказ об одноименном с александрийским учителем мон. Оригене. Такой же редакции подвергся текст «Лавсаика» (Bunge. 1990. P. 81-84). Вслед за Шульц-Флюгель Хаммонд (Баммел) отстаивает гипотезу, что лат. текст может содержать более полную версию и быть ближе к греч. оригиналу, чем сохранившийся и изданный греч. текст (Hammond. 1996. P. 99f). Шульц-Флюгель готовит критическое издание греч. текста «И. м.» на основе рукописей, к-рые больше согласуются с лат. версией, в частности Bodl. Cromwell. 18 (Historia monachorum. 1990. S. 26). Переводы на древние языки «И. м.» сохранилась в переводах на мн. древние языки. Наибольшее значение имеет сирийская традиция. Пройшен насчитывает в рукописях по крайней мере 4 различные сирийские редакции, восходящие к VI в. Опубликована более поздняя версия из сб. «Рай отцов», составленного восточносир. писателем Ананишо (VII в.; BHO, N 843). С сирийского в свою очередь был сделан арм. перевод (BHO, N 514, 844-845). К греч. оригиналу восходят сохранившиеся фрагментарно копт. (рассказ о прп. Иоанне Ликопольском на саидском диалекте) и груз. (рассказ о прп. Аполло) версии, а также слав. версия, составляющая начальную часть (главы 1-32) Патерика Египетского (перевод выполнен, по всей вероятности, в Болгарии в 1-й пол.- сер. Х в.; см.: Еремин И. А. К истории древнерусской переводной повести ТОДРЛ. 1936. Т. 3. С. 37-57; Николаев Н. И. Патерик Египетский /// СККДР. Вып. 1. С. 302-308). Изданный старофранц. перевод нач. XIII в. сделан с лат. версии, приписываемой мон. Постумиану, и содержит ряд интересных отличий от версии Руфина (о неизд. старофранц. версиях см.: Wauchier de Denain. 1993. P. 11). В кон. XIII в. «И. м.» была включена в переводе с латинского на старонемецкий в стихотворный аскетический сборник, куда вошли также переводы апофтегм и некоторые жития (Das Väterbuch. 1914). Прозаическая версия датируется 1-й пол. XIV в.; в следующем веке она была объединена с переводом «Verba seniorum» («Изречения старцев») и получила широкое хождение (издание и текстологический анализ см.: Williams. 1996).
Экзегет
Найдено 1 толкование экзегета
На странице
20