Марий Викторин

Период жизни: 4 век
Принадлежность: Святые Отцы и Учителя
[Гай Марий Викторин; лат. Gajus Marius Victorinus] (между 281 и 291, Сев. Африка - между 382 и 386, Рим), богослов, философ и ритор. В. М. род. в рим. пров. Африка, где получил хорошее риторическое образование, начал преподавательскую деятельность и женился. Ок. 340-350 гг. переселился в Италию, сначала, вероятно, в Медиолан (совр. Милан), затем в Рим, где преподавал риторику и др. «свободные искусства» (см. Artes liberales), стал наставником знатных сенаторов и в 354 г. за свою ученость удостоился статуи на рим. форуме. В это время В. М. был ревностным язычником. Позже он внимательно изучал Свящ. Писание и нек-рые христ. сочинения, но вступление в Церковь откладывал, ссылаясь на то, что он христианин в душе. Будучи уже в преклонном возрасте, ок. 355 г., после краткого оглашения он принял св. Крещение. Его открытое исповедание веры стало всеобщим торжеством рим. христиан над язычниками. В. М. еще нек-рое время продолжал преподавать риторику, но все свободное время посвящал полемике с арианством и защите правосл. веры в единосущие Отца и Сына. В период между 358 и 362 гг. он написал основные догматико-полемические трактаты. Эти сочинения базируются на обширных знаниях автором грамматики, риторики, логики и философии: В. М. стал первым в истории лат. богословия метафизиком, попытавшимся разрешить сложнейшие богословские проблемы, опираясь не только на христ. традицию, но и на лучшие достижения античной мысли. После издания в 362 г. эдикта имп. Юлиана Отступника о запрете христианам получать классическое образование В. М. оставил преподавание и посвятил остаток жизни толкованию Посланий ап. Павла. Сведения о жизни В. М. представлены в свидетельствах блаженных Иеронима Стридонского (Hieron. De vir. illustr. 101) и Августина (Aug. Confess. VIII 2. 3-5). Сочинения В. М.- автор более 20 сочинений, написанных как до его обращения в христианство, так и после. Они отличаются тематическим и жанровым разнообразием: переводы, комментарии, самостоятельные трактаты, религ. гимны; часть сочинений не сохранилась. Тематически сочинения делятся на 4 группы: грамматико-риторические, логические, философские и богословские. Последние состоят из догматико-полемических и экзегетических. Экзегетические сочинения В. М., написанные после 363 г., представляют собой толкования Посланий ап. Павла к Галатам (In Galat.), в 2 кн., Филиппийцам (In Philip.) и Ефесянам (In Ephes.), в 2 кн. Возможно, что он составил также не дошедшие до наст. времени толкования Посланий к Римлянам и Коринфянам. Это первые лат. толкования Посланий ап. Павла. В рукописях встречается немало лакун (Hadot. 1971. P. 287). Хотя в экзегезе В. М. стремился к простоте, его толкования часто отличаются абстрактно-философским характером. Он практически не применяет метод типологии и аллегории (Ibid. P. 289-292). Основные богословские темы толкований В. М.: соотношение Закона и благодати, оправдание через веру, тайна спасения человека, Пресв. Троица. Влияние на богословскую традицию Влияние В. М. заметно в последующем развитии различных областей знаний: спекулятивного богословия, экзегетики Посланий ап. Павла, логики, философии. Его труды прежде всего способствовали созданию во 2-й пол. IV в. благоприятной среды для усвоения зап. христианством наследия неоплатонической философии. В. М., вероятно, оказал влияние на учение свт. Амвросия, еп. Медиоланского: по крайней мере, в сочинениях последнего есть параллели с суждениями В. М. (Ambros. Mediol. De fide. III 14, ср.: Mar. Vict. Adv. Ar. II 1, 2; De fide. III 15, ср.: Adv. Ar. II 8). Более сильное и непосредственное воздействие его мысли испытал блж. Августин. Огромное личное впечатление произвело на Августина обращение В. М. в христианство (Aug. Confess. VIII 2. 3-5); благодаря же его переводам Августин в период, непосредственно предшествовавший его собственному обращению, познакомился с неоплатонической философией (Ibid. VII 9 13; Idem. Contr. acad. II 2). Богословская методология В. М. сыграла определенную роль в формировании тринитарного учения (Aug. De Trinit. I 5-8; VI 10) и учения о свободе и благодати блж. Августина. Благодаря Гиппонскому епископу скрытое влияние тринитарного богословия В. М. широко распространилось в зап. богословской традиции вплоть до средневек. схоластики. В IV в. анонимный лат. экзегет (т. н. Амброзиастер) пользовался толкованиями В. М. на Послания ап. Павла к Галатам, Филиппийцам и Римлянам. В VI в. переводы и трактаты В. М. по логике и риторике послужили основой для трудов Кассиодора и Боэция. Логические трактаты В. М. в VII в. привлекли внимание Исидора, еп. Севильского. В кон. VIII - нач. IX в. Алкуин использовал обширные цитаты из послания В. М. к Кандиду (De gen. Div. Verbi.) в своих трактатах «Adversus Elipandum» (Против Элипанда) и «De fide sanctae et individuae Trinitatis» (О вере во Святую и нераздельную Троицу) (Hadot. 1954). В сер. IX в. Гинкмар, архиеп. Реймсский, цитировал то же послание В. М. в трактате «De una et non trina Deitate» (О едином, а не тройном Божестве). В ср. века упоминание о «переписке» В. М. с Кандидом встречается у учеников Александра Гэльского. Сам Александр Гэльский (Glossa in quatuor libros Sententiarum Petri Lombardi. I 9. 19; Summa theologica. I inq. 2. Tract. 1. Q. 1. Tit. 1. Art. 3. (N 303)), а также Альберт Великий (In I Sentent. 13. 5) и Бонавентура (Comment. in lib. Sentent. I 9. Dub. 8) упоминают 12 образов рождения от Бога, встречающихся в соч. «О Божественном рождении» (Mar. Vict. De gen. Div. 4-9). В XV в. Николай Кузанский обратил внимание на богословскую методологию В. М., особенно на его апофатику; в соч. «Apologia doctae ignorantiae» (Апология ученого незнания) Николай Кузанский упоминает послание В. М. к Кандиду наряду с сочинениями таких авторитетов апофатического метода, как автор «Ареопагитик» и Иоанн Скот Эриугена.
Экзегет