Пелагий

Период жизни: 5 век
Принадлежность: Еретики, осужденные Церковью
Пелагий (Pelagius) (ок. 354 - ок. 420), ересиарх, основатель пелагианства Родился в Шотландии или Бретани в семье бедных родителей-кельтов, изначально носил имя Морган. Имя "Пелагий", которое закрепилось за ним, было либо греческой переделкой его подлинного имени, либо наречением в монашестве. Достоверные известия о нем начинаются лишь с прибытия его в Италию. Здесь он обратил на себя внимание добрыми нравами, вел жизнь монашескую (veluti monachus) и заслужил дружбу святого Павлина, епископа Ноланского. Около 380 года прибыл в Рим, где был поражен нравственной распущенностью как мирян, так и клириков, оправдывавшихся немощью человеческой природы перед неодолимой силой греха. Против этого выступил с утверждением, что неодолимого греха не бывает: если он есть дело необходимости, то это не грех, если же дело воли, то его можно избегнуть. Главные свои воззрения Пелагий изложил в толкованиях на апостола Павла [1], а также в своем послании к Димитриаде. Во время поездки в Константинополь познакомился со святителем Иоанном Златоустом и изучал экзегетику по трудам Оригена. Известно также, что он критиковал перевод Библии блаженного Иеронима. Скромный и миролюбивый Пелагий старался высказывать свои мысли в общепринятых выражениях, избегая прямого столкновения с церковным сознанием; но главный последователь его идей, смелый и честолюбивый патриций Келестий, довел дело до разрыва с Церковью. В 411 году они прибыли вдвоем в Африку, откуда Пелагий, съездив на поклон к блаженному Августину, епископу Иппонийскому, и дружелюбно благодаря своей скрытности им принятый, отправился в Палестину. Тем временем Келестий, оставшийся в Карфагене и открыто высказывавший свои взгляды, был обвинен перед собравшимися там епископами в следующих еретических положениях: Адам умер бы, если бы и не согрешил; его грех есть его собственное дело и не может быть вменяем всему человечеству; младенцы рождаются в том состоянии, в каком Адам был до падения, и не нуждаются в крещении для вечного блаженства; до Христа и после него бывали люди безгрешные; закон так же ведет к царствию небесному, как и евангелие; как грехопадение Адама не было причиной смерти, так воскресение Христа не есть причина нашего воскресения. Опровергнутый Августином (в двух трактатах) и присужденный Карфагенским Собором в 411 году к отлучению от церкви, Келестий отправился в Ефес, где ему удалось получить сан пресвитера. Между тем Пелагий приобрел доверие палестинских епископов и был оправдан ими (на двух местных соборах - в Иерусалиме и в Диосполе), в 415 году, по обвинению, возбужденному Павлом Оросием. Главный обвинительный пункт относился к утверждению Пелагия, что "всякий человек легко может быть безгрешным, если только захочет". Пелагий отвечал: "Да, я говорил, что можно быть безгрешным, но не говорил, что это возможно без помощи Божьей". Его объяснения были найдены удовлетворительными, но окончательное решение дела было предоставлено епископу Римскому. Пелагий отправил ему свое исповедание веры, в котором, распространяясь об истинах общепризнанных, обходил сущность спорного вопроса. Между тем в Африке продолжалась сильная борьба против пелагианства. Новый Собор в Карфагене в 416 году, распространив осуждение Келестия и на его учителя Пелагия, обратился к папе Иннокентию I за подтверждением своего приговора, которое и получил. Оправдательное послание Пелагия к папе было рассмотрено преемником Иннокентия Зосимой, к которому обратился также и Келестий, прибывший в Рим через Константинополь (где епископ Аттик отверг его, как еретика). В своем письменном заявлении Келестий высказывался смелее и яснее, чем Пелагий, но настаивал на прежнем своем утверждении, что его учение есть дело умственного исследования, а не ересь, так как оно не относится к вопросам веры, по которым он заранее принимает все, что принимается папой, и осуждает все, что им осуждается. Такое заявление ученика, вместе с благовидными богословскими толкованиями учителя, побудило папу обратиться к африканским епископам с посланием в пользу обвиняемых. Но африканцы не уступали; на нескольких соборах, окончательно на concilium generale в Карфагене (418 г.), с участием испанских епископов, они объявили, что приговор папы Иннокентия был окончательным и отменен быть не может. После некоторого колебания Зосима отказался от своего заступничества. Указом императора Гонория в 418 году были предписаны обычные меры против основателей и приверженцев новой ереси, а папа объявил об ее осуждении в послании ко всей Церкви. Несколько итальянских епископов не подчинились, между ними Юлиан Экланский, человек блестящих дарований; покинув свою кафедру, он стал ревностным толкователем и защитником идей Пелагия против Августина, учение которого о непреодолимой благодати и о предопределении он искусно уличал в скрытом манихействе. Преемник Зосимы, Вонифатий, побуждая Августина к усиленной полемике против пелагианства, старался вместе с тем, но безуспешно, искоренить ересь с помощью светской власти. Пелагий и Келестий сошли со сцены, и следы их теряются где-то на Востоке. Однако вскоре споры разгорелись с новой силой, поскольку молодой италийский епископ Юлиан Экланский отказался признать осуждение 418. Он отправился в ссылку, но не прекратил обмениваться полемическими сочинениями с Августином. Юлиан выдвинул обвинение против самого Августина, заявив, что рассуждения Августина о плотском вожделении воскрешают чисто манихейские представления о принципиальной порочности половой жизни. Августин умер в 430, и его последний ответ Юлиану остался незавершенным. Юлиан Экланский был последним настоящим пелагианцем, однако отголоски пелагианских споров звучали еще очень долго. Толкования Пелагия дошли до нас только потому, что в течение многих веков они считались произведением Иеронима Стридонского (ок. 347-419). Данное произведение имеет значение, поскольку в нем Пелагий свободно рассуждает на темы, которые привели его к спору с Августином, что в конечном итоге закончилось для него церковным осуждением. Судя по тексту, автор был человеком с умеренными и даже общепринятыми взглядами, хотя не следует забывать о том, что сохранившийся текст подвергся в VI веке переработке со стороны как Примасия , так и Кассиодора. Первоначальный текст Пелагия был, предположительно, откровенно еретического содержания, однако произведение, которое доступно нам сегодня, ничем не примечательно, даже если в нем и можно обнаружить некоторые пункты разногласий с Августином. Несмотря на осуждение Пелагия, его комментарии на Священное Писание имели достаточно широкое хождение в церковной среде. Фрагменты его произведений нередко выходили под чужими именами, при этом из них удалялись те неправославные моменты, которые были отвергнуты Церковью. Эти сохранившиеся комментарии можно считать в целом не противоречащими основным направлениям патристической экзегезы, что, конечно же, не означает реабилитации пелагианства как такового.
Экзегет