Палея Толковая

Период жизни: 13 век
Принадлежность: Святые Отцы и Учителя
Палея Толковая – памятник, в котором пересказываются с полемическими, антииудейскими толкованиями, а также с многочисленными дополнениями и комментариями библейские книги. Содержание П. таково (указаны столбцы по изданию П. 1406 г.): рассказ о сотворении мира (1–92), основанный, в частности, на Шестодневе Иоанна экзарха Болгарского и Севериана Гевальского, в составе которого апокрифический рассказ о Сатанаиле (73–78) и описание реальных и фантастических существ – птицы алконоста, ехинии, мурены, феникса и др. (81–87); рассказ о сотворении человека (90–123), включающий описание устройства человеческого организма (114–123), история Адама и Евы и их грехопадения (123–163), с вкраплением «естественнонаучного» экскурса о природе огня и атмосферы (131–138). Затем следует рассказ о Каине и Авеле (163–195) с рассуждениями о соотношениях души и тела (177–184). После перечня потомков Адама (195–199) читается рассказ о Ное и потопе (199–227), о разделении земли между его сыновьями, столпотворении и народах, заселивших землю после разделения языков (227–245). Далее обширное сказание об Аврааме, основанное на Библии, но с отдельными апокрифическими элементами (245–290), история Исаака и его сыновей (290–336) с рассказом о «лествице», виденной Иаковом (306 и след.), история Иосифа (336–395). Затем в П. читается обширная статья о заветах двенадцати патриархов (401–474). Очень подробно, с отдельными апокрифическими мотивами, излагается история Моисея и исхода евреев из Египта (475–648); здесь же находим сказание о двенадцати камнях и их свойствах (546–556). Далее следует пересказ библейских книг Иисуса Наввина (648–680), Судей (680–726), Руфь (726–734). Заключает палейное повествование изложение истории Саула и Давида (737–814) и Соломона (с. 814 и до конца). В П. библейское повествование о сотворении мира и человека и истории человеческого рода является материалом для пространных богословских рассуждений: полемических увещеваний «жидовина», раскрытия символического значения многих ветхозаветных событий как прообраза будущих событий новозаветных. В ряде случаев «историческое» повествование прерывается «естественнонаучными» рассуждениями. Все это придает П. универсальность, делает ее своеобразной энциклопедией как богословских знаний, так и средневековых представлений об устройстве мироздания.
Экзегет