Толкование на Псалтирь, Глава 18, Евфимий Зигабен

Синодальный перевод
Евфимий Зигабен
1Начальнику хора. Псалом Давида.
И этот псалом имеет надпись: «к концу». Потому что Давид сочинил его в старости, когда имел в виду конец жизни. Или сказано: «к концу», потому что пророчествует о том, что сбылось в конце времен. Ибо он заграждает здесь, по словам Афанасия, безбожие тех пустословов, которые смели говорить, что не Бог сотворил все, но само собою произошло. [1] ______ [1] У Феодорита сказано, что Давид излагает здесь три закона: первый естественный, чрез тварь проповедующий о Творце; второй данный Моисеем, доставляющей большее познание о Творце охотно внимающим ему; — третий благодатный, совершенно очищающий души и освобождающий от настоящего тления. Посему то этот псалом и конец нам указывает, предвозвещая о новом завете в конце.
2Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь.
Небеса поведают славу Божию Неодушевленные, говорит, небеса, вместо голоса употребляя прекрасный и величественный свой вид, проповедуют всегда и всем славу и величие сотворившего их Бога. Ибо и Соломон сказал: «из величия и красоты творений по соответствию созерцается зиждитель бытия их» (5 ибо от величия красоты созданий сравнительно познается Виновник бытия их.Прем. 13:5). И кто взирает на такое величие, состав, красоту, положение и другие естественные свойства неба, должен верить творческой силе Бога, хотя бы был у него один учитель — вид неба. [1] Небесами он называет первое небо, находящееся выше тверди; а употребил оные во множественном вместо единственного, как говорят Златоуст и Феодорит, по обыкновению еврейского языка, который иногда во множественном, а иногда в единственном именует небо. Потому что хотя первое небо и невидимо для нас, однако из видимой тверди мы можем чрез умствование заключить о бытии и оного. [2] Или под именем небес разумеет одну только твердь, так как она одна только подлежит зрению: и тогда следующий, второй, стих будет изъяснением первого сего стиха. [3] _______ [1] Почему и Феодорит пишет: Одной видимой красоты и величия небес достаточно для того, чтобы возвестить о силе Творца. Ибо, если рассматривающий величайшее и прекрасное здание, удивляется строителю, и видящий хорошо и красиво устроенное судно, составляет понятие о строителе корабля; и при виде изображения приходить на память живописец: то не гораздо ли более видимое творение ведет зрителей к Творцу. [2] Тот же Феодорит: Небо неба для Господа. Ибо видимое небо как некий покров устроено для земли; а высшее есть то для сего, что cиe для земли. Почему и называется оно небом неба и небесами небес. И города у нас иные имеют двойное наименование. Так мы называем Тарс и Тарсы, и это один город; и Фива и Фивы — один и тот же город. Так древние Микину называли Микинами — во множественном числе, а разумели один город. [3] Василий Великий сказал о числе небес: Любомудрствовавшие о небе представляют одно небо.., но мы столь далеки от неверия касательно второго, что необходимым полагаем и третье, коего видеть удостоился блаженный Павел. — Златоуст также: Не сказал: вещают, но проповедуют, то есть, учат и других и имеют учениками(весь) род человеческий, предлагая вместо письмен естественную свою красоту и всем доставляют возможность проходить в них, как бы в книгах находящееся учение о силе и премудрости Божией. Проповедуют небеса, по словам Нисского, славу Божию могущим от них восходить умом к художеству Творца, которого творческий взор открывается чрез стройное круговращение (неба), служащее вместо слова для сведущих. Почему Златоуст опять сказал: когда увидишь красоту, величие, толикую продолжительность, светлость и, совокупив все это, прославишь Творца: то небо возвестит cию славу, воспользовавшись твоим языком и даст голос слышимый всеми... Ибо не небо само, издавая голос, прославляет Бога, но приводит других к сему своим видом, и однакож оно называется проповедующим славу Божию. Так и имеющие чудную жизнь, хотя и молчат, прославляют Бога, при прославлении зa них Бога другими. В высшем смыслов под небесами разумеются Апостолы, как проповедавшие славу Христа; а под твердью церковь верующих. И в другом месте Златоуст называет небо величайшею книгою и для простых и для мудрых. Творение же руку Его возвещает твердь Если, как мы сказали, второй сей стих служит к изъяснению выше сказанного первого; то следует, что то самое, что выше названо небом, здесь означается твердью; и что там проповедуют небеса, то здесь, по его словам, возвещает твердь; и что выше разумел под славою, то здесь разумеет под творением рук. Кратко сказать: Давид говорит, что и одно видимое небо достаточно учит о великом деле сотворившего его Бога. Ибо cие великое художество Бога он назвал славою и творением рук.
3День дню передает речь, и ночь ночи открывает знание.
День дни отрыгает глагол Если бы мир создан был, или совершал свои действия сам собою, то дни и ночи не могли бы сохранять свои пределы не смешанными. Но Бог столько промышляет о всем, что при великом благоустройстве творения первый день всегда представляется поучительным для второго, второй — для третьего и так далее, один для другого по самым пределам и порядку, которые даровал Бог каждому из них. Поелику один день как бы отрыгает, или изрекает слово другому, то есть повеление Божие о нем. И ночь ночи возвещает разум (познание). Что сказал выше о днях, то говорит здесь и о ночах. Ибо каждая ночь возвещает другой ночи познание, то есть наставление, о пределе и порядке, которые назначил Бог каждой, так что одна не делает ущерба и вреда другой, но в некотором порядке и разграничений иногда дни бывают больше ночей, а иногда ночи больше дней и опять иногда дни с ночами и ночи с днями бывают равны, сохраняя между собою справедливость и сообразность. Или словами: «день отрыгает глагол и ночь возвещает разум», дает разуметь, что есть промысл Божий в творении, так как порядок есть учитель о промысле, т. е. учит, что есть промысл. Или можно разуметь слова сии еще иначе: день есть Отец, день также есть и Сын, по причине сияния одного Божества; день дню отрыгает слово, то есть, Отец говорил к Сыну, ибо сей сказал: «Я от Себя не говорил, но пославший Меня Отец, Он Мне заповедь дал, что сказать и что говорить» (49 Ибо Я говорил не от Себя; но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить.Ин. 12:49). Опять ночь есть Христос по человечеству в сравнении с Божеством: Он возвещает богопознание людям. [1] _____ [1] Весьма прилично некоторые относили эти слова к тому времени, когда Сын сказал: Отче, прославь Твое имя, и когда пришел голос с неба: „прославил и еще прославлю.» А ночь возвещает познание ночи, когда омраченный Иуда предал омраченным иудеям Господа, сказав: что мне дадите, и я вам предам Его? Весьма приятно и красиво и то, что присовокупляют и другие. День дню отрыгает слово — Гавриил говорящий Деве слова благовествования. И ночь ночи возвещает познание — змей советовавший о преслушании Еве. Еще: день дню отрыгает слово — Богородица, сказавшая Елисавете приветствие и поздравление и на оборот Елисавета Богородице. И ночь ночи возвещает познание — Христос, находившийся во чреве, как в мрачной ночи, дал познание о Себе Предтечи, носившемуся во чреве Елисаветы, как в темной ночи, почему Предтеча от радости взыграл. И Божеств. Златоуст: как две сестры, разделяющая между собою отеческое наследство при пособии весов нисколько не берут одна больше другой: так и ночь с днем о равной мере друг с другом и о соразмерном круговращении говорящие; и один из них, возбуждая нас на дело, а другая, успокаивая и возвращая зрению чрез укрепление его большую живость к принятию по прежнему лучей, уступают друг другу надлежащее количество часов. Почему и Григорий Богослов побужден был сказать о днях и ночах: так удивительны для нас приращение и убавление их и пусть скажу ничто и странное, cие равенство в самом неравенстве.
4Нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их.
Не суть речи, ниже словеса, их же не слышатся гласи их (Разве нет речи и слов у них, так как не слышно их голосов?). Сии слова должны быть читаемы вопросительно, по святому Кириллу и Афанасию. Как бы так говорил Давид: разве нет речей, ни слов у сих бездушных тварей, о которых мы сказали, то есть, небес, дней и ночей? Разве не слышны их голоса? Ибо как не слышно их голосов (потому что они не имеют голосов); то явно, что нет к них речей, ни слов, поелику речи и слова состоят из частей членораздельного голоса. Сделав вопрос, он далее решает его так:
5По всей земле проходит звук их, и до пределов вселенной слова их. Он поставил в них жилище солнцу,
Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их: Да, ответствует: столь много слов у неодушевленных небес, дней и ночей, что вся земля наполнена вещаниями, и голосом их, тем способом, о котором мы сказали, т. е. что разумные люди, видя красоту и стройность небес и дней и ночей, побуждаются прославлять Творца их. Почему славословие и благодарные голоса словесных людей почитаются голосами бессловесных небес. Тоже самое выражает и тем, что следует далее, то есть: «и в концы вселенный глаголы их». Ибо дважды сказал одно и тоже для большего уяснения предметов; а концы вселенной означают длину и широту ее. Ибо пророки и особенно Давид обыкновенно выражают одну и туже мысль различными словами. [1] Можно понимать это и иначе. Сказав, что упомянутые творения некоторым образом почти вещают, что есть промысл Божий, который владеет и управляет всем миром, Давид предвозвещает, что в каждом народе и племени находятся такие люди, которые понимают таковой голос неодушевленных, но словесных тварей. Посему и говорит, что нет речей, ни слов в каждом языке и наречии какого бы то ни было народа, посредством которых не были бы слышны, то есть понимаемы прежде сказанные голоса тварей. Сии слова получили конец, потому что в каждой части земли и у всех народов есть люди, понимающие их и говорящее, что есть промысл Божий. Однако в отношении к сей мысли слово: слышно — должно принимать вместо: будет слышно, по употреблении одного времени вместо другого — здесь настоящего вместо будущего, или Давид употребил и настоящее время по свойству пророчества, которое видит будущее как настоящее и прошедшее [2]. _______ [1] Так изъясняют эти слова Нисский и Златоуст. Последний присовокупляет: Ибо нет речей, то есть, нет народа, нет голоса, где бы не был слышен голос неба, дня и ночи; сии голоса носятся по всей вселенной, ибо везде есть небо, дни и ночи; и нет народа, ни языка, который бы не разумел сего голоса. Ибо голоса неба, дней и ночей не таковы, как человеческие, чтобы для одних были слышны и различаемы, а для других нет, но равно ясны для живущих по всей земле... Мой голос понятен для говорящего тем же языком, а для иноязычного не понятен. Ибо различие языка не позволяет моей речи быть для него удобопонятною: но в отношении к небу, ночам и дням не так; голос их таков, что может быть слышен, ясен и понятен для всякого языка и всякого народа. [2] Симмах яснее перевел это так: ночь возвещает познание ночи не речами и словами, которых не слышны голоса, но по всей земле распространился голос их. Или по переводу Акилы: это закон их, ибо они не произносят ни речей, ни слов, что Феодорит изъясняет так: показывая правила и свой чин, они призывают к божественному песнопению всю землю и море. В солнце положи селение (жилище) свое. Мысль в сих словах такова: Бог назначил для Себя жилище в солнце И обитание на небе [1]. Ибо и Моисей сказал о двух великих светилах — солнце и месяце: и поставил их на тверди небесной, чтоб светили для земли (17 и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,Быт. 1:17). Иным показались эти слова противными словосочинению, но мы, поставив после «солнца и жилище» знак и принимая слово: его, не за местоимение, а за наречие места, легко исправим словосочинение так: Он положил или назначил жилище и обитание солнца в нем, то есть, там (где?) на тверди неба, так что предлог «в» оказывается излишним, как мы замечали многие подобные затруднения в словосочинении касательно и других слов Писания. Итак и солнце, говорит, не оставляя никогда назначенного ему от Бога жилища, то есть неба, и оно, говорит, есть проповедник славы и промысла Божия. ______ [1] Акила перевел: Солнцу Он положил жилище в них (в небесах). В Катенах Никиты находится изъяснение cие: Бог, собрав свет, который сотворил в первый день, положил его в круге солнечном, почему свет теперь имеет жилище свое в солнце, в нем обитая. Другие: Бог сотворил столь великим солнце в жилище Себе, то есть, чтобы быть носиму и держиму не чем либо другим, но самим собою. Божественный Кирилл: Как выше сказал, что вещание небес прошло всю вселенную, то далее говорит, что вещание cиe положило, иметь жилище, то есть, находится и в солнце; так как и солнце, наравне с небесами, проповедует славу Божию. А мне нравится и изъяснение тех учителей, которые говорят, что Бог, как свет и во свете обитает, то посему жилище и обитание Свое т. е. свет положил в солнце; так что взирающий на солнце должен представлять Его изображением и некиим священным знамением Бога, а по сему и прославлять Творца своего. Ибо, по Григорию Богослову, что для чувственных солнце, то для умных Бог: первое освещает видимый мир, а второй невидимый. В изд. Катен некто: может быть назван и Христос обитающий в сем чувственном солнце, как созерцаемый в нем по соответствии, как умственный в чувственном. Ибо, будучи солнцем правды, Он исходит из чертога недр. Он добровольно и как бы радуясь исполнить все домостроительство и как снизошел с краев неба; так и взойдя Он достиг туда, откуда вышел. Диодор о том же: слова: жилище свое положил в нем, значат то, что Он повелел, чтоб солнце двигалось само собою, что означает превосходную силу Творца. Почему бездоказательно говорят те, которые думают, что светила и звезды движутся Ангельскими силами, а не сами собою. Ибо если великое светило-солнце движется не Ангелами, но само собою, то тем более месяц и звезды.
6и оно выходит, как жених из брачного чертога своего, радуется, как исполин, пробежать поприще:
И той (оно) яко жених исходяй от чертога своего. Здесь недостает слова: есть. Прекрасно, говорит, солнце по красоте блестящих своих лучей, как красив и жених, когда исходит из брачного своего чертога. Возрадуется яко исполин тещи (когда протекает) путь. И здесь мы понимаем замену времени, ибо: возрадуется, поставлено вместо: радуется. Солнце, говорит, радуется, когда протекает определенный ему путь неба; как мужественный великан стремится, надеясь на свою силу. Иначе — солнце никогда не утомляется и в продолжении стольких тысяч лет не ослабило в исполнении повеления Божия.
7от края небес исход его, и шествие его до края их, и ничто не укрыто от теплоты его.
От края небесе исход его, и сретение (исход) его до края (на краю) небесе. Под «исходом» солнца должно разуметь восход, по которому восходит вверх по небосклону, а под «сретением» — закат, по которому оно скрывается под землю, идя вниз по тому же небосклону; и в продолжении одного дня, или одной ночи пробегает одно полукружие неба; а в сутки. пробегает оба полукружия неба, освещая таким образом весь мир. И несть иже укрыется теплоты его Никакое, говорит, место или никакой человек не может не почувствовать теплоты, или жара солнечного; но всякое место со всеми бесчувственными растениями, людьми и всеми животными согревается от него; и что особенно удивительно, при одной и той же отдаленности своей, солнце и освещает и согревает все, тогда как искусственный огонь, находящийся у нас, хотя и издалека светит, не согревает, если кто не приблизится к нему — по Феодориту. Похвалив таким образом и красоту и силу и течение и необходимость солнца, Давид из всего того показывает силу и щедродательность Творца солнца. [1] Таково прямое, непринужденное и удобно находимое изъяснение вышепоказанных слов Давида. Некоторые, как Астерий, принимая оные в несобственном смысле, говорят, что небеса суть небесные, бестелесные, чины ангелов, как всегда прославляющие Бога, как их слышали пророки Иезекиль и Иcaия. Или под небом Ориген и Астерий понимали людей, стоящих выше земных вещей и созерцательным любомудрием стремящихся к небесам; под твердью — мужей, посредством деятельного любомудрия утвердившихся и неутомляющихся от случающихся искушений. Под днями они разумели светлые ангельские силы, так как ангелы называются и вторыми сияниями и высшие из них чины передают светлые повеления Божии низшим. Под ночами понимали тех людей, в душе которых мрак и грубость тела не допускают божественных сияний. Так — согласно с изложенными словами они изъясняют и прочие слова псалма. Что же касается до слов: во всю землю изыде вещание их; то великий Павел в послании к Римлянам (18 Но спрашиваю: разве они не слышали? Напротив, по всей земле прошел голос их, и до пределов вселенной слова их.Рим. 10:18) в приличное время привел и приспособил их к Евангелистам и Апостолам Господним. А словам: «в солнце положил селение свое», некоторые дают такой смысл: Христос обитает в том человеке, который сияет лучами добродетелей. Ибо Я, говорит, и Отец придем и сделаем у него жилище. Или жилищем Христовым называется принятое в соединение человечество, в котором обитавши, по личном соединении с ним, Бог Слово положил (его) во свете, т. е. жил и обращался славно и открыто, как прекрасный жених: прекрасен, говорит, красотою более сынов человеческих (2 Излилось из сердца моего слово благое; я говорю: песнь моя о Царе; язык мой - трость скорописца.Пс. 44:2), блистав, подобно солнцу, лучами и дарами добродетелей. Сей Христос — умственное солнце правды, как назвал Его Малахия, радовался когда совершил течение крестным путем к смерти для спасения нашего [2]; снизшедши же с края неба, Он опять возвратился на оный. «Я вышел, говорит, от Отца и пришел в мир! опять оставляю мир и иду к Отцу (28 Я исшел от Отца и пришел в мир; и опять оставляю мир и иду к Отцу.Ин. 16:28). Никто не укрылся от света и теплоты слов Его; но все просветились и согрелись духовно. ____ [1] Григорий Богослов о солнце: Красиво как жених, быстро как великан и исполин, таково по силе своей, что с одних краев теплотою своею объемлет другие, и ничто не избегает чувствования его, но и всякий взор наполняется светом и телесное естество теплотою его. Оно согревает, но не жжет, по приятной благорастворенности и по чинности движения, оно как бы присуще всем и равно объемлет все. И Феодорит: Определил жилище солнцу на небесах, так что оно, восседя на них как на колеснице, по красоте своей уподобляется жениху, исходящему из чертога с большим великолепием; а по скорости — некоторому великану, бегущему с великою силою и крепостью, которому ничто не может воспрепятствовать и, воспламенившись, возбранить шествие вперед. Так и оно восходит после зари, в один день пробегает небо и достигает вечера, сообщив каждому животному свою теплоту. [2] Почему и Богоносный Максим сказал: как исполин в переводе значить нападающий; то и Господь возрадовался на пути домостроительства, произведши наше спасение, и напав на демонские полчища, Он уничтожил власть их над нами. К сему прибавляет Василий Великий: Итак если солнце, имеющее подвергнуться тлению столь хорошо, столь велико...., то сколь прекрасно Солнце правды? Если потеря для слепого — не видеть оного, то сколь велика потеря для грешника лишиться истинного света?
8Закон Господа совершен, укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых.
Закон Господень непорочен, обращаяй души Может, говорит, научить человека Богопознанию и неписанный закон, который называется и естественным и творческим, который, по словам божественного Кирилла и Феодорита, говорит чрез величие, красоту и стройность видимых тварей, а равно и чрез совесть нашу, проповедуя одного Творца. Но теперь сверх закона неписанного Бог дал нам в помощь и писанный закон, как сказал Исаия: Закон дал нам в помощь (20 [Обращайтесь] к закону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет в них света.Ис. 8:20), из которого можно познать промысл и премудрость Божию. Заметим, что Давид различными именами называет закон Божий. Он называется «законом», потому что направляет и приводит к стройности жизнь людей, по Феодориту; «свидетельством», потому что научает справедливости; «заповедью», потому что заповедует или повелительно постановляет то, что человек должен делать; «страхом», потому что закон строг и не говорит в угодность; «судами», потому что закон произносит суды и решения непреложные, как это пространнее изложено прежде при изъяснении 23-го стиха 17-го псалма (23 ибо все заповеди Его предо мною, и от уставов Его я не отступал.Пс. 17:23). Называем, закон Божий непорочным и вовсе непредосудительным, ибо в чем может кто либо осуждать закон Божий, когда он обращает людей от греха к добродетели, от противоестественного к естественному, от диавола к Богу, и когда в кратких словах научает великим и небесным предметам? Cии имена можно отнести и к духовному закону в Евангельской благодати по божественному Кириллу. Ибо три закона: естественный, писанный и духовный. Святый Кирилл: Законом Господним называет Евангельскую проповедь... Неоспоримо, что наставления Христовы непорочны и обращают души от худа к добродетели, от еллинского забдуждения к благочестию, от неведения и тьмы к свету разумения; названо Евангелие законом, потому что узаконяет (уделяет) то, что наиболее соответственно делам каждого, добрым похвалы, а злотворителям – наказания. Свидетельство Господне верно, умудряющее младенцы В свидетельстве, говорит, или законе Божием заключается достоверность, потому что его дает Бог, Который верен во всех словах своих. Младенцами называет Давид или молодых по телесному возрасту, каков был Даниил, также цари Соломон и Иосия, или ненаученных человеческой мудрости, или незлобивых и незлонамеренных. Ибо всех сих закон Божий умудряет.
9Повеления Господа праведны, веселят сердце; заповедь Господа светла, просвещает очи.
Оправдания Господня права, веселящая сердце Оправдания, говорит, и повеления Господа правы и прямы, потому что не заключают в себе ничего извращенного и кривого. Притом они увеселяют сердца читающего их; потому что научают причинам повелений. Или правыми называются потому, что доставляют правоту неправым сердцам людей. Заповедь Господня светла, просвещающая очи Заповедь Господа, говорит, и издалека просвещает умные очи души, а чрез очи души просвещает и телесные глаза, чтобы человек не блуждал по опасным путям греха.
10Страх Господень чист, пребывает вовек. Суды Господни истина, все праведны;
Страх Господень чист, пребываяй в веке века Совершенный страх Господа называется чистым, потому что он сообщается человеку по очищению его; а пребывает во век века потому, что страх, называемый водительным и рабским, пребывает в человеке только до очищения его, а по очищении он изгоняется и на место его поступает страх, так называемый, совершенный и сыновний, который уже и остается в человеке навсегда, и который есть почтение и благоговение к Богу, соединенное с любовью к Нему. Или страх Господа называется чистым потому, что он свободен от осуждения и недостатка; тогда как страх к людям обвиняется и называется рабством. Кратко сказать, страхом здесь называет Давид совершенство, как принадлежащий совершенным и сынам, достигшим любви к Богу. Он один только чист; потому что имеющие его всегда страшатся согрешить чем либо свойственным человеку и отпасть от близости и любви к Богу. А вещественный (стихийный, начальный) и так называемый рабский страх, который имеют преступники и рабы, не чист и небеспорочен. Ибо он заставляет имеющих его страшиться наказаний от Бога за грехи. Или страх Божий называется чистым потому, что доставляет имеющим его чистоту и непорочность; и таковой страх не временен, как человечески, первоначальный, но остается на всю жизнь в совершенных. Ибо cие постоянство и вечность его означены словами: во век века. [1] Судьбы Господни истинны Суды, говорит, и определения Господа истинны, как единственно и собственно непогрешительные, чем различаются от судов человеческих, которые часто погрешительны по сравнению с точностию и верностию закона Божия. Оправданы вкупе (и в тоже время праведны). Суды, говорит, Господа в тоже время и праведны, ибо что в собственном смысле истинно, то вместе и праведно. ____ [1] Божественный Максим говорит: Страх Божий есть двоякого рода, один рождающийся в нас из угроз наказаниями, имеющий причину бытия своего в греховности и которым по порядку рождается в нас воздержание, терпение, упование на Бога, бесстрастие, а из сего любовь. Такой страх не чист и непродолжителен, он чрез покаяние уничтожается вместе с грехом. А другой сопряжен с самою любовью, производящей всегда в душе благоговение, чтобы по причине свободы соединенной с любовью не подвергнуться непочтительности к Богу. Сей страх и чист и никогда не выбывает, ибо насажден в самом существе. Первому приличны сии слова: страхом Господним всяк удаляется от зла; а второму сии: страх Господа чист, и нет скудости в боящихся Его. Феодорит прилично назвал страх Божий чистым, то есть, чуждым укоризненности, тогда как человеческий страх укоризнен и называется робостью.
11они вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота;
Вожделенны паче злата и камене честна многа (и многоценных камней). Суды, говорит, и заповеди Господа выше золота и многоценных камней и всего прочего, что только есть у людей драгоценного; ибо кто устраняет желание свое от сих драгоценностей, тот ненасытимо станет желать судов и закона Господня. Посему и Соломон о мудрости: Она дороже многоценных камней (15 она дороже драгоценных камней; и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею.Притч. 3:15); еще: все драгоценное не стоит ее (11 потому что мудрость лучше жемчуга, и ничто из желаемого не сравнится с нею.Притч. 8:11). Феодорит: Суды назвал истинными и праведными, то есть, возвещающими людям праведные мести и наказания. Он назвал их и дражайшими золота и дорогих камней, и сладчайшими меда, но не для всех людей, а только для истинных людей, жизнь которых не равняет их с бессловесными скотами. И слаждшя паче меда и coтa. Суды, говорит, заповеди Господа превосходят сладостью своею сотовый мед, который и весьма сладок по вкусу и красив по виду. Сими дражайшими веществами и сладчайшею ядомостию божественный Давид изобразил вожделенность и сладость судов и заповедей Божиих. Почему и Малахия: Сын должен славить Отца, и раб господина своего. Если я Отец, то где моя слава? если Господь, то где страх Мой? (6 Сын чтит отца и раб - господина своего; если Я отец, то где почтение ко Мне? и если Я Господь, то где благоговение предо Мною? говорит Господь Саваоф вам, священники, бесславящие имя Мое. Вы говорите: "чем мы бесславим имя Твое?"Мал. 1:6).
12и раб Твой охраняется ими, в соблюдении их великая награда.
Ибо раб твой хранит я Давид говорит это о себе. Или сказал это потому, что и всякий человек, сделавшись рабом Божиим, побуждаясь расположенностью и любовью к добродетели и Богу, необходимо хранит и заповеди Божии [1], а — «хранит» — употребил вместо: любит сердцем и исполняет оные делами. _____ [1] Ибо за сохранение их бывает награждение теми благами, которых око не видело, и ухо не слышало и которые на сердце человека не восходили, по Ап. Павлу. Внегда сохранити я, воздаяние много Кто, говорит, сохранит заповеди Бога, тот получит великую награду от Него, не только в будущей, но и в настоящей жизни.
13Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих очисти меня
Грехопадения кто разумеет? Поелику хранение заповедей Божиих бывает, при совершенном воздержании от грехов, а это для смертных людей есть дело неудобоисполнимое, то посему Давид прилично здесь вопрошает: кто столько благоразумен и сведущ, чтобы мог различать устремления на него злых помыслов и грехов, случающихся ежечасно? и кто убережет себя от падения в них, т. е. от соглашения с ними и самых действий? ибо многие грехи столь тонки и тайны, и особенно душевные страсти, что трудно и различить их. [1] От тайных моих очисти мя Давид называет тайными или грехи, производимые тайно, или в мыслях составляющееся гнусные, хульные и злые помыслы, о которых и просит Бога. Ибо помыслы сии сколько с одной стороны тонки и неприметны, столько с другой неудобопобедимы, оскверняя меня бедного всяким своевольством и во всякое время; тогда как над явными и делом производимыми грехами еще может кто либо восторжествовать, если только не возобладали им совершенно грех и дьявол. Под тайными можешь понимать и грехи неведения, как утаившиеся от разумения чьего-либо. _________ [1] Ап. Павел, не смотря на то, что называет себя по праведности в законе беспорочным и ничего за собою не знающим, смиряя дух свой, говорить: сим я не оправдываюсь, но судия мой Господь, т. е. много грешу, и не понимаю, но Бог знает. Феодорит: хотя, говорит, и с великим усердием буду стараться хранить заповеди Божии: естественною немощию против намерения вовлекаюсь во многое, и в ином, по незнанию, делаюсь преступником, а в другом потому, что побеждают меня приражающиеся обстоятельства. И если убегу греха на деле, помыслы исполняют меня всякой нечистоты. Посему умоляю Тебя, могущего очистить меня, и вопию: от тайных моих очисти меня.
14и от умышленных удержи раба Твоего, чтобы не возобладали мною. Тогда я буду непорочен и чист от великого развращения.
И от чуждих пощади раба Твоего от чужих грехов, говорит, сохрани меня. Господи, по своему милосердию. Поелику и царь виновен в тех грехах, которые делают подданные его, по его нерадению и архиерей в тех погрешностях, которые производит стадо его; и отец в тех пороках, которыми подвергаются дети его; и господин в тех преступлениях, которые делают слуги его: грехи всех упомянутых лиц хотя и чужие, однако вменяются, как свои, как начальникам, так и правителям. Почему так? потому что, имея возможность исправить их, они нерадят о исправлении. Или Давид называет чужими те грехи, которые бывают по случаю, по обстоятельству, невольно, без совершенно добровольного и свободного намерения и произволения. [1] Или под чужими можешь понимать врагов, как видимых – людей, так и невидимых – демонов, о сохранении от которых молится Давид милосердому к нему Богу, по Феодориту. _____ [1] В Катенах Никиты написано: мы называем вносимые в ум дьявольским действием страсти чужими, доколе они нами не приняты: а когда ум примет оные, тогда они становятся уже не чужими, но его собственными преступлениями. Аще не обладают мною, тогда непорочен буду Если, говорит, не победят меня упомянутые тайные грехи, и злые и гнусные помыслы, тогда я достигну совершенства. В настоящее время я по возможности моей храню закон Твой; но того боюсь, что тайно может совершиться в душе моей. И очищуся от греха велика Великим грехом он называет упомянутые тайные грехи – неведения и чужие, также злые и гнусные помыслы, хотя они у некоторых грешников почитаются ничтожными; так как и злые помыслы ума изгоняют из души благодать Духа. Также, когда кто не обращает внимания на то, что подчиненные его грешат, то и это подвергает сего худого смотрителя над ними одинаковому осуждению с согрешающими, или еще большему, нежели они. (1) ______ (1) Другой – в Катенах Никиты говорит: Когда вносимые диаволом в ум злые помыслы не возобладают мною, чтобы я согласился на них, тогда я могу быть непорочным и очищусь и от действительного греха, который велик, по сравнение с грехом в уме. Феодорит: Здесь между прочим предсказывает о новом завете, о благодати крещения и даре Пресв. Духа, чрез который верующие получают оставление прежних грехов и, имея достаточную помощь на последующее время, они побеждают и восстание страстей, и наветы, и злых духов.
15Да будут слова уст моих и помышление сердца моего благоугодны пред Тобою, Господи, твердыня моя и Избавитель мой!
И будут во благоволение словеса уст моих Тогда, говорит, когда совершенно очищусь от всех выше сказанных тайных, и неведения и чужих грехов, и от злых и гнусных помыслов, слова молитвы моей будут благоугодны пред Тобою, Господи. И поучение (размышление) сердца моего пред Тобою выну. По очищении, говорит, моем от всех прежде сказанных тайных и чужих грехов, размышление сердца моего всегда будет пред Тобою. Ибо доколе сердце мое не отучится от помыслов гнусных и злых, дотоле, не может рассуждать и размышлять о твоих Божественных мыслях, которые Тебе, Господи, приятны и благоугодны. [1] Господи, помощниче мой, и избавителю мой Ты, говорит, Господи, поможешь мне, и избавишь меня от упомянутых зол. Иначе: – Ты, Господи, и вспомоществуешь мне в тех добрых делах, которые совершаю, и избавляешь меня от тех зол, в которые впадаю. А слова: «от тайных моих очисти мя», с последующими за ними, приличны и всем верным христианам. ______ [1] У Никиты написано и следующее: Впрочем заметь и то, что Давид псалом сей назвал размышлением сердца. Поющие, говорит, песни должны устремлять ум свой к Богу, и не просто произносить слова только устами, тогда как сердце занимается и блуждает в другом месте, чтобы не быть медью и звенящим колоколом. Когда из глубины души восходит, тогда она беседует с Богом и всегда находится пред Ним, поет духом и поет умом.