Толкование на Евангелие от Иоанна, Глава 8, Кассиан (Безобразов) епископ

Синодальный перевод
Кассиан (Безобразов) епископ
1Иисус же пошел на гору Елеонскую.
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
2А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
3Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
4сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
5а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
6Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
7Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
8И опять, наклонившись низко, писал на земле.
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
9Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
10Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
11Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.
В нашем тексте Ин. гл. 8 начинается с рассказа о жене, ятой в прелюбодеянии, которая была приведена к Иисусу (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11). Принадлежность этих одиннадцати стихов вместе с последним (ст. 53) стихом гл. 7 к первоначальной редакции Ин. составляет один из основных вопросов в критике текста Нового Завета, и решается этот вопрос обыкновенно отрицательно. Кроме кодекса D, отрывок отсутствует во всех древних рукописях Нового Завета. Его нет в кодексах א, В, W, Θ. Его не могло быть в кодексах А и С, современных в этой части Ин., но для отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 явно не имевших места. В кодексе L пробел между 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 позволяет думать, что отрывок был известен переписчику, но тот его сознательно исключил. В позднейших рукописях отрывок обнаруживает значительные колебания текста и помещается иногда на полях, иногда на вкладном листке с повторением 52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:52 и 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12. Неустойчивым оказывается и самое его место в составе Нового Завета. Иногда он стоит после 36 Что значат сии слова, которые Он сказал: будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти?Ин. 7:36, иногда — в конце Ин., после гл. 21, а иногда — и в Лк., после 38 И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его.Лк. 21:38. У Евсевия есть замечание1, которое позволяет думать, что Папий знал отрывок как часть Евангелия от Евреев. При делении евангельского текста на короткие параграфы, отрывок, представляющий собою самостоятельное целое и по размерам отвечающий принципу деления, в самостоятельный параграф не выделяется. К этому можно добавить, что в Православной Церкви богослужебное употребление отрывка ограничивается днями, посвященными памяти святых жен (ст. 3-11), а евангельское чтение на литургии в Неделю Пятидесятницы, начинающееся с 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.Ин. 7:37 и кончающееся 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12, характерно опускает пререкаемые стихи 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11 (состав чтения: 37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?43 Итак произошла о Нем распря в народе.44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.Ин. 7:37-52; 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12). Отрывок отсутствует в Syr. Sin. и Syr. Cur., и в лучших рукописях сирийского перевода Peshitto, в древних рукописях коптского перевода и некоторых латинских рукописях. Столь же неблагоприятно свидетельство отцов. На Востоке первое толкование отрывка принадлежит Евфимию Зигабину в XII веке. Отрывок опущен в комментариях Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и даже — в позднейшую эпоху — в Благовестнике Феофилакта Болгарского. Его не знали Ориген и Феодор Мопсуестийский. Показательным признается молчание Тертуллиана и Киприана, которых должно было заинтересовать содержание отрывка. Не цитируют его Ириней, Ипполит, Иларий. Тем не менее на Западе отрывок был известен как часть Ин. в довольно раннюю эпоху. Его имеет кодекс D и некоторые рукописи латинского перевода. Упоминают его латинские отцы начиная с Пакиана Барселонского (IV в.) и Амвросия2. Иероним3 знал, что отрывок вызывал возражения. Августин дал ему место в своем комментарии и объяснял его отсутствие во многих кодексах Нового Завета4 сознательным его исключением как соблазнительного снисходительным отношением к нарушению супружеской верности. Инициатива исключения могла, по мнению Августина, исходить от мужей, которым было естественно опасаться дурного влияния отрывка на жен. Древнейшее свидетельство в пользу отрывка мы имеем в Дидаскалии, составленной около 250 г., откуда рассказ о жене, ятой в прелюбодеянии, попал и в Апостольские Постановления (около 400 г.). Таковы положительные данные, которые могут быть приведены в пользу оспариваемого отрывка 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53 - 11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:11. Недостаточность их, при сопоставлении с даннымии отрицательными, бросается в глаза. Свидетельство внешнее подтверждается соотношением данных внутренних за и против Иоанновского происхождения отрывка. Силу отрицательного аргумента имеет язык и общий характер отрывка. С точки зрения языка, для отрывка показательны такие слова, как необычные у Иоанна: γραμματεῖς (книжники), λαός, (народ), вместо Иоанновского ὄχλος (толпа), κατακρίνω (осуждать), вместо простого κρίνω (судить), соединение предложений посредством частицы δέ (же), вместо обычного в Четвертом Евангелии οὖν, и т. д. Общий характер отрывка — не Иоанновский, а синоптический. И только противоположение членов синедриона, расходящихся по домам (53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53) и Иисуса, идущего на гору Елеонскую, а утром — в храм, где к Нему для учения собирается народ (8:1-2) в духе Четвертого Евангелия. Решение проблемы сопряжено с немалыми трудностями. Надо открыто признать, что данные отрицательные подавляют силой свидетельства внешнего и убедительностью внутренней. Но безусловное отрицание отрывка было бы неоправданно. Содержание его, несомненно, достоверно. Мы знаем немало Agrapha, неписаных изречений Христа Спасителя и преданий о Его земной жизни, которые не вошли в Евангелия и, тем не менее, заслуживают полного нашего внимания. Употребляя терминологию «формальной школы», отрывок совершенно достоин занять место в ряду первичных элементов евангельского повествования, которые Дибелиус обозначает условным и общего признания не получившим термином Paradigmen. И тут перед нами открываются две возможности. Первая — отрывок написан автором Четвертого Евангелия и, составляя его изначальную часть, был опущен впоследствии. Различие стиля было бы обусловлено содержанием, сближающим отрывок с Евангелиями синоптическими. Мотивы опущения, кроме указанных бл. Августином, могли бы быть и чисто критические. Известную аналогию представляло бы отношение Дионисия Александрийского к Апокалипсису, за которым он отказывался признать Иоанновское происхождение по причине замечательного несходства между Апокалипсисом и Четвертым Евангелием. Исходя из подобных критических оснований и не учитывая особого содержания отрывка, которое должно было оказать влияние и на его стиль, древние читатели могли бы сознательно исключить его из Ин. Но и то, и другое объяснение должно быть признано неубедительным. Как верно отметил Лагранж5, нельзя допустить, чтобы психология ревнивого мужа могла оказывать влияние на исторические судьбы священного текста, и вообще в истории текста Нового Завета случаи произвольного дополнения встречаются гораздо чаще, чем случаи произвольного исключения. К тому же, причины исключения 8:1-11 не распространялись бы на 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, который, однако, в истории текста неразрывно связан с рассказом о грешнице. Что же касается объяснения стилистических особенностей и общего характера отрывка, — то при наличности внешних данных, не получающих удовлетворительного объяснения, оно одно решения вопроса еще не дает. Остается вторая возможность: отрывок имеет самостоятельное происхождение и в Ин. попал в готовом виде. При этом трудно допустить, чтобы он был введен в состав Евангелия самим Евангелистом. Четвертое Евангелие представляет собою единое целое, и печать Иоанновского духа лежит на нем с первого слова до последнего. Введение в состав Евангелия самим его писателем чужеродного тела без предварительной переработки было бы случаем единственным и необъяснимым. С другой стороны, последующее его исключение поставило бы нас перед вопросом, с которым мы уже встречались и на который не сумели удовлетворительно ответить. Приходится допустить, что отрывок самостоятельного происхождения был внесен в текст Ин. позднейшим интерполятором. Смысл интерполяции — именно в этом месте — определялся бы контекстом, и 53 И разошлись все по домам.Ин. 7:53, в значении связующего звена, мог бы принадлежать интерполятору. Как мы сейчас увидим, учение Иисуса в гл. 8 может быть связано с рассказом о жене, ятой в прелюбодеянии, как с символическим актом, имеющим значение исходной точки, подобно исцелению больного в гл. 5 и насыщению пяти тысяч в гл. 6. Предлагаемое решение критической проблемы дает нам право — а может быть, и обязанность, — толковать отрывок не только как часть Ин., но и в том месте книги, которое закреплено за ним в большей части рукописей, его имеющих6. Случай с грешницей может быть сопоставлен с провокационным вопросом о подати кесарю (19 И искали в это время первосвященники и книжники, чтобы наложить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о них сказал Он эту притчу.20 И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя.21 И они спросили Его: Учитель! мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь;22 позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?23 Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете?24 Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы.25 Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:19-26 = 13 И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.14 Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?15 Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.16 Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.17 Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему.Мк. 12:13-17 = 16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.20 И говорит им: чье это изображение и надпись?21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:16-22). Книжники и фарисеи, поставив перед Иисусом жену, ятую в прелюбодеянии, искали поводов к обвинению Его. Если бы Иисус отклонил предписание закона Моисеева, Его обвинили бы в отрицании закона. Если бы Он предложил привести его в исполнение, книжники и фарисеи донесли бы на Него прокуратору, так как право жизни и смерти составляло прерогативу римской власти. Ответ Иисуса есть посрамление врагов. Вопрошавшие Его о подати кесарю тоже в удивлении замолчали (26 И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали.Лк. 20:26), а по свидетельству (22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.Мф. 22:22), ушли. Но основное ударение отрывка выражено в ст. 10-11. Женщину, уличенную в прелюбодеянии, никто не осудил. Ее не осудили обвинители, отказ от осуждения засвидетельствовавшие самим своим отсутствием. Не осудил ее и Господь, отметивший их отсутствие и скрепивший Своим приговором их приговор. Приговор основан на Ветхом Завете. Книжники и фарисеи ссылаются на закон Моисеев (ст. 5). Авторитет закона признает и Иисус, предлагая обвинителям привести его в исполнение (ст. 7). Но, выдвигая условие: «кто из вас без греха», Он ставит его применение в зависимость от внутреннего состояния судьи. Характерные разночтения, в которых дошел до нас отрывок, понимают это условие вполне конкретно. Параллельная форма ст. 8 прибавляет к ἔγραφεν εἰς τὴν γῆν («писал по земле») — ἑνὸς τὰς ἑκάστου αμάρτἰας («грехи каждого»). Это предание, сохранилось и у Иеронима (ук. место). Господь писал на земле грехи обвинителей. Прочитав свои грехи, они со стыдом ушли. В этом прибавлении нет нужды. Поставив условие, Иисус обратился к совести обвинителей. Услышав голос совести, они отказались от обвинения. Женщина совершила тяжкий грех, и ей грозила смертельная опасность. Она ее избегла и осталась с Иисусом. Обвинители ушли. Отрывок являет разделение: Иисусу и грешной женщине, получившей от Него спасение, противополагаются книжники и фарисеи, которые не могут оставаться с Иисусом. Разделение отвечает контексту. Фарисеи и книжники — это иудеи, покушающиеся в гл. 7 на убийство Иисуса. Они представляют в своем лице враждебный Христу мир. Противоположение 8:1-11 иллюстрирует противоположение гл. 7. Это — противоположение Бога и мира. С другой стороны, милостивый суд Иисуса есть суд по закону. Иисус отказывается от осуждения явной грешницы, которая стоит перед Ним. Члены синедриона, уверенные в своей правоте, сурово судили Иисуса в Его отсутствие — и тем нарушали закон, как это ясно показал Никодим (51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?Ин. 7:51) в тщетной попытке отстоять в синедрионе права Иисуса. Но мы видели, что ссылка Никодима на закон в контексте гл. 7 должна была лишний раз напомнить читателям Евангелия ветхозаветное основание мессианского служения Иисуса. Этот ряд мыслей в контексте Евангелия продолжается эпизодом с грешницей. Суд Иисуса есть суд Мессии. Но, как уже было замечено, основное значение отрывка 8:1-11 определяется не его связью с гл. 7, а тем, что мы можем понимать его как исходную точку для последующего. Мы видели, что главное ударение отрывка — на спасении женщины. Спасение женщины предполагает неправоту ее обвинителей. Недаром образ писания по песку пробудил в памяти Иеронима (ук. место) слово пророка Иеремии (13 Ты, Господи, надежда Израилева; все, оставляющие Тебя, посрамятся. "Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой".Иер. 17:13). Спасению противостоит осуждение. Это противоположение в беседе с Никодимом (17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.Ин. 3:17) приводит Господа — или Евангелиста, толкующего Его слова, — к учению о свете как начале разделения (19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21). <...> Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. ... Далее см. ст. 12

Примечания

  • 1 Церковная История, III, 39, 17.
  • 2 Epist., I, 26, 2.
  • 3 Contra Pelag., II, 17.
  • 4 De adulterinis conjugiis, II, 7, 6.
  • 5 Lagrange М. J. Evangile selon Saint Jean. Etudes bibliques. Paris, 1925, p. 223 и сл.
  • 6 137 Весткотт (The Gospel according to St. John. London, 1908. Vol. II, p. 379 и сл.) и Бернард (A Critical and Exegetical Commentary on the Gospel according to St. John. Edinburgh, 1928. Vol. II, p. 715 и сл.) дают толкование отрывка в приложении к комментариям на Ин.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
12Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.
Делающий истину идет к свету. Делающий злое, ненавидит свет и бежит от света. Замечательно, что в контексте Ин. Иисус — после спасения женщины — возглашает: «Я свет миру» (8:12). У Него как света нашла спасение женщина. От Него — тоже как от света — ушли фарисеи и книжники. Самосвидетельство Иисуса в ст. 12 раскрывает в духе Евангелия смысл эпизода 8:1-11. Последующая речь посвящена учению об Иисусе как о свете миру. Можно думать, что Иисус и в этом случае отправлялся от окружавшей Его обстановки. Из указания 20 Сии слова говорил Иисус у сокровищницы, когда учил в храме; и никто не взял Его, потому что еще не пришел час Его.Ин. 8:20 («в сокровищнице») вытекает, что с учением ст. 12-19 Иисус обращался к народу в «Дворе женщин». Там стояли большие золотые канделябры, которые зажигались в первую ночь праздника Кущей, напоминая огненный столп в пустыне, подобно тому, как вода в ритуале праздника напоминала изведение воды из скалы. Есть косвенные указания, что канделябры зажигались и в последующие ночи праздника. Мы видели, что гл. 7 относится к празднику Кущей. Из Евангелия не вытекает, чтобы речи гл. 8 были отделены от гл. 7 сколько-нибудь значительным промежутком времени. Но даже в этом случае образ света сохранял бы всю свою конкретность. Следующее указание времени Евангелист дает в 22 Настал же тогда в Иерусалиме праздник обновления, и была зима.Ин. 10:22. Иисус был в Иерусалиме и в праздник Обновления, совершавшийся в половине декабря. Праздник обновления также отмечался возжиганием светильников. У Иосифа Флавия сохранилось сведение1, что праздник Обновления иногда и назывался ш фыта (светы). Высказанное нами предположение остается в силе. Когда Иисус говорил о Себе как о свете миру — вскоре после праздника Кущей или в праздник Обновления, — Он имел перед Собою слушателей, которые находились под впечатлением ярких праздничных огней. Для слушателей, воспитанных на Ветхом Завете, образ света имел значение понятного символа. Он относился к Мессии. Указания Ветхого Завета (ср. 6 Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников,Ис. 42:6; 6 И Он сказал: мало того, что Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли.Ис. 49:6; 2 А для вас, благоговеющие пред именем Моим, взойдет Солнце правды и исцеление в лучах Его, и вы выйдете и взыграете, как тельцы упитанные;Мал. 4:2) получают свое завершение в Новом Завете в песни праведного Симеона (32 свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля.Лк. 2:32). В контексте Ин. мы отметили связь 8:12 с рассказом о жене-грешнице (1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.2 А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.8 И опять, наклонившись низко, писал на земле.9 Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.10 Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?11 Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.Ин. 8:1-11), возвращающую нас к 19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.Ин. 3:19-21. Но в беседе с Никодимом или в том ее толковании, которое дает Евангелист, Иисус прямо не именуется светом. Отожествление есть вывод — пускай неизбежный, — который делают читатели. А догматическое учение Пролога о Слове как о свете (4 В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.5 И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.6 Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн.7 Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него.8 Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете.9 Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир.Ин. 1:4-9) имеет значение общего введения. Введение раскрывается в Евангелии. В учение Евангелия, как оно дано в речах Христовых, прямое самосвидетельство Иисуса в 12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.Ин. 8:12 вносит новую мысль. Мессианское значение этого самосвидетельства связывает его с учением гл. 7, с которым его роднит и ветхозаветное основание.

Примечания

  • 1 Иуд. Древн. XII, 7,1.

Источник

"Лекции по Новому Завету. Евангелие от Иоанна"
13Тогда фарисеи сказали Ему: Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно.
14Иисус сказал им в ответ: если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно; потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду.
15Вы судите по плоти; Я не сужу никого.
16А если и сужу Я, то суд Мой истинен, потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня.
17А и в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно.
18Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует о Мне Отец, пославший Меня.
19Тогда сказали Ему: где Твой Отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего.
20Сии слова говорил Иисус у сокровищницы, когда учил в храме; и никто не взял Его, потому что еще не пришел час Его.
21Опять сказал им Иисус: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем. Куда Я иду, туда вы не можете придти.
22Тут Иудеи говорили: неужели Он убьет Сам Себя, что говорит: "куда Я иду, вы не можете придти"?
23Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира.
24Потому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших.
25Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам.
26Много имею говорить и судить о вас; но Пославший Меня есть истинен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру.
27Не поняли, что Он говорил им об Отце.
28Итак Иисус сказал им: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю.
29Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно.
30Когда Он говорил это, многие уверовали в Него.
31Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики,
32и познаете истину, и истина сделает вас свободными.
33Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?
34Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.
35Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно.
36Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете.
37Знаю, что вы семя Авраамово; однако ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас.
38Я говорю то, что видел у Отца Моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего.
39Сказали Ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы.
40А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал.
41Вы делаете дела отца вашего. На это сказали Ему: мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога.
42Иисус сказал им: если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня.
43Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего.
45А как Я истину говорю, то не верите Мне.
46Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне?
47Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога.
48На это Иудеи отвечали и сказали Ему: не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе?
49Иисус отвечал: во Мне беса нет; но Я чту Отца Моего, а вы бесчестите Меня.
50Впрочем Я не ищу Моей славы: есть Ищущий и Судящий.
51Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек.
52Иудеи сказали Ему: теперь узнали мы, что бес в Тебе. Авраам умер и пророки, а Ты говоришь: кто соблюдет слово Мое, тот не вкусит смерти вовек.
53Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли: чем Ты Себя делаешь?
54Иисус отвечал: если Я Сам Себя славлю, то слава Моя ничто. Меня прославляет Отец Мой, о Котором вы говорите, что Он Бог ваш.
55И вы не познали Его, а Я знаю Его; и если скажу, что не знаю Его, то буду подобный вам лжец. Но Я знаю Его и соблюдаю слово Его.
56Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался.
57На это сказали Ему Иудеи: Тебе нет еще пятидесяти лет, - и Ты видел Авраама?
58Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь.
59Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее.